Книга: Полосатая кошка, пятнистая кошка

Михаил Кречмар Тигры и леопарды в неволе

<<< Назад
Вперед >>>

Михаил Кречмар

Тигры и леопарды в неволе

История содержания в неволе гигантских кошек, наверное, восходит к периоду, когда отдельные первобытные сообщества посчитали их своими тотемическими предками. Известно, что айны и некоторые африканские племена имели обычай содержать в неволе обожествляемых или почитаемых животных — медведей, филинов, обезьян, даманов и даже в одном случае — антилопу-дукера.

Мы не можем утверждать с полной уверенностью, что жители неолитического городища в Чантал-Хююке отлавливали и поселяли в своих святилищах леопардов. Но это совершенно определённо делали их гораздо более поздние соседи — тираны греческих городов Восточного Средиземноморья и персы. На рельефных изображениях города Пергама можно увидеть опутанную верёвками крупную кошку, похожую на леопарда.

Хищников держали при своих храмах египетские жрецы — леопарды жили в особом саду при святилище Осириса. Они присутствовали и при дворах армянских царей, а тигры служили украшением садов протоиндийских монархов.

В эпоху античности у глав государств существовал обычай дарить друг другу редких и экзотических животных. Так, тигры в первый раз попали к европейцам, будучи подарены Селевку I Никатору его зятем Сандрокоттосом (Чандрагуптой), который преподнёс родственнику ещё и пятьсот слонов.

В Европе первый известный нам зверинец создал римский император Август в начале нашей эры. У него в зоопарке жили три с половиной тысячи животных — четыреста двадцать тигров, двести шестьдесят львов, шестьсот иных африканских зверей, были там и медведи, и слоны, и крокодилы. Император Траян расширил «коллекцию» своего предшественника до одиннадцати тысяч голов. В Риме это занятие — содержание диких зверей — быстро стало модным, и, судя по тому, что его обложили специальным налогом, количество столичных зверинцев было отнюдь не маленьким.

В Азии первый известный нам зоосад организовал один из императоров династии Хиа три тысячи лет назад. Он назывался «Садом образованных людей» (или «Садом разума») и просуществовал до начала XX века. В 1900 году во время подавления восстания ихэтуаней («боксёров») войсками европейских держав, США и Российской империи зоопарк был занят «западными варварами», а всех содержавшихся в нём животных солдаты перебили для котлового питания и просто ради удовольствия.

Огромные и богатейшие зверинцы держали индийские монархи и князья. Только в Агре находилось до пятисот тигров, но о численности пантер-невольниц хроники молчат. Кроме того, махараджи считали особенно престижным владеть полностью приручёнными тиграми, которые сопровождали их, словно собаки.

В Европе в течение очень долгого времени обладание крупными и опасными животными было прерогативой высшей знати. Традиции содержания гигантских кошек вслед за Римом перешли в Византию. В V веке при Юстиниане I в Константинополе жило до двухсот тигров. О количестве леопардов в зоопарках поздней античности и раннего средневековья обычно не упоминается, потому что хищник этот, несмотря на свою редкую красоту, считался довольно обычным зверем и мог попадаться даже в ближайших пределах столиц средиземноморских государств.

Обитатели византийского зверинца погибли от рук крестоносцев, взявших Константинополь в 1204 году. К сожалению, подобная участь постигала зоопарки во все времена: солдаты одного из римских императоров — Юлиана Отступника — в 363 году уничтожили парфянский зверинец в Ктесифоне, католические войска фельдмаршала графа Иоганна Тилли в 1631 году полностью перебили знаменитый Магдебургский зверинец.

Кроме королевских и княжеских «коллекций» в Европе средних веков и эпохи Ренессанса существовали и бродячие звериные актерские труппы, прообразы современных цирков-шапито. Леопарды и пантеры были их самыми крупными хищными обитателями. Но в целом владельцы таких передвижных театров предпочитали возить с собой травоядных животных из-за большей доступности и дешевизны корма. К тому же с большими ловкими и агрессивными зверями у них постоянно возникали проблемы: как бы ни был забит и заморён голодом тигр или леопард (а в бродячих зверинцах их обычно содержали именно в таком состоянии), он постоянно изыскивал возможность ускользнуть из клетки. И иногда стремление хищника к вольной жизни приводило к трагедии.

