Книга: Битва гловальных проектов. Часть 2

Страна Ямато. Начало проекта (660 год до н. э. — 450 год н. э.)

<<< Назад
Вперед >>>

Страна Ямато. Начало проекта (660 год до н. э. — 450 год н. э.)

Основатель правящей японской династии и первый император Страны восходящего солнца Дзимму (660–585 годы до н. э.) прославился своим Восточным походом, во время которого большая группа племен переселилась с острова Кюсю на остров Хонсю, образовав государство Ямато.

«С какого места можно покорить себе весь свет?» — обратился Дзимму с вопросом к своему брату Ицусэ и добавил: «Я пойду на Восток… На Востоке есть зеленые горы, всюду прекрасная земля. Почему же не устроить столицу там?» Поход (а фактически вооруженная интервенция) длился около шести лет и завершился только после подавления ожесточенного сопротивления местных народов. Для того чтобы упрочить свое положение в качестве лидера вновь образованного государства, Дзимму использовал старый как мир способ: женился на дочери местного вождя. Однако заложить прочные основы существования нового государства ему все же не удалось, и сразу же после его смерти в Ямато начались войны за престол, в которых схлестнулись сыновья Дзимму от двух его браков, на уроженке острова Кюсю и девице с острова Хонсю.

Поначалу удача сопутствовала старшему сыну Дзимму, который для упрочения своего положения женился на мачехе, после чего начал последовательную борьбу со своими сводными братьями. Но материнский инстинкт вдовы императора–отца и жены претендента в конце концов возобладал, что и предопределило приход к власти ее сына, императора Суйдзэя (581–549 годы до н. э.).

Вообще, история с первыми восемью японскими монархами весьма запутанная, и по этому поводу в среде японистов до сих пор не утихают дискуссии. Нам же важно понять одно: Дзимму, при всех сомнениях относительно реальности его существования, в японском национальном самосознании — отец–основатель государства. И этим все сказано. Попробуйте отнять у римлян Ромула или у русских Рюрика, и вы столкнетесь с ожесточенным сопротивлением. Поэтому Дзимму был! А следовательно, существовали и все его потомки, наиболее заметным из которых оказался Корэй (290— 215 годы до н. э.). Именно он предпринял первую после своего пращура попытку расширения подвластной ему территории.

Первым по–настоящему великим японским императором стал Судзин (97–30 годы до н. э.). После долгих столетий хаоса и династических войн этот сын императора Кайки сумел возродить государство, за что получил почетное прозвище «Впервые правивший страной». Масштабы его преобразований действительно впечатляют:

? разделение религиозных и светских функций государства;

? проведение переписи населения и упорядочение налогов;

? введение трудовой повинности, позволившее осуществить крупные проекты: строительство ирригационной системы, флота, храмовых комплексов, дворцов и мемориальных сооружений;

? значительное расширение территории государства;

? выход страны на международную арену;

? развитие боевых искусств;

? реструктуризация армии и введение звания сёгуна (военачальника).

Все реформы энергичного правителя проходили в условиях жесткого противодействия со стороны знати: один из многочисленных мятежей даже возглавил его собственный дядя.

«Эпоха Судзина, несомненно, имеет особое значение для древней истории Японии… хроники отмечают значение этого царствования тем, что дают Судзину прозвище «Хацу—Куни–сирасу Сумэра–микото», т. е. «первоправитель страны»… Толковать это обстоятельство, по–видимому, следует в том смысле, что именно в эту эпоху… обозначилось укрепление союза родов Ямато, ставшего в дальнейшем основой общеплеменного объединения» (Проф. Н. И. Конрад. Лекции по истории Японии, 1936/1937 учебный год, Московский институт востоковедения им. Нариманова при ЦИК СССР. М., 1937. Подготовка текста и публикация Марии Щербаковой).

Его наследник Суйнин (29 год до н. э. — 70 год н. э.) прославился не только долгожительством и одним из самых длительных периодов правления, но и успехами в создании искусственных водоемов, что способствовало развитию сельского хозяйства. Кроме того, именно он запретил варварский обычай заживо хоронить вместе с вождем всех его близких. Вопли зарываемых в землю людей настолько потрясли императора, что он распорядился впредь во время траурной церемонии использовать глиняные изображения родственников умершего.

Период правления следующего императора Кэйко (71— 130) ознаменовался былинными подвигами его сына, принца Ямато–такэру, который привел к повиновению многочисленные племена Японии и значительно расширил границы государства. Этот «богатырь из страны Ямато» до сих пор являет собой образец для подражания и следования самурайскому кодексу чести, хотя в его времена самураев еще не было. Младший сын императора был всецело предан своему отцу, которого боготворил и слово которого считал для себя законом.

