Книга: Битва глобальных проектов. Часть 1

Правление Каджаров (1796–1922)

<<< Назад
Вперед >>>

Правление Каджаров (1796–1922)

Основателем новой династии стал яркий психотимик Ага Мохаммед–хан Каджар (1741–1797), который и возглавил исторический переход персидско–иранского цивилизационного проекта к очередному периоду «малого процветания». Сын вождя тюркского племени каджаров Мохаммеда Хасан–хана, он в шестилетнем возрасте был оскоплен по приказу грозного Надир–шаха, который таким образом отомстил попавшему в немилость вассалу, сумевшему скрыться и избежать неминуемой казни. Жесткость и крайний цинизм содеянного нанесли ребенку непоправимую психическую травму, а насмешки сверстников и ближайшего окружения, называвшего несчастного калеку за глаза Ахта–ханом (Скопцом–ханом), подготовили благодатную почву для формирования садистских наклонностей и предельной злобности у будущего владыки Ирана.

Когда Ага–хану было 19 лет, на его род обрушилось новое несчастье: во время очередной войны с зендами его отец был захвачен их предводителем Керим–ханом и обезглавлен. Но самого Ага Мохаммеда не тронули, видимо, полагая, что скопец не может быть опасным. И как показало время — совершенно зря! В 1779 году Ага Мохаммед стал вождем каджаров и восстал против зендов. Победоносные походы позволили ему присвоить себе в том же году титул шахиншаха Ирана, хотя война с ненавистными убийцами отца длилась еще долгих 15 лет. В 1785 году он покорил столицу зендов Исфахан и устроил там резню, повергшую в ужас даже привыкших, казалось бы, ко всему современников. В 1791 году, после захвата Шираза, он приказывает вырыть из могилы прах Керим–хана и закопать его под порогом своего нового дворца в Тегеране, который он сделал столицей. Окончательная же точка в той войне была поставлена после захвата каджарами Кермана, последнего оплота зендов. Распаленный пятимесячной осадой этой крепости, Ага Мохаммед отдал город на растерзание своим нукерам, которые бесчинствовали там 90 дней, убив 20 тысяч мужчин и изнасиловав 8 тысяч женщин. Шестьсот отрубленных голов защитников Кермана были сложены в пирамиду в назидание всем недоброжелателям новоявленного «царя царей». Затем поочередно были убиты все, кто хоть как–то был связан с обидчиками Ага Мохаммеда Каджара: Лутф Ати–хан, последний правитель зендов, был ослеплен и затем четвертован; сыну Надир–шаха Шахруху, который к тому времени уже был слеп, залили в глотку расплавленный свинец.

Покончив с врагами в собственной стране, лишенный удовольствий плоти, шах набросился со своей армией на православную Грузию, разбил армию царя Ираклия II и отдал Тифлис на разграбление и поругание. Но, как всегда бывает с тиранами, в конце концов оказался в полном одиночестве, лишившись поддержки даже своего ближайшего окружения. Там же, в Закавказье, под Шушой (ныне Нагорный Карабах), он был убит в походной палатке собственными охранниками.

«Зло всегда порождает зло. Каджар также является порождением зла. Надир–шах, когда правил Ираном, убил деда Ага Мохаммеда, Гилянского хана, а его оскопил и превратил в евнуха. Надир–шах совершил чудовищное преступление. Мальчик, лишенный мирских радостей, вел жалкую и мрачную жизнь при дворе персидских шахов. От природы умный и способный, он уже с детства нес в груди ненависть и зло. Месть овладела всей его сущностью. В соперничестве за престол он одержал верх над всеми соперниками. Став правителем Ирана, он не думал о своих почестях. Основной целью для него становится месть и возвращение былого величия Ирана. Ради этого он не щадил никого. Хочет утвердиться властелином и на Кавказе. Такова суть его похода на Кавказ. С собой он много бед принесет нам. И поэтому правители Кавказа, мусульмане и христиане, должны действовать сообща.

Такого мнения придерживается вождь цахуров и аварцев султан Илисуйский Ахмед–хан. Карабахский правитель Ибрагим–хан, чьим визиром является известный ученый и поэт Вагиф, отверг все притязания Ага Мохаммеда Каджара, и вместе с Ираклием, грузинским царем, ориентируется на Россию и надеется получить военную помощь и поддержку от императрицы Екатерины. Она умная и справедливая правительница. Народам Дагестана, Аррана, Грузии нужна свобода.

