Книга: Ближе к воде [Удивительные факты о том, как вода может изменить вашу жизнь]

Вода исцеляет разум

<<< Назад
Вперед >>>

Вода исцеляет разум

Мое лекарство — катание на байдарке.

Эд Сабир, ветеран войны во Вьетнаме

Видеоролик программы «Герои на воде»[50] начинается с изображения сияющей, залитой золотым светом безмятежной водной глади, на фоне которой виднеется чей-то силуэт в лодке с удочкой в руках. Под сопровождение нескольких минорных аккордов фортепианной музыки картинка меняется: теперь на ней изображен другой человек — парень в шортах, стоящий на берегу реки неподалеку от лодочного ряда. В кадре видна лишь его нижняя часть, до талии. Едва вы успеваете отметить, что у него нет одной ноги, как картинка меняется снова: и теперь на ней снятый сверху человек в ярко-желтой байдарке с веслом в одной руке; второй руки по локоть у него нет. Голос за кадром говорит: «После СВУ жизнь не кончается». СВУ, или самодельные взрывные устройства, широко использовались против возглавляемых США коалиционных войск в Ираке и Афганистане, на их счет приходится более 60 процентов смертей в коалиционной армии.

Далее вы видите трех молодых людей лет двадцати с небольшим: один из них сидит в инвалидной коляске, и у всех нет одной из конечностей. Один из ребят — с модной стрижкой, в футболке, а вместо левой ноги у него из штанины белых шорт-комбинезона торчит блестящий черный протез, — глядя в камеру с уверенностью человека, осознающего, что впереди его ждут безграничные возможности, продолжает начатую речь: «Черт побери, разве будешь делать что-то другое, если можно поехать на рыбалку?» [59].

Начиная с 2007 года программа «Герои на воде» помогла отдохнуть, восстановиться и заново влиться в общество более чем трем тысячам военнослужащих и ветеранов войн, пострадавших от ранений и травм, — и все благодаря лодочной рыбалке. По словам основателя программы Джима Долана, такая рыбалка обеспечивает тройной терапевтический эффект: физический (так как участники занимаются греблей и ловлей рыбы), практический (так как они приобретают новые навыки и обучаются спорту, которым смогут заниматься всю оставшуюся жизнь) и психологический (благодаря ощущению свободы и расслабленности, которыми сопровождается пребывание на воде). «По себе знаю, на воде все жизненные неурядицы куда-то исчезают, — признается Долан. — Думаю, с другими ребятами происходит то же самое».

Доктор Джордан Графман изучает функционирование человеческого мозга уже более тридцати лет. В прошлом он руководил отделением когнитивной нейрологии Национального института по изучению неврологических расстройств и инсульта Национальных институтов здоровья США, а в настоящее время управляет исследовательским подразделением Чикагского реабилитационного института, специализирующимся на травмах мозга. Без сомнения, Джордан — ведущий специалист по черепно-мозговым травмам и их роли в возникновении посттравматического стрессового расстройства. Неиссякаемый исследовательский энтузиазм Графмана сопоставим с серьезностью характера травм, на которых он специализируется. К сожалению, в последние десять лет у него появилось много объектов для исследований.

«Среди обычного мирного населения диагноз „посттравматическое стрессовое расстройство“ может быть поставлен 3–6 процентам людей, — сообщил он участникам третьей конференции, посвященной проекту „Голубой разум“. — В регионах, пострадавших от природных катастроф, таких как землетрясения или цунами, эта цифра возрастает до 4–16 процентов» [60]. Но это мелочи по сравнению с 58 процентами людей с таким диагнозом среди участников военных действий. Согласно отчету Центра стратегических исследований RAND Corporation за 2008 год, более 620 тысяч мужчин и женщин, служивших в Ираке и Афганистане с 2003 года, вернулись домой с острым посттравматическим стрессовым расстройством (ПТСР), серьезными депрессиями или черепно-мозговыми травмами [61].