Мифы повествуют о том, что однажды старший брат Ямато проявил неуважение к императору: отказался участвовать в застолье и соблазнил девиц, которые предназначались для его величества. Папа, естественно, рассердился и попросил своего младшенького, то есть Ямато, научить обидчика уму–разуму. Тот и научил… «Добрый молодец», которому едва исполнилось 15 лет, недолго думая, отрубил своему братцу голову, затем руки и ноги, после чего выбросил все это в выгребную яму. Свершив сей «подвиг», Ямато предстал перед очами грозного родителя, который хоть и не отличался излишней сентиментальностью и привык к виду «расчлененки», пришел в ужас и решил отправить «горячего японского парня» подальше от двора.

Прежде чем начать череду героических деяний, Ямато посетил свою тетю, тоже принцессу, но вдобавок и жрицу, Ямато–химэ, которая дала ему меч самой богини Солнца Аматэрасу, превращавший его обладателя в непобедимого воина. Надо сказать, что подобный символ сильного мужского начала (по Фрейду) упоминается в сказаниях многих народов: клинок Эскалибур из английских саг о короле Артуре, меч–кладенец из русских былин, дар Афины Персею, герою греческих мифов, с помощью которого он отрубил голову Медузе Горгоне. Меч Ямато, имеющий собственное имя — Кусанаги, наряду с железным зеркалом и ожерельем (символами мужества, мудрости и процветания) принадлежит к числу священных регалий японских императоров, переданных богиней Аматэрасу ее внуку, Ниниги Микото, а им — его внуку Дзимму.

Став обладателем грозного оружия, Ямато–такэру первым делом расправился с вождями враждебного рода Кумаса на острове Кюсю, проявив не только мужество и бесстрашие, но и хитрость. Переодевшись в женское платье, он проник на пир, организованный двумя братьями Кумасатакэру. Милое создание ни у кого не вызвало подозрений. Более того, распаленные его (ее) ласковым взором братья расслабились, изрядно выпили и закусили, что лишило их не только разума, но и былой подвижности. Вот тут–то и понадобился магический меч: Ямато–такэру выхватил его и убил старшего из братьев. Младший пытался бежать, молил о пощаде, но доблестный отпрыск императора не пощадил его, изрубив несчастного опять–таки на кусочки (видимо, подобная жестокость была необходима в тех условиях).

Покончив с Кумаса, принц отправился на восток, в долину Канто, где местный вождь по имени Сагами вознамерился убить его. Во время охоты на оленей он заманил нашего героя в заросли высокой сухой травы и приказал слугам запалить ее. Но, как говорится, не на того напали: Яматотакэру с помощью все того же меча прорубил в сухостое тропу, вышел невредимым из огня, убил вождя, а заодно и всех его близких, истребив, таким образом, весь клан своего политического противника. Именно в память об этом событии чудо–оружие получило имя «Кусанаги–но–Цуруги» («Меч, срезающий траву»).

Многие завидовали славе этого богатыря и пытались убить его. Поскольку одолеть его в честном бою было невозможно, в ход шли любые средства. Правитель земли Идзумо в своем коварстве зашел столь далеко, что предложил Ямато побрататься. Сделал он это лишь по одной причине: церемония братания предусматривала обмен мечами. Разгадав его истинные цели, Ямато сделал вид, что согласился, и отдал злодею свое оружие, предварительно заменив его деревянным муляжом. Обрадованный таким оборотом дела враг тут же вызвал принца на поединок, но, как вы, уважаемые читатели, уже, наверное, догадались, был изрублен им на куски.

Немало подвигов совершил Ямато–такэру. Тяготы и лишения походной жизни сокрушили его здоровье, и он умер (по другой версии был отравлен по приказу отца–императора), а его душа превратилась в белую птицу, которая до сих пор парит в горних высях. За волшебным мечом богини Аматэрасу, хранящимся в храме Ацута Дзингу в районе города Нагоя, охотилось немало авантюристов. Так, китайскому магу Додзё удалось выкрасть его, но меч сам прорубил себе дорогу назад. Тогда Додзё пошел на хитрость; он завернул меч в десять слоев кожи и вынес его из храма, но не тут–то было… Грозный дух принца Ямато послал в погоню за злоумышленником дух божества ками, который нагнал вора, изрубил его, дабы не нарушать традицию, на куски, и вернул священную реликвию на место, где она хранится по сей день.

Границы государства Ямато еще более расширились во время правления императора Сэйму (131–190), при котором на первые роли выходят царедворцы — предвестники будущей узурпации власти представителями не царских родов. Именно при нем появляется должность «о-ми», ближайшего помощника императора по управлению государством, которая была дарована князю Такэноути, главе одного из крупнейших родов Ямато.

