Книга: Битва гловальных проектов. Часть 2

Инсэй. Отстранение Фудзивара. Война Тайра и Минамото. Сёгунат (1050–1199)

<<< Назад
Вперед >>>

Инсэй. Отстранение Фудзивара. Война Тайра и Минамото. Сёгунат (1050–1199)

Правление сына Митинаги Ёримити было относительно безоблачным, но после его отставки в 1068 году могущество клана Фудзивара стало быстро угасать. Связано это было с тем, что у Еримити не было родных дочерей, а приемная дочь, выданная замуж за императора Го—Рэйдзэя (1046–1068), наследника престола не родила. Нельзя сказать, что Фудзивара сложили руки: Го—Рэйдзэя женили на дочери Норитими, брата могущественного регента. Но и она не справилась с поставленной задачей. В результате очередным императором Японии оказался Го—Сандзё (1069–1072), мать которого никакого отношения к Фудзивара не имела.

Он начал борьбу против засилья северян при дворе, пытаясь ограничить их власть. Но, находясь на троне, император был связан по рукам и ногам ритуалом, сложным дворцовым церемониалом и чрезмерными представительскими функциями. А потому он принимает единственно верное в тех условиях решение: отрекается от престола в пользу своего сына, но продолжает править, прикрываясь монашеским статусом. Эта практика, получившая название «инсэй» («ин» — монастырь, «сэй» — правление), закрепилась в качестве традиции царской семьи и стала тем самым недостающим звеном, которое было необходимо для свержения могущественного клана Фудзивара. Правда, высшие должности, сэссё и кампаку, по–прежнему оставались в их руках.

Практика инсэй привела к полной неразберихе в системе политического руководства. В стране одновременно принимали решения: экс–император, сложивший с себя полномочия и принявший постриг; экс–император, отрекшийся от престола, но постриг не принявший; император на троне; кампаку из рода Фудзивара. Понятно, что реальная власть находилась в руках того, кто обладал военной силой. И эту власть, в условиях японских реалий того времени, должна была освящать сакральная связь с царской семьей. Поэтому при всей своей декоративности именно трон являлся политической целью боровшихся за первенство кланов. Но в отсутствие строго установленного порядка престолонаследия кандидатуру на высший пост в государстве выдвигала группа приближенных к трону людей либо наиболее сильный политик. Во времена пика могущества рода Фудзивара все эти вопросы решали они. Практика инсэй лишила их этого преимущества. Противоречия нарастали, что не могло не привести в конце концов к вооруженному столкновению между конкурирующими группировками. Так и случилось в первой половине XII века.

С 1108 по 1123 год официальным императором Японии был Тоба (1108–1123). В 1123 году он отрекся от престола, и императором стал его сын Сутоку. Но дело в том, что Тоба не признавал в этом отпрыске свое родное дитя, так как его мать Тамака воспитывалась при дворе прежнего императора Сиракава (1073–1086), который был к ней неравнодушен. Тоба, пользуясь своим авторитетом и властью экс–императора, заставил Сутоку отречься от престола в пользу своего сына, рожденного от наложницы Бифуку. Звали этого императора Коноэ, и на момент воцарения ему было всего четыре года. Сам же Сутоку стал экс–императором. Коноэ в 1155 году умер. Естественно, Сутоку полагал, что императором сделают либо его, либо его малолетнего сына Сигэхито. Но экс–император Тоба не разделял его мнения на этот счет и назначил преемником брата Сутоку — Махито. В 1156 году тот был коронован под именем Го—Сиракава.

Такое решение привело Сутоку в ярость. Он призвал на помощь Ёринагу Фудзивару, а тот, заинтересованный в укреплении своего главенства в собственном клане и возвращении реальной власти, заручился поддержкой главы крупного самурайского рода Ёситомо Минамото. В июле того же года экс–император Тоба, заваривший всю эту кашу, умер, и Сутоку поспешил открыто выступить против действующего императора Го—Сиракавы. Но на его защиту встал глава самурайского рода Тайра — Киёмори.

Род Тайра восходил к императору Камму (781–806) и был особенно силен в восточных провинциях. Эти воинственные и независимые феодалы с трудом вписывались в созданную Фудзивара систему и поэтому нередко восставали против центральной власти. Так, в 935 году представитель этого дома Масакадо выступил против существующего порядка и даже объявил себя императором, ссылаясь на родство с правящей династией, но в результате пятилетней войны был разгромлен. В 1028 году еще один член этого клана, Тадацунэ, поднимает антиправительственный мятеж, но тоже терпит поражение. Примечательно, что направленный против него карательный корпус возглавлял представитель дома Минамото — Ёринобу.