На судьбу зоопарков повлияла Великая французская революция. В 1789 году французское правительство объявило, что право на свободу имеют, наряду с людьми, и животные. Чернь на радостях распустила зверинец в Версале, но часть его бывших обитателей власти определили в столичный ботанический сад для ведения образовательных лекций. Причиной тому стали гигантские кошки: освобождённого из клетки льва парижане решили посвятить в санкюлоты и попытались надеть на него фригийский колпак, крича при этом: «Из царя зверей ты становишься простым гражданином!». Льва такая перспектива почему-то не устроила, и он снёс голову ближайшему борцу за права животных, после чего, естественно, был застрелен.

Тогда же по представлению директора первого парижского зоопарка — «Сада растений», находившегося до революции в ведении королевских хранителей (по справедливости он должен считаться родоначальником современных зоопарков — образовательных, научно-исследовательских и природоохранных центров) — Национальное собрание запретило бродячие зверинцы.

В 1828 году настоящий национальный зоосад был создан в Лондоне, и потом на протяжении XIX столетия ими обзавелись все значительные города мира. В Москве зоопарк открылся в 1864 году, в Санкт-Петербурге — годом позднее.

Важный вклад в дело становления городских зоологических парков принадлежит Карлу Гагенбеку. В его зоосаде в Штеллингене близ Гамбурга некоторые звери содержались без решёток.

В первой половине XX столетия швейцарец Хайни Хедигер сформулировал основные задачи зоопарков мира.

1. Первая и важнейшая задача зоопарка — служить местом отдыха широких масс городского населения.

2. Посетителям зоопарка должен быть дан оптимальный объём сведений по естествознанию, главная цель — дать понять, насколько негативно человек влияет на природу.

3. Зоопарки должны служить охране природы в самом широком смысле этого слова, и не только путём просвещения и знакомства с естествознанием. Сюда относятся и непосредственный контакт посетителя с животным (возможность погладить приручённое животное), и подготовка животных, содержащихся и размножающихся в зоопарке, для нового заселения опустевших жизненных пространств либо для «подкрепления» популяций, которым грозит уничтожение.

4. Чтобы действенно защищать природу и виды, нужны точные знания. Зоопарки должны заниматься исследованием живого животного, причём сферой исследовательских интересов зоопарков являются зоология, экология, психология, физиология, паразитология, ветеринария и т. п.

Особую значимость эти пункты приобрели во второй половине XX века, когда популяции большинства видов крупных животных резко сократились.


Крупные кошки издавна содержались в зверинцах.

Зоопарки сегодня играют огромную, если не сказать — ведущую роль в сохранении тех представителей фауны, чьё поголовье на воле уменьшается по вполне объективным причинам. Например, в настоящее время численность живущих в клетках тигров значительно превышает их количество в природе.

Сейчас мы говорим пока только о зверях, имеющих подтверждённую родословную и однородных в генетическом отношении. Помимо прочего, зоопарки мира ведут со всеми охраняемыми животными — в том числе с тиграми и леопардами — громадную племенную работу. Все спаривания официально фиксируются, регистрируются детёныши, при этом скрупулёзно указываются их родители. Сегодня сотрудники Всемирной ассоциации зоопарков могут уверенно сказать, что сорок восемь содержащихся ныне в неволе южнокитайских тигров произошли от тридцати семи отловленных в природе производителей, а пятьсот один амурский тигр — от восьмидесяти семи предков, изъятых из мест естественного обитания. Специалистам по восточносибирскому леопарду известна так называемая проблема самца номер два, который, возможно, не принадлежал к этому подвиду и «загрязнил» своей кровью значительную часть живущей в зоопарках популяции этого хищника. В целом же, «за решёткой» содержится больше восточносибирских (дальневосточных) леопардов, чем их обитает в тайге…

Сегодня зоопарками мира приняты специальные программы — так называемый План сохранения тигра (Tiger Species Survival Plan). В его реализации на территории Северной Америки, например, принимают участие сто сорок девять амурских, пятьдесят пять суматранских и тридцать семь индонезийских тигров. Целью проводимых мероприятий является доведение каждой из содержащихся в неволе подвидовых популяций до минимальной численности в сто пятьдесят особей. Но это лишь капля в море американских тигров. Здесь речь идёт только о «самых из самых» чистокровных, «личная жизнь» которых расписана по календарю; они не имеют другого будущего, кроме как связать свою судьбу с другим таким же, имеющим зарегистрированную родословную тигром.

