Книга: Иван Васильевич Мушкетов 1850-1902

Глава 9 Председатель Отделения физической географии. Почетный член Минералогического общества

<<< Назад
Вперед >>>

Глава 9

Председатель Отделения физической географии.

Почетный член Минералогического общества

С начала 80-х годов И. В. Мушкетов активно сотрудничает в различных научных обществах и особенно в Русском географическом обществе, где уже с 1881 г. состоит членом Совета, а с 1885 г. — председателем Отделения физической географии, занимая этот почетный и ответственный пост на протяжении 17 лет.

Русское географическое общество, основанное в 1845 г. по инициативе передовых русских ученых того времени (Ф. П. Литке, К. И. Арсеньева, Ф. П. Врангеля, В. И. Даля, Г. П. Гельмерсена, К. М. Бэра и др.), в XIX в. проводило разнообразные исследования по изучению географии, этнографии, статистики и экономики России, являя собой научный центр, вокруг которого объединялись исследователи разных специальностей и ведомств.

В соответствии с Уставом (1849 г.) в Обществе были учреждены четыре отделения — географии математической, географии физической, этнографии России, статистики России.{1} Руководство Обществом осуществлял Совет во главе с вице-председателем,{2} куда входили помощник председателя, председательствующие в Отделениях, 6 членов и секретарь Общества. Все эти должности (включая и пост вице-председателя) были выборными сроком на четыре года.

Деятельность Общества особенно активизировалась с начала 70-х годов, когда его возглавил (занял пост вице-председателя) Петр Петрович Семенов (с 1906 г. — Семенов-Тян-Шанский), выдающийся русский ученый, знаменитый путешественник, крупный общественный деятель и талантливый организатор. Он смело привлекал к изучению обширной территории России и сопредельных с ней стран энергичных исследователей из разных слоев населения России; организовывал крупные научные экспедиции (Н. М. Пржевальского, Н. А. Северцова, Г. Н. Потанина и др.), добивался получения значительных средств для издания научных трудов экспедиций Общества, способствовал открытию новых отделов общества и т. п.

В 70—90-е годы в Географическом обществе состояло 750—800 членов. На 1 января 1886 г., например, в Обществе числилось 592 действительных члена, 137 членов- сотрудников, 27 иностранных членов-корреспондентов, 17 членов-соревнователей и 33 почетных члена.{3}

Большинство научно-организационных вопросов деятельности Общества (организация научных экспедиций, принятие работ к печати, присуждение наград общества и др.) рассматривались сначала на заседаниях Отделений, а затем выносились на утверждение Совета общества, но могли решаться и непосредственно Советом общества, особенно такие, как организация крупных экспедиций и др. Совет общества распределял средства между отделениями для организации экспедиций и издания работ, присуждал награды Общества; обсуждал и выдвигал кандидатов в члены Общества, утверждал новые виды своих изданий, выдвигал кандидатов в Совет общества и т. п.

На общих собраниях Общества заслушивались сообщения о наиболее важных исследованиях, а на общем годовом собрании обсуждалась деятельность Общества за прошедший год и проводились выборы в его Совет. Устраивались еще и торжественные собрания Общества — обычно в связи с завершением крупных путешествий, организованных Обществом. Подобное, например, состоялось 29 января 1866 г. по случаю возвращения Н. М. Пржевальского из четвертого своего путешествия по Центральной Азии. Оно проходило под председательством П. П. Семенова в Концертном зале дворца великой княгини Екатерины Михайловны в присутствии великих князей, министров, сенаторов и других высокопоставленных лиц, членов дипломатического корпуса, почетных и действительных членов Географического общества — всего около 600 человек. Это отражало большой интерес правительственных сфер к экспедициям Географического общества.

Основная научная деятельность Общества была сосредоточена в Отделениях, председательствующим которых, согласно § 68 Устава Общества, вменялось в обязанность «Изыскивать средства к возможно высшему развитию науки, составляющей предмет занятия Отделения». Вопросы, подлежащие рассмотрению в Отделении физической географии, были весьма разнообразны (изучение орографии, рек, озер, морей, климата, геологии, распространения растительности, животного мира и др.). Первым руководителем Отделения (до 1849 г. — Кабинета) физической географии был избран Г. П. Гельмерсен; много лет (1860—1873 гг.) возглавлял его П. П. Семенов.

