Книга: Голый человек (сборник)

2 Волосы

<<< Назад
Вперед >>>

2

Волосы

Волосы, растущие в верхней части головы мужчины, являют собой самую странную особенность его тела. Представьте, на что они должны были быть похожи у наших древних предков в отсутствие щеток и расчесок, ножей и ножниц, головных уборов и одежды. В течение более чем миллиона лет наши пращуры ходили почти обнаженными, с большой копной волос на голове. Если волосяной покров на их туловище и конечностях почти исчез и кожа тела практически оголилась, то на коже черепа выросла огромная густая шапка волос. В таком виде они наверняка вызывали удивление у других приматов. Так что же это были за обезьяны?

Чтобы найти ответ на этот вопрос, нужно понять, почему люди имеют столь необычный волосяной покров на голове. Дело в том, что он делал их очень непохожими на других приматов. Это был видовой сигнал человека, различимый издали. Большие лохматые головы, венчавшие гладкие голые тела, были отличительным признаком людей. Развевающиеся космы служили нашим предкам чем-то вроде флага.

Сегодня мы не помним об этом, поскольку прическа уже давно приобрела функцию сигнала половой принадлежности. Почти во всех культурах мужчины и женщины носят волосы по-разному. Эта тенденция оказалась столь всепроникающей, что мы забыли очевидный факт: до того как у мужчин начинает появляться плешь, структура мужских и женских волос на коже черепа абсолютно идентична. Разумеется, мужчины отличаются от женщин волосяным покровом – у них есть усы, борода, волосы на груди и т. д., но на голове, где волосы у людей растут обильнее всего, у мужчин и женщин они одинаковы как в детстве, так и в молодости. Выраженная копна волос на голове – это не женская, не мужская, но человеческая особенность, которая отличает Homo sapiens от его родственников-приматов с тех пор, как люди эволюционировали в уникальный вид.

Если это представляется невероятным, достаточно обратить внимание на волосяной покров представителей различных видов обезьян. У близкородственных видов волосы на голове зачастую резко отличаются по окраске, форме и длине. У одних окраска волос головы резко контрастирует с окраской волосяного покрова остального тела, у других имеются длинные усы, третьих украшают внушительные бороды, у четвертых головы плешивы. Совершенно очевидно, что различия в том, что выросло на голове, служат отличительными признаками разных видов приматов. Следовательно, нет ничего удивительного в том, что наши предки пользовались этим средством идентификации. Удивительно то, что мы до сих пор обладаем им. Волосы на человеческой голове растут столь интенсивно, что, едва достигнув технического уровня, позволявшего изготавливать ножи и ножницы, люди принялись уменьшать их объем, используя для этого тысячу разных способов. Они их обрезали, брили, связывали, заплетали, скручивали, прятали под головными уборами, словно это наследие первобытных времен стало им в тягость и от него необходимо было тем или иным образом избавиться.

Из этого не следует делать вывод, что люди стали противниками волос на голове. Они просто заменили старую прическу на множество новых. Старая прическа представляла собой просто копну волос, которая служила надежным знаком отличия нашего вида, но доставляла определенные бытовые неудобства. Достигнув достаточно высокого уровня развития, люди начали придавать своим волосам ту или иную форму, окрашивать и украшать их разными способами, одновременно уменьшая объем. В настоящее время, при наличии постижерных мастерских и салонов красоты, мы имеем возможность сегодня делать функциональную, повседневную прическу, а завтра – причудливую, креативную.

Прежде чем приступить к рассмотрению этих новых тенденций, необходимо тщательно изучить то, на чем они основываются, – природные волосы. В среднем человек имеет на голове около 100 тысяч волосков. У блондинов их около 140 тысяч, у брюнетов – 108 тысяч, у рыжих – не более 90 тысяч.

Каждый волос растет из маленького кожного мешочка, называемого фолликулом, в основании которого располагается сосочек. Этот комочек ткани и является производителем волоса. Он изобилует кровеносными сосудами и поставляет «сырье», преобразующееся в волосковые клетки. Эти клетки формируются на поверхности сосочка, новые клетки теснят вверх старые, в результате чего волос, собственно, и растет. Со временем корень волоса – его нижняя часть, располагающаяся под кожной поверхностью, становится настолько длинным, что из фолликула появляется кончик волоска. При этом он твердеет. Видимая часть волоса, которая становится все длиннее, называется стержнем. Длина стержня увеличивается примерно на треть миллиметра в день.

Скорость роста волос варьирует в зависимости от возраста и состояния здоровья человека. Медленнее всего они растут в старости, во время болезни, в период беременности и в условиях холодной погоды. Быстрее всего волосы растут во время выздоровления после тяжелого заболевания – по всей видимости, срабатывает механизм компенсации за предыдущую задержку роста. У здоровых людей волосы очень активно растут в возрасте от 16 до 24 лет. В этот период их ежегодный рост достигает 18 сантиметров, тогда как средний показатель составляет около 13 сантиметров.