Однако существует ещё и огромное количество зверей, обитающих вне зоопарков и цирков: в поместьях, на ранчо и даже — в качестве ручных животных — в домах состоятельных американцев. Таких тигров в Америке — внимание! — не меньше двенадцати тысяч! Из них четыре тысячи принадлежат жителям штата нефтяных магнатов, скотоводов и семейства Бушей — Техаса. С этой массой «беспородных» тигров непонятного происхождения Международная ассоциация зоопарков всячески борется и пытается ограничить их размножение, предлагая свои услуги по стерилизации. Но усилия специалистов чаще всего пропадают втуне. Кроме того, представители ассоциации в своём стремлении к чистоте «тигровой расы» не учитывают такой мощнейший фактор, как тигропарки Китая. Там проживает не менее пяти тысяч особей из тех двадцати с лишним тысяч, которые содержатся по миру в различных учреждениях или находятся в частном владении.

Сафари-парки и специализированные видовые парки за пределами России постепенно вытесняют традиционные зоологические сады и зверинцы. Причём происходит это не только на Западе, но и на Востоке, в чём я мог убедиться, посетив два северокитайских специализированных зоопарка — сафари-парк в городе Шэньян, более известном в нашей стране как Мукден, и «Парк тигров» в Харбине.

Одна из основных проблем такого развлекательно-просветительского комплекса — гарантированная изоляция его обитателей от окружающего мира. В Шэньяне этот вопрос решён просто: парк отнесён на довольно значительное расстояние от города. Потом наступает очередь бетонных стен и «электрических пастухов», причём последние, судя по всему, несут основную функцию по ограждению крупных опасных хищников от сообщества Homo sapiens.

Что в парках обращает на себя внимание?

Прежде всего, не вполне удовлетворительные условия содержания зверей. Если в Шэньяне тигры живут хоть и в плохоньком, но настоящем кедровом лесу, то их харбинское местообитание трудно назвать даже прерией — это скорее заброшенный строительный пустырь, и весь ландшафтный дизайн на его территории сводится к наваленным бульдозером кучам земли. Меня, как специалиста по медведям, в обоих случаях удивила плотность их звериного «населения». Эти китайские парки состоят из нескольких изолированных друг от друга вольеров (переходы между ними представляют собой специальные шлюзы с дистанционным управлением), в каждом из которых может содержаться десяток, а то и два зверей. И что интересно: тигры не проявляют друг к другу заметной агрессивности, даже если в середину их группы из специального обрешеченного автомобиля вбрасывают живую утку. На моих глазах таким образом им было скормлено восемь птиц (подобное развлечение устраивается по желанию зрителей и стоит 25 юаней), и ни разу между зверями не возникло конфликтной ситуации. Судя по всему, при избытке пищи тигры вполне способны к мирному сосуществованию. Правда, справедливости ради надо отметить, что в пределах одного вольера живут не очень крупные особи. И в Шэньяне, и в Харбине нас провозили мимо узких загонов наподобие зоопарковских, где на солнышке возлежали огромные аксакалы тигриного и львиного племени. Именно они в дикой природе и составляют костяк пространственной структуры популяции, а значит, и наиболее агрессивны по отношению как к молодняку, так и к сильным конкурентам.

Отдельно стоит упомянуть такую достопримечательность шэньянского парка, как белые тигры. Обычные — рыжие — мне нравятся гораздо больше. Но здесь они содержались только в закрытых вольерах или жили в специально подготовленном ландшафте, где зрители могли наблюдать за ними только из автобуса. В Харбине же кроме плотно зарешеченных площадок есть ещё и открытый пандус, а также смотровой мостик, сооружённый над выкопанным посреди вольера и наполненным водой котлованом (ещё одно сходство с заброшенным строительным пустырём). Возле этого импровизированного пруда, как я мог заметить, постоянно прогуливались семь некрупных тигров. Когда кто-нибудь из зрителей просил «оживить» ситуацию, из спецмашины в пруд выбрасывали утку, которую хищники принимались с упоением вылавливать.