Впервые избранный председателем отделения физической географии 30 ноября 1885 г., И. В. Мушкетов впоследствии еще четыре раза избирался на эту должность, занимая ее вплоть до своей кончины. Дела в Географическом обществе поглощали очень много времени. Достаточно сказать, например, что только в 1886 г. он участвовал в работе 27 заседаний Общества, в том числе 9 объединенных заседаниях Отделений физической и математической географии, 9 заседаниях Совета, 8 общих собраниях и 1 заседании Редакционного комитета. Примерно такой же была занятость и в последующие годы. Постоянную большую помощь в работе ему оказывал все эти годы секретарь Отделения физической географии Ю. М. Шокальский.

Объединенные множеством общих интересов, Отделение физической географии и Отделение математической географии проводили свои заседания совместно. На них, как правило, присутствовали оба председателя {4} и каждый из них вел вопросы по своему Отделению.

В начале заседания зачитывался и утверждался журнал (протокол) предыдущего заседания, после чего рассматривались текущие дела (поступление новых рукописей, рецензирование их, предложения и программы членов Общества по проведению научных экскурсий, выборы членов Общества в Комиссию по присуждению медалей, принятие работ к печати, заслушивание отчетов различных комиссий и др.), а затем заслушивались научные доклады (один, реже два). С интересными докладами в эти годы выступали Н. И. Андрусов, К. И. Богданович, А. В. Вознесенский, А. И. Воейков, А. И. Вилькицкий, Свен Гедин, И. В. Игнатьев, Д. Л. Иванов, А. В. Каульберс, А. Н. Краснов, Л. И. Лутугин, С. О. Макаров, К. И. Михайлов, И. В. Мушкетов, С. Н. Никитин, И. Н. Покотило, М. М. Померанцев, С. Ю. Раунер, М. А. Рыкачев, Н. А. Соколов, И. И. Стебницкий, А. А. Тилло, И. Д. Черский, И. Б. Шплиндер, Ю. М. Шокальский, Н. М. Ядринцев, Л. А. Ячевский и мн. др.

При Отделении физической географии активно работала Постоянная метеорологическая комиссия под руководством А. И. Воейкова, а при Отделении математической географии — Постоянная комиссия по изучению распределения силы тяжести в России, возглавляемая И. И. Стебницким. Отчеты председателей о деятельности этих постоянных комиссий регулярно заслушивались и обсуждались на объединенных заседаниях Отделений.

Кроме этих постоянных комиссий, утвержденных Советом общества, на объединенных заседаниях Отделений создавались часто временные (рабочие) комиссии для изучения отдельных важных научных вопросов, главным образом в целях составления различных инструкций и программ для наблюдений. Деятельность этих многочисленных комиссий можно рассматривать как весьма удачную форму организации коллективных исследований в Обществе.

Так, например, в 1886—1887 гг. действовала Комиссия по составлению программы наблюдений над озерами. Она возникла в связи с обсуждением на заседании отделений сообщения Н. М. Ядринцева об усыхании озер в Арало- Каспийской низменности и Западной Сибири. Было постановлено избрать комиссию, в состав которой вошли И. В. Мушкетов (председатель), И. И. Стебницкий, А. А. Тилло, Ф. Б. Шмидт, Ю. М. Шокальский, А. И. Воейков, Н. М. Ярдинцев, И. Д. Черский, а позже были приглашены В. Д. Аленицин, Н. А. Соколов и Г. Н. Потанин. Благодаря содействию А. И. Воейкова, находившемуся в то время за границей, И. В. Мушкетов установил связь с известным исследователем озер швейцарским ученым Ф. А. Форелем, который прислал изданную им на французском языке инструкцию для исследования озер. Переведенная Ю. М. Шокальским на русский язык, она была Комиссией рассмотрена, одобрена и представлена к печати в виде приложений к Известиям Географического общества. Кроме того, Комиссия поручила В. Д. Аленицину к концу 1887 г. подготовить небольшое наставление по вопросам методики наблюдений и устройства наиболее простых приборов, а также подготовила к печати «Программу для собирания сведений об усыхании озер». Эти программы и инструкции наблюдений над озерами Ф. А. Фореля, опубликованные в 1888 г., были разосланы от имени Общества в различные губернские органы (статистические комитеты и др.), а Комиссия этим завершила свою деятельность.

