Книга: Путешествие Жана Соважа в Московию в 1586 году. Открытие Арктики французами в XVI веке

IV.1 в. Балтика и Ливония в эту эпоху

<<< Назад
Вперед >>>

IV.1 в. Балтика и Ливония в эту эпоху

Ливония включала в себя нынешние Латвию и Эстонию, столицами которых являются Рига и Таллин (вплоть до 1918 года носивший имя Ревель). Тогдашняя Эстляндия соответствовала северной половине нынешней Эстонии, а Курляндия находилась на юге нынешней Латвии. Первыми известными жителями этого региона были ливы и эсты, народы финского происхождения, обитавшие здесь уже пять тысяч лет назад. Балты обосновались здесь тысячелетием позже. Балтами называют группу индоевропейских народов, в которую в числе прочих входят пруссы[325], литовцы и латыши.

Ливонию знали и викинги, и русские. В 1030 году киевский князь Ярослав Мудрый захватил крепость в Тарту и основал там город, который он в свою честь назвал Юрьев[326] (впоследствии немцы назовут его Дерпт). Западноевропейцы открыли для себя Ливонию случайно. В 1158 году бременский корабль, плывший в Висби, торговый город на острове Готланд[327], попал в страшную бурю, сбился с курса и оказался в устье реки на незнакомой земле. Сходство с путешествием Ченслера тем более разительное, что эта река тоже называлась Двина (Западная Двина)[328]. Бременцы основали в этом месте небольшую колонию, из которой впоследствии вырастет Рига. Ее основание относят к 1201 году, когда здесь поселился первый епископ.

Король Дании Вальдемар II (1202–1240), прозванный Победоносным, начал в 1219 году крестовый поход против языческой Ливонии. При помощи рыцарей-меченосцев он быстро завладел ее северной частью, основав там города Нарва и Ревель (также известный как Таллин, что, по-видимому, означает по-эстонски «датский город»). Чтобы защитить свои владения от поляков и литовцев, Вальдемар II призвал на помощь владевших Пруссией тевтонских рыцарей, а также рыцарей-меченосцев, уже обосновавшихся на юге Ливонии, в Курляндии. В 1346 году Вальдемар IV продал рыцарям ордена последний остававшийся у него в руках кусок Ливонии, а именно северную часть – Эстляндию.

Тевтонский орден был основан в Святой Земле в 1191 году для участия в крестовых походах. Они очень быстро переключились на земли Пруссии, которую обратили в христианство огнем и мечом[329]. Кроме того, они воевали с балтами, русскими и поляками. Для обращения балтов в христианство рижский епископ создал в 1202 году еще один немецкий военный орден – орден Меченосцев. Они сражались против русских, хотя те уже были христианами[330]. После тяжелого поражения, нанесенного им язычниками, Меченосцы были вынуждены пойти на присоединение к Тевтонскому ордену и стали его Ливонской ветвью (согласно решению папы римского в 1237 году). Эта ветвь была весьма самостоятельной, тем более что Пруссия и Ливония, разделенные Литвой, не граничили друг с другом. В политическом плане Ливония не была чем-то цельным. Она состояла из многочисленных территорий: архиепископство Рига, город Рига (с окрестностями), различные епископства и Ливонский орден (а до 1346 года часть территорий принадлежала и Дании). Внутри «Ливонской конфедерации» отношения часто были натянутыми.

Экспансию крестоносцев в 1242 году остановил Александр, князь Новгородский. После битвы со шведами на берегах Невы он получил имя Невского[331]. Александр Невский канонизирован русской церковью. Решительным ударом по немецкой угрозе стало Грюнвальдское сражение, состоявшееся в 1410 году: тевтонские рыцари потерпели поражение от коалиции, в которую входили Литва, Польша и татарские наемники. В 1466 году, после войны, длившейся более тринадцати лет, Орден был вынужден уступить Польше восточную Померанию (хотя Данциг остался фактически независимым) и признать сюзеренитет Польши над Восточной Пруссией (со столицей в Кёнигсберге, нынешнем Калининграде). До 1466 года эти области, весьма самостоятельные, зависели от Священной Римской империи и от папы. В 1525 году Восточная Пруссия стала наследственным герцогством (по Краковскому миру герцог, бывший гроссмейстер Ордена, вновь признал себя вассалом короля Польши). Ливонскую ветвь Ордена этот договор не затронул.

После того как в 1494 году закрылась фактория Ганзы в Новгороде, торговля шла через Ливонию: через города Нарву, Дерпт, Ригу, Ревель. Для Великого княжества Московского, аннексировавшего в 1478 году Новгород, новой целью стала Нарва, пограничный город, стоящий на одноименной реке. Именно Нарвская крепость мешала России получить прямой доступ к морю и начать торговлю без посредников. В 1492 году Иван III основал город напротив Нарвы, получивший в его честь имя Ивангород. Эти два города и сегодня стоят друг напротив друга на эстонско-российской границе. Но попытки царя оказались тщетными. Лишь его внук Иван Грозный, усилившийся за счет завоевания Казани и Астрахани, в 1558 году впервые занял Нарву, а также Дерпт и значительную часть Ливонии. По словам Михаила Геллера, «Московское государство впервые становится субъектом европейской политики, впервые Иван Грозный демонстрирует свои дипломатические способности»[332]. Ситуация усложнилась еще больше, когда в 1560 году в регион вернулась Дания: Фредерик II купил остров Эзель в Ливонии (по-эстонски остров Сааремаа), нечто вроде княжества-епископства, и передал его в удел своему брату Магнусу. Магнус был избран католическим епископом, хотя все прекрасно знали, что он лютеранин.

