Книга: Битва глобальных проектов. Часть 1

Пехлеви (1925–1979)

<<< Назад
Вперед >>>

Пехлеви (1925–1979)

Смена династии в Иране произошла на фоне трагических событий, потрясших все мировое сообщество — Первой мировой войны и Великой Октябрьской социалистической революции в России. Британия, спровоцировав в стране смуту, добилась главного — преференций для англосаксонского капитала и плацдарма для последующего нападения на своего экзистенциального врага — Русское государство. То, что в нем изменилась идеологическая парадигма, и на смену самодержавию, внушавшему страх и ужас своей незыблемостью, основательностью и величием, пришел марксизм, ими же взлелеянный и запущенный в оборот для внешнего пользования, сути дела никак не меняло. Россия интересовала их только как источник дешевого сырья (с тех пор, надо заметить, мало что изменилось).

Новый правитель Ирана Реза–шах Пехлеви (родился в 1878 году, шах с 1925 по 1941 год, умер в 1944–м) был ярым антикоммунистом (одно из главных, с точки зрения британцев, достоинств), крайним националистом (что было не так хорошо, по мнению детей туманного Альбиона) и врагом демократии (что уже совсем никуда не годилось). Будучи истинным патриотом, сразу же после прихода к власти он приступил к реформам, направленным на рост экономической мощи государства, приведение в порядок финансовой системы и реорганизацию армии. Лозунг его правления: «Закон и порядок. Дисциплина. Власть центра и модернизация!» В стране стали открываться школы, появились поезда и автобусы, радио и телефон, кино. Столь стремительные перемены вызвали протест со стороны оппозиции, которая обвиняла шаха в поверхностности реформ, которые к тому же сопровождались политическими репрессиями и ростом коррупции.

Надо заметить, что Реза не родился шахом. Более того, даже приставка «хан» в его имени появилась уже после того, как он прошел славный путь от рядового до командира Персидской казачьей бригады. В 16 лет он, выходец из села Аташт в провинции Савад—Кух (Мазандеран), вступил в ряды этого элитного соединения персидской армии. И как показало время, не ошибся с выбором.

В конце 1920 года большевистская Россия начала подготовку похода на Тегеран повстанческих отрядов курдов, армян и азербайджанцев, поддержать которых должка была Красная армия. Слухи о готовящемся вторжении привели к острому политическому кризису, чем Реза–хан не преминул воспользоваться: он совершил с подчиненной ему Персидской казачьей бригадой стремительный 150–километровый марш на столицу из города Казвина, захватил ключевые объекты городской инфраструктуры и принудил столичный гарнизон и оппозицию к сдаче. В результате переворота премьер–министром страны стал Табатабаи (яркий молодой политик, журналист и публицист), который, однако, уже через три месяца был смещен жадным до власти Резой. Он стал командующим вооруженными силами страны, а впоследствии военным министром. Действия заговорщиков получили поддержку Британии, которая таким образом стремилась блокировать экспансию большевизма на Юг.

К октябрю 1923 года Реза–хан получил полный контроль над страной и тогда же решил основать собственную династию. Для этого оставалось устранить лишь небольшую помеху в виде законно действующего, молодого и здорового Ахмад–шаха Каджара. Для начала Реза–хан выслал его во Францию (потом эта страна станет излюбленным местом ссылки политической оппозиции Ирана), а сам, как премьер–министр, запустил пропагандистскую кампанию, призывающую к установлению в Иране республиканского строя. Таким образом, он законным путем лишал Каджаров дальнейших претензий на престол. В общем, ему все удалось, и в октябре 1925 года меджлис низложил Ахмад–шаха, а в декабре того же года, в соответствии с «требованиями и пожеланиями народа», шахом Ирана был провозглашен Реза–хан. Спустя три дня, 15 декабря 1925 года, он принес присягу и стал первым шахом династии Пехлеви. 25 апреля 1926 года была проведена официальная церемония интронизации шаха с возложением на его голову императорской короны. В этот же день его сын Мохаммед Реза был объявлен кронпринцем и наследником престола.