ПТСР чаще всего возникает в результате нарушения реакции мозга на травмирующий опыт (или переживания), длительное пребывание в многочисленных стрессовых ситуациях или продолжительное горе, вызванное потерей друзей и близких. «Жертвой этого расстройства может стать любой человек, подвергшийся воздействию травматического события и отреагировавший на него страхом, беспомощностью или ужасом, — говорит Графман. — Люди теряют чувство личной безопасности и ощущение того, что они контролируют свою жизнь. Они также могут испытывать стыд или вину за то, что, в отличие от погибших, выжили. Впоследствии они раз за разом переживают это событие в похожих реальных условиях или во снах, фантазиях, что со временем приводит к гипервозбудимости».

Каждое повторение трагического события укрепляет связи между ним и вызываемые им болезненные переживания, и, как правило, заставляет людей (часто иррационально) опасаться их повторения в будущем. Это еще один пример того, как нейропластичность мозга может стать настоящим проклятием, если нейронная карта в нем рисуется и перерисовывается чернилами Красного разума. «Многие люди с ПТСР страдают от хронической бессонницы, — говорит Брайан Флорес, член Комиссии по психическому здоровью графства Монтерей (ему самому приходится бороться с приступами сезонного аффективного расстройства). — Каждый раз, закрывая глаза, вы видите автокатастрофу или другое событие, вызвавшее психическую травму». А ведь здоровый сон необходим для приятных сновидений, которые чрезвычайно важны для развития креативности и памяти [62].

При посттравматическом стрессовом расстройстве, как и при всех прочих видах стресса, в первую очередь страдают миндалевидное тело, гиппокамп и медиальная префронтальная кора головного мозга. «Миндалина не только играет ключевую роль в формировании эмоций вообще, она ответственна за страх, вызванный угрозой нашей жизни, следовательно, соотносится и с представлением о личной безопасности, — продолжает Графман. — Гиппокамп участвует в формировании и восстановлении повседневных воспоминаний, которые миндалина наполняет субъективным эмоциональным содержанием. Медиальная префронтальная кора мозга играет ведущую роль в сохранении убеждений, рутинных воспоминания и эпизодов, которые мы постоянно извлекаем из недр своей памяти. Судя по всему, именно миндалина и медиальная префронтальная кора являются главными виновниками возникновения ПТСР».

Помогают ли людям программы вроде «Герои на воде»? Графман размышляет так: «Иногда люди хотят лишь отдаться на волю успокаивающих ритмов волн. Пребывание у воды расслабляет и стимулирует нас, а следовательно, и наш мозг, и способствует положительным изменениям в эмоциональном состоянии и поведении человека. Подозреваю, что активность мозга во многих зонах, задействованных в развитии посттравматического стресса, благодаря непосредственному контакту с водой помогает успокоиться и дает шанс выработать адаптивную реакцию на заболевание». Далее ученый добавляет: «Многочисленные исследования мозговой деятельности свидетельствуют о том, что медиальная префронтальная кора головного мозга довольно активна в моменты интуитивного озарения. И, что не менее важно, на нее мощно влияет позитивное настроение. Чем чаще человек пребывает в хорошем расположении духа, тем острее его интуитивное понимание действительности и тем выше активность в этой области мозга. Значит, помогая человеку испытывать позитивные эмоции и оставаться в хорошем настроении, вы поддерживаете активность его мозга в медиальной префронтальной коре».

Джон Харт, невропатолог и директор отделения медицинских наук Центра здоровья мозга в Далласе, также работающий с ветеранами войн в рамках программы «Герои на воде», вторит Графману: «Вода одновременно влияет на все пять органов чувств человека очень позитивными и мощными образами и воспоминаниями. Хорошие воспоминания о днях, проведенных на воде, помогают стереть страшные картины, преследующие ветеранов, а порой и прорвать броню, мешающую им вернуться к нормальному существованию». И вода играет здесь отнюдь не пассивную роль, ведь в большинстве случаев (что, безусловно, касается и лодочной рыбалки) человеку приходится с ней взаимодействовать. Как отмечает Графман: «Вода вызывает у нас и любопытно, и благоговейный страх, а мы с интересом принимаем этот вызов». Это отвлекает нас наилучшим из всех возможных способов, позволяя хоть ненадолго сосредоточиться на том, что находится прямо перед нами в данный момент.

