Книга: Иван Васильевич Мушкетов 1850-1902

Глава 11 Общественный деятель. Географическое и Минералогическое общества. Петербургская биологическая лаборатория. Союз взаимопомощи русских писателей. Общество вспомоществования учащейся молодежи Войска Донского

<<< Назад
Вперед >>>

Глава 11

Общественный деятель.

Географическое и Минералогическое общества.

Петербургская биологическая лаборатория.

Союз взаимопомощи русских писателей.

Общество вспомоществования учащейся молодежи Войска Донского

В рассматриваемый период (1896 — 1902 гг.), буквально до последних дней жизни, несмотря на большую загруженность преподаванием в нескольких учебных заведениях, И. В. Мушкетов, как и ранее, вел активную и разнообразную общественную деятельность. В Географическом обществе он по-прежнему являлся членом Совета Общества, председателем Отделения Физической географии, членом Редакционного Совета и, как правило, присутствовал на всех их заседаниях (всего в течение года до 25—30 заседаний). На объединенных заседаниях отделений географии физической и географии математической в эти годы с докладами выступали С. О. Макаров, Э. В. Толь, A. А. Тилло, Ю. М. Шокальский, В. И. Липский, А. П. Герасимов и др.

Активно содействовал И. В. Мушкетов организации многих географических экспедиций: В. И. Липского — в Западный Тянь-Шань (1896, 1897, 1899 гг.), Н. В. Поггенполя — на Кавказ (1896, 1898 гг.), Э. Э. Аннерта и B. Л. Комарова — в Манчжурию (1896, 1897 гг.), Е. В. Зверинцева — на север Европейской России (1897 г.), Ю. М. Шокальского — на Ладожское озеро (1897 г.), С. А. Советова — на Онежское озеро (1897 г.), Б. П. Риппаса — на Кольский полуостров (1898 г.), Н. А. Буша — в Кубанскую область (1899 г.), В. И. Масальского — в Закаспийскую область (1899 г.) и др.

Участвовал в эти годы И. В. Мушкетов и в работе различных комиссий Общества, как ранее образованных (Сейсмической, Ледниковой и др.), так и вновь возникавших, например в 1896 г. — по наблюдению полного солнечного затмения (председатель А. А. Тилло); в 1897 г. — по изучению ледяного покрова Северного Ледовитого океана в летнее время (председатель С. О. Макаров); по проведению геологических и топографических исследований на Кольском полуострове (председатель И. В. Мушкетов) ; в 1900 г. — по составлению инструкции для обследования побережья Охотского моря (председатель И. В. Мушкетов) и ряда других. Неоднократно докладывал он в Обществе о работе Международной ледниковой комиссии, в которую был избран в 1895 г. и куда регулярно посылал материалы об исследованиях ледников в России. В 1897 г. 20 августа в Петербурге в помещении Географического общества состоялось заседание Международной ледниковой комиссии под председательством Ф. А. Фореля. На этом заседании на последующее трехлетие председателем Комиссии был избран Э. Рихтер (Австрия), членом Комиссии от России — вновь Й. В. Мушкетов.

Участвовал И. В. Мушкетов и в работе Постоянной комиссии по земному магнетизму, председателем которой был А. А. Тилло, секретарем — Ю. М. Шокальский, членами — И. В. Мушкетов, К. И. Михайлов, И. Б. Шплиндер и др. На заседаниях неоднократно обсуждались вопросы Курской магнитной аномалии, изучению которой Географическое общество по-прежнему уделяло большое внимание. В 1896 г. по его поручению исследования проводили там сотрудники Парижской магнитной обсерватории, которые открыли вторую полосу с сильными магнитными аномалиями. Курская губернская земская управа обратилась в Географическое общество с просьбой обсудить полученные данные по магнитным аномалиям и указать те пункты, где возможны залежи неглубоко залегающих железных руд. Ответ на этот запрос поручено было дать А. А. Тилло.

18 октября 1896 г. на заседании отделений географии А. А. Тилло высказал мнение, что существование столь значительной магнитной аномалии еще не дает несомненного права заключить о наличии в этом районе железных руд, имеющих практическое значение. С. Н. Никитин, выступивший на этом заседании, указал, что им просмотрены все буровые скважины этой местности до самого Харькова на юге и всюду они вскрывают меловые отложения, под которыми может быть и залегают железные руды. Как известно, это предположение С. Н. Никитина впоследствии подтвердилось, хотя он и сам к нему стал относиться весьма скептически после бурения скважин в 1898 г. в деревнях Непхаево и Кочетовка Курской губернии. Эти скважины, глубиной до 240 м, не вышли из мезозойских отложений, тогда как, по категорическим утверждениям магнитологов, глубины залегания возмущающих магнитных масс здесь должны были быть не более 200—220 м.

