Книга: Что такое Африка

ЧТО ТАЯТ АФРИКАНСКИЕ МАСКИ

<<< Назад
Вперед >>>

ЧТО ТАЯТ АФРИКАНСКИЕ МАСКИ

Человек с незапамятных времён изготавливал маски – традиции маскарада присутствуют в культурах всех континентов. В традиционной культуре маски сохраняются и в Азии, и на Дальнем Востоке, и на островах Тихого океана, и в Америке. Использовали их ещё с дохристианских времён и на Руси, где в масках животных выступали ряженые и скоморохи на Масленицу; и в Древней Греции, где из религиозных маскарадов в честь Диониса родился классический античный театр – предок современного европейского театра. Итальянский театр комедии дель арте, знаменитый своими сатирическими масками, также ведёт своё начало от народных карнавалов жителей Римской империи. Значит, считать маски элементом первобытной культуры нет ровно никакого основания, и всё же вовсе не русские народные маски украшают сегодня стены квартир, сделанных самыми именитыми дизайнерами, – мода на африканские маски доминирует по всему миру. Возможно, это случилось потому, что нигде их роль в культуре, религии и повседневной жизни не приобрела такого огромного значения, как в Африке, у народов которой маски являются основой любой культовой церемонии.

Когда я надеваю маску, я перестаю быть собой.

Из интервью участника танца масок, Мали

Традиции изготовления этих изделий на африканском континенте существуют уже много тысячелетий. Люди в масках отмечены как в наскальной живописи Тассили-н-Аджер в Сахаре, датируемой не позже 5000 г. до н. э., так и в рисунках древних охотников Южной Африки. Сведения ранних авторов отрывочны и разрозненны: в XIV в. о масках с изображением птиц упоминает Ибн Баттута, в XVII в. французский путешественник Ф. Форже зарисовал танцора в маске на традиционной церемонии инициации юношей в Гамбии. Всё это говорит о том, что сегодняшние африканские маски насчитывают не одно столетие. Однако это вовсе не значит, что традиция стоит на месте: как это ни удивительно, новые маскарадные ритуалы и новые виды масок возникают в Африке и сегодня, на наших глазах, в начале XXI в.

То, что африканские маски в огромном количестве появились на рынках и завалах старьёвщиков, не только результат моды на этнический стиль в богатых европейских домах, но и печальное следствие забвения древней культуры. Прежде всего это «заслуга» христианских миссионеров и мусульманских проповедников, яростно убеждавших народы Африки избавиться от предметов старого культа. Вот уже несколько столетий по всей Африке маски сжигают, ломают или выбрасывают за ненадобностью, а ещё чаще их уничтожают термиты в покинутых людьми священных рощах, где когда-то проводились шумные религиозные праздники. Наиболее разумным было бы собирать и систематизировать их в музеях африканских стран, но крупных этнографических музеев в Африке очень мало, и потому приобретение масок в музеи и частные коллекции Европы и Америки становится едва ли не единственной реальной возможностью сохранить это уникальное наследие загадочной африканской культуры. Так как любая музейная коллекция влечёт за собой научное изучение предмета, то неудивительно, что практически все обзорные труды по африканским маскам созданы на основе музейных или частных собраний.


ЭТА МАСКА, ИЗГОТОВЛЕННАЯ МАСТЕРОМ НАРОДА ДОГОНОВ (МАЛИ) ИЗ ТКАНИ, РАСТИТЕЛЬНЫХ ВОЛОКОН И УКРАШЕННАЯ РАКОВИНАМИ КАУРИ, ЗАКОЛДОВАНА. НАДЕВАТЬ ЕЁ МОГУТ ТОЛЬКО УЧАСТНИКИ ТАНЦА МАСОК; ЛЮБОЙ ДРУГОЙ, ПРИМЕРИВ ЕЁ, УМРЁТ. ПРОВЕРИТЬ ЭТО ЗАКЛЯТИЕ НА СЕБЕ МОЖНО, ЗАГЛЯНУВ В МУЗЕЙ ЭТНИЧЕСКИХ ГОЛОВНЫХ УБОРОВ «МИР ШЛЯПЫ» В РИГЕ, ГДЕ СЕГОДНЯ ХРАНИТСЯ ЭТО СОКРОВИЩЕ.

Маски сложно изучать, и прежде всего потому, что у большинства народов Африки они считаются священными, и видеть их, а уж тем более исследовать их смысл строго запрещено не только иностранцам, но подчас и самим жителям деревни, которые обладают такой возможностью только при особых событиях.