В 1886—1888 гг. существовала Комиссия по составлению программы наблюдений над динамическими явлениями, происходящими на берегах морей. 'На заседании отделений 29 апреля 1887 г. после сообщения И. В. Мушкетова о нежелательных задержках в работе Комиссии, в то время как эти наблюдения имеют не только большой научный, но и практический интерес, было постановлено поручить И. В. Мушкетову и Н. А. Соколову составление этой программы, к чему они привлекли и других членов Отделений. 26 января 1888 г. на объединенном заседании отделений эта Комиссия в составе И. И. Стебницкого, И. В. Мушкетова, М. Н. Герсеванова, Н. А. Соколова, Д. Ф. Жаринцева, Н. А. Богуславского, А. Н. Нюберга, А. А. Бранда и Ю. М. Шокальского представила «Программу для исследований морских берегов». Рецензия на нее была возложена на Н. В. Каульбарса, А. А. Тилло и К. М. Михайлова. По содержанию программы замечаний у рецензентов не было, но они внесли ряд дополнений, которые были учтены. К печати программа была принята 7 мая 1888 г. и вышла в свет в том же году.

31 октября 1887 г. на объединенном заседании отделений по предложению И. В. Мушкетова была организована Сейсмическая комиссия. На том же заседании А. И. Воейков сделал сообщение о деятельности физико-географических учреждений ряда стран Западной Европы. В частности, он сообщил, что Парижская академия наук создала специальную Сейсмическую комиссию в связи с происшедшим крупным Андалузским землетрясением.

И. В. Мушкетов в своем выступлении указал на очевидную недопустимость почти полного отсутствия сейсмических наблюдений в России, что подтвердило еще Верненское землетрясение 1887 г. Экспедиции, направляемые для изучения последствий землетрясений, способные оценить лишь общий характер явления, не могут выявить приуроченности или связи его, например, с метеорологическими или даже космическими факторами. На этом основании И. В. Мушкетов предложил немедленно создать Сейсмическую комиссию, в которую на том же заседании были избраны он сам (председатель), И. И. Стебницкий, Ф. Б. Шмидт, Г. Д. Романовский, К. Д. Краевич, А. И. Воейков, П. И. Броунов, И. Б. Шплиндер, И. Д. Черский, Э. Ю. Петри, М. А. Рыкачев и Ю. М. Шокальский (секретарь).

В 1888 г. И. В. Мушкетов привлек к работам Сейсмической комиссии А. П. Орлова, директора Казанского реального училища, уже много лет приватно занимавшегося вопросами сейсмологии. Тот взял на себя труд составить программу сейсмических наблюдений и каталог русских землетрясений, но в начале 1889 г. скончался. Совет Географического общества 13 мая 1889 г. по предложению И. В. Мушкетова обратился к семье А. П. Орлова с просьбой передать Обществу его рукописи для использования и публикации, а в начале октября 1889 г. они уже были переданы И. В. Мушкетову.

10 октября 1889 г. на объединенном заседании отделений И. В. Мушкетов доложил, что Сейсмическая комиссия составила план организации наблюдений и специальную инструкцию в виде вопросного листа, к которому прилагалась им самим составленная довольно обстоятельная объяснительная записка «Землетрясения, их характер и способы наблюдений», где в доступной форме были изложены основные сведения о землетрясениях, способы их наблюдений и описывались инструменты (приборы), рекомендуемые для этих целей. И. В. Мушкетов сообщил также, что уже приступил к организации сети сейсмических станций в России; с местными властями ведутся переговоры для выделения средств. На заседании было решено вопросный лист и объяснительную записку к нему напечатать в количестве 1000 экземпляров, что и было полностью осуществлено уже в начале 1890 г., хотя часть тиража напечатана еще в конце 1889 г. и 100 вопросных листов срочно отправлены в Семиреченскую область, где в конце мая 1889 г. произошло довольно сильное землетрясение. Примерно в течение года на эти вопросные листы поступило около 60 ответов. Переданные на обработку А. В. Вознесенскому, они позволили очертить область землетрясения и определить его происхождение, как и Верненское, оказавшееся тектоническим. Об этой работе А. В. Вознесенского 12 марта 1891 г. И. В. Мушкетов доложил на заседании отделений, где решено было поместить ее в «Известиях Общества», а всем лицам, приславшим ответы, направить по отдельному оттиску.