В эти годы Географическое общество регулярно выделяло Э. Е. Лейсту, профессору Московского университета, средства для изучения Курской магнитной аномалии и заслушивало его сообщения на заседаниях Постоянной комиссии по земному магнетизму. А 13 марта 1898 г. на заседании этой комиссии А. А. Тилло, отметив, что исследования Э. Е. Лейста в Курской магнитной аномалии как бы продолжают здесь работы Географического общества, предложил передать ему неопубликованные материалы по этим исследованиям, имеющиеся в Обществе, что и было сделано.

В 1897 г. Российская Академия наук организовала особую комиссию по вопросу о создании в России сети сейсмических станций согласно международному проекту. Эти станции должны были иметь высокочувствительные сейсмические приборы. От Географического общества в работе этой комиссии участвовали И. В. Мушкетов и Н. И. Померанцев. Комиссия выбрала пункты для сейсмических станций в городах Тифлисе, Ташкенте и Иркутске. При этом станция в Иркутске должна была быть построена на средства Географического общества.

В 1900 г. при Академии наук была создана Постоянная сейсмическая комиссия, куда от Географического общества вошел И. В. Мушкетов. 31 декабря 1900 г. он доложил об этом на заседании Отделений географии и предложил все материалы по землетрясениям, поступающие в Географическое общество, передавать отныне в Постоянную сейсмическую комиссию при Академии наук. Тем самым Сейсмическая комиссия Географического общества, основанная в 1887 г. И. В. Мушкетовым и активно действовавшая на протяжении 14 лет, прекратила свое существование.

11 января 1900 г. на заседании Отделении географии Ю. М. Шокальский предложил образовать Постоянную комиссию по изучению озер в целях разработки методов их исследования и научного руководства этими работами в пределах России. В нее от Географического общества вошли И. В. Мушкетов, Ю. М. Шокальский, В. А. Обручев, К. К. Гильзен, Л. Н. Зверинцев и др., а также некоторые члены Российского общества рыбоводства и рыболовства (О. А. Гримм, И. Н. Арнольд и др.). 22 февраля 1900 г. состоялось первое заседание Постоянной комиссии по изучению озер России, которое открыл И. В. Мушкетов. В своем выступлении он напомнил о работах, которые уже проводило Географическое общество в этом направлении. Из-за большой загруженности он отказался быть ее председателем, и на это место был избран О. А. Гримм, а секретарем — Ю. М. Шокальский.

Приходилось И. В. Мушкетову заниматься и организационными делами Постоянной метеорологической комиссии, которая входила в Отделение физической географии. В конце 1900 г. он горячо ратовал за сохранение издания «Метеорологического вестника», печатного органа Метеорологической комиссии, — в то время в России единственного специального журнала по вопросам метеорологии, закрытие которого принесло бы ущерб этой науке.

Совет Общества согласился с этими доводами, и на издание «Метеорологического вестника» было выделено специальное пособие (550 руб. в год).

И. В. Мушкетов с большим вниманием относился к исследованиям С. О. Макарова в Северном Ледовитом океане на ледоколе «Ермак» в 1899 г. Так, 8 декабря 1898 г. он доложил на заседании Отделений географии письмо С. О. Макарова с просьбой снабдить его от Географического общества некоторыми приборами (маятником для гравиметрических наблюдений, магнитным теодолитом и др.). Было принято решение оказать всевозможное содействие этой просьбе. В конце июля 1899 г. «Ермак» под командованием С. О. Макарова достиг Шпицбергена, повернул на север и вышел в обширные ледяные поля. В пути встречались мощные айсберги, высотой до 18 м, издали казавшиеся настоящими островами. Один из таких айсбергов был почти сплошь усеян валунами и щебнем. С. О. Макаров направил лейтенантов К. Ф. Шульца и Ислямова обследовать этот айсберг. Они собрали коллекцию камней и откололи кусок льда. Завершив эту экспедицию и возвратившись в Кронштадт, С. О. Макаров направил эти образцы на изучение И. В. Мушкетову с письмом и фотографиями.

