Книга: Голый человек (сборник)

6 Нос

<<< Назад
Вперед >>>

6

Нос

Человек имеет все основания гордиться своим выступающим вперед носом. Обезьяны, как правило, плосколицы, и это вызывает у нас вопрос, чему мы обязаны столь странным профилем.

Прежде всего костистый выступ носа способствует защите наших глаз от повреждений. Это имело особенно большое значение для мужчин, которые подвергались многочисленным опасностям, преследуя дичь, и неудивительно, что мужской нос, как правило, массивнее и крепче, чем женский. Скула, надбровная дуга и носовая перегородка образуют жесткий костистый треугольник, обрамляющий уязвимые нежные ткани глаза. Удар, направленный в эту часть лица, вначале приходится на защитный треугольник, поглощающий значительную часть его силы. Чтобы понять это, достаточно взглянуть на расплющенный нос старого боксера.

В одном конкретном случае наличие костистого носа косвенным образом способствовало тому, что человечество получило в дар несколько величайших шедевров изобразительного искусства. В детстве Микеланджело получил сильный удар в лицо от товарища по цеху, которого он дразнил. Позже этот живописец рассказывал: «Я почувствовал, как кость и хрящ прогнулись под моим кулаком, словно это был картон». О Микеланджело говорили, что «его лоб почти нависает над носом». Однако нос сделал свое дело. Если бы он не поглотил всю силу удара, пострадали бы глаза, и, возможно, мы не смогли бы наслаждаться гениальными произведениями художника.

Наряду с обеспечением защиты от ударов, носовая перегородка предохраняет ноздри от проникновения в них инородных предметов и многого другого. Поскольку ноздри обращены вниз, это предотвращает затекание в них воды при нырянии, а густые волоски и слизь препятствуют попаданию в носовую полость грязи. Спустившись с деревьев, первые люди оказались гораздо ближе, чем раньше, к поверхности земли, по которой ветер гнал клубы пыли, поэтому они нуждались в дополнительной защите.

Еще одно важное изменение в нашем поведении состояло в том, что мы начали разговаривать. Значение больших носовых полостей становится особенно очевидным, если послушать, как говорит человек с сильным насморком. Произносимые им звуки иной раз искажаются до неузнаваемости.

Еще более важная функция человеческого носа состоит в непрерывном кондиционировании воздуха. Поступающий в легкие воздух должен быть теплым, влажным и чистым, и именно в ноздрях он, по мере необходимости, согревается, увлажняется и очищается от инородных частиц, прежде чем достигает трахеи. Не случайно люди, живущие, к примеру, в пустынных областях Северной Африки, имеют гораздо более высокие и выдающиеся вперед носы по сравнению с носами обитателей жарких и влажных тропиков центральной части Черного континента.

Итак, подведем итоги. Человеческий нос – это защита от удара и от попадания воды, уловитель пыли, резонатор и кондиционер. Кроме того, разумеется, это орган обоняния, позволяющий человеку распознавать запахи окружающего мира. Действительно, бо?льшую часть информации мы получаем с помощью глаз и ушей, но бывают моменты, когда эти органы чувств нас подводят.

В моменты интимной близости, когда света мало или нет вообще, как и нет большой нужды в словах, человеческий нос становится особенно чувствительным к запаху тела партнера. В силу первобытности данных реакций мы ощущаем его неосознанно, тем не менее он оказывает на нас мощное воздействие. Во время сексуального возбуждения женские железы, ответственные за выделение определенных запахов, начинают функционировать более интенсивно. Это проходит незаметно для высших центров головного мозга, настраивающихся на любовную прелюдию, но низшие центры приходят в полную готовность.

В менее приятные моменты, когда глаза не видят, а уши не слышат ничего такого, что могло бы вызвать тревогу, нос способен предостеречь нас об угрозе. Подобное происходит, к примеру, когда мы чувствуем, что что-то горит, хотя не видим пламени, или когда ощущаем отвратительный запах, не видя его источника. В последнем случае мы можем проклинать нос за доставленные неприятные ощущения, но на самом деле должны благодарить его, поскольку резкий запах химикатов или зловоние разлагающейся плоти может служить предупреждением о потенциальной опасности.

