Книга: Иван Васильевич Мушкетов 1850-1902

Глава I Детские годы. Гимназия. Петербургский горный институт. Практические занятия на Южном Урале (1850-1873 гг.)

<<< Назад
Вперед >>>

Глава I

Детские годы. Гимназия. Петербургский горный институт. Практические занятия на Южном Урале (1850-1873 гг.)

В 1850 г. 9 января {1} в станице Алексеевской Хоперского округа Области Войска Донского в небогатой казачьей семье урядника Василия Кузьмича Мушкетова родился второй сын, нареченный Иваном, — будущий выдающийся русский геолог и географ.

В детстве Иван Васильевич Мушкетов отличался спокойным нравом и большой любознательностью, сохранив эти черты характера и в зрелые годы жизни. Рано (в 4 года) лишившись матери, он до 8 лет воспитывался в основном в семье деда, отца матери, который часто брал внука с собой в поездки по донским степям, по Дону и Волге. Возможно, впечатления от этих поездок, от бескрайних просторов степей, могучих полноводных рек, породили в дальнейшем пристрастие в нем к путешествиям, изучению природы.

Отец И. В. Мушкетова, несмотря на свои скромные средства, стремился дать детям приличное образование. В течение двух лет (1858—1860 гг.) И. В. Мушкетов обучался в приходском училище в станице Урюпинской, куда в 1858 г. был переведен центр Хоперского округа, а в августе 1860 г.{2} поступает в Новочеркасскую гимназию, где уже учится его старший брат Илья,{3} который и присматривает за ним в годы его пребывания в младших классах. Видно, уровень подготовки в предшествовавшем гимназии приходском училище был не столь уж низок, если по окончании первого ее класса в 1861 г. И. В. Мушкетов награждается похвальным свидетельством за «благонравное поведение, прилежание и отлично-хорошие успехи в науке».{4}

Во время летних каникул братья Мушкетовы приезжали к отцу, в то время уже жившему в станице Урюпинской. В 14 лет лишившись материальной поддержки родственников,{5} И. В. Мушкетов начиная с 5 класса гимназии принужден содержать себя уроками. Но несмотря на материальные затруднения, он учится вполне успешно и в июне 1867 г. оканчивает гимназию, получив аттестат со средним баллом 4 (хорошо) при отличных оценках по естественной истории и физике, хороших — по устной русской словесности, латинскому и немецкому языкам, истории всеобщей и русской, географии политической и физической; достаточных — по сочинению (на русском языке), математике и французскому языку.{6}

В гимназии на И. В. Мушкетова большое влияние оказал преподаватель естественной истории донской казак Семен Филиппович Номикосов. Его живые рассказы о разнообразных явлениях природы пробуждали любознательность в учениках, многие из которых по его совету собирали всевозможные коллекции — растений, насекомых, минералов и т. п. Замеченное им в И. В. Мушкетове пристрастие к минералам не ускользнуло и от внимания товарищей- гимназистов, давших ему прозвище «каменщик», так и закрепившееся за ним до окончания гимназии. «Великое дело товарищи в раннем возрасте! Как часто они оказываются пророками», — Писал по этому поводу в своих воспоминаниях о И. В. Мушкетове Е. С. Федоров.{7}

По окончании гимназии И. В. Мушкетова по его просьбе сразу же (21 июня 1867 г.) зачисляют стипендиатом Войска Донского,{8} и он выезжает в Петербург для продолжения образования. Директор Новочеркасской гимназии С. С. Робуш рекомендовал ему поступить на историко- филологический факультет Петербургского университета, но И. В. Мушкетова больше привлекали естественные науки, и вместе с тремя своими товарищами по гимназии, И. П. Ивановым, Ф. К. Поповым и А. В. Миненковым, также стипендиатами Войска Донского, он подает прошение {9} о зачислении его в Горный институт, где в то время имелись свободные стипендии Войска Донского. Приводим его содержание полностью.

8 августа 1867 г.

Его Превосходительству директору Горной Академии {10} генерал-лейтенанту и кавалеру Григорию Петровичу Гельмерсену

ПРОШЕНИЕ

окончившего курс наук в Новочеркасской гимназии Войска Донского Урюпинской станицы Ивана Васильевича Мушкетова

Окончивши курс наук в Новочеркасской гимназии в нынешнем году с аттестатом и не имея собственных средств для дальнейшего образования, я просил Войсковое правление зачислить меня на одну из войсковых стипендий, находящихся в Горной Академии. Войсковое правление, уверившись в крайне бедном моем состоянии, немедленно удовлетворило мою просьбу и выдало прогонные деньги на проезд в Петербург.