Продолжительность жизни волоса равняется примерно шести годам. Это означает, что у здорового молодого человека волосы, если их не стричь, прежде чем выпадут и будут заменены на новые, достигнут длины около 107 сантиметров. Таким образом, у молодых мужчин и женщин с прямыми волосами они отрасли бы до колен.

Помимо необычной длины человеческие волосы обладают еще одним странным свойством: они не подвергаются сезонной линьке, как у других животных. Каждый отдельный волос имеет свой индивидуальный жизненный цикл. В любой момент 90 % волос кожи черепа активно растут, а 10 % отдыхают. Отдыхающие волосы рассеяны среди активно растущих, и они остаются в этом состоянии в течение примерно трех месяцев, прежде чем выпасть. Стало быть, за день каждый из нас теряет от 50 до 100 волос.

Когда волос выпадает, короткий корень и длинный стержень отделяются, но крошечный сосочек в основании фолликула остается на месте. Впоследствии из него взамен выпавшего прорастает новый волос. Он остается активным в течение следующих шести лет, а затем перестает вырабатывать новые клетки и переходит в пассивное состояние. Еще через три месяца он отбрасывает старый волос и цикл начинается сначала. На протяжении человеческой жизни этот цикл повторяется в среднем 12 раз, то есть из каждого фолликула один за другим вырастают 12 волос. Из этого следует, что, если бы у кого-нибудь отсутствовала пассивная фаза в цикле роста волос, этот человек смог бы отрастить волосы длиной до 9 метров. Похоже, по крайней мере однажды такой удивительный случай имел место. Индийский монах Свами Пандарасаннадхи из монастыря, находящегося неподалеку от Мадраса, согласно некоторым сообщениям, имел волосы длиной 7,5 метра.

Намного более распространен противоположный эффект – прекращение роста волос. Такое никогда не случается в детстве, но после достижения половой зрелости с мужской головой начинают происходить странные метаморфозы. Мужские гормоны дезактивируют волосковые сосочки, расположенные в верхней части головы, в теменной и лобной зонах, тогда как те, что находятся по бокам, остаются незатронутыми. Когда волосы из пораженных сосочков выпадают, новые вместо них не вырастают. Сосочки, вместо того чтобы после трех месяцев отдыха снова стать активными, остаются пассивными. В результате на голове образуется плешь.

Обычно процесс облысения протекает постепенно, и многие мужчины избегают этой участи. Примерно один из пяти начинает лысеть уже в молодости, хотя изменения столь незначительны, что их с трудом можно заметить. Однако к 30 годам 20 % лысеющих мужчин уже хорошо понимают, что происходит. К 50 годам волосы выпадают в той или иной степени у 60 % белых мужчин. Для представителей других рас эта цифра ниже.

Существует четыре основных, генетически обусловленных формы радикального облысения. Это «пик вдовы», «заплата монаха», «обреченный лоб» и «голая макушка».

В случае «пика вдовы» линия волос отступает от височных областей, оставляя сужающуюся полосу волос вдоль центральной линии головы. «Заплата монаха» – это случай, когда передняя линия волос сохраняется в неприкосновенности, а плешь разрастается в теменной области. При «обреченном лбе» передняя линия волос отступает назад. И наконец, «голая макушка» предусматривает быстрое отступление передней линии волос в центре и медленное по бокам, являя собой противоположность «пику вдовы».

Типы облысения могут сочетаться друг с другом, и нередко у одного мужчины отмечаются сразу два из них. Наличие того или иного типа либо их сочетаний определяется генетическими факторами, и, если лысеющий представитель сильного пола просмотрит фотографии своих предков мужского пола или глянет на их портреты, он наверняка обнаружит, что продолжает давнюю семейную традицию.

Поскольку облысение связано с высоким уровнем мужских половых гормонов и усиливается с возрастом, оно служит признаком мужского превосходства. Плешь является типичным атрибутом мужественного пожилого мужчины и отделяет его от более молодых, волосатых, мужчин.

По мере того как мужчины стареют, их сексуальная сила убывает. Казалось бы, в соответствии с логикой, плешь должна вновь зарастать волосами. Но ничего подобного не происходит. Похоже, после многих лет бездействия волосковые сосочки теряют способность к возрождению активности. Они не просто подавляются, они разрушаются.

Наряду с плешью еще одним признаком пожилого возраста мужчины является седина. Она свойственна как волосатым особям, так и плешивым. Поседение волос – это утрата ими пигмента. Зачастую седые волосы чередуются с пигментированными, что делает голову серой. Со временем, по мере того как все больше фолликулов перестает вырабатывать пигмент и порождать волосы натурального цвета, седина распространяется по голове, пока та не становится совершенно белой.

Прежде чем приступить к изучению социального аспекта отношения к волосам, следует рассмотреть несколько других анатомических деталей. Человеческому волосяному покрову присуща еще одна странность – отсутствие тактильных волосков, подобных кошачьим усам. Их имеют все млекопитающие, даже киты. Еще одно отличие – наши волосы не встают дыбом, когда мы приходим в ярость. Многие животные обладают способностью щетинить шерсть, дабы казаться больше, чем они есть на самом деле, но люди такое умение утратили. И это неудивительно. Волоски на нашем теле, если ощетинятся, не испугают и мышь, а волосы на голове слишком длинны и тяжелы, чтобы они могли встать дыбом.