Глубокоуважаемый Иван Васильёвич, — писал С. О. Макаров.{1} — Во время плавания в полярных льдах мы на севере от Шпицбергена видели там остатки ледяной >оры, которая сверху была обильно покрыта остатками морены. С нами не было геолога, а потому мы собрали, как умели. Я хотел бы, чтобы собранные камни были детально осмотрены или как-то исследованы специалистами. . . Желательно, чтобы тот, кто будет исследовать, дал бы письменный отзыв, достаточный для помещения его в печатном труде.

Буду благодарен Вам, если Вы поможете мне в этом деле и если не задержите Вашим ответом. . .

С глубоким уважением и признательностью

С. Макаров.

Кронштадт

5 октября 1899 г.

Продолжал И. В. Мушкетов большую работу в Географическом обществе по редактированию различных изданий. Под его редакцией вышли т. XXXII, XXXIII и другие «Записок Русского географического общества по общей географии», в которых были опубликованы работы Э. Толля («Ископаемые ледники Новосибирских островов. . .», 1897 г.); А. М. Коншина («Разъяснение вопроса о древнем течении р. Аму-Дарьи», 1897 г.), И. А. Лопатина («Дневник Туруханской экспедиции 1866 года. Обработал М. Н. Миклухо-Маклай», 1897 г.), В. А. Обручева («Центральная Азия, Северный Китай и Нань-Шань. Отчет о путешествии, совершенном по поручению Русского географического общества в 1892—1894 г., т.. 1—2, 1900—1901 гг.). Исследования В. А. Обручева в Центральной Азии, Северном Китае и Няньшане были весьма высоко оценены русской научной общественностью. В 1894 г. ему была присуждена премия имени Н. М. Пржевальского, а в 1901 г. высшая награда Географического общества — Константиновская медаль.

Нужно отметить, что стараниями И. В. Мушкетова увидели свет результаты интересных исследований И. А. Лопатина, который сам не склонен был их подготавливать к печати, что видно из нижеследующего его письма.

Милостивый государь глубокоуважаемый Иван Васильевич!

31 января я получил от Императорского географического общества 100 экземпляров «Дневника Туруханской экспедиции 1866 года». Позвольте выразить Вам мою глубочайшую благодарность за участие, которое Вы принимаете в издании отчетов Витимской и Туруханской экспедицией, и за труды Ваши как по редактированию этих книг, так и вообще по этому делу; дай Вам господи за это и многие другие добрые дела всякого благополучия и долгой жизни.

Я всегда с охотой производил геологические наблюдения и приводил в их первоначальный порядок, но обработка их мне была неприятным трудом, который я всегда избегал.

Теперь остается еще один мой дневник «Поездка на Чулым в 1876 г.», в издании которого Вам угодно принять участие. . . Я хотел бы так же, как на обработку пород Туруханской и Витимской экспедиций, затратить свои денежные средства, но, к сожалению, вот уже третий год доходы мои с приисков так сократились (среднее в последние три года по 1500 руб. в год), что намерение это придется покудова оставить. . .{2}

Под редакцией И. В. Мушкетова, А. А. Тилло и А. В. Григорьева в 1896 г. вышли в свет тома V и VI, в 1893 г. том VII и в 1899 г. том VIII (последний) «Ежегодника Русского географического общества».

Продолжал в эти годы И. В. Мушкетов активную деятельность и в Минералогическом обществе. Он регулярно выступал здесь с докладами, был членом Ревизионной комиссии, а также членом Редакционной геологической комиссии Общества. Он пользовался большим авторитетом в Минералогическом обществе и к нему нередко обращались за содействием. Так, например, В. И. Вернадский писал ему в связи с организацией экспедиции на Урал для своего ученика Я. В. Самойлова.{3}

Многоуважаемый Иван Васильевич!

Я. В. Самойлов подал заявление об экскурсии в Минералогическое общество, которое я послал Ф. Н. Чернышеву. Очень прошу Вас не отказать поддержать это заявление. Он просит о поездке на Южный Урал для исследования генезиса бурых железняков, у него теперь уже есть интересный материал, и я могу поручиться, что работу он сделает хорошо.

Ваш В. Вернадский.