Бытует мнение, что плохие запахи одинаково неприятны для всех живых существ. Это заблуждение. Когда гриф чувствует запах падали, он находит его чрезвычайно привлекательным и спешит к источнику этого «аромата». Для человека употреблять в пищу испорченные продукты чрезвычайно опасно, поэтому эволюция настроила наше обоняние на иную волну. Человеческие испражнения также являются опасным источником инфекции, и опять к нам на помощь приходит нос, побуждая избегать контакта с источником неприятного запаха. Некоторым животным подобное несвойственно. Так, кроликам приходится есть собственный помет, дабы восполнять в организме дефицит определенных веществ, и это не вызывает у них отвращения.

Чувствительность человеческого носа значительно выше, чем думает большинство из нас. Мы располагаем не менее чем 5 миллионами обонятельных клеток, расположенных в верхней части ноздрей. Да, нам не под силу конкурировать по части обоняния с собаками, имеющими этих клеток в 44 раза больше, но тем не менее мы способны распознавать очень слабые запахи.

Причина недооценки способностей человеческого носа состоит в том, что у нас нет возможности оценить их в полной мере. Мы живем в городах, где натуральные запахи подавляются искусственными. Мы носим одежду, которая искажает наш природный запах, и окончательно уничтожаем его с помощью дезодорантов и других подобных средств. Мы даже воспринимаем нюханье как нечто примитивное и грубое – древние способности Homo sapiens давно забыты и остались в прошлом. Только в некоторых специализированных сферах, таких как дегустация вин и производство парфюмерных средств, человеческий обонятельный потенциал раскрывается в полной мере.

Нос представляет собой главный орган не только обоняния, но и вкуса. Это требует пояснений. Настоящим органом вкуса является язык, но он недостаточно чувствителен для этой роли. Язык способен различать лишь четыре основных вкуса – сладкий, кислый, горький и соленый. Все остальные вкусы нашей чрезвычайно разнообразной кухни распознаются не языком, когда мы пережевываем и глотаем пищу, а небольшими участками поверхности верхней части ноздрей. Несущие запах частицы попадают на них либо непосредственно через нос, когда мы подносим пищу ко рту, либо через рот. Пища может просто прийтись по вкусу языку и при этом восхитительно пахнуть для носа.

Из-за ассоциации с плохими запахами и насморком к носу у нас традиционно шутливое отношение. Мы с благоговением говорим о говорящих глазах, нежных щеках, чувственных губах, но о носе всегда упоминаем с насмешкой, зачастую называя это подлинное чудо анатомии шнобелем или рубильником. Для того чтобы быть симпатичным, человек должен иметь ничем не примечательный нос. Обложки глянцевых журналов с изображениями знаменитых мужчин свидетельствуют о том, что предпочтение отдается маленькому носу. Данная тенденция еще более усилилась в нынешнем столетии, и имеет смысл поинтересоваться, почему это произошло.

Чтобы понять, с чем связано такое отношение к носу, рассмотрим эту часть лица более внимательно. Дети появляются на свет с крошечным носом, напоминающим кнопку. Со временем, в пропорциональном отношении, он растет быстрее, чем другие компоненты лица, и достигает максимальных размеров, когда человек становится взрослым. Следовательно, маленький нос – это молодой нос. Добавьте к этому культ молодости, и все сразу становится ясно: чем меньше у вас нос, тем моложе вы выглядите.

Для женщин ситуация осложняется тем, что в среднем мужской нос крупнее, чем женский. Стало быть, для женщины, желающей выглядеть молодо, вдвойне важно иметь маленький нос. Однако сегодня именно о таком мечтают и многие мужчины, поскольку он придает лицу мальчишеский, менее доминантный вид, что вполне соответствует настроениям постфеминистского общества. Мужчина с откровенно крупным носом, выступающим вперед, словно нос корабля, едва ли станет нежным, заботливым партнером. Гордый орлиный нос героев старого кинематографа, вроде Джона Бэрримора, сильно отличается от детского носа, например, Брэда Питта.