Теперь же осмеливаюсь просить Ваше Превосходительство, чтобы Вы допустили меня держать контроль, какой полагается при гимназическом аттестате, если же оный не полагается, то всепокорнейше прошу Вас, Ваше Превосходительство, прямо зачислить меня в число студентов Горной Академии и потом известить об этом Войсковое правление Донского Войска, чтобы оно выслало нужные для моего содержания, деньги. При этом прошении прилагаю свидетельство, данное мне Войсковым правлением, на свободное житье в Петербурге впредь до окончания курса наук в Горной Академии. Остальные же мои документы я не представляю потому, что Войсковое правление обязалось само выслать их прямо к Вам.

К этому прошению 1867 года августа 8 дня окончивший курс наук в Новочеркасской гимназии Войска Донского Урюпинской станицы Иван Васильев Мушкетов руку приложил.

Внизу этого прошения имеется пометка, сделанная лично И. В. Мушкетовым: «Квартиру имею в тринадцатой линии, в доме Холопова № 7». Следовательно, это его первый петербургский адрес. Прошения по сходной форме были поданы в Горный институт П. И. Ивановым, Ф. К. Поповым и А. В. Миненковым.

Вскоре в Горный институт из Войскового правления Донского Войска поступили необходимые документы и деньги на содержание стипендиатов.

28 августа 1867 года

Директору института корпуса Горных инженеров

Войсковое правление. . . в 10-й день сего июля зачислило в институт Корпуса горных инженеров войсковыми стипендиатами Петра Иванова, Ивана Мушкетова, Федора Попова и Аркадия Миненкова.

Уведомляя о сем Вас, Войсковое правление просит о принятии воспитанников сих стипендиатами Войска Донского, вместе с сим препровождаются документы о их рождении и аттестаты об окончании курса наук в Новочеркасской гимназии. На содержание же Иванова, Мушкетова, Попова, Миненкова в институте Корпуса горных инженеров с 1 числа августа по 1 число января 1868 года из оклада 330 руб. в год, для одного 137 руб. 50 коп., а для четверых пятьсот пятьдесят рублей. О получении коих Войсковое правление просит уведомить.{11}

Таким образом, уже с 1 августа 1867 г. И. В. Мушкетов получает стипендию в Горном институте за счет Войска Донского.

Петербургский Горный институт, основанный в 1773 г., до конца XIX в. оставался единственной высшей школой в Россий, готовившей специалистов для интенсивно развивавшейся горно-заводской промышленности. В 1773-1804 гг. эта высшая горная школа называлась Горным училищем, в 1804—1833 гг. — Горным кадетским корпусом, в 1833—1834 гг. — Горным институтом, в 1834— 1866 гг. — Институтом корпуса горных инженеров, а с 1866 г. — вновь Горным институтом. Менялись уставы и наименования этого учебного заведения России, но неизменно образцовой оставалась система подготовки его питомцев, всегда вбиравшая в себя достижения мировой науки и практики. Уже в 1806 г. Горный кадетский корпус по своим программам обучения был приравнен к университетам. Даже в период 1834—1866 гг., когда институт по указанию Николая I был превращен в военно-учебное заведение, несмотря на трудности, связанные с военной организацией института, в нем продолжало совершенствоваться преподавание специальных дисциплин и иностранных языков.{12} В Институт воспитанников принимали в возрасте 12 лет, курс обучения был рассчитан на 9 лет — 5 лет в низших (общеобразовательных) и 4 года в высших (специальных) классах. В 1862 г. был прекращен прием в низшие классы, и в Институте постепенно начали отменяться военные порядки. Но лишь 15 июня 1867 г. был принят новый устав, и Институт стал вновь открытым высшим учебным заведением, доступным каждому окончившему гимназию.{13}

Горный институт помещался на Васильевском острове на набережной Невы в здании, построенном по проекту знаменитого архитектора А. Н. Воронихина. Строительство продолжалось с 1806 по 1811 г., и когда было закончено, глазам восхищенных современников явилось «полное сосредоточенного величия здание, одно из лучших в столице».{14} С благоговением подходили к этому храму горной науки юноши, приезжавшие учиться в Петербург со всей России. В 1867 г. среди них был и донской казак И. В. Мушкетов.