Клан Минамото вел свою родословную от императора Сэйва (858–876) и имел влияние в центральных провинциях страны, а с XI века — и в северных. Представители клана занимали высокие должности при дворе и были талантливыми военачальниками. В 1050 году именно Ёриёси Минамото и его сын Ёсииэ подавили продолжавшееся девять лет восстание Ёритоки Абэ, феодала северной провинции Муцу. Жизнь и деяния представителей этого клана — личностей выдающихся, необузданных, находящихся в вечной борьбе с врагами, с сородичами, и что немаловажно, с самими собой — это наиболее яркие страницы японской истории.

Без Минамото не возникло бы такое сугубо японское явление, как самураи, которых иногда отождествляют с рыцарями Европы. На самом деле они столь же не похожи на них, как японские суси на европейские рыбные блюда.

Именно Минамото разрушили иерархию старого японского общества, имплантировав в сытое неповоротливое тело японской аристократии горящий неистовым огнем дух воина, который и предопределил дальнейший ход развития японской государственности и культуры с ее преклонением перед волевыми личностями, постоянно готовыми к подвигу.

Хотя в рядах противостоящих друг другу партий стояли представители всех кланов, этот период японской истории, прежде всего, связывают с противоборством родов Тайра и Минамото. Поднятый Сутоку мятеж был подавлен решительными действиями Киёмори Тайра, который, проявив незаурядный воинский талант и хитрость, разгромил противника 27 декабря 1159 года. Лидеров мятежников постигла печальная участь. Сутоку был схвачен (убить его рука не поднялась — к моменту пленения он был монахом, а убить монаха в Японии считалось величайшим грехом) и отправлен в ссылку, где впоследствии умер. Тадамаса Тайра, родной дядя Киёмори, был пленен и обезглавлен своим племянником. Еситомо Минамото просил помиловать его родных, но Киёмори проигнорировал его мольбы. Более того, он приказал поверженному врагу собственноручно убить отца и пять младших братьев. Тому ничего не оставалось, как выполнить приказ. Их бы все равно казнили, но предварительно еще и помучили. После этого Ёситомо был сослан на Восток и впоследствии убит собственными вассалами. Именно после этой победы начинается рост могущества рода Тайра, и связан он с именем Киёмори.

Потомок старинного клана, претендующего на родство с царским домом, Киёмори Тайра (родился в 1117 году, пришел к власти в 1159–м, умер в 1181–м) был старшим сыном Тадамори Тайра, который за свою службу императору получил право на посещение императорского дворца (высочайшая привилегия того времени!). Он сделал блестящую карьеру — возглавил придворные спецслужбы, подготовив своим детям неплохой трамплин для будущего взлета.

Киёмори обладал гигантским ростом и мощным телосложением, был искусным фехтовальщиком и храбрым воином. О его смелости и железной воле ходили легенды. Его целеустремленность и жажда власти, необузданный нрав и неуемная энергия, неумолимая жестокость и поражающая даже близких надменность сделали его безусловным лидером политической структуры японского общества того времени. Именно он бросился на помощь Го—Сиракаве, когда того, законного императора, все бросили. Его смелые и решительные действия помогли сохранить Го—Сиракаве трон, а самому Киёмори получить должности и звания, которые до него никогда не получали самураи.

Со временем он сосредоточил в своих руках неограниченную власть, превосходящую даже власть Фудзивара в период наивысшего расцвета! При этом ему приходилось, в силу японской ментальности, соблюдать установленные традиции и хотя бы внешне демонстрировать преданность трону и почтение к чиновникам более высокого ранга (тем же Фудзивара). Таковы были законы дворцовой жизни. При этом ничто и никто не могли ему помешать посадить императора под домашний арест, когда Киёмори почувствовал, что тот играет за другую команду. И только заступничество Сигэмори, сына диктатора, позволило выпустить «божественного» на волю.

Такой рост влияния Тайра не мог не вызывать озлобления у высшей аристократии, к которой сам Киёмори не принадлежал. Особое же раздражение вызывал тот факт, что представители этого рода стали нарушать веками складывавшиеся традиции и ритуал. Однажды внук Киёмори буквально врезался в кортеж канцлера Фудзивары, хотя в соответствии со своим статусом и установленным обычаем он должен был спешиться с коня, отойти в сторону и пропустить канцлера, отвесив поклон. Этот поступок не вызвал никакого осуждения со стороны деда!