Она возможна, если эти народы и их правители объединятся в единую силу, как это было сделано в борьбе с Надир–шахом, когда его многочисленные войска были разбиты в сражениях под Джиныхом и в Андалалах. Один из героев Джиныхской битвы Дагал–баба долго жил. Он ранил и пленил старшего брата Надира Ибрагим–хана.

Этот «ужас Ирана», так его назвали соврел1енники, Ага Мохалшед Каджар, по своим способностями мог бы украсить престол, в то же время по свойствам характера отличался безумно свирепою жестокостью. Кастрированный по приказанию Надир–шаха, он перенес ненависть за свое уродство на все человечество и, живи этот изверг в другое время, его кровопролития затмили бы собой ужасы Тимура и Аббас–шаха. Ага Мохалшед–хан давно добирался до Грузии, царя которой, Ираклия, он считал своим личным врагом, и лишь одно присутствие русских удерживало его от нашествия. Русские покинули несчастную страну, и Ага Мохаммед сейчас же поднял свои орды. Начал он с того, что ханов Эривани и Гянджи, за сорок лет до того признавших власть грузинского царя, заставил возвратиться в его подданство. Из закавказских владельцев только хан тушинский отказал Ага Мохалшеду в повиновении. Тогда, под предлогол1 наказания этого хана, Ага Мохалшед двинул свои орды в поход, не скрывая того, что он идет на Ираклия, грузинского царя. Шушинский хан Ибрагим, непокорность которого Каджар выставлял причиною своего похода, был вернейшим союзником русских. Во всем Закавказье только один этот владетель понимал, что с русскими лучше дружить, чем ссориться, а ссора была бы неизбежна, если бы Шуша передалась персами Кроме того, шушинский хан был уверен, что его крепость Шуша неприступна. Действительно, она была создана самой природой: возвышалась на отвесных скалах и неприступных кручах, к ней вела неприметная тропа. Достаточно было группы смельчаков, чтобы не пропустить целую армию. В этой неприступной крепости Ибрагим–хан себя чувствовал в полной безопасности и Каджару слал насмешливо–ядовитые ответы. Гневу Каджара не было предела! Каджар отвечал, что саблями его кавалерии будет закидано все Шушинское ущелье, грозил, что доберется до Ибрагима. Каджар временно оставил Шушу и со своими ордами пошел на Грузию. Каджар в одном был уверен, что Россия не пойдет на защиту Грузии, он заранее обрекал Грузию на гибель. Каджар шел не завоевывать, а разорять и убивать.

Каджар ужас наводил не только на Грузию и грузин, но и на всех кавказских правителей и народы. Когда услышали о походе Каджара на Кавказ, все пришли в ужас. Ага Мохаммед временно Шушу оставил в покое, он направил свои орды на Грузию. Ираклий от России помощь не получил. Россия и не собиралась помочь Грузии, у нее были свои планы. Тогда Ираклий, царь Грузии, обратился к имеретинскому царю Соломону. Имеретинцы явились на этот зов. За воротами Тифлиса собрались почти все жители его на торжественную встречу союзников. Со стен в честь имеретинцев гремели пушки. Народ ликовал, уверенный — враг не осмелится напасть на столицу царства. Эта уверенность усилилась, когда прошел слух, что имеретинцев пришло более 8000 отборнейших воинов. На самом деле их было не более 2000. Командир имеретинцев князь Зураб Церетели ловко обманул царя Ираклия, разбросал свои войска кучками по равнине, и создавалось впечатление, будто войск прибыло множество. А на самом деле союзников всего была только горсть. И, тем не менее, тифлисцы ликовали, они были уверены, что Каджар не осмелится напасть на Тифлис.

Вскоре в Тифлисе распространился слух, что Каджар, оставив Шушу, вступил в Гянджу. Все по пути покорялись Ага Мохаммеду, а не желавших покориться предавали огню и мечу. Из Гянджи Каджар отправил царю Ираклию гонца с требованием изъявления покорности, но Ираклий, понадеявшись на помощь России, отверг требования Каджара. Супруга Ирак лил, царица Дарья Георгиевна, со своей стороны, обратилась к Гудовичу с просьбой о помощи, сам Ираклий настоятельно просил о помощи — прислать ему 3000 русских войск, но граф в ответ указал, что сил грузин и имеретинцев вполне достаточно для отражения персов, и не доложил императрице, в каком положении находится Грузия. Грузия помощь не получила. Имеретинцы не захотели воевать с Персией, ушли и по пути занимались грабежами. Каджар, узнав об уходе имеретинцев, тут же пошел на Тифлис. 10 сентября 1795 г. авангард персов, подошедший к Тифлису, наголову был разбит войсками Ираклия. Но радость грузин была преждевременной. За авангардом на город обрушились неисчислилше орды захватчиков. Тифлис пал» (Гарун Ибрагимов. Повесть–притча «Слезы матери»).