В том году на первый курс Горного института поступало 17 человек, из них 12, в том числе И. В. Мушкетов и его товарищи по-гимназии, сдавшие вступительные экзамены (по математике, физике, ботанике и зоологии), были зачислены студентами, а не сдавшие 5 — вольнослушателями. Приказ об этом по Горному институту был отдан 12 сентября 1867 г.{15}

Начались годы учебы в Горном институте. Полный курс обучения в Институте в это время (согласно Уставу 1866 г.) был пятилетним, включавшим богословие (I, II, III курсы), высшую математику и начертательную геометрию (I, II и III), физику (I, II, III), химию неорганическую (I, II), химию органическую (III), химию аналитическую (IV, V), черчение (I, II, III), кристаллографию (I), минералогию (II, III), ботанику (I), зоологию (II), политическую экономию (II), статистику (II, III), законоведение (III, IV), прикладную и горную механику (III, IV, V), строительное искусство (III, IV, V), испытание минералов паяльной трубкой (III), пробирное искусство (III), горное искусство (IV, V), металлургию (IV, V), палеонтологию (IV, V), геологию (IV), геогнозию и рудные месторождения (V); иностранный язык входил в программы всех пяти курсов.

На первых трех курсах преподавались в основном общие предметы, на четвертом и пятом — специальные. Последние делились на два разряда — горный и заводской. В первый были включены горное и маркшейдерское искусство, геология, геогнозия, рудные месторождения и палеонтология; во второй — металлургия и галургия, пробирное искусство, неорганическая и аналитическая химия. На четвертом курсе студенты по желанию избирали один из разрядов, но обязаны были не только слушать лекции по предметам другого разряда, но и сдавать по ним испытания. Для получения диплома горного инженера непременным условием были высокие оценки по предметам выбранного разряда.

Занятия начинались 15 сентября и заканчивались в апреле; в мае проходили экзамены, а после них летом — студенческие практики. После первого курса в окрестностях Петербурга проводилась геодезическая практика; после третьего — сначала геологическая практика на реке Волхове и Ладожском озере, где осматривались обнажения — выходы горных пород по их берегам, а затем посещение металлургических цехов на Ижорском, Путиловском и других заводах. После четвертого курса студенты направлялись небольшими группами для знакомства с производством работ на заводы и рудники горно-заводских центров России (Урал и др.). И. В. Мушкетов такую практику проходил на угольных копях (шахтах) в области Войска Донского.

В институте преподавали опытные педагоги и известные крупные ученые. Учителями И. В. Мушкетова были профессор П. В. Еремеев (курс кристаллографии и минералогии), профессор В. Г. Ерофеев и адъюнкт В. И. Мёллер (курс палеонтологии), профессор Н. П. Барбот де Марии и адъюнкт А. П. Карпинский (курс геологии, геогнозии и рудных месторождений); высшую математику читал профессор Г. А. Тиме, физику — К. Д. Краевич, химию неорганическую — профессор В. В. Бек, химию органическую — адъюнкт К. Д. Сушин, химию аналитическую — профессор К. И. Лисенко, прикладную и горную механику — профессор П. А. Олышев и адъюнкт И. А. Тиме, зоологию — И. И. Мечников, ботанику — С. М. Розанов, металлургию — профессор Н. А. Кулибин и адъюнкт Н. А. Иосса и др.

На первых курсах И. В. Мушкетов не выделялся среди других студентов успехами в учебе. Но всегда спокойный и доброжелательный, он вызывал к себе уважение и симпатии не только студентов, но и преподавателей.

Активный член Донского землячества студентов, существовавшего в Петербурге, он со своим земляком П. И. Ивановым, по словам В. Ф. Богачева — другого своего земляка, был хранителем казацких донских традиций и песен. В 1869 г. в Технологическом институте образовалась касса для помощи неимущим донским студентам, куда вскоре влились донские студенты других учебных заведений Петербурга. Но через год или полтора, вспоминает В. Ф. Богачев, {16} выяснился факт неправильного использования общественных средств. Возмущенные этим И. В. Мушкетов, П. И. Иванов и другие потребовали полного отчета у лиц, ответственных за кассу, а затем вместе с другими студентами вышли из ее состава, и она вскоре прекратила свое существование. Во время летних каникул И. В. Мушкетов ежегодно наезжал в станицу Урюпинскую погостить у родных, повидаться с отцом, который в это время здесь жил. {17}

На последних курсах Института И. В. Мушкетов много и упорно занимается геологическими науками, чем обращает на себя внимание профессора П. В. Еремеева. На пятом курсе он выполнил свою первую небольшую, но вполне самостоятельную научную работу — «Волынит», которую доложил 4 апреля 1872 г. в Петербургском Минералогическом обществе. В том же году она была опубликована в записках этого Общества, что нельзя расценивать иначе, как крупный успех начинающего ученого. Уже в этой первой его самостоятельной научной работе отразились его личные особенности, индивидуальные черты, которым предстояло получить дальнейшее развитие в его будущей деятельности. {18} В ней, посвященной, казалось бы, частному вопросу — результатам изучения кристаллической породы, описанной ранее Оссовским в Волынской губернии и названной тем «волынит», а по мнению И. В. Мушкетова, относящейся к группе порфиритов, — достаточно четко отражены одни из основных прднципов методологии научных исследований: необходимость возможно более полного рассмотрения изучаемого предмета; нецелесообразность введения в науку излишних терминов, которые, представляя собой бесполезный груз, мешают поступательному движению науки.


