Книга: Битва гловальных проектов. Часть 2

Конец страны Ямато. Начало страны Нихон (Японии). Власть Фудзивара (650–1050)

<<< Назад
Вперед >>>

Конец страны Ямато. Начало страны Нихон (Японии). Власть Фудзивара (650–1050)

Основатель рода Фудзивара Каматари умер в 669 году, передав власть своему сыну Фухито (645–720), которому предстояло стать главным действующим лицом в последующих событиях. Умный и расчетливый политик, блестящий царедворец, тонкий дипломат, он добился влияния на правящих императоров с помощью испытанного способа — в результате династических браков он со временем стал тестем двум императорам и дедом третьему. При этом не любил высовываться, дабы не раздражать японскую знать, предпочитая закулисные интриги открытым выступлениям на политической арене. По некоторым слухам, покровительство, оказываемое ему со стороны императора Тэндзи, было связано с тем, что Фухито был его сыном. Желая наградить первого Фудзивару, Каматари, за его выдающуюся роль в перевороте Тайка, принц Наканооэ (будущий император Тэндзи) подарил ему свою прекрасную наложницу, к которой Каматари давно был неравнодушен, правда, на тот момент она уже носила в себе царского ребенка.

Именно Фухито Фудзивара стоял у истоков великого возрождения государства, которое из родоплеменного объединения Ямато превратилось в Страну восходящего солнца — «Нихон» (Японию), переживающую бурное развитие науки, культуры и искусства. В этот период строятся новые города, составляются первые официальные исторические хроники, формируется литературный язык, создаются поэтические шедевры. Расцвету японского ренессанса всячески содействовали и императоры, в частности Сёму (724–748), внук самого Фухито и его же зять, которого за праведность и глубокое погружение в буддизм почитали как святого. Этот праведник в 24 года отрекся от престола и ушел в монастырь, передав трон своей дочери, внучке все того же Фухито, Кокэн (749–778). При ней возник уникальный сплав синтоизма и буддизма, лежащий в основе японского мировоззрения. Сама же императрица была женщиной весьма своевольной, капризной и любвеобильной. Через десять лет своего правления она было отреклась от престола, в пользу своего племянника Дзюннина (758–764), но потом передумала и решила восстановить статус–кво, вновь надев «корону», правда уже под именем Сётоку.

Смещенного юного императора арестовали и выслали на отдаленный остров, где впоследствии задушили. Сётоку, будучи вполне зрелой женщиной, приблизила к себе монаха по имени Докё, которого определила на должность советника. Этот авантюрист, обладая прекрасными физическими данными, обольстил «бедную» женщину и прочно занял место в ее алькове. Видимо, обязанности свои он выполнял достойно, потому что в скором времени ему был пожалован министерский чин и титул «хо-о» (что–то типа первосвященника). Столь быстрая и успешная карьера привела, как это часто бывает, к утере ориентиров и чувства реальности: монах захотел стать императором! Ссылаясь на авторитетное мнение духов, с которыми он якобы имел прямую связь, Докё заявил, что в стране будет мир и счастье, если он станет воплощением бога.

Надо отдать должное царице: любовь любовью, но с рассудком у нее все было в порядке. Не поверив своему возлюбленному, она направила на диалог с божествами свое доверенное лицо, некоего Вакэ Киёмаро. Тот посоветовался с потусторонними силами и принес императрице ответ, опровергавший предсказание Докё. Мало того, боги якобы сказали, что трон могут наследовать только представители царского рода!

Что тут началось: Докё рвал и метал, а потом настоял на издании специального указа о ссылке бедного посредника и лишении его всех чинов и званий. Но ему самому это уже не помогло. Царственная любовница поняла, что ее «разводят», а это — согласитесь — неприятно. Правда, она терпела вруна возле себя до последнего вздоха, но сразу же после ее смерти Докё погнали прочь из дворца.

Фудзивара же продолжали набирать силу. Их положение еще более упрочил Фудзивара Ёсифуса (804–872). Приходясь императору Сэйва (858–876) дедом по материнской линии, он стал при нем регентом и добился его женитьбы на своих дочерях, получив таким образом неограниченный контроль над троном. Его племянник Фудзивара Мотоцунэ (836–891) пошел еще дальше: так как титул регента терял силу при достижении императором совершеннолетия, он учредил при дворе новый чиновничий пост — кампаку, объединив должности регента и канцлера. Именно он и стал первым регентом при взрослом императоре, после чего власть клана Фудзивара уже ничто не ограничивало.

Пика своего могущества род Фудзивара достиг при Митинаге (966–1027), которого называли диктатором Японии. Пятый ребенок регента Фудзивара Канэиэ, который скончался в 990 году, имел мало шансов достичь вершин власти. Двое его братьев, Мититака и Мициканэ, были регентами, а сестры — императрицами. Но в 995 году оба старших брата скоропостижно скончались, и у Митинаги появился шанс. Правда, на его пути встал племянник, сын Мититаки, Корэтика. Но Митинага сумел его обыграть, и в 996 году, в возрасте 30 лет, получил должность главного министра и имперского секретаря. Новый статус давал ему возможность влиять на правящего императора Итидзё, который к тому же приходился этому могущественному вельможе племянником.

Умело используя свое влияние, он добился от императора согласия на брак с Сёси, дочерью Митинаги. Пикантность ситуации заключалась в том, что император к тому времени уже был женат на дочери старшего брата министра и бывшего регента Мититаки Фудзивара, которую звали Тэйси. Но это не остановило предприимчивого царедворца, который добивался для своей дочери, ни много ни мало, императорского титула. Благо, в Японии у императриц их было два: тюгю и кёгё. Вот он их и разделил, справедливо сочтя наличие двух титулов у одной жены излишней роскошью. С одной стороны, это укрепило положение самого Митинаги, а с другой — привело к невиданному дотоле в Японии соперничеству дворов, — каждая из императриц пыталась перещеголять, так сказать, коллегу в роскоши и изысканности.

В 1000 году Тэйси умерла во время родов, и могущество Митинаги стало абсолютным. В 1011 году император Итидзё отрекся от престола в пользу Сандзё (1012–1016). Поскольку его мать, сестра канцлера, умерла рано, он воспитывался вдали от двора, избежал идеологической обработки клана Фудзивара и сразу же после воцарения, игнорируя советы дяди, начал принимать самостоятельные решения. Такая независимость выходила за рамки правил японского истеблишмента, и, используя рычаги давления, Митинага заставил слишком независимого императора отречься от власти, а на трон посадил восьмилетнего сына своей дочери Сёси, Го—Итидзё (1017–1036). Следуя установленной традиции, в 1019 году Митинага постригся в монахи и удалился от двора, оставив пост регента своему сыну Еримити, которого он, тем не менее, контролировал до самой своей смерти. Годы его правления стали одними из самых ярких периодов развития японской культуры.

<<< Назад
Вперед >>>

Генерация: 2.333. Запросов К БД/Cache: 3 / 1
Вверх Вниз