Впрочем, ощущение спокойствия и выброс эндорфинов, ассоциируемые с наслаждением, можно получить не только на рыбалке. Как утверждают представители такого направления психологии, как экотерапия, пребывание на воде или даже просто на природе само по себе может производить мощный восстанавливающий психику эффект. Дикая природа вызывает у многих чувства почтения и удивления, ощущения гармонии с собой и окружающим миром, обновления и более глубокого самосознания. «Терапия дикой природой» уже применяется для лечения больных, страдающих от психических расстройств, детей и подростков с эмоционально неустойчивой психикой, а также жертв сексуального насилия, наркоманов, больных онкологическими заболеваниями, СПИДом и ПТСР [63]. Программы, подобные «Героям на воде», «Рекам выздоровления» (ловля рыбы нахлыстом), «Забрасываем и выздоравливаем» (рыбалка нахлыстом для женщин, восстанавливающихся после удаления молочных желез) и другие подобные проекты, действительно дают многим людям редкий шанс поучаствовать в общественном мероприятии в красивой, целительной, успокаивающей местности. «[Эти программы] позволяют матушке-природе делать сегодня то, что она делала на протяжении сотен тысяч лет, то есть исцелять людей», — говорит о «Героях на воде» Батч Ньюэлл.

В рамках программы «Реки выздоровления» военных ветеранов отправляют в четырехдневные поездки в самые красивые уголки дикой природы по всей стране, где их обучают премудростям рыболовства и методам релаксации. В 2009 году исследователи из Университетов Южного Мэна и Юты, а также из Общества ветеранов города Солт-Лейк-Сити трижды тестировали состояние шестидесяти семи ветеранов: за месяц до поездки на рыбалку, в последний день мероприятия и через месяц после него. Чтобы оценить физиологический стресс участников, ученые замеряли содержание кортизола и иммуноглобулинов в слюне и катехоламинов в моче. Кроме того, они просили участников описать свое видение их настроения, состояния депрессии и тревоги и восприятия стресса. По возвращении из поездки у всех испытуемых наблюдалось заметное улучшение по всем показателям. Месяц спустя участники доложили, что симптомы посттравматического стрессового расстройства и восприятие стресса стали слабее обычных на 19 процентов, физические симптомы стресса уменьшились на 28 процентов, качество сна улучшилось на 11 процентов, симптомы депрессии уменьшились на 44 процента, а тревожность — на 31 процент; ощущение покоя усилилось на 67 процентов, уверенность в себе выросла на 33 процента, а настроение улучшилось на 47 процентов [64].

Результаты клинических исследований подтверждаются и неофициальными данными. Молодого солдата по имени Эрик во время десантирования взрывом откинуло на внешнюю поверхность вертолета. От удара шлем раскололся, и в черепе образовалось отверстие размером с пятидесятицентовик. Парашют Эрика раскрылся не полностью, и молодой человек, практически упав с трехсотметровой высоты, приземлился на голову. Он остался жив, но получил серьезные травмы обеих лобных долей мозга, потерял краткосрочную память и начал страдать от панических атак, вызванных тяжелой формой ПТСР. По словам жены солдата, с которой он вместе участвовал в программе «Реки выздоровления», по окончании у Эрика почти год не было ни одного приступа паники. Другой военный ветеран по имени Джеймс, позже ставший волонтером этой программы, заявил, что благодаря времени, проведенному на реке, смог отказаться ото всех лекарств от депрессии и большей части обезболивающих таблеток. А Джейсон, ветеран войны, принявший участие в лодочной рыбалке «Героев на воде», написал: «Когда-то я, как никто другой, убеждал себя в том, что со мной все хорошо, но демоны внутри меня выигрывали больше сражений, чем я. Теперь я знаю, что рыбалка спасла мне жизнь».

Для терапии — как ветеранов боевых действий, так и обычных людей — используются и другие виды водного спорта. Такие программы, как «Операция „Серфинг“» (ее реализует мой приятель Ван Кураза), «Летние спортивные клиники для ветеранов» (где каждое лето пострадавшим солдатам предлагают заняться парусным спортом, серфингом и катанием на байдарках), AmpSurf (серфинг в Центральной Калифорнии) и «Океанская терапия» (сеансы терапии для членов «Батальона раненых воинов» военных баз Кэмп-Пендлтон и Туэнтинайн-Палмс) разработаны специально для того, чтобы помочь людям с разного рода травмами справиться со своими проблемами и вылечиться благодаря занятиям водными видами спорта. В описании миссии AmpSurf говорится:

Сегодня каждый пятый американец борется с пожизненной нетрудоспособностью… Людям, перенесшим ампутацию, слабовидящим, страдающим посттравматическим синдромом или квадриплегией[51]… детям-аутистам и молодым женщинам, лишившимся груди из-за рака, AmpSurf предлагает уникальную программу, позволяющую объединить целительную силу океана и адаптивный серфинг в опыт, который по праву считается одним из лучших на планете для психической и физической реабилитации. Наша цель проста: мы хотим помочь инвалидам войны, взрослым и детям сосредоточиться на своих возможностях, а не на проблемах.

