Книга: Иван Васильевич Мушкетов 1850-1902

Глава 12 Последние геологические исследования

<<< Назад
Вперед >>>

Глава 12

Последние геологические исследования

До апреля 1897 г. И. В. Мушкетов оставался старшим геологом Геологического комитета. Он обрабатывал и печатал в Комитете материалы своих исследований в Киргизской и Астраханской степях (1894 г.) и на Кавказе (1895 г.). Закончив эти работы, вследствие обилия занятий в Горном институте и других учебных заведениях И. В. Мушкетов попросил освободить его от штатной должности в Геологическом комитете, но оставался членом его Присутствия.

В 1897 г. И. В. Мушкетов участвовал в Петербурге в работе VII Международного геологического конгресса, президентом которого был А. П. Карпинский и генеральным секретарем Ф. Н. Чернышев. 17 августа.1897 г. на открытии Конгресса И. В. Мушкетов выступил с приветственной речью от Горного института и был участником геологической экскурсии по Финляндии.

В этот период в длительные геологические экспедиции он уже не выезжал, но совершил несколько коротких поездок в основном с целью решения различных инженерных вопросов. Так, в 1898 г. он был командирован в Полесье, где дал заключение относительно исследований по осушению болот этого края, проводившихся здесь в течение нескольких лет. Весной 1899 г. И. В. Мушкетов вместе с А. А. Иностранцевым, профессором Петербургского университета, был командирован в Одессу, для выявления причин образующихся здесь оползней и принятия мер борьбы с ними. На обратном пути в Петербург И. В. Мушкетов заехал в Липецк, где по поручению Горного департамента произвел дополнительные исследования по определению охраны Липецких минеральных вод.

Весной 1900 г. И. В. Мушкетов был командирован на Кавказ для обследования разрушительных последствий землетрясения, происшедшего на Юго-Западном Кавказе 19 декабря 1899 г. в 13 часов 50 минут. В результате этого землетрясения в Ахалкалакском уезде Тифлисской губернии было почти полностью разрушено 9 селений и погибло под развалинами 247 человек. Уже в декабре 1899 г. этот район был бегло осмотрен по просьбе Тифлисского губернатора В. Н. Вебером. Подземные толчки разной силы на юго-западном Кавказе ощущались почти ежедневно в конце декабря 1899 г. и -в январе 1900 г., что вызывало панику среди населения. Этому невольно посодействовала местная, а также столичная пресса. Так, газета «Новое время» 13 января 1900 г. со ссылкой на «Тифлисский листок» сообщала читателям, что якобы «геолог Вебер при тщательном изучении местности, пострадавшей от землетрясения 19-го декабря в Ахалкалакском уезде, пришел к заключению, что. . . возможно предвидеть новое извержение и образование кратера».

В тот же день встревоженный министр А. С. Ермолов обратился к И. В. Мушкетову за консультациями по поводу этих сообщений: «. . .Посылаю Вам вырезку из сегодняшнего „Нового времени", прошу Вас сообщить мне, правдоподобно ли то, что в ней изложено, так как мнение геолога Вебера не совпадает, по-видимому, с Вашими заключениями относительно характера и происхождения Кавказских землетрясений. . .»{1}.

По мнению И. В. Мушкетова, землетрясения на Кавказе относились к группе тектонических вне связи с вулканическими процессами, о чем он и уведомил А. С. Ермолова, а тот отвечал ему 21. февраля.

Глубокоуважаемый Иван Васильевич!

Очень благодарен Вам за сообщение интересных сведений о Кавказских землетрясениях. . . Было бы весьма желательно и своевременно поместить статьи об этих землетрясениях в газетах, хотя бы для того, чтобы опровергнуть распространение о них в публике фантастических представлений, что. . . на Кавказе ожидаются вулканические извержения и т. п. . . .{2}

По ходатайству И. В. Мушкетова Кавказское горное управление командировало в Ахалкалакский уезд В. Н. Вебера, которому он отправил собственноручно написанную детальную инструкцию по проведению сейсмических наблюдений. В. Н. Вебер в феврале 1900 г. в соответствии с этой инструкцией произвел тщательный осмотр многих пострадавших селений проставил обстоятельное (с множеством рисунков) описание разрушений более чем в 50 селениях. Все эти материалы были переданы им И. В. Мушкетову, в распоряжение которого поступило еще и около 250 ответов (почти из 200 пунктов) на вопросные листы о землетрясениях Сейсмической комиссии Географического общества.