22 III 1899

В 1894—1902 гг. И. В. Мушкетов был членом Совета Петербургской биологической лаборатории, основанной П. Ф. Лесгафтом на средства И. М. Сибирякова. В августе 1893 г. И. М. Сибиряков с этой целью перевел в Государственный банк 200 000 руб. и пожертвовал дом в Петербурге (ул. Бассейная, д. 43) стоимостью 150 000 руб. П. Ф. Лесгафт на эти средства предполагал организовать Естественно-исторический музей и сразу же начал выписывать из Парижа, Праги и других городов различные экспонаты (скелеты позвоночных животных, препараты беспозвоночных животных и др.). Дважды представляемый на утверждение властям проект устава этого музея отклонялся, и лишь 19 октября 1894 г. было разрешено организовать Биологическую лабораторию, состоящую в ведении Министерства народного просвещения на одинаковых правах с другими учебными заведениями. И. В. Мушкетов много помогал П. Ф. Лесгафту в получении разрешения на открытие Лаборатории. В соответствии с уставом, утвержденным 4 ноября 1894 г., Лаборатория имела целью «содействовать распространению сведений по естествознанию путем предоставления лицам, получившим высшее медицинское или естественно-историческое образование, возможность безвозмездно заниматься практическими биологическими науками под руководством опытных лиц». Первым директором Лаборатории пожизненно являлся ее учредитель — П. Ф. Лесгафт. По его представлению был издан и утвержден 30 декабря 1894 г. Министром народного просвещения первый состав Совета Лаборатории, куда вошли П. Ф. Лесгафт (председатель), К. К. Гильзен (секретарь), И. В. Мушкетов, А. А. Красуская, К. А. Красуский, А. О. Ковалевский, П. П. Фондар-Флит, Ф. И. Чентукова (казначей). Совет осуществлял общее руководство научной деятельностью и контролировал расходование средств Лаборатории. В течение года проходило обычно 7—8 заседаний Совета, и на большинстве из них присутствовал И. В. Мушкетов, который неоднократно производил и ревизию деятельности Лаборатории по поручению Совета. Состав Совета в течение 1895—1902 гг. значительно менялся (покинули Лабораторию, например, А. О. Ковалевский, К. А. Красуский и др.), но И. В. Мушкетов все эти годы оставался его членом, неизменно поддерживая все начинания П. Ф. Лесгафта. В 1900 г. в Лаборатории имелось уже 7 кабинетов: физический, химический, зоологический, ботанический, бактериологический, физиологический, геологический, а также музей и библиотека. Геологическим кабинетом заведовал И. В. Мушкетов, ботаническим — В. Л. Комаров (впоследствии академик АН СССР), бактериологическим — Б. Л. Исаченко (впоследствии академик АН СССР). В 1896 — 1901 гг. в Лаборатории постоянно занималось 18—22 человека, в том числе профессор Горного института Н. Н. Яковлев, который в Музее Лаборатории изучал позвоночных, беспозвоночных и простейших животных. Музей Лаборатории посещали студенты Горного института с проф. Н. Н. Яковлевым при прохождении курса палеонтологии. Кроме того, в Музее занимались и слушательницы Курсов воспитательниц и руководительниц физического образования. На этих курсах И. В. Мушкетов также читал лекции по физической географии.

В 90-е годы И. В. Мушкетов был членом Литературного фонда — так неофициально называлось Общество для пособия нуждающимся литераторам и ученым, основанное в Петербурге в 1859 г. и начиная с 1875 г. выдававшее им бессрочные ссуды. В 1889 г. при Литературном фонде была основана касса взаимопомощи литераторов и ученых.

В Петербурге существовало еще Русское литературное общество, образованное в 1886 г., на заседаниях которого заслушивались и обсуждались художественные и литературно-критические произведения его членов. В 1897 г. в январе при Русском литературном обществе был основан Союз взаимопомощи русских писателей (или, как его обычно называли, Союз писателей), в задачи которого в основном входило посредничество между авторами и переводчиками, с одной стороны, издателями, редакторами, правительственными и общественными учреждениями — с другой, а также посредничество и рассмотрение личных конфликтов как между членами Союза, так и между ними и другими лицами. Для рассмотрения личных споров и недоразумений при Союзе писателей был создан Суд чести, в который были избраны наиболее авторитетные и высоконравственные общественные деятели, и в частности К. К. Арсеньев, Н. Ф. Анненский, А. Н. Бекетов, Н. Н. Бекетов, Н. И. Кареев, В. Г. Короленко, В. А. Манассеин, И. В. Мушкетов, Л. Ф. Пантелеев, Г. Н. Потанин, Вл. С. Соловьев, В. Д. Спасович.