По сведениям пластических хирургов, число мужчин, желающих стать моложе, неуклонно растет, и «изменение формы носа» возглавляет список наиболее популярных операций. Согласно информации Американского общества эстетической пластической хирургии, 24 % операций по изменению формы носа (ринопластика) приходится на мужчин. К вмешательствам, которые некогда являлись исключительно прерогативой женщин, теперь все чаще прибегают представители сильного пола. Они говорят, что делают это исходя из интересов своего имиджа. С учетом стоимости подобных операций, начинающейся с 3 тысяч долларов, имидж, отражающийся в зеркале ванной, должно быть, вызывает у многих мужчин острую озабоченность.

Изменение формы мужского носа – отнюдь не современный феномен. Один итальянский хирург написал посвященную этой теме книгу еще в 1597 году. Ватикан тут же отлучил его от Церкви за посягательство на результат Божиего творенья. Вероятно, такое решение было принято еще и потому, что методика средневекового эскулапа оставляла желать много лучшего. Он брал кожу с руки пациента и приклеивал ее к тому, что осталось от его получившего повреждение носа. Хотя в принципе это была здравая идея, к сожалению, новая ткань легко отслаивалась даже из-за сильного чиханья.

В Индии XVIII века, где отрезание мужского носа было обычным наказанием за супружескую неверность, процветала индустрия изготовления восковых носов. Установив на место, затем такой нос обтягивали кожей, взятой со лба жертвы адюльтера. Информация об этой технологии достигла Европы в конце XVIII столетия и, вполне возможно, дала импульс первым шагам в современной пластической хирургии на Западе.

Самый скандальный случай в истории мужской ринопластики – это, вне всякого сомнения, история с Майклом Джексоном. В детстве он имел широкий, приплюснутый нос, но, повзрослев, решил сделать его прямым и узким. Майкл добился своего, но, судя по всему, не остановился на этом и продолжал совершенствовать форму своего носа, пока тот не начал проваливаться. Сам Джексон утверждает, что сделал лишь две операции по ринопластике, но пластические хирурги, занимавшиеся вопросом подробно, уверены в том, что в действительности этих операций было 30 или 40 в течение 20 лет. Согласно неподтвержденному сообщению, недавно один немецкий хирург извлек из уха Джексона хрящ и вставил ему в нос, дабы воспрепятствовать его дальнейшему проваливанию.

Другими знаменитостями, легшими под скальпель с целью исправления формы носа, были Том Джонс и Оззи Осборн. Оба хотели сделать свои носы более тонкими, и оба добились успеха. Оззи признался, что операция благотворно отразилась на его самооценке и придала уверенности в себе. У Тома Джонса был крепкий, симпатичный нос, но он предпочел сделать его более изящным.

Тем не менее, несмотря на рост числа пластических операций на мужских носах, для мужчин эта проблема всегда будет менее острой, нежели для женщин. Крупный, выдающийся вперед нос все еще вполне приемлем, и, если оглядеться, можно обнаружить целый ассортимент различных типов мужских носов – от прямых до крючковидных и вздернутых и от высоких до приплюснутых, причем каждый из них обладает собственным шармом. Но поскольку крупный нос является чисто мужской особенностью, он остается абсолютно неприемлемым для женщины, желающей выглядеть привлекательной.

В прежние времена форма носа имела большое значение при определении социального положения и характеристик мужчины. Эдгар Алан По однажды заметил: «Джентльмен с толстым, приплюснутым носом – сочетание, невозможное по определению». Наполеон Бонапарт по этому поводу говорил: «Дайте мне человека с большим носом… Когда мне нужно решить сложную проблему, требующую приложения ума, я всегда выбираю того, у кого длинный нос».

Подобное предпочтение едва не изменило ход истории в 1831 году, когда Роберт Фитцрой, капитан британского военного корабля Beagle, проникся отвращением к форме носа Чарлза Дарвина. Фитцрой, приверженец физиогномики, полагал, что по форме носа человека можно определить его характер, и не собирался брать в дальнее путешествие того, с кем мог бы не ужиться. Дарвин не мог похвастаться резко очерченным, орлиным носом, какой устроил бы капитана Фитцроя. Он был готов отказаться от пассажира с носом картошкой, поскольку тот, по мнению морского волка, явно «не обладал достаточной энергией и решимостью для длительного плавания». К счастью, Фитцрой все же смилостивился, и Дарвин смог отправиться в историческое путешествие, благодаря которому родилась теория эволюции. После возвращения великий натуралист язвительно заметил: «Фитцрой со временем признал, что мой нос лгал».

