Книга: Битва глобальных проектов. Часть 1

В составе Халифата (642–822)

<<< Назад
Вперед >>>

В составе Халифата (642–822)

Довольно быстро принявшие ислам ираноязычные народы упорно сопротивлялись культурной ассимиляции с арабами. Эта, заслуживающая всяческого уважения, упертость позволила им не только сохранить собственную культуру и язык, но и всячески развить их. В определенной степени такому положению дел способствовал раскол внутри исламской уммы, зачатки которой были заложены сразу же после смерти Пророка, когда сформировалась группа мусульман, считавших, что власть в общине должна принадлежать только его потомкам. К таковым они относили дочь Мухаммеда Фатиму, ее мужа Али (он одновременно приходился Пророку двоюродным братом), их сыновей Хасана и Хусейна. С этим не была согласна верхушка нового проекта. И после Мухаммеда его наместником на земле (халифом), а следовательно, и главой нового государства был избран Абу—Бакр. После него правил Омар, а затем Осман. И лишь в 656 году халифом избрали Ати.

К этому времени арабы уже покорили всю Переднюю Азию. В страну потоком хлынуло золото. Разбогатевшая на военных трофеях знать, которая совсем недавно, всего за каких–то пару–тройку десятилетий до описываемых событий, вела кочевой образ жизни, с завистью и осуждением взирая на роскошь византийских нобилей и персидских аристократов, вдруг вмиг обросла дворцами, челядью, наложницами. Конечно же, она не хотела возврата к аскезе прежних времен, которую в свое время проповедовал основатель ислама. А Али был верным последователем чистого ислама, далеким от личных амбиций и спеси.

Он был настоящим воином, получившим при жизни почетное прозвище «Лев Ислама», истинно верующим мусульманином, который к тому же не раз спасал жизнь своему святому брату и тестю. Такой же была и Фатима, которая любила и почитала своего отца и отказалась от общения с его соратниками, тем же Абу—Бакром, поскольку считала, что они нарушили завет Пророка, отстранив от власти ее мужа и детей.

Понятно, что избрание халифом Али шло вразрез с интересами новых хозяев жизни, которых возглавил сирийский наместник Муавия. В Халифате вспыхнула гражданская война между сторонниками сирийского наместника и шиитами. Так стали назвать себя те, кто пошел за Ати и его потомками (от арабского — «шиа» — приверженцы, партия). На первом этапе война не принесла победу ни одной из сторон. Но некоторые из последователей Али, так называемые хариджиты, возмущенные его мягкостью по отношению к противнику, взбунтовались (657 год), ушли в город Басру и там основали секту, поклявшись уничтожить обоих, по их мнению, виновников раскола единой исламской уммы. В 661 году они спланировали и осуществили теракты, в результате которых был убит Ати и ранен Муавия. Власть в халифате перешла к роду Омейядов. Сыновья Али так и не стали его наследниками. По мнению шиитов, его первенец Хасан был хитростью отстранен от власти, а затем коварно убит. Второй сын, Хусейн, попытался силой вернуть себе наследие славных предков, но погиб в 680 году в битве под Кербелой, потерпев поражение от халифа Язида, сына Муавии.

Это одна из самых драматичных и важных страниц истории шиитского глобального проекта, для которого главными являются такие понятия, как жертвенность, преданность общему делу, пренебрежение смертью, аскетизм и фанатичная вера.

Итак, ссылаясь на подписанный между сирийским наместником и Хасаном в далеком 661 году договор, по которому якобы после смерти Муавии власть переходила к Хасану, Хусейн, как правопреемник Хасана и его родной брат, потребовал передачи титула халифа ему. Получив отказ, он поднял мятеж против Язида, сына Муавии. При переходе со своими приверженцами и родственниками из Мекки в Куфу, где ему обещали поддержку иракские шииты, он с небольшим отрядом был остановлен многочисленной армией противника. Хусейн разбил лагерь на поле Кербелы, у реки, в 40 км от Куфы. Возглавлявший войска сторонник Омейядов по имени Шамир (произнося его имя, шииты обязательно добавляют проклятия в адрес этого убийцы) потребовал от внука Пророка безусловного подчинения и не подпускал ни его, ни его людей к источникам воды в надежде, что это заставит их сдаться.

