Книга: Ближе к воде [Удивительные факты о том, как вода может изменить вашу жизнь]

Внимание, отвлечение, и как вода изменяет наш мозг

<<< Назад
Вперед >>>

Внимание, отвлечение, и как вода изменяет наш мозг

…нейропластичность мозга активируется не только входящими сенсорными сигналами, но и самим вниманием. Эмоциональное возбуждение тоже может быть фактором… этот фактор задействуется во включении механизма нейропластичности, когда мы участвуем в деятельности важной или значимой для нас.

Барбара Брэдли Хагерти. Fingerprints of God(«Отпечатки Бога»)

Поскольку бо?льшая часть населения земного шара сегодня живет в городах, требования к вниманию постоянно повышаются. «Когда вы идете по городской улице, ваш и без того перегруженный мозг атакуют тысячи стимулов: вы видите сотни разных людей разных возрастов с разными акцентами, цветом волос, по-разному одетых, с разными походками и жестами, не говоря уже о сверкающей рекламе, бордюрах, о которые надо не споткнуться, фарах автомобилей, которые нужно заметить, переходя через дорогу, — пишет профессор психологии из Аризонского университета Дуглас Кенрик. — Исследование в этой области показало, что при отсутствии естественного восстановления мозг человека, пытаясь справиться со всем этим хаосом, сильно переутомляется» [26]. И к сожалению, такое эмоциональное перевозбуждение ведет к хроническому стрессу, который нам ранее описала Кэтрин Франссен. Современные люди буквально тонут в море перевозбуждения, и это изматывает их физически, умственно и эмоционально. А часто в этот и без того безрадостный сценарий мы сами добавляем бесконечные чашки сладкого кофе, энергетические напитки, щедро приправленные кофеином, постоянно включенные лампы и экраны, громкую энергичную музыку, создавая в итоге нечто вроде потогонной системы — эдакий водоворот Красного разума.

При правильном подходе Красный разум помогает оценивать стресс-факторы своей жизни и снижать их уровень. Франссен, в прошлом заядлая парашютистка, утверждает, что прыжки с парашютом в выходные позволяли ей чувствовать себя более спокойной, довольной жизнью и быть в мире с собой на протяжении всей следующей недели [27]. «Я осознала нечто действительно важное и научилась не нервничать по мелочам, например перед экзаменами или из-за конкуренции на работе», — признается Кэтрин. Франссен предполагает, что, подвергая свой Красный разум мощной гормональной атаке благодаря занятиям экстремальными видами спорта, человек действительно может отрегулировать свою стрессовую реакцию на вызовы повседневной жизни. Для того чтобы проверить свою теорию, она привлекла к исследованию альпинистов-экстремалов, зарегистрировав содержание кортизола в их крови в типичной стрессовой ситуации (во время сдачи экзамена). Как она и предполагала, альпинисты испытывали меньший стресс, чем контрольная группа. Правда, большинство из нас вовсе не готовы прыгать с парашютом или лазать по отвесным скалам ради формирования нужной реакции на стресс. Может быть, есть более простое решение — например, проводить больше времени на природе?

Лаура Паркер Рерден, исполнительный директор некоммерческой организации Ocean Matters, молодые сотрудники которой постоянно погружаются в океан ради научных исследований в рамках общественно полезных проектов, объясняет: «Целенаправленное времяпрепровождение на природе включает другие части нашего мозга, давая отдых чрезвычайно уставшей лобной доле [где происходит организация исполнительных функций, когнитивного контроля и внимания]. На первый план выходят участки, связанные с эмоциями, удовольствием и эмпатией, оказывая на мозг успокаивающее действие, заметное и при сканировании мозга, и при анализе крови испытуемых» [28].

В 1980-х годах экопсихологи из Мичиганского университета Стивен и Рэйчел Каплан назвали такое недомогание «усталостью произвольного внимания». В более поздней работе [29] ученые выдвинули теорию, что существует два вида внимания: произвольное, которое требует от мозга больших затрат энергии и сосредоточенности, и непроизвольное, практически не требующее умственных усилий. Произвольное внимание мы используем, когда фокусируемся на какой-либо задаче, принимаем решение, взаимодействуем с другими людьми, следим за дорогой во время вождения, отвечаем на телефонный звонок, отправляем SMS-сообщение или выбираем, что съесть на ужин. При использовании в основном или даже исключительно произвольного внимания мозг сильно устает и эффективность интеллектуальной деятельности снижается.

Непроизвольное внимание включается, когда мы находимся за пределами обычной среды обитания, но в месте достаточно знакомом, чтобы мы не испытывали ощущения угрозы, и при этом новом и интересном, чтобы внимание не рассеивалось. В этом случае мелочи если и привлекают наше внимание, то лишь на мгновение. И обычно для их восприятия не требуется особой сосредоточенности или конкретной реакции, а усталый мозг получает шанс на самовосстановление. Капланы предположили, что когда непроизвольное внимание работает продуктивно, произвольное внимание отключается. Они также высказали мнение, что наилучшей средой для перехода мозга от произвольного к непроизвольному вниманию служит лоно природы. «Эволюция человека происходит в условиях дикой природы, — говорит Стивен Каплан. — [В ней] мы просто должны чувствовать себя комфортнее, спокойнее, как в своей тарелке» [30].