«Человек ничего не стоит, если не принадлежит к дому Тайра», — так говорили в Киото люди, знакомые с истинным положением дел. В 1180 году влияние Тайра достигает апогея -престол занимает император Антоку (1180–1183), внук самого Киёмори. Но всего год спустя Киёмори умирает, и с этого момента начинается закат рода Тайра. Его дело мог бы возглавить старший сын Сигэмори, который обещал стать достойным преемником своего отца, но он ушел из жизни двумя годами раньше. При дворе же Тайра всегда считали выскочками, попавшими из «грязи в князи» за счет применения силы, а в среде служилого дворянства и самураев их ненавидели за предательство интересов истинных воинов, борющихся за свои права с придворной камарильей. Поэтому, когда Ёритомо Минамото поднял мятеж против засилья Тайра, он сразу же нашел поддержку, как в столице, так и на периферии империи.

Единственный оставшийся в живых представитель главной ветви клана Минамото, Ёритомо (родился 9 мая 1147 года, сёгун с 1192–го, умер 9 февраля 1199 года), чудом уцелел после репрессий, обрушившихся на его семью после печального поражения в 1160 году от клана Тайра. Говорят, что тогда, сразу же после решающего сражения, двенадцатилетнего мальчугана, именно столько было на тот момент Ёритомо, привели к Киёмори Тайра. Не отличающийся сентиментальностью победитель почему–то решил сохранить ребенку жизнь и ограничился тем, что отправил его в ссылку.

Это было его величайшей ошибкой, которая впоследствии стоила жизни его роду. Детство Ёритомо провел в провинции Идзу, под присмотром близкой к Тайра семьи Ходзё, дочь которого стала впоследствии его женой.

После смерти Киёмори Тайра в 1181 году начался очередной династический кризис. Пребывание на престоле внука последнего диктатора, Антоку, многие считали незаконным. Феодалы восточных провинций подняли мятеж, во главе которого и стал Ёритомо. Поначалу его войска терпели поражения от правительственной армии, но потом ситуация, благодаря продуманной политике самого Ёритомо, изменилась. Сосредоточившись на выполнении административных функций, Еритомо поручил ведение боевых действий своим сподвижникам, наиболее яркими из которых были Ёсинака Минамото и Ёсицунэ Минамото, обладавший таким количеством талантов и добродетелей, что стал героем народного эпоса.

2 июня 1183 года пятитысячный корпус под командованием Ёсинака Минамото заманил сорокатысячную армию Тайра в узкий проход в долине Куриката, лишив ее тем самым численного преимущества, деморализовал противника с помощью стада буйволов с привязанными к рогам горящими факелами, а затем полностью его уничтожил. Дорога на столицу была открыта, и в августе того же года Ёсинака вступил в Киото. Талантливый полководец, он, однако, оказался плохим администратором, так как не смог наладить в главном городе страны нормальную жизнь, пресечь грабежи, поджоги и мародерство. Возмущенный поведением распоясавшейся солдатни, экс–император Го—Сиракава попросил защиты у Ёритомо, предварительно признав его войска правительственными, а Тайра — мятежными. Для усмирения вышедших из–под контроля самураев был направлен Ёсицунэ с 60–тысячной армией. Он быстро разгромил войска Ёсинака при Удзи и Сэта и в феврале 1184 года вступил в столицу.

Пока Минамото разбирались между собой, Норицунэ Тайра сумел укрепиться в западных провинциях и превратил в крепость свою резиденцию в Итинотани. Но казавшаяся из–за своего уникального положения неприступной, эта твердыня пала 18 марта 1184 года после стремительного штурма под командованием все того же Ёсицунэ (1159–1189). Этот прославившийся нестандартными поступками военачальник в феврале 1185 года с помощью всего пяти кораблей захватил военно–морскую базу Тайра на острове Сикоку, а 15 апреля того же года окончательно перечеркнул последние надежды Тайра на победу, разгромив их флот в проливе Данноура. Решающую роль в окончательной победе Минамото сыграло предательство одного из вассалов Тайра, который выдал местонахождение императора Антоку (внука Киёмори).

Поняв, что спасения не будет, император и его бабушка (вдова Киёмори) выбросились за борт и утонули. Их примеру последовали остальные члены рода Тайра, что привело к его фактическому исчезновению. Однако эта победа не сделала более счастливыми и победителей: в стане Минамото начались преследования бывших соратников и репрессии. И если гибель зарвавшегося Ёсинаку была хоть как–то оправдана, то причиной смерти других друзей, помощников и однополчан Ёритомо была подозрительность, предельная жестокость и цинизм этого человека. Хотя, если учесть тот факт, что в детстве на его глазах разыгралась трагедия собственной семьи, что он был сиротой и долгое время находился в заточении, то его действия можно если не оправдать, то хотя бы понять.