Несмотря на отсутствие способности щетиниться, люди тем не менее сохранили крошечные мышцы, поднимающие волосы, – Arrector pili. Сегодня эти мышцы могут лишь образовать гусиную кожу, когда мы испуганы или когда нам холодно. Другими словами, это попытка сделать толще слой несуществующего шерстяного покрова. Если бы мы были до сих пор покрыты шерстью, данное движение увеличивало бы ее изоляционный слой, который лучше согревал бы наше тело.

Однако волосяной покров человеческого тела реагирует, к примеру, на скрип двери ночью в темном доме. Расхожее выражение «У меня по коже побежали мурашки» – описание ощущения, вызываемого сокращением тысяч Arrector pili. Иногда люди говорят: «У меня волосы на затылке встали дыбом», тем самым желая сказать, что испытывают это ощущение сильнее всего в задней части шеи. Вероятно, это происходит потому, что здесь волосы достаточно коротки и густы, что позволяет им участвовать в сильной местной реакции.

Единственное, в чем человеческие волосы не отличаются от волос наших млекопитающих родственников, – наличие сальных желез. Эти железы, расположенные по бокам корней волос внутри фолликула, выделяют кожное сало, смазывающее волосы, способствуя их хорошему состоянию. Если сальные железы работают слишком активно, волосы становятся жирными, если недостаточно – сухими. При мытье головы вместе с грязью с волос смывается и кожное сало, и слишком частое мытье может причинять им почти такой же вред, как и редкое.

Волосы здорового человека отличаются удивительной прочностью. Китайские цирковые акробаты проделывают трюки, будучи подвешены за волосы. Одна прядь волос обладает прочностью на разрыв 160 граммов. Волосы также очень эластичны. Они способны растягиваться на 20–30 %, прежде чем отрываются.

Цвет волос, как правило, зависит от цвета кожи, потому что в обоих случаях задействована единая система пигментации. У людей, живущих в регионах, где число солнечных дней велико, а солнечное излучение интенсивно, в клетках волос содержится много продолговатых гранул меланина, которые придают волосам черный цвет. У людей, живущих в более умеренных климатических зонах, меланина меньше, и их волосы имеют каштановый цвет. У жителей еще более высоких широт, например сумрачной Скандинавии, меланина еще меньше, и волосы у них светлые. Альбиносы, у которых меланин отсутствует вовсе, имеют белоснежные волосы.

У некоторых людей часть гранул меланина имеет не продолговатую, а сферическую или овальную форму, что придает волосам рыжий цвет. В случае, если все гранулы сферические или овальные, волосы имеют золотистый оттенок. Если сферические гранулы сочетаются с большим количеством продолговатых, черный цвет забивает рыжий, но волосы тем не менее сохраняют легкий оттенок рыжины.

Форма волос варьирует в широких пределах, но различаются три основных типа: курчавые (heliotrichous), типичные для негроидов, волнистые (cynotrichous), типичные для европеоидов, и прямые (leiotrichous), типичные для монголоидов. Принято считать, что различия между этими расовыми типами волос связаны с климатическими условиями, но против этого мнения часто звучат возражения. Туго скрученные в кольца волосы африканцев рассматриваются в качестве кустистого барьера между кожей головы и жаркими солнечными лучами. Этот барьер создает воздушную буферную зону, способствующую предотвращению перегревания головы. Однако на это можно возразить, что, если такая буферная зона столь эффективна в жарком климате, она была бы не менее ценной в условиях холода, так как выполняла бы функцию теплоизоляционного слоя.

С волосами европеоидов существуют две другие проблемы. Во-первых, эти волосы чрезвычайно изменчивы – от почти прямых до кудрявых – независимо от среды обитания. Во-вторых, европеоиды живут в самых разных климатических зонах – от мерзлой тундры Скандинавии до выжженных солнцем песков Аравии. Подобная проблема характерна и для прямых волос монголоидов. Они тоже видоизменяются с севера на юг – возможно, даже в еще большей степени.

Главный аргумент против этих возражений заключается в том, что недавние массовые миграции нарушили первоначальный порядок распределения различных форм волос. Представим на минуту, что изначально курчавые волосы были распространены в жарких странах, волнистые – в умеренных, а прямые – в условиях холодного климата. Курчавые волосы должны были защищать голову от солнечных лучей, не спадая вниз, дабы не препятствовать стеканию пота по шее и плечам. Длинным прямым волосам отводилась функция капюшона, защищающего шею и плечи от холода, а волнистые волосы служили бы компромиссом между этими двумя крайними вариантами, вполне подходящим для умеренных климатических зон. Из этого исходного пункта должен был начаться процесс масштабных миграций, слишком быстрый, чтобы вызывать сопутствующие им генетические изменения.