Не так давно я занимался серфингом с двумя военными ветеранами, Мартином Поллоком и Уиллом Хэнви, приехавшими в Санта-Крус в один из серфинг-лагерей Вана из Великобритании (позже я расскажу об этой программе подробнее). Мартин потерял обе ноги и руку в войне на Ближнем Востоке, а Уилл получил травму во время интенсивной тренировки в спортзале: ему на ноги упала тяжелая штанга, серьезно повредив колени и бедра. Как и большинство участников, поначалу они считали, что никогда в жизни не смогут кататься на доске. Но Ван говорит своим подопечным: «Ребята, вы будете серфинговать не так, как я — вы будете делать это по-своему. Мы приспособим ваши физические возможности к катанию на этой доске». Надо признать, наблюдение за этими людьми на воде производит потрясающее впечатление. Вы становитесь свидетелем осознания человеком собственного успеха, которое разрушает его ограничения, повышает самооценку, дает ощущение единства с другими, похожими на него людьми и значительно улучшает психологическое состояние.

В довершение всего на конференции в Мемориальном клубе морских пехотинцев в Сан-Франциско, проводимой Миссией спорта и досуга на открытом воздухе Сьерра-клуба, ветеран армии и «Исследователь года» по рейтингу National Geographic за 2013 год Стейси Барр сообщила нам, что «многие ветераны считают эти занятия самым интересным, захватывающим и важным опытом в своей жизни». Понимание, что у вас больше нет потребности (или физических возможностей) в высококлассных, заряжающих адреналином, высокотехничных навыках, приобретенных вами ранее, может обострить чувство отрешенности, понизить самооценку и даже привести к депрессии и наркомании. А вот жизнь Мартина и Уилла полностью перевернулась благодаря занятиям в лагере Вана для серфингистов, и по возвращении домой они основали такую же программу в британском графстве Корнуолл.

Приведу еще один пример. Техасец по имени Бобби Лейн приехал в серфинг-лагерь Вана для того, чтобы вычеркнуть последний пункт из своего списка дел, которые он собирался сделать перед смертью. После возвращения домой Бобби планировал покончить с собой. Двадцатисемилетний Лейн получил серьезную черепно-мозговую травму во время службы морским пехотинцем в Ираке. Вернувшись с войны, он, как и многие другие участники боевых действий, страдал от посттравматического расстройства. Непрекращающиеся кошмары не давали ему спать по ночам. По словам Лейна, серфинг не просто изменил его жизнь, он его спас. Благодаря этому спорту Бобби впервые за несколько лет смог выспаться. На смену ночным кошмарам пришли сны о воде — так Голубой разум проявился во всей его мощи. «Уйти из жизни — не самый лучший выбор, — говорит Лейн. — Теперь я точно знаю, что если жизнь стала слишком трудной, в ней все равно всегда есть океан».

В августе 2013 года Ван Кураза задал читателям своей популярной странички на Фейсбуке следующий вопрос: «Что вы больше всего любите в океане?» Один человек ответил, что волны; другой написал, что солнце. Если пролистать весь список, увидишь и другие распространенные ответы: «воздух», «классных ребят-серферов», «звуки», «соль», «пляж», «наших детей». А в самом низу можно прочитать трогательный комментарий Бобби Лейна: «Мир и покой, которые океан привносит в мою жизнь. Когда меня снова начинает мучить тревога и жизнь кажется ужасной, достаточно пойти на пляж, чтобы понять, что все это просто не имеет значения. Так что мне в океане больше всего нравится покой, который он мне дает».

<<< Назад
Вперед >>>

Генерация: 3.329. Запросов К БД/Cache: 3 / 1
Вверх Вниз