Именно в правление первого Каджара произошла «встреча» персидско–иранского шиитского цивилизационного проекта с Русским проектом, который к этому времени за счет своей стремительной экспансии на Юг достиг пределов Северного Кавказа и Закавказья. Правда, еще в 1722 году Петр I совершил так называемый Персидский поход, целью которого было усиление русского влияния в Прикаспийских областях. Но больших приобретений это России не дало. Да и все, что у Персии тогда было отобрано, уже спустя 10 лет было возвращено. Нет, истинное противостояние начиналось только теперь, на рубеже веков, когда Россия активно утверждалась как мировая держава первого уровня, когда она вела войны с Турцией за влияние на Черном море, когда христианские народы Закавказья, грузины и армяне, увидели в ней своего спасителя от полного истребления.

Уже в 1796 году в ответ на захват Персией Тифлиса экспедиционный корпус, посланный Екатериной II, победоносно дошел до Гянджи, но затем был отозван сменившим ее на престоле сыном, Павлом I. После включения Грузии в состав Российской империи в 1801 году император Александр I начал активную политику подчинения своему влиянию Северного Кавказа и Закавказья, что привело к русско–персидской войне 1804–1813 годов, в результате которой в состав России вошли большая часть современного Азербайджана и прикаспийская низменность Дагестана. Военные успехи России были закреплены подписанием Гюлистанского мирного договора, по которому к ней формально отошли ханства Бакинское, Дербентское, Кубинское, Гянджинское, Карабахское, Талышское, Шекинское, а также Дагестан, Имеретия и Мингрелия. Персия попыталась взять реванш в 1826 году, не без подстрекательства англичан, конечно, но эта кампания закончилась еще более сокрушительным разгромом, потерей Эривани и Нахичевани и подписанием в 1828 году Туркманчайского мирного договора, по которому граница между двумя государствами прошла по реке Араке. Россия окончательно укрепилась в Закавказье.

Это была последняя война между Россией и Персией. Правда, хитрые англосаксы пытались стравить два государства сразу же после подписания вышеупомянутого договора, спровоцировав погром русской миссии фанатичными жителями Тегерана. В результате выжил только один человек, вместе со всеми погиб и посол A. C. Грибоедов. Но иранскому шаху хватило ума признать свою вину, а российскому императору — дальновидности принять извинения. Новым же символом мирного сосуществования двух держав стал подаренный персидским монархом русскому престолу знаменитый алмаз «Шах». Этот камень индийского происхождения весом в 88,7 карата, гордость империи Великих Моголов и величайшая ценность персидских шахов, до сих пор является одним из главных сокровищ Алмазного фонда Кремля.

Все эти события происходили в период длительного царствования племянника и преемника Ага Мохаммеда Каджара, Фетх Али–шаха (родился в 1772 году, шах Ирана с 1797 по 1834 год) — второго представителя династии на троне. Тюрок по происхождению, он мечтал воссоздать во всем блеске Персидскую державу, овеянную мифами и легендами. Отсюда тяга к изысканности, оригинальности (у него была самая длинная борода), покровительство искусствам. Он сам писал стихи, причем не на родном тюрки, а на фарси, что также показательно. Стремление возродить величие времен Ахеменидов и Сасанидов и было причиной войн с соседями. Но силы у державы были уже не те, да и правитель мало походил на Кира, Дария или Хосрова Ануширвана. Детство, проведенное рядом с дядей–деспотом, готовым в любой момент придушить «любимого» племянника, не способствовало формированию сильной, независимой и цельной личности. В результате персидско–иранский проект не слишком продвинулся в своем развитии. Хорошо уже, что не распался на отдельные сатрапии, как это не раз случалось раньше.

Определенные надежды проекта, конечно же, были связаны со вторым сыном Фетх Али–шаха Аббасом—Мирзой (1789–1833), талантливым полководцем и администратором, официально провозглашенным наследником престола. Но тот умер еще при действующем монархе, и корона досталась его сыну Мохаммед–шаху (родился в 1810 году, правил с 1834 по 1848 год). При нем Персия по–прежнему была ареной столкновения интересов мировых держав, в первую очередь Англии и России. Многие современники полагали, что шах страдает слабоумием. Чем он страдал на самом деле, сейчас сказать трудно, но вот наследника оставил замечательного.