Данный сценарий весьма правдоподобен, но это не более чем гипотеза. Определенную роль вполне может играть и тот факт, что волосы трех основных типов выглядят по-разному. Если в далеком прошлом в какой-то момент представители трех основных человеческих рас начали отделяться друг от друга, они могли использовать визуальные различия подобного рода как изоляционный механизм, и три типа волос стали бы расовыми «флагами». Не исключено, что представители трех рас могли оказаться после миграций в неподходящих для них климатических условиях.

До этого времени волосы пребывали в естественном состоянии, но в дальнейшем деятельные человеческие пальцы редко оставляли их без внимания. Стремление к украшательству породило всевозможные метаморфозы. Самой простой и наиболее распространенной из них было изменение естественной длины волос.

Подобные преображения почти всегда были связаны с введением нового сигнала половой принадлежности. Как уже говорилось, мужские и женские волосы в естественном состоянии мало различаются по длине, поэтому выбор, кто – мужчины или женщины – носят более короткие или более длинные прически, в той или иной культуре весьма произволен. В одних племенных сообществах мужчины делают себе сложные прически, а женщины ходят с бритыми головами. В других культурах головы бреют мужчины, тогда как женщины заплетают длинные волосы в косы.

Эта символика, основанная на двух противоположных типах прически, отразилась в фольклоре. В некоторых культурах большая мужская шевелюра считается символом силы, мужественности, придающим ее обладателю могущество и даже святость. К примеру, слово «цезарь», как и его производные «кайзер» и «царь», означало «волосатый» или «длинноволосый» и считалось подходящим для великих лидеров. Эта традиция восходит к древнейшим эпическим героям, таким как вавилонский Гильгамеш, который носил длинные волосы и отличался гигантской силой. Когда Гильгамеш заболел и волосы у него выпали, несчастному пришлось отправиться в длительное путешествие, чтобы «…волосы на его голове восстановились», после чего он вернулся, вновь обретший силу.

В этой фольклорной традиции большая шевелюра несомненно увязывалась с тем фактом, что, хотя при достижении половой зрелости гормоны вызывают появление волосяного покрова не только на мужском, но и на женском теле, на первом волосы растут обильнее, и не только на лобке и в подмышечных впадинах, но и на туловище и конечностях, не говоря уже о бороде и усах. Если волосатость тела является отличительной чертой мужчины, то волосы служат символом мужской силы и мужественности, в том числе те, что растут на голове.

Из этого следует, что обрить мужчине голову означало унизить его, и бритье головы служило признаком унижения. По этой причине многие священнослужители и святые люди обрезали волосы в знак смирения перед своим божеством. Бритые головы монахов-буддистов означают то, что они дали обет безбрачия. Психоаналитики всегда интерпретировали обрезание мужских волос как замену кастрации.

Впрочем, приверженцы некоторых религий носили волосы с гордостью и никогда их не стригли. Этой традиции следуют сикхи, аккуратно укладывающие волосы и покрывающие их особым тюрбаном, который они носят всегда и везде. Сикхи объясняют этот обычай уважением к Богу, создавшему их такими.

Против длинных мужских волос выступал не кто-нибудь, а святой Павел, говоривший коринфянам, что для мужчины естественно носить короткие волосы, а для женщины – длинные. Похоже, такое мнение сформировалось у него под влиянием обычая римских солдат коротко стричься. Наверняка это делалось не с целью унизить, а ради придания воинским контингентам единообразия и укрепления дисциплины, а также для того, чтобы на поле боя римляне отличались от своих длинноволосых противников. Возможно, определенную роль играли и соображения гигиены. Какова бы ни была причина, святой Павел пришел к заключению, что мужчина – слава Бога, а женщина – слава мужчины. Поэтому он требовал, чтобы мужчины всегда молились с непокрытыми головами, а женщины – с покрытыми. В основе этого христианского обычая, которому две тысячи лет, лежит полное непонимание природы человеческих волос.

Святой Павел был категоричен. Он говорил: «Не сама ли природа учит вас, что, если мужчина носит длинные волосы, он тем самым навлекает на себя позор? Но если женщина носит длинные волосы, это для нее слава, ибо они даны ей в качестве покрова».

Хотя было множество попыток обойти это установленное святым Павлом правило, его влияние ощущается по сей день. Несмотря на эпизодические мятежи кавалеров в XVII веке и хиппи в XX столетии, длинноволосый мужчина до сих пор остается сравнительной редкостью, и, несмотря на бунт современных феминисток и модниц, такой же редкостью остается женщина с радикально короткой стрижкой.

Одна из причин этого может заключаться в жесткости или мягкости волос. Коротко стриженная голова жестка и ершиста на ощупь. Длинные струящиеся пряди мягки и шелковисты. Жесткое и мягкое, мужское и женское – возможно, эта ассоциация способствовала формированию концепции приемлемости искусственно укороченных мужских волос. Даже сегодня, в условиях равенства полов, мы, судя по всему, не готовы вернуться к объективному восприятию естественного полового равенства длины волос.