В конце апреля 1900 г. И. В. Мушкетов выехал на Кавказ для изучения последствий Ахалкалакского землетрясения. В состав своей экспедиции он пригласил профессора Г. В. Левицкого и горных инженеров В. Н. Вебера и П. Е. Воларовича. В течение мая 1900 г. они осмотрели большинство пострадавших селений, провели маршрутные геологические исследования на Ахалкалакском плоскогорье. В результате анализа и обобщения всех данных И. В. Мушкетов установил, что область распространения Ахалкалакского землетрясения представляет собой неправильный эллипс, протянувшийся почти в широтном направлении через всю южную половину Кавказа. Сила землетрясения нигде не достигала десяти баллов. Это землетрясение, по мнению. И. В. Мушкетова, относится к категории слабых, но из-за плохих построек и неудачного расположения армянских селений жертвы здесь могли быть еще большими, если бы оно произошло ночью.

На Ахалкалакском плато в это время проживали в основном армяне, выходцы из Анатолии, перешедшие сюда на поселение после окончания русско-турецкой войны 1829 г. Суровый климат, глубокие снега и отсутствие лесов заставляли население строить здесь полуподземные жилища из местной лавы, применяя в качестве цемента глину. Для устройства жилища вырывалась яма глубиной около 2 м и площадью от 100—200 до 600—800 м2, в зависимости от размера и потребностей семьи. Стены выкладывались из камня и возвышались на 0,5 — 1 м над землей. Крыша сооружалась из толстых бревен, опиравшихся прямо на края стен и внутренние деревянные столбы, и сверху заваливалась хворостом и толстым (до 1 м) слоем земли. Неудивительно, что даже при несильных землетрясениях эти жилища превращались в груду развалин. 19 декабря 1899 г. было воскресенье, и большинство жителей находились на улице. В домах оставались большей частью старики, которые и погибли под развалинами. Особенно сильно пострадали селения, построенные в рыхлых четвертичных отложениях. И. В. Мушкетов наметил более безопасные пункты, куда следовало бы перенести пострадавшие селения.

Закончив исследования на Кавказе, он вскоре отправился на Байкал, где руководил работой изыскательских партий по выбору трассы для Кругобайкальской железной дороги, которая должна была соединить железнодорожные станции на западное и восточном берегах озера. Изыскания здесь были начаты еще в 1895 г. и продолжены в 1898 г. На западном участке дороги (до станции Култук) изучалось два варианта трассы: первый — от истока р. Ангары вдоль берега Байкала; второй — по р. Иркуту и затем через Зыркузунский хребет до ст. Култук. Геологические условия строительства дороги были здесь весьма сложные (требовалась проходка тоннелей, закрепление крутых склонов, оползней и т. п.). В связи с этим Министерство путей сообщения и пригласило в 1899 г. И. В. Мушкетова для научного руководства ведущимися здесь изысканиями трассы.


И. В. Мушкетов в конце 90-х годов.

В 1899 г. были организованы три изыскательские геологические (и разведочные) партии для изучения побережья Байкала. Они были хорошо укомплектованы: в каждой по три горных инженера (К. Н. Тульчинский, В. А. Вознесенский, В. К. Яковлев, Л. А. Шумилин, 3. И. Бобров и др.), несколько техников и от 20 до 50 рабочих. Эти партии работали по инструкции, составленной И. В. Мушкетовым, в которой особое внимание было обращено на разведку строительных материалов для возведения насыпей и других искусственных сооружений, на определение мощности рыхлых четвертичных отложений, изучение устойчивости горных пород, прорезаемых проектируемой железнодорожной линией и т. п. Разведки производились посредством проходки шурфов, канав, буровых скважин, пробных горных выемок; подробно изучались оползни на побережье Байкала.