В Викторианскую эпоху в большой моде была псевдонаука под названием «физиогномика», которая связывает определенные особенности лица с определенными типами личности. В начале XIX века в физиогномике выделился специальный раздел, изучающий исключительно носы и получивший название «носология». В этом разделе различались пять типов носа.

1. Римский, или орлиный. Принадлежит решительному, твердому, энергичному человеку.

2. Греческий, или прямой. Принадлежит утонченному любителю искусств.

3. Расширяющийся. Принадлежит серьезному мыслителю.

4. Ястребиный. Принадлежит проницательному, вдумчивому, практичному человеку.

5. Вздернутый. Принадлежит слабому, подлому, неприятному, дерзкому человеку.

Нелюбовь, проявлявшаяся в старину к маленькому носу, нашла отражение в знаменитой пьесе Эдмона Ростана о Сирано де Бержераке. Автор провозглашает его устами: «Мой нос огромен! Подлый, курносый, плоскоголовый осел, позволь мне сообщить тебе, что я горжусь таким придатком, поскольку большой нос служит признаком доброжелательного, хорошего, почтительного, умного, свободомыслящего и смелого человека, коим я и являюсь». Сирано – не вымышленный персонаж, как многие думают, а вполне реальное лицо, французский солдат и писатель XVII века, который постоянно бился на дуэлях, отстаивая свою честь, если кто-либо подшучивал над его экстравагантным носом. Он был первым автором, описавшим путешествие на том, что нынешние фантасты назвали бы космической ракетой. Зигмунд Фрейд, вне всякого сомнения, сделал на основании этого факта серьезные выводы.

Самый длинный нос всех времен и народов принадлежал жившему в XVIII веке Томасу Уэддерсу, которого показывали в цирке. Нос имел длину 19 сантиметров и был настолько необычен, что его обладатель зарабатывал себе на жизнь, просто демонстрируя сию диковинку публике.

Сегодняшний длиннейший мужской нос не идет с ним ни в какое сравнение – всего каких-то 9 сантиметров. Он принадлежит Мехмету Ёзиюреку – 57-летнему турецкому строителю из города Артвин, который занял первое место на втором ежегодном национальном конкурсе длинного носа, обойдя 26 соперников. Этот конкурс, по словам его организаторов, был задуман с целью «примирить людей с их внешностью», и, по крайней мере в случае с Ёзиюреком, она была достигнута. После своего триумфа он заявил: «На земле нет человека с более внушительным носом. Это настоящий шедевр».

Многие известные люди, от Шарля де Голля до Джимми «Шнобеля» Дуранте, наверняка согласились бы с тем, что большой нос – это красиво (Дуранте даже застраховал свой знаменитый нос на 50 тысяч долларов). Длинные носы, кроме того, имеют фаллическую форму. У мужчин лишь два длинных анатомических выступа на центральной линии тела – нос и пенис. Символические ассоциации между ними – будь то сознательные и шутливые или подсознательные и серьезные – неизбежны. Они были распространены в Древнем Риме, где считалось, что длина носа мужчины свидетельствует о его сексуальной силе. В этом контексте словосочетание «римский нос» служило особой похвалой.

В племенных сообществах нос зачастую играет совершенно иную, но не менее, а возможно, и более важную роль. Носовые проходы рассматриваются в качестве «тропы души». Не осознавая этого, мы и сегодня разделяем сие мнение, говоря «Дай вам Бог здоровья!» чихнувшему человеку. В древности считалось, что при чиханье через нос может выйти часть души. Позже, в Средние века, когда сильное чиханье зачастую сопровождалось первыми симптомами заразной болезни, смысл этого пожелания еще более усилился, и оно дожило до наших дней.