Вновь обратимся на минуту к вопросу о плешивом мужчине. Важно понимать, что это состояние не имеет особого отношения к дебатам о длине волос. Лысеющий представитель сильного пола может коротко стричься или отращивать длинные волосы по бокам и на затылке, но главным сигналом, подаваемым им, является сияющая плешь на макушке.

Облысение веками было кошмаром для мужчин, и те из них, кого постигала эта участь, прилагали все мыслимые усилия, чтобы скрыть плешь от глаз окружающих. Есть старинная поговорка: «Мужчины, презирающие смерть на поле боя, приходят в ужас при виде наступающей плеши».

С учетом того, что облысение отражает высокий уровень содержания мужских гормонов, такое положение дел требует пояснения. Хотя поначалу плешь может восприниматься как атрибут мужественности, на последней стадии ее развития это уже скорее признак пожилого возраста. В обществе, где исповедуется культ молодости, облысение представляет собой настоящую катастрофу, особенно для актеров и певцов, которые должны источать сексуальное обаяние на сцене и киноэкране. Восемнадцатилетние юноши, находящиеся на пике сексуальности, никогда не имеют плеши, и мужчины старшего возраста хотят выглядеть не хуже этих парней. Публичные люди, достигшие среднего возраста, стремятся вести здоровый образ жизни и, главное, иметь густую шевелюру.

Если у таких мужчин выпадают волосы, они должны прилагать серьезные усилия, чтобы исправить ситуацию. Их не может остановить даже знание того, что они являются жертвами генетики, а не какой-то неизлечимой болезни или неправильной диеты.

На протяжении истории человечества мужчины прибегали к шести основным методам борьбы с облысением. Старейшие средства описаны на египетском папирусе, датируемом 1500 годом до н. э. Одно из них предусматривает использование смеси жира, вытопленного из тел льва, гиппопотама, крокодила, кошки и змеи. Другой вариант эликсира молодости представляет собой смесь сожженных колючек ежа, обрезков ногтей, масла, меда, алебастра и красной охры.

Эти древние рецепты могут показаться нелепыми, но практика втирания причудливых смесей в кожу плеши имеет долгую историю. Более чем через три тысячи лет, в XVIII веке, большой популярностью в Европе пользовался пепел сожженных лягушек, пчел или козьего навоза. В XIX веке появился новый рецепт: соленый отвар из садовых улиток, пиявок и ос. Снадобья Викторианской эпохи явно недалеко ушли от древнеегипетских средств.

В начале XX столетия ситуация изменилась. Стало принято считать, что облысение вызывает некая инфекция, распространяемая через грязные расчески в цирюльнях. Этим как раз объяснялось, почему у женщин плешь не образуется – ведь они не посещали, подобно мужчинам, эти заведения. Излюбленным методом борьбы с облысением в ту эпоху были тщательное мытье и безжалостная чистка головы с использованием доступных людям того времени средств, которые впоследствии стали компонентами антисептического мыла и других бактерицидных препаратов.

В XX веке тоже было немало причудливых рекомендаций. В 70-е годы появились брошюры, в которых говорилось, что облысения можно избежать с помощью диеты на основе натуральных продуктов. Авторы подобных опусов абсолютно серьезно утверждали, что если мы будем продолжать потреблять «синтетическую, выращенную с помощью удобрений пищу», то в скором времени превратимся в «повально плешивую человеческую расу». Соблюдение правильной диеты как способ предотвращения облысения рекламировалось еще в 90-е годы прошлого века, хотя за полстолетия до этого, точнее в 1942 году, в США был опубликован труд, в котором убедительно доказывалось, что плешь на мужской голове образуется исключительно в силу генетических факторов и высокого уровня тестостерона.

Стремление мужчин иметь густую шевелюру столь сильно, что даже в XXI столетии они готовы верить в самые эксцентричные теории, идущие вразрез с наукой, и тратить миллиарды долларов на экзотические эликсиры и снадобья, которые якобы способны восстановить волосы даже на плеши без единого волоска.

Лосьоны, масла и мази прежних эпох в настоящее время, как правило, отвергаются, но каждые несколько лет изобретаются новые средства, вселяющие в души мужчин надежду. Так, в 80-е годы произвел сенсацию препарат под названием «миноксидил». Он расширяет кровеносные сосуды, и его потенциал в плане восстановления волосяного покрова был обнаружен совершенно случайно. Миноксидил использовался для регулирования артериального давления, и именно по этому поводу лекарство принимал мужчина, который был плешив на протяжении 18 лет. После четырех недель приема таблеток на его голой макушке начали расти нормальные черные волосы. Радость от этого неожиданного эффекта несколько омрачалась тем фактом, что волосы у него появились на лбу, носу, ушах, а также на других частях тела.

После этого врачи начали втирать раствор, содержащий миноксидил, в облысевшие участки головы нескольких пациентов, и вскоре заявили, что при лечении определенных типов облысения оно в 80 % случаев оказалось успешным, хотя густота отраставших волос оставляла желать лучшего. К сожалению, впоследствии выяснилось, что после прекращения процедур новые волосы выпадали, поэтому, дабы результаты лечения не исчезали, оно должно было быть перманентным.