И. В. Мушкетов в 1872 г.

В июне месяце 1872 г. И. В. Мушкетов окончил Горный институт седьмым по списку и получил диплом (№ 702) горного инженера {19} с отличными оценками по геологии, геогнозии, политической экономии и общему законоведению; удовлетворительными — по черчению, ботанике, зоологии и физике; по остальным предметам — хорошие, даже по минералогии и кристаллографии — своим любимым.

В 1872 г. в Горном институте было выпущено 18 горных инженеров (и все — по первому разряду, определяемому суммой баллов). Первым по списку был донской казак Петр Иванов. Дипломы горных инженеров получили также донцы Федор Попов, Аркадий Миненков и Владимир Богачев, вместе с И. В. Мушкетовым поступавшие в Горный институт. Вакантные должности горных инженеров в это время имелись в достатке на Урале, Кавказе и других областях России, но почти все (16 человек) выпускники, в том числе и И. В. Мушкетов, подали прошения о направлении их на государственные заводы и рудники для практических занятий, или, как бы сказали теперь, на стажировку, за счет специально предусмотренных для этих целей государственных ассигнований. Раз в три месяца каждый из практикующихся горных инженеров должен был представлять отчет в Горный департамент о выполняемой работе.

17 июня 1871 г. И. В. Мушкетов был направлен для практических занятий на Южный Урал с целью изучения здесь геологии золоторудных месторождений (как россыпных, так и коренных). Прибыв туда, он за короткий срок (в летнее и осеннее время 1872 г.) сумел весьма обстоятельно обследовать многие месторождения золота (Миасские, Качкарской системы и др.). Его отчеты по практическим занятиям, регулярно отправляемые в Горный департамент, сразу обратили на себя внимание. В них наряду с весьма полными данными о геологическом строении месторождений, минералогии руд приводились сведения об условиях добычи золота на приисках, рассматривались вопросы образования золотоносных россыпей. В золоторудных жилах Успенского прииска Качкарской системы И. В. Мушкетовым были обнаружены ранее не отмечавшиеся на Урале минералы — арсенопирит, арсеносидерит и фармакосидерит, что свидетельствовало о его редкой наблюдательности и больших познаниях в минералогии. После осмотра .месторождения хромистого железняка он указывает на недозволенный, хищнический способ добычи: извлекаются руды только с самым богатым содержанием, а более бедные оставляются в шурфах или вывозятся в отвал. Отмечая богатство и разнообразие рудных залежей на Южном Урале, И. В. Мушкетов указывал на большую сложность геологического строения этой территории и необходимость проведения здесь систематических геологических исследований в целях составления качественной геологической карты, которая может быть положена в основу при поисках месторождений полезных ископаемых.

Отчеты И. В. Мушкетова по практическим занятиям на Южном Урале в 1872 — 1873 гг. были столь высоко оценены Горным департаментом, что уже в 1873 г. они были частично опубликованы в Горном журнале. {20} Этот факт оставляет тем большее впечатление, что Горный ученый совет в 1873 г., ознакомившись с отчетами о практических занятиях других выпускников Горного института, выражает свое неудовлетворение недостаточностью практических знаний молодых горных инженеров, указав профессорам Горного института на необходимость в своих лекциях полнее отражать новейшие достижения прикладных горных наук. С этими критическими замечаниями Совет Горного института вынужден был согласиться, о чем свидетельствует рапорт директора Института Н. И. Кокшарова в Горный департамент от 18 апреля 1873 г.