И вот наступило утро 10 октября 680 года (10 мухаррама 61 года хиджры):

«Аль—Хосейн повел свой небольшой отряд в битву. Начались переговоры; он опять предлагал удалиться, или чтобы его доставили к халифу. Увидев тщетность переговоров, он слез со своего верблюда и, окруженный своими родственниками, с твердостью вставшими на его защиту, решил продать свою жизнь подороже. На время наступила тишина. Наконец кто–то со стороны куфинцев выпустил стрелу, и ее полет возвестил о начале неравной схватки, прошедшей под плач и крики женщин и детей. Летевшие плотной тучею стрелы делали свою кровавую работу. Аль—Касим племянник Аль—Хосейна, десятилетний мальчик, суженый его дочери Фатимы, был сражен одним из первых и испустил дух на руках своего дяди. Один за другим сыновья и братья, племянники и кузены Аль—Хосейна падали под стрелами врага. Некоторые искали убежища за лагерем. Тростник был подожжен, и языки пламени, охватившие шатры, добавили ужаса разыгравшейся трагедии. Долгое время никто не осмеливался атаковать Аль—Хосейна напрямую, и появилась надежда, что он сможет сдаться живым. Наконец, мучимый жаждою, он отбежал к берегу реки. Враг сомкнул ряды, и внук Пророка оказался отрезанным от своих людей. «Проклятый» Шамир возглавил роковую атаку. Аль—Хосейн, сраженный стрелою, пал на землю, и конница куфинцев растоптала его тело. Никому из его отряда не удалось спастись. Храбро сражаясь, они оставили на поле боя больше поверженных врагов, чем насчитывалось их самих. Два сына Аль—Хосейна погибли еще ранним утром, а к вечеру они уже лежали среди убитых шести его братьев, сыновей Али; двоих сыновей его брата Аль—Хасана; и шестерых других потомков Абу Талиба, отца Али» (Уильям Мьюир. Халифат. Его расцвет, упадок и конец).

В память об этом событии шиитский год начинается с траурного поминания Хусейна, во время которого происходит известная читателю по фильмам и книгам церемония «шахсей–вахсей», которая на самом деле звучит как «Шах Хусейн! Вах Хусейн!», во время которой шииты в плаче о мученической кончине второго и третьего имамов, внуком Пророка, истязают себя цепями, кнутами и саблями. При этом самые ужасные проклятия звучат в адрес убийц праведных имамов — Муавии и его сына Язида.

Трагедия при Кербеле стала причиной раскола в единой исламской умме, который не преодолен и по сей день. Шииты не признают первых трех из четырех суннитских «праведных халифов» (Абу—Бакра, Омара, Османа) и ведут собственную родословную истинных предводителей мусульман. Они убеждены в том, что только с Али начинается справедливое управление уммой. И потому Ати, Хусейн и Хасан считаются первыми тремя законными, с точки зрения шиитов, имамами.

Поскольку проповедуемые шиитами идеи шли вразрез с официальной идеологией халифата, где утвердился наследственный принцип передачи власти вначале внутри рода Омейядов, а затем, посте их свержения, Аббасидов, их имамы были вынуждены действовать как бы в подполье, и практически все погибли мученической смертью (согласно шиитскому преданию). Всего в основной ветви шиизма было 12 имамов (отсюда и название этого течения «двунадесятники»), в том числе:

? Ати (600–661)

? Хасан (624–669)

? Хусейн (627–680)

? Саджад (680–713)

? Аль—Бакир (676–743)[8]

? Джафар–ас–Садык (700–765)[9]

? Касим (744–799)

? Реза (763–818)

? Джавад (809–834)

? Хади (825–867)

? Хасан Аскари (845–873)

? Махди (867-…) — скрытый имам

Роль имама в шиизме крайне высока, независимо от того, идет ли речь о седьмом имаме или о двенадцатом. Поскольку главное в шиитском мировоззрении — ожидание пришествия скрытого имама. В основной ветви шиизма последний имам «скрылся» от преследователей, жестоких аббасидских суннитов, когда ему было всего шесть лет. И вот уже более 1 000 лет истинно верующие ожидают его прихода. Они называют его «сахиб аз–заман» (властелин времени) и «мунтазар» (ожидаемый махди — мессия). Он играет в их миропредставлении роль посредника между Богом и людьми и является носителем «божественной субстанции». Он непогрешим и обладает сверхчеловеческими качествами. И конечно же, это не суннитский халиф, который является лишь представителем, наместником Мухаммеда на земле. В истинных имамах течет кровь Пророка, отсюда их сверхъестественная сила и могущество, несравнимые ни с каким светским владыкой на Земле. Именно учение об имамате является краеугольным камнем шиитской догматики.

Да, сегодня доминирующей силой в 1,2–миллиардной исламской умме являются сунниты, приверженцы Халифата, а на долю шиитской составляющей приходится не более 10% мусульман. Но, несмотря на относительную малочисленность, шииты, благодаря мощнейшему духу, обретенному за долгие столетия гонений и преследований, представляют серьезную политическую силу, особенно на Ближнем Востоке.

<<< Назад
Вперед >>>

Генерация: 8.352. Запросов К БД/Cache: 3 / 1
Вверх Вниз