Со временем миноксидил широко распространился на рынке. Он на самом деле стал первым средством, реально влиявшим на рост волос на голове. Однако целебный эффект отмечался лишь у небольшого процента использовавших его мужчин. В медицинском журнале «The Lancet» появилась статья, в которой говорилось, что для 90 % плешивых мужчин миноксидил оказался бесполезным. В тех случаях, когда лечение было успешным, густота новых волос составляла не более 17 % обычной густоты. Таким образом, хотя, в отличие от шарлатанских снадобий прошлого миноксидил действительно способствует росту волос на плеши, его эффект настолько ограничен, что для большинства мужчин этот препарат не представляет большого интереса.

Тем не менее представители сильного пола все еще страстно желают выглядеть вечно восемнадцатилетними, поэтому интенсивные исследования в этой области продолжаются. Появилось несколько новых средств, таких как финастерид, сходных по своему действию с миноксидилом. Они также не оправдали возлагавшихся на них надежд, хотя и способствуют росту редких волос на голой макушке. Этого достаточно для того, чтобы наиболее отчаявшиеся из мужчин ежегодно тратили на их приобретение сотни миллионов долларов.

Вторая, более радикальная, процедура лечения облысения – трансплантация покрытой волосами ткани на плешивую макушку головы, известная как микрохирургическая пересадка волос. Первые попытки ее использования часто заканчивались неудачей, как это случилось с некой знаменитой поп-звездой. Впоследствии процедура была усовершенствована, живым свидетельством чему служит один из бывших премьер-министров Италии.

Следующий, менее экстремальный метод заключается в том, что длинные волосы с одной стороны головы аккуратно зачесываются на другую, закрывая при этом голую макушку. К сожалению, такая прическа выглядит неестественно и не способна скрыть факт облысения.

Четвертый метод, к которому часто прибегают актеры и музыканты, особенно занимающиеся спортом, – постоянное ношение головного убора, в частности шляпы. Знаменитого певца Бинга Кросби, очень любившего гольф, никто никогда не видел на поле сверкающим плешью. Он умер во время игры, и можно представить себе Кросби лежащим на траве в плотно натянутой на голову шляпе.

Пятое средство старо как мир – парик или накладка из волос. В Древнем Египте фараоны и члены их семей брили головы и носили церемониальные парики. Рабы, согласно закону, должны были носить натуральные волосы. Во всем мире парики являлись привилегией высокопоставленных особ. Их носили ассирийцы, персы, финикийцы, греки и римляне, но наибольшей популярностью стилизованные парики пользовались в Европе в XVII и XVIII веках. Хотя в этот период их поначалу использовали в качестве средства сокрытия плеши, очень скоро мода на них как дополнение к одежде распространилась во всех слоях общества, даже среди учеников престижных пансионов. К 50-м годам XVIII века эта мода стала сдавать позиции, пока не исчезла вовсе.

В наши дни используются лишь реалистичные парики, имитирующие натуральные волосы. Исключение составляют длинные стилизованные парики судей, но даже они находятся под угрозой исчезновения, ибо Британское юридическое общество выступило со следующим заявлением: «Важно, чтобы лица, присутствующие на судебных заседаниях, не испытывали боязни и робости от увиденного в помещении суда, поэтому члены юридического общества настоятельно рекомендуют упразднить ношение судьями париков». Правда, вслед раздавалось немало голосов против этой рекомендации, и только время покажет, сохранятся ли в обиходе последние стилизованные парики.

И наконец, существует обычай брить голову целиком, дабы нельзя было определить наличие плеши на макушке. Это создает впечатление, будто человек просто решил избавиться от волос на голове. При виде такого мужчины возникают ассоциации с буддийским монахом, древним правителем, криминальным авторитетом и профессиональным борцом. Активный образ жизни и уверенность в себе сокращают этот список. Бритая голова придает представителю сильного пола вид человека, презирающего условности и всегда готового вступить в схватку. На фоне утонченного, рафинированного мужчины в парике, обладатель бритой головы выглядит бросающим вызов судьбе мужественным и решительным человеком.

Таковы шесть методов борьбы с облысением, но лучший способ избежать его – родиться в семье, где все предки по мужской линии имели густую шевелюру до преклонных лет. Если в вашем генеалогическом древе гены плешивости полностью отсутствуют, парик вам никогда не понадобится. И это, разумеется, служит гарантией того, что вы сохраните волосы на голове до конца жизни. Если вас кастрируют до наступления половой зрелости и тем самым лишат главного источника тестостерона, вы тоже никогда не облысеете. В султанских гаремах сроду не было лысых евнухов.

Существует любопытная форма искусственной плеши – тонзура, предусматривающая выбривание волос на макушке. Традиционно тонзуру выбривали монахи, и она символизировала отказ от мирской суеты, включая заботу о своем внешнем виде. Тонзура служила отчетливым визуальным опознавательным знаком. Ее всегда можно было отличить от натуральной плеши.

