Книга: Иван Васильевич Мушкетов 1850-1902

Глава 3 Командировка в Петербург. Доклады об исследованиях в Средней Азии. Отчет о геологическом путешествии по Туркестану в 1875 г. Командировка на Южный Урал (1876—1877 гг.)

<<< Назад
Вперед >>>

Глава 3

Командировка в Петербург.

Доклады об исследованиях в Средней Азии. Отчет о геологическом путешествии по Туркестану в 1875 г. Командировка на Южный Урал (1876—1877 гг.)

В середине декабря 1875 г. И. В. Мушкетов возвращается в Петербург, где не был уже целых два года. Сразу по приезде он отправился в Горный институт и, радушно встреченный там своими учителями Н. П. Барбот де Марии, П. В. Еремеевым, В. Г. Ерофеевым, А. П. Карпинским, В. И. Мёллером, знакомит их с материалами своих путешествий, со своими взглядами на орографию и геологию северного Тянь-Шаня, вызвавшими такой интерес, что ему было тут же предложено доложить о них на годичном заседании Минералогического общества.

Заседание состоялось 7 января 1876 г., и в протоколах Общества об этом имеется следующая запись: «И. В. Мушкетов в общих чертах сообщил о своих геологических исследованиях Северного Тянь-Шаня и Кульджи. За кратким вступлением, состоящим в изложении маршрута и метода исследований, референт сказал о. . . распространении осадочных формаций, между которыми он различает девонскую, каменноугольную, юрскую, третичную и формацию новейших образований, причем массивные конгломератовые образования в большинстве случаев он не признает за ледниковые, вопреки мнению г. Северцова. Что касается метаморфических и зернисто-кристаллических пород Тянь-Шаня, то И. В. Мушкетов делит их на три группы, которые, слагая различные, нередко пересекающиеся хребты, обусловливают собою кажущуюся запутанность в орографии Тянь-Шаня. Затем. . . сообщил о рудных месторождениях в обследованной им части Туркестана и пришел к выводу, что эти месторождения скорее обильны по количеству их проявления, нежели богаты по качеству. В заключение упомянул о весьма распространенных в Кульджинском округе каменноугольных пожарах, которые подали повод считать местность вулканическою и местные пожары каменного угля принимать за сольфаторы». {1}

Уже в этом докладе достаточно четко изложены многие важнейшие положения по орографии и геологии Северного Тянь-Шаня, затем более подробно рассмотренные в первой крупной работе И. В. Мушкетова по этому региону под названием «Краткий отчет о геологическом путешествии по Туркестану в 1875 году», которую он, начав писать в январе 1876 г., закончил 8 мая 1876 г., а к концу того же года она была издана в виде отдельной книги и, кроме того, в 1877 г. целиком помещена в Записках Минералогического общества.

«Поистине поразительно, — пишет Е. С. Федоров, — как после столь громадного и утомительного, можно сказать исключительного в своей грандиозности, научного путешествия, длившегося ровно полгода, Мушкетов так быстро освоился с собранным материалом, немедленно же подверг его первоначальной обработке и уже в январском заседании 1876 года в Минералогическом обществе делает обширный доклад. . . представляет для напечатания обширную рукопись, скромно озаглавленную „Краткий отчет о геологическом путешествии по Туркестану в 1875 году“. К этому отчету была приложена обширная карта Кульджинских буроугольных и рудных месторождений и три громадные таблицы, заключающие многочисленные геологические разрезы и профили месторождений, относящиеся к пройденному пути... С этого момента его слава выдающегося путешественника и геолога была обеспечена, и имя Мушкетова является именем человека, оказавшего отечеству неоценимые услуги, а науке подарившего длинный ряд важных открытий. И в это время ему было всего 26 лет от роду».{2}

Итак, И. В. Мушкетов был первым геологом, обследовавшим труднодоступную область Северного Тянь-Шаня, чем заслужил признание широкой научной общественности. В 1876 г. он сделал еще несколько докладов по материалам своих исследований в Средней Азии. 23 марта на заседании Минералогического общества выступил с сообщением, где с учетом работ П. П. Семенова, Н. А. Северцова, К. В. Гилева и других, а также своих личных наблюдений, показал, что представления А. Гумбольдта о широком проявлении вулканизма в Средней Азии должны быть пересмотрены, поскольку за вулканические явления там ошибочно принимались многочисленные каменноугольные пожары, а происходящие землетрясения в этом свете следует расценивать как явление самостоятельные, не зависимые от вулканической деятельности. Эти весьма важные положения он развивал в своих последующих работах. 20 апреля на заседании того же Общества И. В. Мушкетов выступил с критикой взглядов Н. А. Северцова о развитии широкого оледенения в Тянь-Шане в четвертичный период; 15 сентября на заседании Академии наук доложил свои представления о вулканизме Центральной Азии.