В некоторых племенных сообществах в тропических зонах лечение больного предусматривало блокирование носовых проходов, дабы его душа не покинула тело в результате недомогания. Эскимосы во время похоронной церемонии затыкали носы оленьей кожей, мехом или сухим ягелем, чтобы во время плача их души не последовали за душой покойника. На Целебесе, одном из малых Зондских островов, к ноздрям тяжелобольного человека прикрепляли рыболовные крючки, которые были призваны поймать душу, если она попытается покинуть тело. В некоторых культурах ноздри покойного зажимали, чтобы воспрепятствовать выходу из них души, и, в соответствии с данными антропологов, представители очень многих народностей верят в то, что она действительно выходит через нос. Эта вера основана на связи души с дыханием. Обычное дыхание через нос – вдохи и выдохи – поддерживает баланс, но при сильном чиханье и тяжелом дыхании умирающего процесс принимает односторонний характер, поэтому и предпринимались меры предосторожности.

Как уже говорилось, согласно другому поверью, форма носа определяет личностные качества его обладателя. Данное физиогномическое утверждение истинно лишь отчасти, и истина эта столь очевидна, что она мало чего стоит. Если человек обладает на редкость безобразным или, напротив, удивительно красивым носом, его внешность и в том и в другом случае повлияет на отношение окружающих. Если над ним будут смеяться из-за уродливого носа или без конца хвалить за красивый, это неизбежно скажется на формировании личностных качеств данного человека. У некрасивого мальчика, подвергавшегося насмешкам, сформируется характер, существенно отличающийся от характера, который будет у красавца, пользующегося всеобщей симпатией. В этом плане форма носа, безусловно, определяет личностные качества человека, но ее ни в коей мере нельзя считать индикатором тех или иных черт характера.

Тем не менее нос может служить «флюгером» смены настроений. Как и другие части лица, нос снабжен мышцами, и мы можем выражать с их помощью чувства, пусть и весьма ограниченно. Нос намного менее выразителен, чем глаза и рот, но он способен посылать конкретные сигналы. Сморщенный нос выражает отвращение, свернутый в сторону – недоверие, подергивающийся – тревогу, с раздутыми ноздрями – ярость, сопящий – раздражение, принюхивающийся – реакцию на обнаруженный запах. Разумеется, это упрощенная картина, но она дает общее представление о сигналах, посылаемых при помощи носа. Сложные, противоречивые настроения могут порождать смешанные выражения, но элементы, названные нами, являются базовыми.

Существует несколько способов контакта с собственным носом. Мы можем касаться его или тереть рукой, когда говорим неправду, пощипывать переносицу, пребывая в глубокой задумчивости по поводу конфликтной ситуации или в состоянии изнеможения, или хвататься за его кончик, когда испытываем скуку или разочарование. Все это сигналы душевного состояния. Так или иначе, они означают, что посылающий их мужчина нуждается в данный момент в некоторой помощи и предпочитает получить ее с помощью успокаивающего и подбадривающего контакта с собственным носом.

Если нам задают трудный вопрос и мы не желаем говорить правду, зачастую рука сама тянется к носу, касается его, трет, хватает и сжимает, словно непроизвольно стремится закрыть рот, чтобы скрыть правду, а затем перемещается к носу. Это перемещение ладони от губ к носу может происходить в силу неосознанного ощущения, что закрывание рта – слишком очевидный сигнал сокрытия правды, который в состоянии понять даже ребенок. Следовательно, прикосновение к носу, словно он чешется, может являться замаскированной попыткой закрыть рот.

Тем не менее некоторые люди заявляют, что они действительно испытывают ощущение покалывания кончика носа в тот самый момент, когда вынуждены лгать. Есть гипотеза, что данный жест может быть вызван определенными физиологическими изменениями в нежных тканях носа, неосознанно происходящими в результате мимолетного стресса, вызванного необходимостью говорить неправду.

Следует подчеркнуть, что отнюдь не все непроизвольные прикосновения к носу свидетельствуют о лжи. Иногда они означают, что человек хотел солгать, но потом решил сказать правду. Все случаи инстинктивных прикосновений к носу связывает одно: в этот момент человек эмоционально реагирует на сложную ситуацию, с которой столкнулся, хотя внешне остается спокойным. Он лихорадочно принимает решение: солгать или, преодолев себя, сказать правду. Прикосновение к носу отражает именно эту внутреннюю борьбу.