В остальных местах харбинского тигропарка звери попросту лежали и грелись в лучах солнца, не проявляя никакой активности. В шэньянском же комплексе их кормили прямо из зарешеченной форточки автобуса со зрителями, и поэтому, завидев подъезжающий транспорт, полосатые гиганты немедленно поднимались со своих лёжек и начинали с ворчанием крутиться вокруг него.

Со слов служителей, в Шэньянском сафари-парке проживают четыреста двадцать амурских тигров, а в «Парке тигров» в Харбине — более восьмисот.

Кроме чисто развлекательного аспекта содержание тигров в вольерах имеет для китайцев ещё одну, видимо, очень немаловажную сторону. Части тел умерших, а возможно, и отбракованных хищников используются для нужд традиционной медицины, на что указывает очень представительная выставка «тигриных» лекарств, устроенная в музее Харбинского тигропарка.

Естественно, при ежегодной стоимости только пропитания одного тигра в тигропарке в четыре тысячи долларов (и это в Китае, с его очень дешёвыми продовольственными товарами!) встаёт вопрос экономической оправданности их содержания. С этой целью власти Поднебесной хотят разрешить внутреннюю торговлю тигриными органами. Однако агрессивное международное экологическое лобби всячески вмешивается в дела суверенного государства, пытаясь воспрепятствовать рациональному использованию (в лекарственных целях) содержащихся в неволе тигров.


В китайских тигропарках хищники заглядывают в окна автобусов.

Проживание гигантских кошек в городах — вещь далеко не безопасная. Количество несчастных случаев с их участием довольно велико и в хорошо организованных зоопарках. Что же говорить о ситуациях, когда эти суперхищники просто находятся в состоятельных домах как ручные звери?

31 июля 2001 года в американском штате Флорида тигр, неожиданно вырвавшись из клетки, до смерти загрыз служащего зоопарка Savage Kingdom. Сообщается, что сорокадевятилетний мужчина вошёл в вольер для проведения ремонта, когда двухсотпятидесятикилограммовый амурский тигр выскочил наружу сквозь прутья заграждения. Мужчина скончался моментально от травм шеи и головы. Зверя застрелил охранник парка.

13 февраля 2003 года стало поистине несчастливым числом для Кадзухидэ Сакано в зоопарке Асикава на острове Хоккайдо (Япония). Амурский тигр напал на смотрителя парка и нанёс ему серьёзные увечья. Пятидесятисемилет-ний Сакано проработал с животными около двадцати лет и имел огромный опыт общения с ними, что не уберегло его от ранений.

21 мая 2007 года в городе Санья южнокитайской островной провинции Хайнань тигр загрыз сотрудника зоопарка, который восемь лет ухаживал за ним.

Сорокадвухлетний гражданин Таиланда скончался от последствий укусов. Тигр набросился на человека, когда тот нагнулся за метлой. Коллега пострадавшего отогнал животное палкой, однако ранений ноги и шеи оказалось достаточно, чтобы мужчина скончался в больнице.

15 июля 2007 года суматранский тигр напал на одного из смотрителей зоопарка американского города Сан-Ан-тонио. Жертва хищника в критическом состоянии была доставлена в больницу.

Много проблем возникает и с содержанием крупных кошек в так называемых частных зоопарках.

В американском городе Уэст-Палм-Бич четырёхгодовалый тигр Бобо напал на пятидесятивосьмилетнюю Карол Пистилли, вместе со своим мужем помогавшую хозяину зверинца красить здание. Зверь принимал пищу, когда забывшая о необходимой осторожности женщина оказалась в опасной близости от него. Бобо напал на жертву, нанеся ей ранение головы. Из-за полученной трещины черепа несчастная была госпитализирована в критическом состоянии. Владелец зоопарка, бывший киноактёр Стив Сипек, в разное время держал в общей сложности более пятидесяти животных и разрешал им свободно прогуливаться вокруг своего дома, окружённого высоким бетонным забором. У местных властей никогда не было претензий к нему по поводу соблюдения необходимых мер безопасности для окружающих. Тигру, например, хозяин удалил в своё время когти.

15 октября 2001 года в Техасе тигр убил трёхлетнего мальчика. Ребёнок хотел сфотографироваться со стачетыр-надцатикилограммовым животным, однако зверь оттолкнул его лапой. Владельцу хищника Керри Квинни удалось освободить мальчика, однако тот умер в больнице. У Квинни была федеральная лицензия на содержание трёх тигров, но срок её действия истёк за три месяца до случившегося. Тигр по имени Нейла, родители которого принадлежали к бенгальскому и амурскому подвидам, жил в доме Квинни с момента своего появления на свет. Погибший мальчик был внуком хозяина.