В 1888-1893 гг. И. В. Мушкетов усиленно занимался организацией сети сейсмических стадций. Это была огромная работа: нужно было добиться получения средств, организовать изготовление сейсмоскопов, их пересылку на места, подготовить инструкции по их установке и использованию и т. п. В этой деятельности И. В. Мушкетову активно помогали Ю. М. Шокальский, А. В. Вознесенский и И. И. Померанцев. О масштабах ее и трудностях, с ней сопряженных, дает представление, например, письмо И. В. Мушкетова Д. К. Мышенкову, старшему чиновнику особых поручений по горной части при Туркестанском генерал-губернаторе от 3 февраля 1890 г.

. . .После моих исследований Верненского землетрясения 28 мая 1887 г. . . . при Географическом обществе образовалась комиссия под моим председательством для выработки плана систематических наблюдений над землетрясениями России. В настоящее время комиссия составила общую инструкцию и объяснительную записку и должна теперь устраивать сейсмические станции. Для начала этого важного и нового дела мы ограничиваемся пока только четырьмя областями, наиболее интересными в сейсмическом отношении, а именно: 1 — Семиречье, 2 — Туркестан, 3 — Забайкалье и 4 — Кавказ.

В каждой области предполагается от 15 до 20 станций, для снаряжения которых хотя бы самыми простыми инструментами требуется, однако,не менее 50 р. с. [руб. серебром] на станцию. Географическое общество хотя и затратило уже из своих средств некоторую сумму, но снабдить все станции оно не в состоянии. Ввиду этого я обращаюсь как председатель Отделения географии физической к помощи местной власти за пособием в этом деле. Моя просьба к бывшему степному генерал-губернатору Г. А. Колпаковскому увенчалась успехом настолько, что для Семиречья все станции обеспечены; мною уже заказаны инструменты (сейсметры на 700 р. с.). Для Забайкалья и Кавказа также обещаны средства местными властями, но для Туркестана я до сих пор не имею никаких средств. Виду этого обращаюсь к Вам с покорной просьбой, не можете ли Вы уделить около 1000 р. с. из Вашего геологического кредита для снабжения и устройства станций для наблюдения над землетрясениями в Туркестане. . .{5}

30 марта 1890 г. Д. К. Мышенков в рапорте генерал- губернатору А. Б. Вревскому поддержал просьбу И. В. Мушкетова, и в конце апреля 1890 г. 1000 р. были переведены из Ташкента в Петербург, а в конце 1890 г. получены деньги (160 р.) и из Иркутска. Теперь можно было приступать к заказу на изготовление сейсмоскопов. В Географическом обществе А. В. Вознесенским была разработана несложная конструкция дешевого, но и надежного сейсмоскопа. Описание его с двумя чертежами было приведено в 1890 г. И. В. Мушкетовым в объяснительной записке «Землетрясения, их характер и способы наблюдения», а в 1892 г. Ю. М. Шокальским было опубликовано «Наставление для установки, проверки и наблюдения сейсмоскопа ИРГО» (ИРГО — Императорское русское географическое общество).

К концу 1891 г. большая часть сейсмоскопов была изготовлена, и они после проверки отправлялись в Туркестан, Семиречинскую область, Забайкалье и на Кавказ.