Преемник Сэйму и сын Ямато–такэру Тюай (192–200) обладал красивой внешностью и статью, но был мягким и нерешительным, предпочитая военным походам развлечения и нехитрые забавы, игру на музыкальных инструментах и созерцание цветения сакуры. Однако его недостатки с лихвой компенсировала активная, решительная и властолюбивая жена, императрица Дзингу (201–269), решившая покорить Корею. Мысль эту ей навеял сон, после которого она заявила своему царственному супругу: «Там изобилие разных сокровищ, манящих глаз, от золота до серебра. Я теперь дам эту землю тебе». Говорят, что Тюай никак не отреагировал на обещание жены, продолжая играть на флейте. Но тут страну потрясло очередное восстание, и миролюбивый монарх возглавил дружину для его подавления. Счастье, однако, отвернулось от него, и он погиб в сражении. Разъяренная Дзингу жестоко отомстила убийцам (сюжет очень похож на историю убийства князя Игоря и месть княгини Ольги). Став вдовой и получив неограниченную власть, Дзингу решается на осуществление своей мечты и проводит одну из самых дерзких десантных операций древности: интервенцию против корейского государства Силла. В ее отсутствие за «главного» в Ямато остался уже упоминавшийся Такэноути, который сумел подавить попытку дворцового переворота, предпринятую двумя сыновьями Тюая от другой жены — принцев Кагосака и Осикума, решивших защищать свои права на престол с помощью оружия.

Корейский поход закончился тем, что царь Силлы, Хаса–мукин, признал себя данником Ямато. Дзингу вернулась домой с богатой добычей, погруженной на 80 кораблей, для складирования которой пришлось построить специальные амбары. В Корее же для «присмотра» за новым вассалом был оставлен специальный вооруженный отряд Ямато.

Во время этой военной кампании Дзингу родила сына, который стал впоследствии императором Одзином (270–310). Его реформы и разумная миграционная политика способствовали развитию ремесел: прельщенные налоговыми льготами, в страну хлынули мастера из Китая и Кореи — кузнецы, ткачи, портные и винокуры. Кроме того, приехали ученые–конфуцианцы, которые стали учителями царских детей.

Особым пиететом у японцев пользуется следующий император, сын Одзина Нинтоку (313–399), человек во всех отношениях праведный и справедливый. Увидев бедственное положение народа, он на три года отменил все налоги, что способствовало процветанию страны. Причем сам он все это время довольствовался малым: не шил себе новой одежды, ходил в старой стоптанной обуви, крайне скромно питался (вот он, пример для подражания правителям!). Как свидетельствуют хроники: «Сердце свое он унял, волю сжал и не совершал никаких деяний, если дело касалось его собственных нужд». Принятые императором меры привели к взлету благосостояния людей, чему этот святой человек искренне радовался: «Вот, я уже богат, — говорил он жене. — Теперь печалиться нет причины». В ответ недовольная супруга (а когда они бывают довольны?) брюзжала: «Что ты называешь богатством? Изгородь вокруг твоего дворца развалилась, и никак ее не починить. Крыша обветшала, и платье промокло от росы. Почему же ты говоришь о богатстве?» На это Нинтоку с присущей ему мудростью отвечал: «Небесного властителя ставят на посту ради блага народа. Когда народ беден — и я беден. Богатеет народ — богатею и я. Не было еще такого, чтобы народ был богат, а правитель беден». Да, тяжело, наверное, приходилось его супруге! С царствованием Нинтоку связано также строительство в бухте Нанива, на месте нынешней Осаки, первого японского порта, который стал морскими воротами страны, стимулировал морскую торговлю и обеспечил постоянное сообщение между всеми районами Ямато.

К сожалению, как уже было сказано, дети обычно мало походят на своих отцов. Так было и на этот раз. Отпрыски императора затеяли очередную смуту сразу же после его смерти. Причина была как всегда банальна: старший сын и наследник влюбился в красавицу Куро–пимэ и направил к ней для сватовства своего младшего брата. Тот же вместо того, чтобы с честью исполнить поручение, выдал себя за жениха и провел с непорочной девицей первую ночь, оставив по забывчивости у нее на ложе свой колокольчик, который и был замечен бдительным наследным принцем. Естественно, разыгралась война, в ходе которой вероломный искуситель был убит, а старший брат стал императором Ритю (400–405). В его царствование «люди грамоты», в большинстве своем китайцы и корейцы, были назначены на чиновничьи должности в различных провинциях.

После его недолгого царствования, во время которого, тем не менее, произошло важнейшее событие в японской истории — создание царской сокровищницы (своего рода стабилизационного фонда), ему наследовал младший брат Хандзэй (406–410). Затем престол перешел к еще одному члену этого многочисленного семейства, Ингё (412–453), пытавшемуся навести порядок в иерархии общества путем установления своеобразной табели о рангах правящих кланов. Его смерть вновь ввергла страну в братоубийственные конфликты, в ходе которых законный наследник был лишен короны и совершил сэппуку (ритуальное самоубийство), а власть в стране узурпировал его младший брат, ставший императором Анко (454–456). Но и этот отпрыск благородного семейства правил недолго, уступив трон теперь уже своему младшему брату Юряку (457–479), который «прославился» тем, что убил многих безвинных людей, в том числе и своих ближайших родственников. Правда, он вошел в историю и как покровитель ремесел, в частности шелкоткачества, которое при нем бурно развивалось. Причем доходы от этого вида деятельности были столь велики, что по указанию императора создается специальная казна (сокровищница)!

<<< Назад
Вперед >>>

Генерация: 2.581. Запросов К БД/Cache: 3 / 1
Вверх Вниз