Наибольшее количество неприятностей при общении с запертыми в неволе хищниками люди доставляют сами себе.

Трудно понять, что заставило мелкого грабителя касс искать убежища в клетке с тигром в зоопарке южноафриканского города Крюгерсдорп. Сдайся он полиции — наверняка остался бы жив…

В зоопарке «Роев ручей» на окраине Красноярска леопард напал на четырёхлетнюю девочку. По словам очевидцев, это произошло, когда одна из посетительниц решила сфотографировать свою дочь и поставила её вплотную к вольеру. Зверь немедленно просунул лапу сквозь прутья клетки и вцепился когтями девочке в шею. С тяжёлыми травмами малышка была доставлена в ближайшую больницу, где её прооперировали.

Чрезвычайным происшествием завершились гастроли Красноярского цирка на Сахалине. Во время выступления артистов в Макаровском районном центре детского и юношеского творчества не попавшие в зал ребята облепили здание. Много детей собралось у окна комнаты, где временно содержались звери. Один из мальчишек кинул снежок и разбил стекло. Оттуда выпрыгнул леопард и напал на одного из зевак. Прибежавшие дрессировщики успокоили и увели зверя. Пострадавший с ранами на голове был срочно отправлен в районную больницу, где хирургам удалось спасти повреждённый глаз, однако мальчику придётся делать пластическую операцию.

В пензенском зоопарке тигр загрыз десятилетнего школьника, тело которого осталось неопознанным. Служащие обнаружили труп вечером того же дня, когда пошли кормить животных. В зимнее время зоопарк практически никто не посещает, поэтому найти свидетелей трагедии не удалось. Расследование показало, что ребёнок дразнил животное палкой, потом забрался на клетку и попытался снять один из замков. Возможно, тигр кинулся на потолок в том месте, где стояла жертва. Мальчик попытался убежать, но зацепился одеждой за решётку или какое-то крепление, и зверь убил его.

Иногда содержание гигантских кошек в неволе приобретает совершенно невероятные формы.

22 апреля 2003 года при обыске имения некоего Джона Вейнхарта в округе Сан-Бернардино (Калифорния) было обнаружено более девяноста мёртвых тигров, в том числе пятьдесят восемь трупов тигрят, которые находились в морозильных камерах. Чиновники, производившие осмотр, обнаружили одиннадцать детёнышей тигра и леопарда, ползавших на чердаке, двух молодых аллигаторов в ванной и двух голодных тигров, помещённых на веранде. На переднем дворе полицейские нашли тридцать мёртвых тигров, лапы многих из них были связаны.

«Самым ужасным было то, что повсюду на участке Вейнхарта были разбросаны тела умерших животных», — сказал Чак Трейзи, владелец питомника, вывозивший к себе оставшихся в живых зверей. «Мёртвые кошки лежали везде, многие из них умерли уже давно, и их трупы имели различную степень разложения».

Шестидесятилетний Джон Вейнхарт содержал в Колтоне известный питомник под названием «Тигровое спасение». Заведение предназначалось для животных, находящихся «на отдыхе» после многолетней работы в цирках и индустрии развлечений. Это место за небольшую плату постоянно посещали окрестные жители. Вейнхарта часто фотографировали местные газеты, и он с охотой давал интервью, а также активно рекламировал себя как преданного защитника диких кошек.

В ноябре 2002 года представители Департамента рыбы и дичи организовали проверку питомника. После неё прокурор округа Сан-Бернардино обвинил Вейнхарта в незаконной демонстрации тигров, разведении зверей без соответствующего разрешения и снабжении животных не соответствующими стандартам пищей и водой. Судебный процесс по данному делу должен был состояться в мае 2003 года.

Позднее власти организовали ещё один рейд в поместье Вейнхарта. Он последовал после «сигнала» от соседей о том, что восьмилетний сын хозяина живёт среди хищников в угрожающих его жизни условиях. В итоге сам Вейнхарт, его жена и его ветеринар были арестованы, а ребёнка временно поместили под опеку.