Первоначально из-за несоблюдения правил установки сейсмоскопов в Туркестане сложилось мнение об их плохой работе и бесполезности, и когда об этом доложили генерал- губернатору А. Б. Вревскому, тот приказал (6 ноября 1893 г.) прекратить эти наблюдения. Но как раз в это же время из Закаспийской области поступили сведения о хорошей работе сейсмоскопов. В связи с чем начальник военно-топографического отдела Туркестанского округа С. И. Жилинский представил А. Б. Вревскому специальный доклад, в котором он рекомендовал «... не отказываться безусловно от устройства сейсмических станций, но для более полного исследования сейсмоскопов . . . установить пять из них на каменных столбах, как требуется инструкцией, в городах Аулие-Ата, Намангане, Коканде, Оше и Бухаре и ассигновать на это 135 руб., согласно примерного исчисления стоимости столба . . .».{6} А. Б. Вревский последовал этим рекомендациям, и сейсмические наблюдения в Туркестане были продолжены.

30 ноября 1893 г. И. В. Мушкетов на заседании отделений сообщил, что стараниями Общества в России организовано и действует уже 50 сейсмических станций. Первоочередная задача Сейсмической комиссии была решена — положено начало систематическому изучению сейсмических явлений в России. В 1893 г. вышел в свет составленный И. В. Мушкетовым и А. П. Орловым «Каталог землетрясений Российской империи» с картой их распространения. Как первое обобщение эта книга и поныне сохраняет свое значение.

Начиная с 1890 г. в Сейсмическую комиссию начали регулярно поступать сведения о землетрясениях в России. , И. В. Мушкетов на заседаниях отделений постоянно о них докладывал и публиковал в Известиях Географического общества. Созданная И. В. Мушкетовым при Географическом обществе в 1887 г., Сейсмическая комиссия просуществовала 14 лет, вплоть до организации аналогичной в 1900 г. в Академии наук.

28 ноября 1877 г. на заседании отделений С. Ю. Раунер сделал интересное сообщение о применяемых методах укрепления и облесения летучих песков в некоторых странах Западной Европы (Франции, Пруссии, Венгрии и др.) и о том, как этот опыт можно использовать в России. И. В. Мушкетов предложил С. Ю. Раунеру участвовать в составлении программы для наблюдений над песками. К этой работе были привлечены также Н. А. Соколов и М. А. Рыкачев. И уже 18 декабря 1877 г. на заседании отделений была доложена программа наблюдений над песками, составленная комиссией, куда входили И. В. Мушкетов, Н. А. Соколов, М. А. Рыкачев и С. Ю. Раунер, и постановлено опубликовать эту программу. Окончательно отредактированная И. И. Стебницким и Ю. М. Шокальским с рядом их дополнений,, эта работа под названием «Инструкция для исследования характера и распространения летучих песков» была опубликована в Известиях Географического общества в 1888 г.

10 октября 1889 г. по предложению А. А. Тилло на заседании отделений была создана комиссия по организации и обработке водомерных наблюдений на берегах морей, на реках и озерах. В нее были избраны А. А. Тилло, И. В. Мушкетов, О. Э. Штубендорф, Н. Л. Пущин, Н. В. Каульбарс, К. И. Михайлов, С. Д. Рыльке, А. К). Сокович, И. Б. Шплиндер и Ю. М. Шокальский. 24 апреля 1890 г. была принята к печати «Инструкция для наблюдений над колебаниями уровней вод морей», разработанная _И. Б. Шплиндером и одобренная комиссией.

20 ноября 1890 г. на заседании отделений А. А. Тилло доложил о наводнении, происшедшем в Петербурге в ночь с 16 на 17 августа 1890 г., когда уровень воды на 9 футов превысил средний уровень воды у Адмиралтейства. В связи с этим была учреждена Комиссия для обсуждения мер к ограждению столицы от наводнений. Первое заседание этой Комиссии состоялось 19 февраля 1891 г.,и на нем было признано, что помимо изучения причин, приводящих к повышению уровня в Финском заливе у устья р. Невы, необходимо произвести также особые исследования для выяснения взаимосвязи колебаний уровней почвенных (грунтовых) вод в Петербурге с подъемом воды в р. Неве. В 1895 г. А. А. Тилло обобщил и опубликовал имевшиеся материалы по подъему грунтовых вод в Петербурге во время наводнений.