И. В. Мушкетов участвовал, например, в рассмотрении дела по обвинению издателя газеты «Самарский вестник» А. И. Костерина и заведующего ее редакцией А. А. Дробыш-Дробышевского{4} в расплате с сотрудниками якобы не деньгами, а натурой (продуктами и др.), в некорректном к ним отношении и несвоевременной уплате гонораров.

Обвинение это было напечатано 23 сентября 1898 г. в «Волжском вестнике» (издатель-редактор Н. К. Реутовский) в виде фельетона «Чумазый в прессе (некоторые страницы из жизни „Самарской газеты")». Под фельетоном стояли подписи А. И. Матова, С. Н. Гусева, А. В. Панова и других журналистов. А. И. Костерин и А. А. Дробыш-Дробышевский, выступившие с опровержением, обратились в Суд чести. В полемике принял участие A. М. Горький, который сотрудничал в Самарской газете в 1895 — 1896 гг. Он отвергал состоятельность высказанных обвинений, опираясь на личный опыт: в бытность его в газете, писал он («Волжский вестник», 1898, № 285, 18 ноября), оплата ее сотрудникам производилась аккуратно, отношение к ним не выходило зд рамки приличий. Более того, по его признанию, он сам остался должен А. И. Костерину 100 руб. и знает другого литератора, который задолжал тому 1000 руб.

Суд чести в составе К. К. Арсеньева, Н. Ф. Анненского, B. Г. Короленко, В. А. Манассеина, И. В. Мушкетова и В. Д. Спасовича провел по этому делу 5 заседаний в 1900 г. (6 февраля, 12 и 23 марта, 12 и 14 апреля) и пришел к выводу, что большинство обвинений в адрес издателя и редактора Самарской газеты безосновательно, а имевшие место недостатки сильно преувеличены в фельетоне.

В Союзе писателей помимо Суда чести была учреждена Юридическая комиссия (под председательством В. Г. Короленко) в основном для разработки вопросов литературного права. В 1898 г. она подготовила записку о нуждах печати и необходимости пересмотра цензурного устава, которая была утверждена на Общем собрании Союза писателей 27 марта 1898 г. и направлена министру внутренних дел.

Союз писателей активно поддерживал прогрессивную общественную деятельность в России. Так, 9 марта 1901 г. он направил министру внутренних дел и министру юстиции протест по поводу насилий, которым подвергались его члены, присутствовавшие 4 марта 1901 г. на студенческой демонстрации у Казанского собора, со стороны полиции и казаков. В этом заявлении также указывалось на необходимость в изменениях законов о печати, пересмотре цензурного устава. Все эти действия Союза писателей, имевшие отчетливую политическую направленность, послужили поводом для его устранения 12 марта 1901 г. по распоряжению министра внутренних дел. Таким образом, во время студенческих волнений 1901 г., когда И. В. Мушкетов прилагал все усилия для облегчения участи арестованных студентов, он сам оказался членом организации, которая по политическим мотивам была в эти дни запрещена царским правительством.

В 1899 г. по инициативе И. В. Мушкетова было организовано Петербургское общество вспомоществования учащейся молодежи из донских казаков, председателем которого он и был избран. В это время в Петербурге проживало уже много выходцев с Дона, служивших в различных столичных учреждениях. И. В. Мушкетов постарался всех их объединить с главной целью оказания помощи молодежи, приезжавшей учиться в Петербург с берегов Дона. Сам он всегда очень тепло относился к своим землякам и постоянно помогал им как мог.

И. В. Мушкетов в эти годы был также членом Общества сельскохозяйственного образования женщин, Кружка для содействия самообразованию, Комиссии по реформе русского календаря, Комиссии по открытию Политехнических институтов в Киеве и Варшаве (1897 г.), Комиссии по подготовке материалов к вопросу о реформе высших учебных заведений и др.

1 ГПБЛ, отд. рукописей, ф. 503, д. 181.

2 Там же, д. 178.

3 Там же, д. 122.

4 Юдина И. М. Короленко и провинциальная печать. — Русская литература, 1972, № 1, с. 133—146.

<<< Назад
Вперед >>>
Оглавление статьи/книги

Генерация: 1.579. Запросов К БД/Cache: 3 / 1
Вверх Вниз