Ёсицунэ Минамото был девятым сыном Ёситомо Минамото и младшим братом (разница в возрасте — 12 лет) основателя Камакурского сёгуната Ёритомо Минамото. Его матерью была служанка по имени Токива Годзэн, а отцом — глава клана Минамото, Ёситомо Минамото. В год его рождения Ёситомо Минамото вместе с Нобуёри Фудзивара подняли восстание (Хэйдзи) против дома Тайра, но потерпели поражение и были казнены. Не склонный к доброте Киёмори Тайра почему–то казнил только главу клана Минамото и его старших сыновей. Младенец Ёсицунэ воспитывался в семье своей матери, а затем — в буддийском монастыре Курама (близ Киото). В подростковом возрасте он узнал тайну своего происхождения. Юноша возненавидел Тайра, дал клятву отомстить за смерть отца, отказался от монашеской стези и стал осваивать боевые искусства.

Первый его подвиг — победа над богатырем Бэнкэем, который нападал на воинов, направлявшихся по мосту Годзё в Киото, и отнимал у них мечи. «Зачем?» — спросите вы. А затем, что он принял обет добыть 1000 мечей и пустить их на строительство храма. Бэнкэй был огромного роста и прекрасно владел приемами борьбы, с оружием и без. Поэтому легко добыл 999 мечей. И вот на волне успеха, полностью уверенный в своей непобедимости, он заприметил щуплого паренька, который семенил через злополучный мост. Бэнкэю было как–то не с руки отнимать меч у этого убогого. Но обет есть обет. Делать нечего. И он вышел навстречу парнишке в полной уверенности, что тысячный меч у него в кармане (гордыня–гордыня!). Через мгновение он был повергнут и лишен оружия, а его могучую грудь попирала маленькая нога победителя. Бэнкэй был ошарашен. Разозлиться он просто не успел. А когда увидел улыбающуюся физиономию паренька — сам рассмеялся. Это стало началом настоящей дружбы. Добродушный и сильный Бэнкэй привязался к умному и ловкому Есицунэ, который со временем превратился в величайшего полководца страны.

Подобные истории о дружбе с виду неказистого, но ловкого и умного воина с богатырем–добряком есть у многих народов. Достаточно вспомнить взаимоотношения Робин Гуда и Маленького Джона (Little John), которые после столкновения на переправе стали неразлучными друзьями.

Ёсицунэ был 21 год, когда его старший брат Ёритомо возглавил борьбу клана Минамото с узурпаторами из рода Тайра. В Японии началась гражданская война, получившая название «Гэмпэй». Именно в результате этой войны самураи стали главным сословием страны, а самурайский кодекс чести предопределил на века архетипические черты нации.

«Война Гэмпэй — ключевой момент для понимания истории самураев… произошедшие тогда битвы… явили образцы самурайской доблести, на которые самураи равнялись на протяжении всей своей последующей истории. Героические повести и произведения искусства сделали из событий войны Гэлтэй некую хрестоматию героизма, по которой будущие поколения учились тому, как надлежит себя вести самым благородным, отважным и безупречным самураям. Практически все особенности самурайской культуры, которым позднее предстояло сделаться неотъемлемой ее частью, находят отражение в том или ином моменте войны Гэмпэй. Искусная стрельба из лука и поединки, сочетание искусства, поэзии и насилия, нерушимая преданность одному господину и жуткая традиция ритуальных самоубийств — примеры и образцы всего этого можно найти в повествованиях о войне Гэлтэй.

Вторая причина, по которой война Гэлтэй оказалась ключевым моментом для истории самураев, — это то, что предприняли победители, дабы закрепить свой триумф. В 1192 году Минамото Ёритомо принял титул сегуна. До сих пор этот титул временно давался военачальникам самураев, получившим повеление императора подавить мятеж против трона. Ёритомо же, чья семья теперь не имела соперников в Японии, назначив себя сегуном, утвердился в новой роли военного диктатора. Вся разница была в том, что временное поручение императора теперь превратилось в постоянное и не отменялось на протяжении восьми веков… должность сегуна сделалась наследственной в семье Минамото. Правление сегуна было названо «бакуфу» — от… больших полотен, которые окружают ставку полководца на поле боя. Это было подходящее название для новой системы правления, в которой императору отводилась роль номинального владыки, обладавшего огромной религиозной властью, но совершенно лишенного власти политической» (Стивен Тернбулл. Кодекс самурая. Воспитание воина).