Война только начиналась. Германия попыталась перекрыть торговлю, тевтонские рыцари отказались признавать господство России, но были слишком слабы, чтобы сопротивляться ей, и призвали на помощь соседей. Государства, выходившие к Балтийскому морю, оспаривали друг у друга обломки Ливонии, которую продолжали атаковать русские. С Ливонией произошло то же самое, что и с Пруссией: часть территории была захвачена, другая секуляризована и стала вассалом иностранного королевства. По Виленскому договору 1561 года Курляндия стала наследственным герцогством, которым завладел бывший гроссмейстер Ордена Готхард Кетлер. Новый герцог сделался вассалом короля Польши. Остальные рыцари стали дворянами («остзейскими баронами» немецкого происхождения). Как и в Пруссии в 1525 году, рыцари в момент секуляризации обратились в лютеранство – религию, которую большинство их подданных выбрало как раз с целью избавиться от власти епископов и рыцарей. Магнус Датский сохранил свое епископство. Эстляндия стала шведской (она была передана Швеции в обмен на участие в войне с русскими, все еще контролировавшими Восточную Эстляндию). Остальная Ливония отошла к Польше. После смерти Густава Васа в 1560 году в Швеции наступил долгий период смут: дети и внуки первого короля независимой Швеции, мягко говоря, не могли договориться друг с другом.

Ситуация на балтийских берегах оставалась весьма напряженной: Польша и Швеция заключили союз против России, но очень быстро начали соперничать друг с другом. Россия договорилась о совместных действиях с Данией и Любеком (столицей Ганзы): они не желали мириться с попытками Швеции взять под контроль Балтийское море и монополизировать морскую торговлю в регионе. Началась Северная Семилетняя война (1563–1570). В 1569 году состоялась Люблинская уния: Польша и Литва приняли решение объединиться в единое государство с общим монархом (выборным) и единым сеймом.

В 1570 году состоялся Штеттинский конгресс, на котором представители множества стран попытались уладить наконец балтийские проблемы. Переговоры вел Данзей, представлявший на этом конгрессе Францию. Его влияние оказалось тем сильнее, что его страна не была напрямую вовлечена в конфликты, а французский посол, проживший 22 года в Дании, хорошо был знаком с противоборствующими сторонами. Самым ценным результатом конгресса стала свобода навигации по Балтийскому морю. Эстляндия отошла к Швеции, Южная Ливония – к Польше (в подтверждение условий Виленского договора), а Швеция и Дания договорились по поводу вопросов, остававшихся спорными после разрыва Кальмарской унии. В приложении мы приведем несколько писем Шарля де Данзея, в которых речь идет об этом договоре.

Россия все еще занимала большую часть Северной Ливонии, обещанной в Штеттине шведам; ее никто не пригласил за стол переговоров. Естественно, царь Иван IV не согласился с условиями Штеттинского договора. Он надеялся превратить Ливонию в свой протекторат. Одну из своих племянниц он выдал за Магнуса, датского епископа Эзельского, который провозгласил себя королем Ливонии, хотя его реальная власть распространялась лишь на остров Эзель. Но царь потерпел поражение на поле боя[333] и был вынужден отказаться от каких-либо претензий на прибалтийские земли. В 1625 году Швеция аннексировала всю Ливонию, кроме герцогства Курляндского, которое существовало вплоть до третьего раздела Польши в 1795 году (после которого вся старинная Ливония оказалась под властью Российской империи).

Вот два отрывка из писем Данзея, посвященные Ливонии:

[Письмо королеве-матери от 6 марта 1567 года]

Страна Лифляндия весьма красива и обширна и очень плодородна. До недавнего времени ее держали рыцари, сопротивлявшиеся нашествиям московитов и татар, подобно тому, как мальтийские рыцари противостоят набегам турок и других соседствующих с ними неверных; но в последние годы, доведенные императором Московии до крайней нужды, они покорились королю Польши и признали его своим истинным и природным господином, а он начал делить землю, создавая герцогства, графства и другие сеньории, и тот, кто был гроссмейстером, теперь зовется герцогом Курляндским, и владеет Курляндией наследственно. В прошлом году он женился на сестре герцога Мекленбургского. Как я уже сказал, король Польши хочет отдать часть Лифляндии своей сестре [Катерине Ягеллонке], а остальной страной распоряжаться, как ему будет угодно.

[Рассуждение о делах Дании и Швеции, 12 апреля 1575 года]

В настоящее время Ливония разделена на много частей, но наибольшая и лучшая ее часть находится под властью короля Швеции. Я разделю эту часть на две области. Одну из них он держит свободно, как свое наследство, там находится город Ревель и множество важных крепостей. Другая ему оставлена в залог королем Сигизмундом Августом [Польским] в обмен на большую сумму денег. Король Польши тоже держит часть Ливонии вместе с герцогом Курляндским. Король Сигизмунд Август сделал Курляндию герцогством и вручил ее нынешнему герцогу, который прежде был гроссмейстером или герр-мастером (как они говорят) Ливонии.

Король Дании тоже держит часть Ливонии. На переговорах в Штеттине он заявил, что его предшественники вручили эту землю ливонским рыцарям, но удержали за собой сюзеренитет, а Карл V признал его за ними. Претензии, который король Дании выдвигает на Ливонию, подробно изложены в договоре, который он заключил с королем Сигизмундом Августом против короля Эрика Шведского.

<<< Назад
Вперед >>>

Генерация: 1.677. Запросов К БД/Cache: 3 / 1
Вверх Вниз