27 октября 1876 г. Русское географическое общество по представлению П. П. Семенова, вице-председателя общества, и И. И. Вильсона, секретаря общества, избрало И. В. Мушкетова своим действительным членом. 8 декабря 1876 г. И. В. Мушкетов на общем собрании Географического общества изложил свои взгляды на особенности строения современного рельефа Северного Тянь-Шаня и условия его образования. «Сообщение И. В. Мушкетова,— отмечается в протоколе заседания, — выслушано с живейшим интересом, покрыто единодушными рукоплесканиями и вызвало несколько дополнительных замечаний действительных членов Н. А. Северцова, Г. Д. Романовского и вице-председателя П. П. Семенова». {3}

Летом 1876 г. И. В. Мушкетов командируется Горным департаментом в Златоустовский округ Южного Урала для исследования его геологического строения и полезных ископаемых. В те годы Южный Урал был одним из важнейших горнорудных районов России. Здесь велась добыча золота, меди, железа, драгоценных камней и других руд. Геология и полезные ископаемые этого района изучались многими крупными отечественными (П. С. Паллас, И. И. Лепехин, Э. К. Гофман, Г. П. Гельмерсен, А. Я. Купфер, К. И. Лисенко, П. Н. Барбот де Марии, М. М. Карпинский, Г. Е. Щуровский, фон М. Гринвальд, Н. П. Барбот де Марии, П. В. Еремеев, Н. И. Кокшаров, А. П. Карпинский, Г. Д. Романовский и др.) и иностранными (А. Гумбольдт, Г. Розе, Р. Мурчисон, Э. Вернейль и др.) учеными. Вместе с тем уже к середине 70-х годов XIX в. стала ощущаться необходимость проведения там систематических геологических исследований для правильной ориентации поисковых и разведочных работ на золото и другие руды. Горный департамент подыскивал для этих исследований опытных горных инженеров- геологов, знакомых с геологией Урала. Как нельзя более для этого подходил И. В. Мушкетов, но он в это время работал в Средней Азии, находясь в ведении Туркестанского генерал-губернатора, без разрешения которого Горный департамент не мог привлечь его к работам на Урале. Поэтому уже вскоре после прибытия И. В. Мушкетова в Петербург, 18 февраля 1876 г., министр Государственных имуществ П. А. Валуев обратился к К. П. Кауфману со следующим письмом:

. . .Летом нынешнего года предположено мною произвести разведочные в дачах уральских заводов работы с целью отыскания полезных ископаемых, поручив это дело горным инженерам, занимавшимся уже геогностическими исследованиями и хорошо знакомым с местными условиями Урала. К числу таких лиц принадлежит состоящий при Вашем высокопревосходительстве чиновником особых поручений титулярный советник Мушкетов, который, прибыв в С.-Петербург с Вашего разрешения, мог бы, прежде возвращения к своему месту служения, обозреть Златоустовский округ и произнести в нем предположенные разведки, а потому имею честь покорнейше просить Вас, милостивый государь, почтить меня уведомлением — не встречается ли к тому с Вашей стороны препятствия. . .{4}

К. П.Кауфману явно не хотелось отпускать И. В. Мушкетова для работы на Урал — нарушался план намеченных исследований в Туркестане, но и он не мог отказать влиятельному при дворе министру и 4 марта 1876 г. пишет: «Ввиду столь полезного занятия, которое г. Министр Государственных имуществ предполагает возложить на г. Мушкетова, я готов согласиться на временное отвлечение сего последнего от прямых его занятий, лишь бы он вновь возвратился к лежащим на нем трудам по Туркестанскому краю не позже, как через 3 месяца».{5}

А из Ташкента И. В. Мушкетову приходят теплые дружеские письма от К. В. Гилева, который еще и держит его в курсе ведущихся разведок на уголь на Ленгере и других дел. «Являйтесь же в Ташкент, Иван Васильевич, — пишет он в одном из писем, {6} — ни одной близкой души, с которой можно было бы говорить и которая не думала бы выгоды. . . о личных своих интересах».