Представитель «Тигрового спасения» Стив Джеффрис решительно утверждал, что подозреваемые не причиняли вреда своим питомцам. Живые тигрята и леопардята были помещены в питомник в связи с тем, что их было необходимо кормить с рук каждые четыре часа, а аллигаторы являлись личными домашними животными четы Вейнхарт. О мальчике же Джеффрис сказал, что тот всегда производил на него впечатление ухоженного и здорового ребёнка. Что до мёртвых тигров, то они скопились в питомнике за пять лет его существования, а тигрята в морозильнике сохранялись для научных исследований.

По итогам судебного разбирательства жена Вейнхарта Марла Смит получила сто восемьдесят дней надзора и четыре года ограничения родительских прав. Сам Вейнхарт долго оттягивал вынесение ему приговора, но в конце концов был осуждён на значительный срок тюремного заключения с последующим лишением права содержать животных. Также ему было запрещено подходить к экзотическим кошкам ближе чем на пятьдесят метров.

Уэйн Пейсел, вице-президент Гуманистического общества США высказался в том духе, что под прикрытием вот таких центров по спасению диких животных процветает торговля экзотическими зверями и частями их тел. Мне же кажется, что Вейнхарт был скорее чудаком, который не справился с возложенными на себя обязанностями по ведению бизнеса, приносившего минимальный доход.

Оставшихся в живых тигров из имения Вейнхарта развезли по питомникам других любителей дикой фауны…

Содержание тигров и леопардов в цирках — это совершенно другая история. Вряд ли кто-то из учёных мужей, полагающих, что знают о поведении этих хищников абсолютно всё, понимает их настолько глубоко, как дрессировщик средней руки. Это и понятно: у артиста от этих знаний зависит жизнь, а у высоколобого доктора наук — нет.

Значительная часть неравнодушных к животным людей относятся к искусству дрессировки несколько предубеждённо. Не вдаваясь в морализаторство, хочу заметить, что дрессировка ставит перед собой совершенно иные цели, нежели приручение. В её задачи не входит адаптировать гигантскую кошку до состояния домашней — тут важно, чтобы она выполняла на арене то, что приказано.

Кстати, именно цирковые укротители на своём опыте получили сравнительную информацию о «боевых качествах» тигров и леопардов. Информацию, собранную через тяжкие увечья, кареты «Скорой помощи» и больничные койки. Другим путём человеку такие сведения добыть невозможно.

Вот что говорит, сравнивая «травматические способности» этих двух больших кошек, заслуженный артист СССР А. Александров-Федотов:

«С леопардом легче бороться, его легко поднять и выбраться из-под него, легко оторвать от себя. С тигром это не так-то просто, в нём триста килограммов весу. Он нападает редко, но если навалится — одним весом задавит.

Из-за леопардов я ни разу не лежал в больнице. Все царапины заживали на ходу. Ну, иногда рука не действует, хромаю иногда — из-за этого работы не прерывал. Двадцать пять минут я мог заставить себя не замечать боли. Тигры же познакомили меня с хирургами…

…То, что причиняет мне тигр с одного удара, леопард может добиться только с пяти. Но пять раз я бить ему себя не разрешал. А у тигра „рука“ оказалась тяжёлая.

…Но чем больше всего покорили меня тигры — это своей отзывчивостью на доброту и ласку. Я бывал на седьмом небе от счастья, если леопарды иногда отвечали на мои ласки. Вот, — думал я, — какие отзывчивые звери, как они меня любят. Но, познакомившись и подружившись с тиграми, я понял, что настоящей любви и преданности леопарды ко мне не проявляли никогда. Тигры на мою приветливость ответили неожиданно горячо. Как ни забавно это звучит, тигры оказались человечнее леопардов».

Конечно, сегодняшняя дрессировка имеет мало общего с тем варварским укрощением зверей, которое описано у Джека Лондона в его замечательном романе «Майкл, брат Джерри». Такие или аналогичные методы были приняты ещё в первой половине XX столетия.

«Мне пришлось выступать в одной программе с иностранным дрессировщиком тигров Тельманом. Как-то после окончания работы он решил провести репетицию со зверями, которые, по его заявлению, в тот вечер работали плохо. Я остался на этой репетиции и увидел, что, по сути дела, это была не репетиция, а сплошное и беспощадное избиение зверей металлическими прутьями.