В целом Реза–шах проводил политику модернизации и адаптации Ирана к достижениям цивилизации. Была построена трансиранская железная дорога, открыт Тегеранский университет, многие молодые люди получали образование в европейских вузах, шло строительство современных промышленных предприятий, автомобильных дорог. Правда, во всех этих начинаниях чувствовались рука и интерес Британии. Ну, например, в первую очередь было налажено железнодорожное сообщение между югом и севером страны, а столь необходимая Ирану железнодорожная ветка, соединяющая восточные и западные районы, так и не была запущена. Объясняется это просто. Сообщение с юга на север было необходимо англичанам для быстрой переброски своих войск и техники из иранских портов к российской границе.

К примеру, реформа здравоохранения, не входившая в круг британских интересов, полностью провалилась, чего нельзя сказать об эмансипации женщин. Британская корона всячески способствовала проведению реформ в этой области. В стране была проведена широкая кампания против ношения чадры, в 1931 году принят новый закон о браке, а в 1932–м Тегеран уже встречал делегаток Второго Международного конгресса женщин Востока!

В борьбе с клерикализмом Реза–шах обязал всех носить одежду европейского образца (ну чем не Петр I?), запретил школьным учительницам надевать хиджаб, разрешил допуск врачей к телу больного и совместное обучение юношей и девушек, а также посещение общественных мест женщинами. Все это вызвало ненависть шиитского духовенства и широких крестьянских масс, живущих по патриархальным законам. Шаха стали называть «новым Язидом». Сын Муавии, первого халифа Омейядов — наиболее ненавистный персонаж у шиитов, поскольку именно он был повинен в смерти законных имамов Хусейна и Хасана, детей Ати и Фатимы, внуков самого Пророка. Однако все выступления подавлялись решительно и жестко, что только увеличивало пропасть между духовенством и шахской властью.

Реза–шах стал первым монархом за 1400–летнюю историю Ирана, который публично выразил евреям признательность за вклад в мировую историю. Он разрешил им селиться вне гетто, за что стал почитаться евреями наравне с Киром Великим. Желая видеть свою страну процветающей и ни в чем не уступающей ведущим западным странам, он запрещал фотографировать верблюдов, нищих и женщин в традиционных одеждах. Но при этом не терпел возражений, жестко подавлял оппозицию и выступления недовольных, ввел жесточайшую цензуру на печать.

В 1935 году Реза–шах официально утвердил имя «Иран» в качестве официального для своей страны и добился признания этого имени мировым сообществом, которое, правда, уже к тому времени таковым не являлось. Фашистская Германия расколола мир, и Иран, к сожалению, оказался в той его части, которая тяготела к идеям берлинского психопата. Понимая, что вступление Ирана в войну на стороне Германии лишит англосаксов не только нефти, но и каких–либо перспектив на победу, Британия в сговоре с СССР решила сместить ставшего неуправляемым шаха. На основе договора о совместных действиях в августе 1941 года британские войска с юга, а советские с севера вторглись в Иран, вошли в Тегеран, низложили шаха и выслали его в ЮАР. На престол был возведен более послушный союзникам Мохаммед Реза Пехлеви.

Мохаммед Реза Пехлеви (1919–1980, шахиншах Ирана с 16 сентября 1941 года) стал первым иранским владыкой, который признал арийские корни великого народа и официально добавил к своему титулу приставку «Арьямехр» («Свет ариев»), И вместе с тем он стал последним иранским монархом, не сумевшим удержать в своих слабых руках тяжкое бремя единоличной власти.

Отбросив притязания шиитского духовенства на лидерство в стране, он всей своей внутренней политикой давал понять, что персы были великими задолго до принятия ислама, и фундамент, на котором стоит его государство, гораздо древнее и мощнее, чем у всего цивилизованного мира. И шиитское духовенство ему этого не простило. Эпилептоид по натуре, он оказался достаточно покладистым и умным мальчиком, понявшим, что спорить с великими державами — себе дороже. А потому принял план оккупации страны, предложенный Великобританией и СССР, и 9 сентября 1943 года вошел в состав антигитлеровской коалиции. В 1946 году он добился вывода советских войск из северных провинций Ирана и начал принимать самостоятельные решения.

Поворотным в его правлении стал 1949 год, когда шаху исполнилось 30 лет, и на него было совершено первое покушение. Но фанатик Фахр—Арай не справился с задачей, хотя и стрелял с трех метров, — от чрезмерного волнения у него дрогнула рука. Убитый на месте преступления, он навсегда вошел в мартиролог мучеников, боровшихся с преступным режимом гяуров (неверных). Раненный в щеку шах, поддержанный элитой, вкусившей западных свобод, и молодыми офицерами, стремящимися жить по европейским меркам, ввел военное положение, после чего в конституцию были внесены поправки, расширившие полномочия шаха, вплоть до права распускать меджлис.