В 1892 г. И. В. Мушкетов опубликовал в Известиях Географического общества «Краткую программу для наблюдений ледников России», составленную им по поручению Общества. Еще 28 ноября 1889 г. на заседании отделений А. И. Воейков поднял вопрос о необходимости создания наставления для наблюдений над ледниками. Тогда же было решено поручить это И. В. Мушкетову и А. И. Воейкову. Но поскольку А. И. Воейков был перегружен другими срочными делами, И. В. Мушкетов один подготовил эту программу. Она широко использовалась при изучении ледников в различных районах России в конце 90-х годов.

В конце 1894 г. Управление по сооружению Сибирской железной дороги обратилось в Географическое общество с просьбой издать возможно скорее указания по наблюдению над вечной мерзлотой, столь широко распространенной в Сибири. 20 декабря 1894 г. И. В. Мушкетов на заседании отделений ознакомил присутствующих с письмом Управления, содержащим эту просьбу. Ввиду большой важности этого вопроса было решено немедленно создать особую комиссию для разработки достаточно полной программы наблюдений над мерзлотными явлениями. В состав этой комиссии под председательством И. В. Мушкетова вошли: К. И. Богданович, А. И. Воейков, Э. А. Коверский, В. А. Обручев, М. А. Рыкачев, Э. В. Толль, Ю. М. Шокальский, И. Б. Шпиндлер и Л. А. Ячевский. К участию в своих работах она привлекала некоторых горных инженеров (Г. В. Адрианова, Л. Л. Тове и др.). В результате всестороннего обсуждения Комиссия пришла к мнению, что инструкция должна быть возможно подробной, сочетать в себе требования для строго научного познания мерзлотных явлений и одновременно способствовать правильному решению запросов практики. В инструкцию было включено изучение не только вечной (многолетней), но и временной (сезонной) мерзлоты. Мерзлотная комиссия работала весьма продуктивно, и уже 31 января 1895 г. на заседании Отделений И. В. Мушкетов представил к печати «Инструкцию для изучения мерзлоты почвы в Сибири», которая вышла в свет под его редакцией в феврале 1895 г. в Известиях Географического общества, где наряду с ней была опубликована разработанная И. В. Мушкетовым «Инструкция горной партии Амурского участка при изысканиях Сибирской железной дороги», содержащая ряд рекомендаций по освещению инженерно-геологических и гидрогеологических условий изучаемой трассы железной дороги и прилегающих местностей.


И. В. Мушкетов в середине 90-х годов.

В эти годы И. В. Мушкетов участвовал в работе еще нескольких комиссий Географического общества, как-то:

1) по изучению распределения силы тяжести в России (председатель И. И. Стебницкий); 2) по земному магнетизму (председатель А. А. Тилло); 3) по обсуждению вопроса о достижении северного полюса (председатель П. П. Семенов); 4) по обсуждению проекта экспедиции по исследованию Мраморного моря (председатель И. В. Мушкетов); 5) по вопросу изучения солонцов в России (председатель И. В. Мушкетов); 6) по выработке плана географических исследований Петербурга и его окрестностей (председатель А. А. Тилло); 7) по исследованию Череменецкого озера в Лужском уезде (председатель А. А. Тилло); 8) по-организации наблюдений над вскрытием и замерзанием рек в приморских городах (председатель А. А. Тилло) и др.

Большую работу проводил в эти годы И. В. Мушкетов в Географическом обществе по организации научных экспедиций, составлению и обсуждению программ их деятельности. Им были составлены программы: в 1886 г. для экспедиции на Хан-Тенгри — И. В. Игнатьеву;