В мае 1900 г. И. В. Мушкетов, приехав на Байкал, посетил район изысканий и ознакомился на месте с произведенными исследованиями и разведками. Он совершил маршруты по проектируемым трассам по побережью Байкала, а также и по р. Иркуту и через Зыркузунский перевал. По его предложению была организована четвертая партия под руководством В. А. Вознесенского для более детального исследования долины р. Иркута и Зыркузунского хребта. И. В. Мушкетов остался вполне доволен результатами работ. Он писал: «. . .считаю долгом засвидетельствовать, что горные партии не только выполнили данную им программу, составленную мною в 1899 г., но сделали больше и представили такие детали, которые не требовались программой, например полное выяснение коры выветривания и характера делювия, что имеет важное значение не только при определении направления, но и при постройке дороги».{3}

Полевые работы геологических партий были закончены к 1 августа 1900 г. и с осени того же года была начата под руководством И. В. Мушкетова обработка собранного геологического материала и составление отчетов. В обработке петрографического материала участвовал ассистент Горного института В. И. Соколов. Общая редакция отчетов была поручена И. В. Мушкетову. Он составил и общее заключение, в котором привел убедительные доводы в пользу первого (Байкальского) варианта трассы для западной части дороги.

«По первому впечатлению, — писал И. В. Мушкетов,{4} — оба эти варианта кажутся невозможными для проведения дороги, но кто видел альпийские дороги, хотя бы от Вены до Веллаха. . . и др., тот не может не согласиться, что Кругобайкальская дорога будет несравненно безопаснее, чем многие альпийские, проведенные по крутым склонам из рыхлых, осыпающихся пород». В дальнейшем для строительства был принят первый (Байкальский) вариант трассы Кругобайкальской дороги, который поддерживал И. В. Мушкетов.

Возвратившись с Байкала в Петербург в июне 1900 г., И. В. Мушкетов сразу же отбыл в Париж для участия в работе VIII Международного геологического конгресса. Кроме того, ему поручалось ознакомиться с преподаванием курса рудных месторождений в Париже, Берне и других городах. Командирован он был по 10 сентября 1900 г. «без выдачи командировочного довольствия, но с сохранением содержания, получаемого по службе».{5} И. В. Мушкетов посетил Францию, Италию,f Швейцарию, Германию. Как всегда, он интересовался проблемами региональной географии и геологии, полезными ископаемыми, современными геологическими процессами, а также геологическими условиями строительства и эксплуатации различных инженерных сооружений (железных дорог в горных местностях и др.).

Привлекали внимание И. В. Мушкетова в эти годы и вопросы развития золотопромышленности в России, особенно в Сибири. Он являлся членом Комиссии Горного департамента по сбору и обработке сведений о сибирской золотопромышленности и в трудах этой Комиссии в 1896 г. опубликовал статью о состоянии исследования золотопромышленных районов Сибири. Кроме того, он консультировал геологические исследования, проводимые Российским золотопромышленным обществом в верховьях р. Витима. А. П. Герасимов, работавший там в 1895 — 1898 гг., обнаружил два четвертичных вулкана, один из которых был им назван в честь Ивана Васильевича вулканом Мушкетова.

Нужно также отметить, что в 1900 г. И. В. Мушкетовым была издана «Геологическая карта Закаспийской области» в масштабе 30 верст в дюйме на 7 листах, при составлении которой им были широко использованы материалы В. А. Обручева, Н. И. Андрусова, А. М. Коншина, К. И. Богдановича.

1 ГПБЛ, отд. рукописей, ф. 503, д. 125.

2 Там же.

3 Геологические исследования вдоль линии Кругобайкальской ж. д., произведенные под общим руководством проф. И. В. Мушкетова. СПб., 1904, вып. 1, с. 3.

4 Там же, с. 6.

5 ЦГИА, ф. 37, он. 57, д. 127.

<<< Назад
Вперед >>>
Оглавление статьи/книги

Генерация: 2.051. Запросов К БД/Cache: 3 / 1
Вверх Вниз