Судьба самого Ёсицунэ сложилась не очень удачно. Он выиграл все сражения этой войны, совершил много подвигов, уничтожил всех врагов рода Минамото, став при жизни национальным героем, примером для подражания, действующим лицом мифов, легенд, сказаний, стихов и поэм. И этого ему не смог простить его старший брат Ёритомо. Он и раньше не испытывал к Ёсицунэ братских чувств, считая его происхождение низким. А блистательные победы Ёсицунэ на полях сражений и личная привязанность к нему со стороны императора Го—Сиракавы возбудили в надменном сёгуне жгучую зависть к своему удачливому родственнику. Окончательный разрыв произошел после того, как император назначил Ёсицунэ правителем всех земель на острове Кюсю. Далекий от политических интриг, честный и благородный полководец отправился в Камакуру, дабы лично доложить о высокой награде своему старшему брату и господину и выразить ему свою преданность. Но в ставку его не допустили, заставили вернуться в столицу, после чего изгнали из клана Минамото. Но и на этом коварный правитель не успокоился. Опасаясь мести со стороны Ёсицунэ, сёгун нанял наемных убийц — ниндзя, которым, однако, не удалось убить отважного воина. Главарь шайки был пойман и казнен. Император же дал Ёсицунэ указание покарать Ёритомо как «врага императорского двора». Это была чистой воды подстава, поскольку никакой военной помощи император вновь назначенному «сёгуну» не оказал. В результате Ёсицунэ оказался изгоем. На него была объявлена охота, продолжавшаяся долгих четыре года.

Ёсицунэ скитался по стране с горсткой сподвижников, среди которых был и его верный друг Бэнкэй. Легендарный герой после побед над Тайра превратился в живой миф, что, однако, не спасло ни его самого, ни его близких. По приказу бакуфу его наложницы и дети были казнены, а сам он попал в засаду. Верный Бэнкэй до последней капли крови защищал своего друга и господина, дав тому возможность уйти из жизни самым достойным для самурая образом, совершив ритуальное самоубийство.

Сэппуку — так называется самоубийство самурая, который вспарывает себе живот после того, как терпит поражение. Таким образом он смывает с себя позор и не просто восстанавливает, а значительно улучшает собственную репутацию. Это — мучительная смерть, поэтому сэппуку со временем стали совершать с помощью кайсяку (секунданта), который в момент агонии отрубал товарищу голову.

Традиция эта была заложена членами клана Минамото во времена первых столкновений с Тайра. Знаменитый богатырь из этого рода, обладавший воистину нечеловеческой силой -стрелы, выпущенные из его чудовищных размеров лука, пробивали насквозь борт боевой лодки, — Танэтомо вспорол себе живот в 1156 году после того, как на остров, где он находился, высадились самураи из клана Тайра. До совершенства этот обряд довел еще один яркий представитель рода Минамото -Ёримаса. Это случилось в 1180 году во время битвы с Тайра при Удзи. Увидев, что его войско терпит поражение, Ёримаса отступил в тихий утолок возле прекрасного храма Бёдоин, где на обороте своего боевого веера написал стихотворение:

«Как дерево сухое,

С которого не снять плодов,

Печальна жизнь моя была,

Которой суждено пройти бесплодно»,

— и совершил сэппуку.

В результате войны Гэмпэй Ёритомо Минамото осуществил свои детские мечты. Он отомстил обидчикам и наказал виновных в смерти отца и близких родственников. Но вряд ли бы он достиг величия, ограничившись только этим. С его именем связана коренная реструктуризация японской политической системы. Теперь вершину ее пирамиды заняли военные, а самураи из доблестной, но презираемой касты превратились в правящий класс. Резиденция Ёритомо, его «полевая ставка» (бакуфу) в Камакуре стала центром принятия решений по всем государственным вопросам. Царской столице оставили функции красивых, но бесполезных декораций.

Однако сам новый сёгун вряд ли при этом был счастлив: он лишился друзей и истинно преданных ему людей, а основанная им династия была обречена. Когда в 1199 году он умер, официальным наследником стал его 17–летний сын Ёрииэ (1182— 1204), который мало походил на отца и не был готов к тому, чтобы править. Он сразу же стал жертвой интриг Ходзё Токимаса, бывшего опекуна Ёритомо.

<<< Назад
Вперед >>>

Генерация: 2.221. Запросов К БД/Cache: 3 / 1
Вверх Вниз