Было три типа тонзуры. Восточный предусматривал выбривание всех волос на голове, кельтский – выбривание ее передней части от уха до уха, римский – выбривание только макушки, вокруг которой волосы образовывали нечто вроде венца. Считается, что обычай носить римскую тонзуру восходит к святому Петру. Ее обязательное ношение было отменено католической церковью только в 1972 году. Монахи некоторых орденов, например картезианцы и трапписты, игнорируют этот вердикт и продолжают выбривать тонзуру по сей день.

Теперь обратимся к вопросу украшения волос. Можно смело сказать, что сегодня в мире нет ни одного общества или культуры, где бы тем или иным образом волосы не украшали. Эта традиция насчитывает несколько тысячелетий. Волосы красили, покрывали специальным составом, чтобы зафиксировать форму, завивали, распрямляли, посыпали пудрой, отбеливали, заплетали в косы, смазывали маслом и жиром, а также украшали с помощью различных предметов миллионами способов, и на это тратилось чрезвычайно много времени, усилий и фантазии. Одна из причин особого внимания, уделяемого этой части человеческой головы, заключается в том, что волосы легко поддаются видоизменению, и, если их укорачивать, они затем отрастают вновь. Постоянное обновление волос на голове сделало их символом жизненной силы и способствовало возникновению множества связанных с ними суеверий и табу.

Медальон с прядью волос, подаренный возлюбленной или возлюбленному, символизировал передачу в ее или его распоряжение своей души. Волосы сохраняли жизненный дух их бывшего обладателя, и при ношении их в медальоне на груди предмет страсти имел возможность его контролировать. Это практиковали средневековые рыцари. Отправляясь на поле битвы, отважные воины клали под шлем волосы с лобка своих возлюбленных.

Волосы, как считалось, обладали магической силой, поэтому цирюльникам в обществах, где бытовали суеверия, приходилось закапывать отрезанные пряди своих клиентов в секретных местах, дабы никто не мог их похитить и затем использовать в магических процедурах, иначе этим самым цирюльникам грозили нешуточные неприятности. Подобные обычаи живы до сих пор. В сельской местности некоторых европейских стран родители не хранят отрезанные волосы своих детей, дабы те прожили долгую жизнь. Они опасаются, что злые существа могут завладеть волосами и с их помощью околдовать их чадо.

Люди редко прикасаются к волосам других людей, если только они не любовники, не родители, не священники или не парикмахеры. Зона головы считается запретной для прикосновений со стороны случайных знакомых, главным образом вследствие того, что здесь располагается чрезвычайно важный и уязвимый орган – глаз. Контакт с волосами дозволяется только самым близким или доверенным людям. Священник возлагает руку на голову прихожанина, благословляя его. Гордые родители поглаживают своего малыша по волосам. Мужчина может снисходительно похлопать близкого друга по голове, давая понять, что тот ведет себя как маленький ребенок. Во время интимной близости любовники прижимаются головами, гладят и целуют волосы друг друга.

Люди проводят очень много времени в парикмахерских и салонах красоты, приводя свои волосы в порядок. Их устремления выходят за рамки соображений гигиены и даже желания быть красивыми. Они восходят к тем далеким первобытным временам, когда, подобно своим близким родственникам обезьянам, наши предки ежедневно часами расчесывали волосяной покров друг друга. Как и у других приматов, это не только создавало атмосферу душевного комфорта, но и укрепляло дружеские связи внутри группы. Это был неагрессивный физический контакт с другим существом, вызывающий у того чувство благодарности. То же самое приятное ощущение люди испытывают и сегодня, миллионы лет спустя, когда кто-то заботливо пропускает их волосы сквозь свои пальцы.

Существует несколько мужских причесок, заслуживающих особого упоминания. Самая необычная из них – «могиканский гребень» высотой 61 сантиметр, принадлежащий Аарону Стадхэму из Массачусетса. Ему потребовалось шесть лет, чтобы отрастить волосы для этого гребня, и он может носить его как расправленным вверх, так и сложенным вниз – подобно какаду. Аарон тратит 45 минут на то, чтобы установить его в вертикальное положение, используя специальный спрей для волос.

Прическа «могавк» особенно привлекательна для мужчин-экстравертов и всегда вызывает комментарии из-за своей радикальной формы – центральная полоса волос чрезмерно длинная, тогда как по бокам голова обрита. Она ведет свое происхождение от традиционной прически американских индейцев из племени могавков, и благодаря ей рост ее обладателя значительно увеличивается.

Хотя прическа «могавк» встречается крайне редко, уже появилось несколько ее разновидностей: «могавк статуи Свободы» – концы волос центральной полосы выстригаются в форме конических выступов, подобно короне на голове статуи Свободы; «дрэдгавк» – пряди центральной полосы сплетены в косички; «дэтгавк», излюбленная прическа готов – центральная полоса волос оставляется более широкой и делается менее жесткой; «бигавк» – вместо одной имеются две центральные полосы волос; «обратный могавк» – центральная полоса выбривается, а по бокам головы отращиваются длинные волосы.