Звери, забившись под реквизит, искали спасения от такого рода „воспитания“, но Тельман не унимался и продолжал издеваться над ними.

Желая прийти на помощь несчастным животным, я подошёл к клетке и предложил прекратить избиение. Тельман был удивлён моим вмешательством, но тем не менее прекратил побои и в вежливой форме „пояснил“ мне:

— Звери сегодня плохо работали. Они даже не хотели рычать на меня, и публика была недовольна. Вот я и хочу напомнить им, что они звери.

Я был очень взволнован увиденным и заявил этому „артисту“:

— Вы нам разъяснили сейчас, что не тигры звери, а вы зверь в образе человека!» — рассказывает патриарх советских дрессировщиков Борис Эдер.

К сожалению, отзвуки этих методов надолго остались в популярной и художественной литературе и по сей день продолжают тревожить сентиментальную молодёжь.

«Да мне вот как то снился сон про цирк, там я был цирковым Тигром, и держали меня в одной клетке со Львом и Гепардом (отношения у нас были очень близкие).

Но в один момент меня насильно вытащили из клетки и начали издеваться и избивать, как я понял они просто хотели избавиться от меня как от ненужного зверя, но приложив усилия я смог вырваться и я бежал не оглядываясь было много людей но они меня не заметили… мне удалось пробраться и спрятаться в одном из переулков заброшенного дома, из лапы текла кровь я лизал рану… что дальше было я не помню…» — описывает своё отношение к цирку один молодой человек на интернет-форуме «Тигромания» (орфография и пунктуация оригинала сохранены).

Но и в сегодняшнем, мягком варианте цирковая дрессировка содержит некоторое количество силовых и откровенно негуманных приёмов. Но можно ли упрекнуть в этом артистов? Ведь на арене — во время представления или на репетиции — они соприкасаются с настоящими хищниками, каждый из которых способен убить человека одним движением. И то, что большая часть дрессировщиков остаётся в живых после нападений своих питомцев, свидетельствует о двух вещах: во-первых, звери не ставили перед собой задачу убить жертву любой ценой, и, во-вторых, поведенческие навыки человека, его умение анализировать ситуацию, личное мужество — этот комплекс черт способен противостоять животной агрессии. Укротитель ежесекундно ожидает нападения.

«Я выхожу на манеж с мыслью, которая превратилась в инстинкт, — обороняться, — пишет А. Александров-Федотов. — Не думаю, что в каждом нападении леопардом движет желание съесть меня со всеми потрохами. Нападать — это их инстинкт, и они не могут не удовлетворять его. Я это знаю и строго соблюдаю правило: на манеже ни одному зверю не доверяю ни на грош.

Но не только дерущиеся и сердитые звери опасны для укротителя. Опасны их ласки, их желание поиграть и такое ценное для дрессировки их качество, как любопытство.

Очень часто они прыгают на меня от избытка чувств, оттого, что им сию же минуту хочется меня приласкать. Но попробуйте выдержать „любовный“ прыжок с шести-семи метров. Поэтому любовь и признательность леопардов, хоть и редко охватывает она их на манеже, я принимаю сдержанно…»

Все дрессировщики мира искали и находили свои собственные, иногда довольно остроумные методы управления животными. Борис Эдер поделился одним из них в своей замечательной книге «Мои питомцы»:

«Основным средством защиты от зверей всегда считалась вода, пущенная сильной струёй из пожарных брандспойтов. Но на основании не одного горького опыта я пришёл к заключению, что самый опытный ассистент редко успевает предотвратить нападение зверя, поскольку оно происходит так молниеносно и неожиданно, что струя воды, пущенная после прыжка зверя, в лучшем случае заставляет его лишь отскочить от своей жертвы. Урок на этом кончается, и дрессировщик на более или менее продолжительное время попадает в больницу, где ему накладывают швы, полученные от такого соприкосновения страшных когтей.

Работая со зверями и изучая их всесторонне, я старался найти более радикальную меру защиты от них, и теперь смело могу сказать, что я её нашёл: это какой-нибудь предмет, незнакомый зверю, — кусок фанеры, ящик от бутылок или маленькая фанерная тумбочка с отверстием для руки в центре, как у простой табуретки. На огороженной территории, где мне предстояло встретиться с тигром, расставлялось несколько таких тумбочек. С одной стороны клетки выпускался тигр, с противоположной — входил я. В левой руке у меня полутораметровая палка (4–5 см в диаметре), служащая „жёсткой“ дистанцией между мной и тигром, а в правой — защитная тумбочка.