Христианство и ислам сделали маски ненужными, но старики в деревнях ещё продолжают хранить старые реликвии. Автору этих строк нередко приходилось получать безразлично-отрицательный ответ от деревенских стариков на вопрос о масках: «Мы всё выкинули (или сожгли), когда стали христианами (или мусульманами)». Позже выяснялось, что маски надёжно хранятся в священной роще или особой наглухо запертой хижине в лесу, как церковные сокровища в криптах, и по-прежнему используются теми же самыми стариками для церемоний связи с духами.

Сегодня маску можно купить на развале любого крупного африканского города, но узнать что-то о её значении, о символах и мифах, стоящих за ней, значительно сложнее. Продавцы масок на рынках, как правило, являются перекупщиками и способны лишь указать страну происхождения того или иного предмета, а зачастую они не знают и этого. То, что удалось разведать по сей день исследователям, путешественникам и коллекционерам, составляет лишь верхнюю, незначительную часть айсберга. Христиане и мусульмане Африки не любят говорить о своих старых верованиях, а приверженцы традиционных религий тем более неохотно делятся своим сокровенным знанием с чужаками. А ведь именно религиозное значение является основным для африканских масок.

Маски могут использовать лишь посвящённые: жрецы, обученные танцоры, члены тайных обществ. Количество типов масок даже у одного народа может исчисляться десятками, а когда-то, возможно, и сотнями. Их столько, сколько священных существ знает религия данного народа. Надевая маску, танцор становится воплощением определённого духа, божества, славного предка или легендарного героя, а возможно, тотемного животного, охраняющего жизни людей. Маска может принадлежать и духу врага или демона, стремящегося уничтожить человеческий род и неизменно терпящего поражение в борьбе со своим более гуманным коллегой.

У НАРОДА ИДОМА (НИГЕРИЯ) МАСКИ ИКПОБИ ЗАМЕНЯЛИ ГОЛОВЫ УБИТЫХ ВРАГОВ, КОТОРЫМИ КОГДА-ТО ПОХВАЛЯЛИСЬ МОЛОДЫЕ ВОИНЫ, ВОЗВРАЩАЯСЬ В ДЕРЕВНЮ ПОСЛЕ УДАЧНОЙ ОХОТЫ ЗА ГОЛОВАМИ. ТАК МАСКА СМЕНИЛА КРОВАВЫЙ ОБЫЧАЙ.

Все эти могущественные, но весьма опасные существа являются жителям деревни, чтобы присутствовать на похоронах стариков или инициации юношей, на празднике в честь снятого урожая или начала нового сельскохозяйственного года. Поэтому маски бывают либо зооморфными, изображая животных и птиц, либо антропоморфными, с человеческим лицом (хотя у народа игбо в Нигерии засвидетельствована маска, изображающая нож для ямса). Впрочем, очень часто черты различных существ искусно совмещаются в масках мужчины с шакальими ушами, трубкозуба с рогами антилопы или женщины с дятлом вместо причёски.



Маска икпоби народа идома

Реалистичность изображения не обязательна: маска отображает миф, хорошо известный зрителям, так что портретное сходство с конкретным животным или человеком не является важным. Многие маски (например, народа бауле) изображают своего героя весьма схематично, выделяя лишь глаза, рот или рога, вырезанные на обычной доске. Этим простейшим образцам противостоят удивительные по своей сложности составные конструкции, совмещающие в себе целый коллектив божеств или духов – как, например, маска эпа народа йоруба (Нигерия), изображающая правителя в окружении своих подданных.

Такие маски представляют собой настоящее бремя для танцора, ведь подчас они сравнимы с ним по весу. Например, маска дмба народа бага (Гвинея) может весить до 60 кг, не включая костюма из листвы и соломы, который покрывает тело танцора. Знаменитая маска сириге народа догонов достигает в высоту 6 м, и лишь самый выносливый и искусный специалист сможет плясать в ней по площади, поддерживая непостижимый баланс в ритм барабанной музыке. К слову, работа танцора вовсе не всегда удел мужчин: например, в Сьерра-Леоне свои маски имеются у женского тайного общества Санде, в церемониях которого могут принимать участие только женщины.



Слева направо: сириге, маски бауле, эпа, дмба

В научных трудах общепринятой классификации масок ещё не сложилось. Условно их делят в зависимости от того, какие части тела они закрывают: так выделяются лицевые, налобные, наголовные и наплечные маски. Однако существует и масса иных, более экзотичных видов. Например, маска иджеле народа игбо (Нигерия) закрывает человека целиком, с головы до ног, а маска насоло народа сенуфо (Кот-д’Ивуар) столь велика, что её можно нести только вдвоём. Некоторые изображения лиц и вовсе не надевают на голову: их вешают на шею (у народа игала в Нигерии) или на пояс (у народа фон в Бенине) в качестве амулета или символа власти. А в Гвинее и Кот-д’Ивуаре каждый житель с детства имеет свою карманную «маску» размером с ладонь: учёные называют их «паспортами», но в отличие от общегражданского паспорта, они не только идентифицируют личность, но и защищают от злого духа.