На протяжении многих лет Капланы, а также другие ученые и психологи исследуют оздоровительный эффект пребывания человека на природе. В рамках одного исследования 2008 года группа участников прошла тест, вызывающий усталость произвольного внимания, а затем отправилась гулять на 50–55 минут: одни по университетскому дендрарию, другие по центру города. После прогулки испытуемые прошли то же испытание, и те из них, кто гулял по дендрарию, показали более высокие результаты, чем остальные [31].

В 2013 году исследователи в области архитектуры, экопсихологии, здоровья человека и городского дизайна в сотрудничестве с Emotiv, компанией из сферы нейроинжиниринга, разработали легкий многоканальный беспроводной ЭЭГ-аппарат, по внешнему виду напоминающий гарнитуру для геймеров. Ученые раздали участникам исследования аппараты, а затем отправили их на 25 минут прогуляться по трем разным местам Эдинбурга: по улице, застроенной магазинами; по тропинке, тянущейся через городской парк, и по одной из улиц делового района города. Приборы в непрерывном режиме отправляли ученым данные о пяти состояниях психики испытуемых: волнении, разочаровании, вовлеченности, возбуждении и сосредоточенном размышлении (что с технической точки зрения соответствует комбинациям, называемым нейробиологами альфа-, бета-, тета-, дельта- и гамма-волнами). Результаты исследования заставили их сделать однозначный вывод: пребывание на природе снижало разочарование, вовлеченность и возбуждение участников, их состояние было созерцательным. При выходе из парка уровень вовлеченности повышался [32]. (Эти результаты аналогичны результатам фокус-группы из исследования Sands Research.)

Что же в природной среде дает отдых нашему измученному мозгу? Майкл Мерцених после выступления на первой конференции, посвященной проекту «Голубой разум», ответил на этот вопрос, рассуждая о нейропластичности мозга:

Процесс, посредством которого создается модель мира, состоит из двух частей. Во-первых, мозг постоянно пытается записывать и интерпретировать смысл вещей и событий и, конструируя значимую модель мира, постоянно меняет сам себя. А во-вторых, он пытается контролировать и действительно подавляет то, что не имеет для него особого значения. Можете называть это нормализацией фона.

Для природной среды, и особенно для водной среды, характерна высокая степень статистической предсказуемости. Причина в том, что такая среда практически не меняется в течение короткого времени, поэтому она представляет собой относительно контролируемый и немного «сонный» фон. Другими словами, окружающая среда в высшей степени обычная, что позволяет мозгу расслабиться. В таком фоне мозг постоянно ищет нечто, что возмущало бы это спокойствие, что не вписывается в привычную картину, что движется. Он ищет изменения, не совпадающие с воспроизводимой им картиной пейзажа. И это понятно, ведь от правильной интерпретации событий в огромной мере зависит выживание человека в природной среде. Но когда мозг замечает в пейзаже что-то нарушающее спокойствие, это вызывает ощущение удивления и новизны.

Такая новизна — важнейшее преимущество Голубого разума. Как пишет Джон Медина в книге «Правила мозга»[47], спонтанная реакция головного мозга большинства животных на новые стимулы такова: «Могу ли я это съесть? Не съест ли это меня? Можно ли спариться с этим объектом? Будет ли он спариваться со мной? Видел ли я это раньше?». В упомянутом выше разговоре с Майклом Мерценихом, состоявшемся после первой конференции, посвященной проекту «Голубой разум», он объяснил, как это происходит, на примере мозга приматов:

Вот как это работает с точки зрения нейропластичности. Исследования с макаками показали, что на привычном фоне их мозг начинает ярче отображать то, что нарушает спокойствие общей картины. Связи, задействованные при отображении мозгом того, что его действительно заинтересовало, укрепляются, а все остальные ослабляются. Мозг словно подавляет фон, усиливая фактор возмущения в конкретный момент. А поскольку природные пейзажи намного менее сложные, чем искусственные, рукотворные, на таком менее сложном фоне мозг действительно может увидеть то, что возмущает спокойствие.

Любое событие, происходящее в природной среде такого рода — будь то севшая на берег птица, выпрыгнувшая из воды рыба и прочее, — тут же вызывает интерес мозга и привлекает его внимание. Фактически реакция на все воспринимаемое будет преувеличенной уже потому, что мозг может сосредоточить на нем больше энергии. Таким образом, природная среда, а особенно такая, в которой присутствует вода, идеальна для занятия тем, что постоянно притягивает и интригует мозг. Он отзывается на каждое нарушение спокойствия с особым интересом и замечательным маленьким моментом нейрохимического удивления.

Что же в мире природы можно считать примером идеального сочетания фона и возмущения спокойствия? Подумайте вот о чем: вода постоянно меняется, но на фундаментальном уровне эта среда все равно знакома и привычна. Собственно говоря, она заинтересовывает и развлекает наш мозг новизной при неизменно успокаивающем фоне. Представьте, что находитесь у воды: звуки, виды, запахи — каждую секунду все меняется, при этом в сущности оставаясь неизменным. Такая регулярность без монотонности и есть идеальный рецепт для включения пассивного, непроизвольного внимания и одновременно полная противоположность состоянию, которое можно охарактеризовать как монотонное удушье.

<<< Назад
Вперед >>>

Генерация: 0.356. Запросов К БД/Cache: 0 / 0
Вверх Вниз