…Зверь подпускается на расстояние одного прыжка. Опытный дрессировщик чувствует его малейшее намерение. И в тот самый момент, когда зверь должен отделиться от земли, чтобы сделать последний прыжок, из рук дрессировщика ему навстречу летит точно и сильно пущенная тумбочка. Зверь и тумбочка сталкиваются в воздухе, и оба падают на землю. Зверь испуган и разъярён. Он не достал человека. Свою злобу он вымещает на фанере. Когда он уничтожит тумбочку, снова бросается на человека. Но у дрессировщика в руке уже другая тумбочка. И всё опять повторяется…

…Так, в течение получаса, находясь в клетке с тигром и отражая его яростные атаки, уничтожив почти все приготовленные тумбочки, я, загнав его на место, выхожу из клетки…

…В течение дня я с каждым из четырёх тигров встречался по три раза в клетке. На языке дрессировщиков это называется „первичная“ обкатка зверя.

В дальнейшем у тигра надолго вырабатывается условный отрицательный рефлекс ненависти, а потом и боязни. Видя в руке дрессировщика тумбочку, он уже не бросается, опасаясь столкновения с ней. Позже, когда зверь окончательно обучен, но почему-либо отказывается исполнить приказание, дрессировщику достаточно сделать резкое движение по направлению к тумбочке и протянуть руку, делая вид, что хочет взять её, как зверь немедленно подчиняется».

А. Александров-Федотов для защиты в клетке держал простой стул. В самый опасный момент он выставлял этот предмет между собой и хищником ножками вперёд и дополнительно охаживал при этом строптивца палкой. А однажды с каким-то особо непокорным тигром он опробовал в качестве средства запугивания зонтик. Тигр забоялся неожиданно меняющей очертания и размеры вещи и подчинился человеку. Также Александр Николаевич применял для «охолаживания» зверей обычное железное ведро, повешенное на конец палки. Вид громыхающего и болтающегося предмета приводил хищников к порядку.

Но, несмотря на все хитрости и высокий профессионализм, несчастные случаи на арене цирка и за его кулисами — явление обычное.

В 1925 году, как рассказывает журнал «Цирк», во Владивостоке тигр оторвал голову дрессировщику Горбунову.

В 2002 году в Уфимском цирке перед выходом на арену трёхгодовалая чёрная пантера Багира напала на знаменитую дрессировщицу Марицу Запашную. Укротительница чудом увернулась от своей подопечной, но та успела расцарапать ей голову. Разумеется, выступление пришлось отменить, поскольку малейший запах крови в непосредственной близости от хищников мог привести к серьёзной трагедии.

24 марта 2003 года тигр по кличке Шанхай из итальянского цирка, гастролировавшего в Мадриде, напал на кормившего его работника, оторвал ему правую руку выше локтя и повредил левую. Пострадавший — Юлий М., двадцативосьмилетний украинский иммигрант. Он был срочно прооперирован в мадридской клинике «Ла-Пас», и в конце концов его удалось спасти.

В 2003 году в Одессе на арене местного цирка обнаружили изуродованное тело дрессировщицы Снежаны Даутовой. Что случилось с тигром, объяснить никто не может. Во время репетиции он вместо того, чтобы прыгнуть на тумбу, бросился на женщину, схватил её за горло и клыками перекусил сонную артерию, трахею и гортань. Смерть наступила мгновенно.

1 июля 2006 года в московском цирке на Цветном бульваре во время представления тигр напал на известного укротителя Артура Багдасарова. Зверь подмял его под себя и сильно искусал. Хищника отогнали пистолетными выстрелами. В институте Склифосовского, куда дрессировщика доставили с многочисленными травмами, ему наложили около ста швов. Тигра решили не наказывать.

Каким бы приручённым и доброжелательным ни казался леопард или тигр, он представляет собой постоянную опасность для любого оказавшегося рядом живого существа. В том числе и для своего хозяина.


<<< Назад
Вперед >>>

Генерация: 1.581. Запросов К БД/Cache: 3 / 0
Вверх Вниз