Маска пигмеев тва представляет собой чёрную сажу, нанесённую на лицо, и некоторые другие декорации для лица

Большинство масок сделаны из дерева, однако это далеко не единственный материал, используемый для их изготовления. Народ чокве (Конго и Ангола) использует для своих масок вязкую смесь из глины и смолы, при помощи которой мастер искусно лепит тонкие черты лица. У шиллук (Судан) маски делаются на основе высушенного калебаса, набитого навозом, у йоруба (Нигерия) для той же цели более человечно используется глина. В Мали, Камеруне, Конго известны маски из ткани или растительных волокон, черты лица которых подчёркиваются с помощью ниток бисера или раковин каури. Ираку в Танзании делают маски из кожи, а лега в Конго – из костей крупных диких животных. Правитель Бенина носил на поясе небольшое изображение вроде маски, сделанное из слоновой кости, а бронзовые и латунные головы, которые в этой западноафриканской державе изготавливали ещё в XV в., получили всемирную известность. Сегодняшние африканцы тоже весьма изобретательны: после Первой мировой войны у народов Западной Африки встречались маски, сделанные из европейских противогазов и украшенные каури. Нельзя не упомянуть и «живые» маски, коллекционировать которые можно только на фотографиях: имеются в виду разноцветные росписи и узоры на лицах танцоров, принятые, например, у народа уби (Кот-д’Ивуар). Пигмеи тва (Уганда) не делают скульптурных масок, однако танцоры, изображающие злого духа Ньявинджи, мажут лицо чёрной сажей и набивают ею рот, а голову и тело покрывают специальным костюмом из травы.

В качестве украшений распространёнными материалами являются волосы и кость – из последней обычно делаются зубы маски. Конечно же, рога у маски антилопы и перья у маски священной птицы чаще всего настоящие. Помимо этого, маски могут быть украшены мехом и шерстью животных, семенами, металлическими заклёпками, а в последнее время – и пуговицами. Можно заметить, что большинство масок выкрашено в чёрный цвет – это следствие применения масел и соков растений или долгого копчения над огнём. С помощью таких средств можно спасти древесину от червей и термитов.



Горизонтальная «женская» чивара изображает самку антилопы, тотемного животного народа бамбара

Изготовитель масок – почётная профессия в Африке. Над ними работают профессиональные резчики, иногда – представители особой наследственной касты, хорошо известные в округе и имеющие множество учеников. Это прославленные люди, которых будет помнить не одно поколение. Они сами учились у славных мастеров и нередко сдавали настоящие экзамены. Например, в Камеруне молодой резчик должен показать свой первый самостоятельный труд вождю племени: только если тот одобрит работу, художник может открывать собственную мастерскую.

В европейской науке долго господствовало мнение, что резчик масок в своей работе руководствуется лишь традицией, делая маску по заранее известному шаблону, но это не так. У каждого мастера есть свой язык, а фантазии и инновации, которые он вносит в свой труд, нередко преображают существующий тип масок до неузнаваемости.

В качестве примера можно привести широко известную маску чивара, принадлежащую народу бамбара (Мали). Связанный с ней ритуал, вероятно, довольно древний, однако сама маска примерно столетие назад резко изменила свой вид. Когда-то она представляла собой лишь налобную шапку с рогами антилопы, сегодняшняя же чивара – это сложная резная фигура высотой до двух метров, изображающая антилопу с детёнышем или и вовсе целый ансамбль из трубкозуба, панголина и рогов газели. Скорее всего, такая удивительная метаморфоза была связана с вдохновением конкретного художника.

От вдохновения, впрочем, зависит далеко не всё. Маска – не просто кусок дерева, она сама по себе содержит сверхъестественную силу, а значит, должна изготавливаться по канону, с использованием всех положенных магических ритуалов. У многих народов принято, чтобы мастер во время изготовления маски придерживался поста или полового воздержания или же пел во время работы особые песни. Догоны считают, что маска, изготовленная для продажи, не будет иметь никакой силы, потому что она сделана без использования ритуала, призывающего духов, и следовательно, никакой дух никогда не пожелает в неё вселиться. По мнению африканцев, наличие духа в маске всегда можно определить: многие, например, убеждены, что по ночам «настоящие» маски обязательно издают звуки – клацают зубами или тихо воют. Страх перед масками доходит до абсолюта: бангва (Камерун) считают маску тро настолько опасной, что её не рискуют даже надевать на голову, а носят на плече.