В мае 1876 г. И. В. Мушкетов, завершил свой отчет по Северному Тянь-Шаню, выехал на Южный Урал. Находясь проездом в Екатеринбурге, он встретился там с Н. К. Чупиным, который его радушно принял и, узнав, что И. В. Мушкетов едет в Златоустовский горный округ, передал ему черновой экземпляр геологической карты Ильменских гор, составленной еще в 40-х годах XIX в. В тот же приезд в Екатеринбург И. В. Мушкетов побывал и на заседании Уральского общества любителей естествознания, где Н. К. Чупин сделал интересное сообщение о старых (времен Екатерины II) заброшенных серебряных копях севернее г. Златоуста. Из Екатеринбурга И. В. Мушкетов направился в Златоустовский округ, где в летние месяцы (вплоть до первых чисел сентября) проводил маршрутные геологические исследования. Для планомерного изучения этой территории (площадь ее около 10 000 км2) он разделил ее на ряд меридиональных полос и каждую в отдельности пересекал несколько раз. С конца июля вместе с ним работал горный инженер С. О. Конткевич, проходивший в это время стажировку (как тогда называлось, практические занятия) на Урале. С наступлением холодов в первых числах сентября, не позволявших более оставаться в горах, И. В. Мушкетов прекращает геологические экскурсии в Златоустовском округе и оставшееся время посвящает осмотру жильных месторождений золота Качкарской зоны (системы) в Оренбургской губернии.

В конце сентября 1876 г. И. В. Мушкетов возвратился в Петербург и приступил к обработке собранных летом материалов по Южному Уралу. Уже 19 октября 1876 г. на заседании Минералогического общества он кратко доложил некоторые результаты своих исследований, более подробно остановившись на оценке жильных месторождений золота бассейна р. Миасса и района Качкарских золотых промыслов. Зиму 1876/77 г. живя в Петербурге, он много и с увлечением работает над геологическим очерком, который заканчивает 12 апреля 1877 г., дав ему название «Материалы для изучения геогностического строения и рудных богатств Златоустовского горного округа в Южном Урале» и сопроводив тремя геологическими картами, разрезами и очерками Качкарских золотоносных жил.

Эта работа И. В. Мушкетова сразу же привлекла внимание ученого мира. Достаточно сказать, что в 1877 — 1878 гг. она увидела свет в трех изданиях.{7} В предисловии к ней И. В. Мушкетов пишет, что кроме чисто геологических наблюдений одной из его главных целей «было также исследование характера рудоносности округа в связи с распространением пород», {8} т. е. проведение прогнозно-металлогенических исследований. Критически рассмотрев обширный материал по геологии и полезным ископаемым Златоустовского округа, полученный ранее другими исследователями, и увязав его с материалами собственных наблюдений, И. В. Мушкетов указывает, что здесь «нахождение всех полезных ископаемых имеет тесную связь с распространением пород. Так, в гранитовой области в различных "жильных выделениях залегает масса разнообразных, нередко драгоценных минералов, как: топазы, бериллы, аквамарины, фенакиты и пр. Среди змеевиков находятся многочисленные, часто мощные штоки и жилы хромистого известняка. С зеленокаменными образованиями в восточной половине весьма тесно связано распространение золота, которое залегает или в кварцевых жилах. . . или в россыпях. . ., располагающихся обычно на тех же самых породах, которые вмещают золотоносные жилы. . . В тех же зеленокаменных породах залегают и все месторождения медных руд. . . На западном склоне крупнозернистые диоритовые порфиры содержат многочисленные штоки и жилы магнитного железняка. . . Метаморфические породы также богаты рудами, среди которых первое место занимают многочисленные и мощные образования бурых железняков. . . Слюдяным же сланцам подчинены небольшие залежи графита. Таким образом, мы видим, что приведенное нами положение относительно тесной связи рудоносности с распространением известных пород подтверждается непосредственными фактами».{9} Эти выводы И. В. Мушкетов сам считал весьма важными не только в теоретическом, но и в практическом отношении, особенно в определении направления «горных разведок». На эту тему им был сделан специальный доклад в Минералогическом обществе (15 марта 1877 г.). Работы И. В. Мушкетова на Южном Урале, в частности составленная им геологическая карта Златоустовского округа, многие годы являлись определяющими при проведении здесь поисковых и разведочных работ на полезные ископаемые.

1 Зап. Минерал, о-ва, 1877, ч. 12, с. 257—258.

2 Ежегодник по геологии и минералогии России, 1902, ч. VI, вып. 1, с. 4.

3 Изв. Геогр. о-ва 1876, т. XII, с. 222.

4 И. В. Мушкетов: Сб. документов. Ташкент, 1960, с. 71.

5 Там же, с. 72.

6 ГПБЛ, отд. рукописей, ф. 503, д. 133, л. 6.

7 В виде отдельной книги того же названия — СПб., 1877; Горн, журн., 1877, т. III и IV; Зап. Минерал, о-ва, 1878, ч. 13.

8 Материалы для изучения... Златоустовского горного округа. СПб., 1877, с. 4.

9 Там же, с. 7—9.

<<< Назад
Вперед >>>
Оглавление статьи/книги

Генерация: 1.488. Запросов К БД/Cache: 3 / 1
Вверх Вниз