Усиление роли монарха совпало по времени с бурными политическими событиями послевоенного мира. К началу 50–х годов становится очевидным, что Иран — одна из богатейших в мире стран, прежде всего, благодаря огромным запасам нефти. Поэтому он становится объектом борьбы транснациональных компаний за доступ к неисчерпаемым ресурсам «черного золота».

В марте 1951 года был застрелен выступавший против национализации нефтяной промышленности премьер–министр Али Размар. Главой правительства стал его политический оппонент Мохаммед Мосаддык, который 1 мая 1952 года подписал закон о национализации Англо—Иранской нефтяной компании, что спровоцировало, не без участия британской короны, острый политический кризис. Мосаддык потребовал для себя чрезвычайных полномочий. Шах отправил его в отставку, которая вызвала бурю возмущения со стороны народных масс и мощнейшие акции гражданского неповиновения. Под давлением демонстрантов и оппозиции Мохаммед Реза Пехлеви вынужден был вернуть Мосаддыка, который стал фактическим правителем страны. Горячий патриот своей Родины, он не мог не видеть козней, творимых англичанами в Иране, и поэтому в октябре 1952 года пошел на крайние меры — разорвал дипломатические отношения с Великобританией, а спустя три месяца предложил шаху покинуть страну, низведя его до положения опереточного монарха (тот выехал сначала в Багдад, а оттуда — в Рим). Подобное развитие событий, а самое главное, потеря контроля над иранской нефтью взбесили британцев, которые совместно с американцами разработали и блестяще осуществили операцию под кодовым названием «Аякс», в результате которой военные под руководством генерала Ф. Захеди подняли мятеж и свергли правительство Национального фронта Мосаддыка. Шах вернулся в страну и стал ее полновластным диктатором. Иранскую нефть «по–братски» поделили между собой акулы капитализма «Бритиш петролеум», Royal Dutch Shell, «Тексако» и «Компани франсез де петроль», которые 50% своей прибыли передавали Ирану, ставшему верным союзником Запада и проводником политики глобализации в Передней Азии.

Однако полной идиллии в англосаксонско–иранских отношениях не наступило, что было связано с очень высокими претензиями Мохаммеда Реза Пехлеви, который искренне считал свой народ и, соответственно, себя представителями древнейшей мировой цивилизации, стоящей в своем развитии гораздо выше западных варваров. Отсюда активное участие в создании организации экспортеров нефти ОПЕК, сближение со странами социалистического лагеря и прежде всего с СССР, с которым были реализованы масштабные экономические проекты (в частности, построен Исфаханский металлургический комбинат), стремление играть ведущую роль на Ближнем Востоке и вмешательство в локальные конфликты. Этому в немалой степени способствовала проведенная шахом армейская реформа, превратившая иранские вооруженные силы в самые многочисленные и мощные в регионе. Шах провел земельную реформу (к 1970 году землю получили 1,2 млн крестьянских семей), национализировал леса и пастбища, способствовал созданию национальной промышленности, поощряя развитие машино-, самолете-, судо- и автомобилестроения.

Если здраво судить о периоде правления Мохаммеда Реза Пехлеви, то все он, вроде бы, делал правильно: страну модернизировал, о народе заботился, шел по пути прогресса и процветания. Но его реформы, особенно связанные с эмансипацией женщин и шиитскими традициями (он ввел летоисчисление не от привычного для мусульман года Хиджры, переезда Пророка из Мекки в Медину, то есть от 622 года, а от основания империи Ахеменидов) — вызвали ненависть шиитского духовенства, которое пользовалось в стране огромным влиянием. Все попытки подавить клерикальную оппозицию приводили к обратному результату — это влияние лишь год от года усиливалось! В какой–то степени этому способствовали рост коррупции среди чиновничества, что характерно для стран с диктаторской формой правления, роскошь шахского двора, чудовищная разница в доходах между 10% самых богатых иранцев и остальным народом, который жил так же, как их предки сто лет назад.

<<< Назад
Вперед >>>

Генерация: 0.452. Запросов К БД/Cache: 0 / 0
Вверх Вниз