Если уж некоторые африканские маски впечатляют нас, привыкших к голливудским спецэффектам, то легко представить, какое впечатление они производят на местных жителей. Многие маски могут испугать одним внешним видом, – например, подростков на церемонии инициации. Приходя в священную рощу готовиться к посвящению в мужчины, они нередко впервые видят маскарадное представление и готовы поверить, что перед ними – сверхъестественное существо. Некоторые маски для этого специально хранят взаперти, доставая только для процедур инициации. А некоторые выносят из леса лишь во время кризисов – недорода, голода или смерти вождя, – чтобы защитить жизнь и благополучие жителей от злых духов и колдовства, источников любого несчастья.

Жрецы, ведающие церемониями, хорошо обучены различным приёмам, убеждающим зрителей в нереальности происходящего. Например, во время церемонии зангбето в Бенине можно наблюдать, как по деревенской площади под музыку кружится существо в широком наряде из растительных волокон, похожее на копну сена. После того, как музыка стихает и зангбето останавливается, один из жрецов подходит к нему и переворачивает, но человека под нарядом не оказывается, копна сена совершенно пуста. С помощью подобных приёмов (автору, кстати, так и не удалось разгадать этот фокус) жрецы искусно поддерживают веру в сверхъестественные силы духов.

Впрочем, вера держится вовсе не на фокусах. Во время разговоров с африканцами можно легко убедиться – они прекрасно знают, что под маской находится их сосед или родственник. Но люди верят, что, надевая маску, танцор оказывается во власти духа, которого он изображает, он перевоплощается в него и перестаёт быть человеком. Все движения одержимого подчинены воле того, чью маску он несёт. Танцор и сам думает так же. Он не способен на человеческие проявления, его действия становятся совершенно особыми. Трудно сказать, вызвано это экзальтацией либо профессиональным искусством исполнителя. Ведь не только резчик по дереву, но и танцор, надевающий маску, должен пройти специальное обучение, иногда в течение нескольких лет. Он учится и движениям танца, и особому голосу, и даже тайному языку.

Традиция «языка масок» хорошо знакома многим народам Западной и Центральной Африки. Во многих случаях он представляет собой язык того народа, от которого пришла традиция маскарада. Например, ещё столетие назад народ бете (Либерия) вовсе не использовал масок, они были заимствованы у соседнего народа нябва, и в ходе сегодняшних церемоний танцоры обмениваются командами на языке нябва. Точно так же и бауле (Кот-д’Ивуар), позаимствовав у своих соседей уан традицию масок голи, пользуются их языком во время таинств. Но нередко происхождение «языка масок» установить не удаётся. Например, уже упоминавшиеся догоны Мали пользуются во время танцев тайным языком, который, по их словам, принадлежит теллемам, легендарным летающим людям, жившим когда-то в незапамятные времена на этой земле. Исследователи до сих пор не имеют возможности изучить этот тайный язык, потому что тем немногим догонам, которые им владеют, под страхом смерти запрещено передавать знание чужестранцам.

Впрочем, вовсе не всегда маски сопряжены с религией. Весьма возможно, что первые из них появились в Африке тысячелетия назад с практической целью – в качестве охотничьего камуфляжа. В ЮАР сохранились пещерные рисунки, изображающие охотника с луком в костюме страуса или маске антилопы, подбирающегося к своей добыче. Маски птиц и сегодня используют охотники западноафриканской саванны. Возможно, имитация сцены охоты на тотемных животных и привела древнего человека к созданию сложных и наполненных глубоким символизмом церемоний маскарада.

Сегодня культура изготовления и использования масок постепенно уходит. У некоторых народов Африки, отказавшихся от традиционной религии, маски используются лишь для развлечения, в том числе во время христианских праздников, а также для торжественного приёма дорогих гостей, но их религиозный символизм уже утрачен. Однако традиция остаётся подчас весьма живучей. Иначе как можно объяснить тот факт, что во время религиозных церемоний догонов, популярных среди европейских туристов, в последние годы наряду с масками крокодила, удава, шакала и бога воды стала появляться новая маска, о которой в догонской мифологии нет ни слова?

Маска европейского туриста.

<<< Назад
Вперед >>>

Генерация: 1.345. Запросов К БД/Cache: 3 / 0
Вверх Вниз