В 1888 г. для Тибетской экспедиции — К. И. Богдановичу; в 1890 г. для Черноморской экспедиции — Н. И. Андрусову, для экспедиции на Северные Увалы — Л. И. Лутугину и для исследования ледников на Кавказе — И. Н. Кузнецову; в 1892 г. для экспедиции на восточную окраину нагорной Азии — В. А. Обручеву; в 1894 г. для экспедиции по изучению Мраморного моря — Н. И. Андрусову, и др. Активно содействовал И. В. Мушкетов организации географической экспедиции Б. Л. Громбчевского в хребет Каракорум (1886 г.); геологическим исследованиями Я. А. Макерова в Саянском хребте (1887, 1888 гг.); Н. И. Андрусова в Предкавказье (1889 г.); геоботаническим изысканиям А. Н. Краснова на Хан-Тенгри (1886 г.) и в Сванетии (1890 г.); Н. И. Кузнецова на Урале (1887 г.) и на Кавказе (1888 — 1890 гг); В. А. Фаусека в Предкавказье (1886 г.) и на Белом море (1899 г.); зоогеографическим работам А. Н. Россикова на Кавказе (1888 г. и др.); изучению пещер Крымских гор Ю. А. Листовым (1887, 1888 гг.) и др. Программы всех этих исследований обсуждались и принимались на заседаниях отделений и выносились И. В. Мушкетовым на утверждение Совета Общества, где окончательно определялись и необходимые для них денежные средства.

К. И. Богданович, В. А. Обручев, Н. И. Андрусов направляли И. В. Мушкетову письма из экспедиций с результатами своих исследований, о которых он докладывал на заседаниях отделений и публиковал частично в Известиях Географического общества, издательской деятельности которого уделял много внимания. Будучи членом Редакционного комитета Общества, он участвовал в координации и руководстве всеми его изданиями, в то время довольно обширными («Отчет общества. . .», «Известия. . .», «Записки... по общей географии», «Записки. . . по этнографии», «Записки. . . по статистике», Труды различных экспедиций и др.).

Как председатель Отделения физической географии И. В. Мушкетов обязан был знакомиться со всеми материалами, предлагаемыми к опубликовацию в изданиях Общества, в которых освещались вопросы, находящиеся в ведении Отделения физической географии. А они были весьма разнообразны (растительность, животный мир, орография, геология, климат, гидрография и др.). О всех поступивших материалах И. В. Мушкетов докладывал на заседаниях отделений. Работы по геологии и орографии он обычно оценивал сам, остальные передавались на рецензии другим членам Общества с учетом их специальностей. Небольшие статьи (до 1—2 печ. л.), а также сообщения, сделанные на заседаниях отделений, в случае их одобрения направлялись для опубликования в Известиях Географического общества; программы и инструкции, подготовленные комиссиями отделений, печатались обычно в виде приложений к Известиям. Большая часть материалов, публиковавшихся в «Известиях. . . .поступала из Отделений физической и математической географии.

Кроме того, в обязанности И. В. Мушкетова как председательствующего в Отделении физической географии входило заведование изданием «Записок Русского Географического общества по общей географии», а также их редактирование. Под его редакцией в рассматриваемый период вышли следующие тома этого издания: 1886 г. — т. XIII (Н. А. Северцов — «Орографический очерк Памирской горной системы») и т. XV (статьи И. Д. Черского — по Байкалу, Н. Н. Зубова — по Амударье, А. М. Никольского — о поездке в Восточную Персию и Закаспийскую область, и др.); в 1890 г. — т. XX (В. А. Обручев — «Закаспийская низменность»); в 1893 г. —т. XXVI (И. В. Мушкетов, Н. А. Орлов — «Каталог землетрясений Российской империи»); в 1895 г. — т. XXVIII (И. А. Лопатин — «Дневник Витимской экспедиции 1865 г. ...»).

В 1890—1896 гг. И. В. Мушкетов совместно с А. А. Тилло и А. В. Григорьевым редактировал «Ежегодник Русского географического общества», где печатались обзоры проведенных исследований как в России, так и за рубежом по различным отраслям географии (геодезии, картографии, геологии, гидрологии и др.). Эти обзоры, выполняемые ведущими учеными (по геологии — С. Н. Никитиным, по геодезии — Э. А. Коверским, по метеорологии — Б. Н. Срезневским, по магнетизму — А. А. Тилло и Э. Е. Лейстон, по фитогеографии — Н. И. Кузнецовым, по зоогеографии — И. Д. Кузнецовым, по географической литературе — Д. Н. Анучиным и т. п.), знакомили специалистов и студентов с достижениями отечественной и мировой науки.