. . .Совет Горного института, соглашаясь с Горным ученым комитетом в том отношении, что действительно было бы желательно, чтобы выходили из Института совершенно опытные горные инженеры, выразил вместе с тем мнение, что достигнуть вполне столь блистательной цели почти невозможно. . . Практические занятия учащихся в Институте по горным прикладным наукам, состоящие в осмотре горных заводов и рудников, знакомят учащихся в общих чертах только с теми устройствами, о которых им было сообщено в теоретических курсах. . . Для приближения в возможной степени к цели, указываемой Горным ученым комитетом, Совет Горного института просит увеличить назначаемые ныне для практических занятий средства. Предлагаемые Ученым комитетом посещения казенных горных заводов г. г. профессорами прикладных горных наук. . . без сомнения принесут величайшую пользу, ввиду которой остается только желать, чтобы на такие командировки была ассигнована также особая сумма.{21}

Зиму (1872/73 г.) И. В. Мушкетов проводит в Екатеринбурге (ныне Свердловск). Здесь он знакомится с известным знатоком Урала Н. П. Чупиным и, часто бывая у него дома, пользуется его обширной библиотекой; подолгу беседуя с ним, много полезного извлекает для себя. Зимой он активно участвует в занятиях Уральского общества любителей естествознания, действительным членом которого становится 22 февраля 1873 г., заметно оживив его своей деятельностью. Взяв на себя изучение и приведение в порядок обширной минералогической коллекции Общества, он заново определяет ряд ее минералов и распределяет по новейшей в то время системе Д. Дана, с которой знакомит многих любителей минералогии, равно как и с проделанной им работой, в своем докладе 19 мая 1873 г. на заседании этого Общества. Доклад этот был вскоре опубликован в Материалах этого Общества.

Весной 1873 г. И. В. Мушкетов с несколькими горными инженерами провел маршрутные геологические исследования, или, как сказали бы тогда, геологические экскурсии, в бассейне р. Чусовой. Это ему позволило овладеть практическими навыками региональных геологических изысканий, чему и были в дальнейшем посвящены его исследования в Средней Азии, снискавшие ему мировую известность

1 Все даты по ст. ст.

2 ЛОГИА, ф. 963, д. 5131, л. 3.

3 Илья Васильевич Мушкетов, впоследствии видный судебный деятель, в 1906 г. — товарищ председателя Смоленского окружного суда.

4 ГПБЛ (Государственная публичная библиотека им. Салтыкова- Щедрина в Ленинграде), отд. рукописей, ф. 503, on. 1, д. 1, л. 1.

5 В это время скончалась вторая жена В. К. Мушкетова, оставив ему двух малолетних дочерей — Александру и Екатерину

6 ЛОГИА, ф. 963, д. 5131, л. 3.

7 Ежегодник по геологии и минералогии России, 1902 г., т. VI, вып. 1, с. 2.

8 ЦГИА, ф. 37, он. 53, д. 846, л. 99.

9 ЛОГИА, ф. 963, on. 1, д. 5131, л. 2.

10 Правильно — Горного института.

11 ЛОГИА, ф. 963, он. 1, д. 5131, л. 1.

12 Лоранский А. Исторический очерк Горного института. СПб., 1873, с. 108.

13 Видимо, перемены в названии Института и явились причиной того, что в документах Войска Донского, присланных в Горный институт в 1867 г., тот именуется то Институтом корпуса горных инженеров, то Горной академией.

14 Горный журнал, 1923, № 11, с. 722.

15 ЛОГИА, ф. 963, № 11, с. 722.

Как явствует из архивных документов, в 1867 г. И. В. Мушкетов поступил учиться сразу в Горный институт. Тем самым факт его поступления вначале в Петербургский университет в том же году, широко приводимый в литературе, не подтверждается.

16 Богачев В. Ф. Донцы XIX в.: Биографии и материалы для биографий донских деятелей. Новочеркасск, 1907. с. 472.

17 В 1869—1871 гг. отец его, В. К. Мушкетов, в ст. Урюпинской служил в окружном управлении сотником. Скончался он 18 сентября 1890 г. в той же станице. В 80—90-е годы сестра Ивана Васильевича Александра Мушкетова (Кузьмина) проживала в ст. Аннинской, а сестра Екатерина Мушкетова — в Новочеркасске (ГПБЛ, отд. рукописей, ф. 503, д. 158, 159).

18 Ежегодник по геологии и минералогии России, 1902, т. 6, вып. 1, с. 2.

19 ЦГИА, ф. 37, оп. 53, д. 846, л. 99; ГПБЛ, отд. рукописей, ф. 503, д. 2, л. 1.

20 Горн, журн., 1873, т. 1, с. 83—99. Следует заметить, что эти отчеты И. В. Мушкетова существенно уточняли и дополняли материалы многих предшественников — опытных геологов, в том числе и Г. Д. Романовского.

21 ЦГИА, ф. 37, оп. 53, д. 846, л. 331-332.

<<< Назад
Вперед >>>
Оглавление статьи/книги
Похожие страницы

Генерация: 2.225. Запросов К БД/Cache: 0 / 0
Вверх Вниз