Пощипывание переносицы в состоянии глубокого раздумья, по всей вероятности, имеет ту же самую основу, поскольку в носовых полостях под переносицей может возникать легкое дискомфортное ощущение, вызываемое стрессом. Сжатие пальцами переносицы может облегчать его или, по крайней мере, являться реакцией на такое чувство.

Мужской нос – весьма популярный орган в плане символических жестов. Женщины к таковым практически не прибегают – более того, во многих культурах для них считаются неприемлемыми любые жесты. Известно более 40 связанных с носом символических прикосновений, многие из которых носят локальный характер. Ниже приводится описание наиболее необычных из них.

Ладонь складывается в трубу, подносится к носу, надевается на него и производит вращательные движения, по часовой стрелке и против нее. Этот практикующийся в Северной Америке жест символизирует введение пениса в анальное отверстие, где нос играет роль пениса, а сложенная в трубу ладонь – ануса. Он означает, что некто является гомосексуалистом и, как правило, носит оскорбительный характер. Тот же самый жест иногда имеет несколько иное значение. Ладонь все еще играет роль анального отверстия, но нос представляет уже не пенис, а сам себя. Этот жест означает, что некто является угодливым льстецом и столь раболепно старается снискать расположение своего начальника, что «целует его в задницу».

Каждый человек ковыряет в носу, оставаясь наедине с собой. Будучи публичным, в Ливии и Сирии это действие служит оскорблением. Указательный палец вводится в одну ноздрю, большой палец в другую, а затем они выпрастываются наружу в сторону персоны оскорбления, словно бросая в недруга сопли.

Соприкосновение носами является дружеским приветствием у маори в Новой Зеландии и некоторых других племенных групп. Обычно это называют трением носами, но во время формальных церемоний кончики носов лишь прикасаются друг к другу. В своем обычае здороваться при помощи носов маори не одиноки. Бедуины приветствуют друг друга, соприкасаясь кончиками носов три раза, причем очень быстро.

Данное приветствие восходит к временам, когда существовал обычай обнюхивать вернувшегося после отсутствия товарища. Хотя и не осознавая этого, мы и сегодня способны идентифицировать своих любимых и близких по индивидуальному запаху тела. Обнюхивание было в ходу не только с целью идентификации, но и для выявления изменений в запахе, произошедших за время разлуки. Не так давно выяснилось, что своей чувствительностью к индивидуальным запахам мы обязаны маленькой полости внутри носа, являющейся специализированным детектором запахов. Мы не осознаем запахи, которые определяет этот детектор, но подсознательно регистрируем их и запоминаем.

Для большинства людей вытирание носа представляет собой гигиеническое действие, но в Восточной Африке оно означает: «Не имеет значения» или «Это не важно». При выполнении этого жеста рука производит вращательное движение вокруг носа, которое сопровождается его вытиранием и шумным выдохом.

В Португалии и Испании мужчина может показать, что у него нет денег, погладив по носу указательным и средним пальцами – от переносицы до кончика. Если погладить нос, но только одним указательным пальцем, в Голландии это будет означать, что некто скуп. Между этими двумя жестами может существовать связь, поскольку в XV и XVI веках испанская корона имела свои интересы в Нидерландах.

Постукивание по ноздре имеет множество значений. В большинстве случаев оно означает, что некто что-то вынюхивает. Этот жест сигнализирует о необходимости быть настороже, но его точная форма варьирует в зависимости от региона. Один из его вариантов сигнализирует о том, что «ты и я знаем секрет, который мы должны хранить, поскольку другие попытаются разнюхать его». Во Фландрии, области Бельгии, жители которой говорят по-фламандски, данный жест означает: «Я знаю, что происходит, я могу разнюхать это». Он может также выражать угрозу: «Я разнюхал, что ты собираешься предпринять, и, если ты не уймешься, остановлю тебя». В Южной Италии постукивание по носу означает, что некто умеет разнюхивать правду. Послание гласит не «я умен», а «он умен». Альтернативный вариант, тоже бытующий в Италии, означает, что кто-то шпионит за нами, и мы должны быть настороже. В некоторых областях Великобритании, особенно в Уэльсе, постукивание по носу – прямое обвинение человека в том, что он сует нос не в свое дело». Все эти значения постукивания по носу тесно связаны между собой, но их существование демонстрирует, каким образом простой жест может постепенно менять свое значение в разных странах.