По традиции испанский матадор носит косичку. Когда тореро отходит от дел, про него говорят: «Отрезал косичку». Происхождение этой косички восходит к эпохе Древнего Рима, где она была отличительным знаком гладиаторов, сражавшихся с быками на арене Колизея. В XVIII веке испанские матадоры надевали на голову сетку, чтобы длинные волосы не падали им на глаза. Впоследствии они завязывали волосы в узел, а со временем начали заплетать косичку, которая стала символом их профессии.

Знаменитая китайская коса, когда вся голова брилась наголо и оставлялся лишь длинный хвостик сзади, была введена маньчжурами, полукочевым народом, обитавшим на территории Монголии и поработившим Китай. Маньчжуры издали специальный указ, согласно которому занимавшие подчиненное положение китайские мужчины должны были носить косу. Несоблюдение этого предписания каралось смертью, и китайцы не раз восставали против него, десятками тысяч складывая головы. Причина столь отчаянного сопротивления кроется в том, что китайцы считали указ посягательством на их традиционный закон почитания предков, поскольку волосы достаются мужчине в дар от них. Все их мятежи были жестоко подавлены маньчжурами, и коса оставалась неизменным атрибутом мужчины из Поднебесной вплоть до начала XX века.

В XIX веке китайские иммигранты в Сан-Франциско подвергались преследованиям со стороны местных властей, грозивших им за ношение косы тюрьмой. К тому времени они ею уже гордились. Один китаец заявлял, что, лишившись косы, он отныне «унижен в глазах соотечественников и обречен до конца жизни сносить их презрение и насмешки». Подав иск, он выиграл дело, и с той поры косу больше никто не трогал. В 1911 году маньчжурская династия пала, и в скором времени китайские мужчины добровольно отказались от традиции ношения косички.

Еще один радикальный стиль – дреды, толстыми шнурами спадающие вниз по всей окружности головы. Это спутанные пряди волос, образующиеся естественным путем, когда волосы не расчесывают и не моют в течение очень долгого времени. Данный стиль практиковался во многих культурах по всему миру – от древних египтян и ацтеков до кельтов и викингов. Сегодня он лучше всего известен в качестве атрибута ямайских растаманов. Они начали носить эту прическу в начале XX века и при этом утверждали, что следуют примеру Иоанна Крестителя и Самсона. Растаманы сделали своим девизом библейское изречение из Книги Чисел: «Да не коснется бритва головы его до конца дней его… да будет он святым, и да не тронет никогда волос своих».

Сегодня дреды служат символом бунта против истеблишмента, конкретно – истеблишмента, ориентированного на Европу. В 80-е годы XX века благодаря Бобу Марли и музыке рэгги этот стиль стал настолько популярен, что в скором времени врос в ту самую культуру, символом борьбы с которой являлся. Законодатели мод начали делать дреды своим самым смелым клиентам. Со временем появилась возможность иметь целый ассортимент искусственных дредов, которые можно прикреплять к натуральным волосам, вместо того чтобы тратить несколько лет на их отращивание.

Жестов, связанных с волосами, не так уж много. Один из них – прижатие ладони к макушке. Когда человек неожиданно понимает, что совершил глупость, его рука непроизвольно тянется вверх, и он прижимает ладонь к макушке. С помощью этого жеста человек как бы успокаивает себя. Он несет следующее послание: «Сейчас я нуждаюсь в защите, как в детстве. Но я взрослый и поэтому защищаюсь сам, прижав ладонь к макушке». Если совершенная оплошность велика, как в случае, когда футболист не попадает мячом в пустые ворота, к макушке могут прижиматься обе ладони.

Распространено также почесывание головы, когда человек озадачен. В этом случае, судя по всему, происходит нарушение в работе кожных желез, в результате чего и возникает зуд, приводящий к почесыванию.

Существует форма почесывания, имеющая особое значение, которую следует отделять от состояния озадаченности. Это почесывание затылка в моменты гнева, происходящее от первобытного агрессивного движения. Приходя в ярость и собираясь стукнуть кого-нибудь, мы автоматически поднимаем руку, чтобы нанести удар, направленный вниз. Направленный вперед удар тренированного боксера представляет собой гораздо более сложное движение, и ему нужно обучаться, но даже маленькие дети бьют друг друга руками сверху вниз. Став взрослыми, они продолжают использовать это движение в уличных драках, как и полицейские, разгоняющие толпу с помощью резиновых дубинок. Мужчина, пришедший в ярость, но вынужденный соблюдать приличия, например во время собрания или на вечеринке, не может ударить человека, который вызывает у него раздражение, но его рука поднимается в силу первобытного инстинкта. Когда она достигает крайнего верхнего положения, чтобы с силой опуститься вниз, человек усилием воли задерживает ее и, вместо того чтобы ударить, энергично почесывает или поглаживает затылок, давая понять, что таково и было его намерение с самого начала.

<<< Назад
Вперед >>>

Генерация: 1.447. Запросов К БД/Cache: 0 / 0
Вверх Вниз