Насреддин–шах Каджар (родился в 1831 году, правил с 1848 по 1896 год) был одним из самых просвещенных и умных правителей за всю историю Ирана. Сбалансированная личность, он достиг состояния зрелой мудрости и сумел ввести персидско–иранский проект в период «великого единения». Путешественник и писатель, он пытался поднять свою страну на новый уровень развития, познакомить ее с последними достижениями мирового разума. Он знал много языков, увлекался поэзией и рисованием, профессионально занимался географией. Написал книгу о своих путешествиях по европейским странам, которая была переведена, в том числе, и на русский язык. Многое ему так и не удалось, поскольку слишком велико было сопротивление нововведениям со стороны патриархального населения и косной элиты. И все же Персия узнала, что такое телеграф, в армии была проведена реформа, в Тегеране открыто учебное заведение западного образца. На фоне повального преклонения стран третьего мира перед англосаксами и другими европейцами Насреддин–шах Каджар оставался надежным союзником России. Посетив нашу страну в 1879 году и увидев показательную джигитовку казачьего императорского конвоя, он стал инициатором создания Персидской казачьей бригады, сыгравшей важнейшую роль в дальнейшей истории Ирана. Возможно, правителю Ирана удалось бы сделать и больше, но 19 апреля 1896 года он был убит фанатиком.

Ему наследовал второй сын, Мозафереддин (родился в 1853 году, правил с 1896 по 1907 год), который продолжил дело отца по включению Ирана в общецивилизационные процессы развития. Он пытался просветить элиту, переводя на персидский язык лучшие творения европейской и русской литературы, заботился о народе. Особенно это проявилось во время голода в Азербайджане, когда шах на свои средства закупал в России хлеб и раздавал его населению. Продолжая реформу армии, начатую отцом, он приводит систему дислокации войск в соответствие с современными требованиями, открывает первое в стране высшее военное учебное заведение. Создавалось впечатление, что этот благородный монарх пытается очистить род Каджаров от грехов и злодеяний его основателя. Но и такой правитель не был востребован элитой и народом. В результате разразившегося в стране финансового кризиса (говорят, из–за чрезмерных трат монарха) шаха принудили создать меджлис (парламент) и принять конституцию, ограничивающую его власть. Стресс был настолько сильным, что через 40 дней после подписания конституции он умер от сердечного приступа.

Его сын и наследник Мохаммед Али–шах (родился в 1872 году, правил с января 1907–го по июль 1909 года) при восшествии на престол обещал соблюдать подписанную отцом конституцию. Но после того как фанатики убили его сподвижника и премьера Мирзу Али Астар–хана и бросили бомбу (к счастью, не разорвавшуюся) в карету самого шаха, решил применить силу. Опираясь на уже упоминавшуюся Персидскую казачью бригаду, он в июне 1908 года совершил государственный переворот и разогнал меджлис. Однако периферия не поддержала действия центральной власти. Восстание, начавшееся в Тебризе, было поддержано в других провинциях и городах. 13 июля 1909 года сторонники конституции вступили в Тегеран, восстановили власть меджлиса, низложили Мохаммеда Али и передали власть его несовершеннолетнему сыну Ахмаду. Бывший шах скрылся в русском посольстве, после чего выехал в Россию. Он долгое время жил в Одессе, а после революции покинул особняк на улице Гоголя (дом 2) и уехал в Италию. Остаток своих дней он прожил в Сан—Ремо.

Окончательную точку в правлении династии Каджаров поставил сын Мохаммеда Ати–шаха Султан Ахмад–шах (родился в 1898 году, шах с 1909 по 1925 год, умер в 1930–м). Хотя на самом деле это сделал командир все той же пресловутой Персидской казачьей бригады Реза–хан, узурпировавший власть в стране при помощи британских денег и специалистов. Ведь последний представитель династии Каджаров так никогда и не правил. На момент восшествия на престол ему было всего 11 лет. И тогда от его имени действовали регенты и вожди бахтиярских племен. Затем англосаксы решили сменить правящую династию и сделали ставку на Резу–хана. В 1923 году последнего Каджара вывезли в Европу (надо сказать, это был не худший вариант), где он и жил (в предместье Парижа) до самой своей смерти. В Иране же воцарилась новая, про–английская династия Пехлеви.

<<< Назад
Вперед >>>

Генерация: 3.852. Запросов К БД/Cache: 3 / 1
Вверх Вниз