Широко распространено шутливое оскорбление, когда мужчина или мальчик приставляет большой палец к кончику носа и расставляет веером остальные пальцы, расположенные вертикально. Пальцы могут оставаться неподвижными, а могут шевелиться. Могут приставляться к носу две ладони, одна за другой. Этот древний жест – ему не менее пяти тысяч лет! – распространен по всей Европе и обеим Америкам, а также во многих других регионах и всюду выражает одно и то же: насмешку. Его происхождение покрыто туманом. У него было множество интерпретаций: шутливое приветствие, гротескный нос, фаллический нос, угроза публично высморкаться и демонстрация агрессивного петушиного гребня, но корни уходят так глубоко, что никто не может сказать ничего наверняка. Поскольку этот жест имеет столь давнюю историю, он приобрел гораздо больше названий, нежели любой другой, а именно: умять нос, сделать нос, показать длинный нос, шанхайский жест, веер королевы Анны, японский веер, испанский веер, кофемолка, салют из пяти пальцев; во Франции: Pie de nez, Un pan de nez, Le nez long; в Италии: Marameo, Maramau, Palmo di naso, Tanto di Naso, Naso lungo; в Германии: Die lange Nase, Atsch! Atsch!

В Ливии, Саудовской Аравии и Сирии прикосновение к кончику носа в сочетании со словами: «О мой нос!» означает торжественное обещание что-то сделать. По своему происхождению этот жест связан с прикосновением к гениталиям при произнесении клятвы. В данном случае нос служит символической заменой пениса.

Если мексиканец разводит указательный и средний пальцы таким образом, что они образуют букву V, подносит их к носу и производит ими движения, направленные вверх, в то время как нос находится между ними, не следует ждать ничего хорошего. Это самое настоящее оскорбление: нос символизирует пенис, а разведенные пальцы влагалище.

В Южной Италии мужчина может положить палец на ноздрю и поворачивать его из стороны в сторону. Это означает: «Я не верю тебе» и подразумевает, что чем-то смердит и человек пытается защититься от неприятного запаха. Во всем остальном мире мужчина, скорее всего, просто сморщил бы в отвращении нос.

Украшенные мужские носы хотя и редко, но все же встречаются. Современные мужчины, причиняющие увечья своему лицу и телу, дабы продемонстрировать смелость и нонконформизм, иногда прокалывают нос внутри – в точке, где кончается хрящ перегородки. Там находится тонкая кожная мембрана, которая раскрывается в мягкую, мясистую перегородку, разделяющую ноздри. Прокол в этой мембране причиняет минимальный ущерб и позволяет носить в носу большое металлическое кольцо, похожее на то, что вставляют в нос быку.

Одни мужчины предпочитают украсить себя обычным толстым металлическим кольцом, тогда как другим нравятся штифты с шариками на концах. Некоторые из этих украшений вставляют таким образом, чтобы их можно было вынимать перед формальными мероприятиями или если дресс-код не позволяет появляться на работе во всей красе – с пирсингом.

Вставляемые в ноздрю штифты пользуются популярностью у женщин, но иногда их можно увидеть и в ноздре мужчины, хотя это случается нечасто. Столь же редко встречаются украшения в отверстиях, проделанных в коже верхней части спинки носа, между глаз.

Поскольку нос играет роль символического пениса, пирсинг такого рода иногда воспринимается в качестве замены обрезания, хотя едва ли можно угадать, о чем думает человек в тот момент, когда ему прокалывают нос.

Вероятно, самую необычную форму украшения носа применял живший в XVI веке датский астроном Тихо Браге, который, еще будучи студентом, лишился кончика носа во время дуэли на саблях. Он заменил его наконечником из сплава серебра и золота. В ту эпоху шрамы на лице были предметом гордости, и замечательный нос Браге не казался таким уж странным, как мы сочли бы его сегодня, – тем не менее даже тогда это было необычное зрелище.

<<< Назад
Вперед >>>

Генерация: 0.612. Запросов К БД/Cache: 0 / 0
Вверх Вниз