И. В. Мушкетов принимал постоянное активное участие и в работе Минералогического общества, регулярно (1—2 раза в год) делая научные доклады. Так, в 1882 г. (7 января) он выступил с докладом об основных результатах своей поездки на Кавказ в 1881 г.; в 1883 г. (7 января) сделал обзор истории изучения Туркестанского края; в 1886 г. (11 ноября) привел новые сведения о месторождении бирюзы около г. Нишапура; в 1887 г. (8 декабря) охарактеризовал кристаллы золота и золота с кварцем из месторождений в Каркалинском уезде; в 1889 г. (7 января) сообщил о месторождениях нефрита на восточном склоне Памира, обследованных Б. Л. Громбчевским; в 1891 г. (5 марта) доложил о работах А. Д. Кондратьева по разведке и исследованию серебросвинцовых руд в Карачае, в верховьях р. Кубани; в 1892 г. (8 декабря) рассказал о появлении нового острова на Каспийском море вблизи Апшеронского полуострова; в 1893 г. (9 февраля) осветил геологическое строение Хингана и Восточной Монголии по данным, собранным Д. В. Путятой и В. А. Обручевым; в 1894 г. сообщил о содалитовом сиените из верховий Зеравшана (14 января) и результатах работ В. А. Обручева в Нанынане (18 октября); в 1895 г. (19 сентября) сделал доклад о своих исследованиях в 1895 г. на Кавказе в бассейнах рек Теберды и Чхалты.

Неоднократно избирался И. В. Мушкетов членом Ревизионной комиссии Минералогического общества (в начале 90-х годов — часто вместе с А. П. Карпинским и Г. Д. Романовским), следившей за финансовой стороной его дел. Так, например, 12 января 1893 г. в отчете Ревизионной комиссии от отмечал: «... расходование денежных средств Общества производилось с надлежащей бережливостью, что должно быть поставлено в заслугу Дирекции Общества».{7} Многие годы он (и часто вместе с А. П. Карпинским и Г. Д. Романовским) был членом Редакционной геологической комиссии Минералогического общества, 18 сентября 1890 г. став его почетным членом.

Следует отметить, что И. В. Мушкетов в эти годы состоял членом еще ряда русских научных обществ: Общества любителей естествознания, антропологии и этнографии при Московском университете (с 12 января 1881 г.); Московского общества испытателей природы (с 1888 г.); почетным членом Русского бальнеологического общества в Пятигорске (с 10 сентября 1885 г.) и др. 28 марта 1893 г. он был избран почетным членом Венского географического общества. Все это отражало признание его больших научных заслуг в геологии и географии как в России, так и за рубежом.

1 В Обществе имелись также отделы (филиалы): Оренбургский — открытый в 1868 г. в Оренбурге, Юго-западный — в 1872 г. в Киеве, Западно-Сибирский — в 1877 г. в Омске, Кавказский и Иркутский — в 1891 г. соответственно в Тифлисе (Тбилиси) и Иркутске, Приморский — в 1894 г. в Хабаровске, Туркестанский — в 1897 г. в Ташкенте.

2 Председателем Общества многие годы (1845—1892) был великий князь Михаил Николаевич, в дела Общества не вникавший, но оказывавший ему содействие.

3 В действительные члены избирались лица, успешно занимающиеся научными исследованиями в области географии и смежных наук, и, кроме того, те, кто способствовал этим научным исследованиям. Они платили ежегодный взнос 10 руб. Звание члена-сотрудника присваивалось лицам, регулярно поставлявшим в Общество различные сведения по географии, экономике и этнографии России; члена-соревнователя — оказывавшим значительные пожертвования (более 500 руб.) Обществу на организацию экспедицией, издание работ и т. п.

4 Председателями в Отделении математической географии в эти годы были Э. И. Форш (1878—1887 гг.), И. И. Стебницкий (1887 — 1889 гг.7, А. А. Тилло (1889—1899 гг.) и В. В. Витковский (с 1899 г.).

5 И. В. Мушкетов: Сб. документов. Ташкент, 1960, с. 206—207.

6 Там же, с. 230.

<<< Назад
Вперед >>>
Оглавление статьи/книги

Генерация: 2.576. Запросов К БД/Cache: 3 / 1
Вверх Вниз