Книга: Битва гловальных проектов. Часть 2

Арабский халифат (632–945)

<<< Назад
Вперед >>>

Арабский халифат (632–945)

После смерти Пророка верующие сообща решали, кто же станет его «заместителем» (халифом) на земле, полагая, что это должен быть самый достойный его последователь и ученик. И выбор пал на Абу Бакра, одного из самых первых, искренних и верных сподвижников Мухаммеда. Скажем сразу, что с этим решением не согласилась дочь Пророка Фатима. Она была убеждена, что лишь только ее муж Али и их дети могут наследовать великому отцу. Но тогда ее мнение не было поддержано большинством верующих. Да и сам Али признал первенство Абу Бакра. Правда, Фатима так и не смирилась ни со смертью Мухаммеда, ни с выбором уммы. Через полгода после описываемых событий она ушла из земной жизни, соединившись со своим праведным отцом на небесах.

Абу Бакр (родился в 572 году, халиф с 632–го, умер 22 августа 634 года) открывает эпоху торжества ислама во всемирном масштабе. Этот короткий исторический период, всего два десятилетия, называют «периодом правления праведных халифов», к которым относят Абу Бакра, Омара, Османа и Али.

Первый праведный халиф и человек, наиболее близкий к Пророку, возглавил мусульманскую умму после смерти Мухаммеда в 632 году. Он приходился тестем Посланнику, так как его дочь Айша была женой основателя Ислама. Настоящее имя — Абдаллах ибн Осман ибн Амир Кааб ибн Саад ибн Мурра ат-Тайми. Абу Бакр ас-Сиддик — почетное прозвище, что значит «Правдивейший». Он был одним из самых богатых людей Мекки (согласно некоторым источникам, ко времени принятия ислама его состояние равнялось 40 тысячам дирхамов, что сегодня соответствует 40 миллионам евро). Все эти средства были полностью израсходованы им на нужды мусульман, в том числе на выкуп рабов, принявших новую веру и испытывавших по этой причине притеснения и издевательства со стороны хозяев–многобожников.

О его щедрости и доброте ходили легенды. Так, халиф Омар рассказывал о нем следующую историю:

«В одно время Пророк приказал нам собрать деньги для благого дела. Тогда у меня было много денег, и я решил, что настал тот час, когда я смогу опередить Абу Бакра… Я пересчитал все имущество и отнес половину его Пророку. Тогда он спросил: « Что ты оставил своей семье?» «Половину того, что здесь», — ответил я. После этого пришел Абу Бакр, принесший с собой все свои деньги и драгоценности. Пророк задал ему тот же вопрос: «Что оставил ты своей семье?». Тот ответил: «Я оставил им Всевышнего Господа и Пророка Его». Тогда я подумал, что мне никогда не опередить Абу Бакра».

О его характере и верности идеалам мусульманского братства свидетельствует следующий эпизод: во время битвы при Таифе был ранен его сын Абдаллах, который через сорок дней скончался. Отец был очень опечален смертью сына. Однако когда к нему пришел с признанием сам убийца, принявший к этому моменту Ислам, Абу Бакр сказал ему: «Хвала Всевышнему Господу, который твоими руками сделал моего сына обитателем Рая. И хвала Господу, который смертью моего сына спас тебя от Ада».

Именно при Абу Бакре окончательно были объединены племена Аравийского полуострова и началась экспансия арабов в сопредельные страны. Успешные войны с Персией и Византией расширили границы Халифата и превратили его в мировую империю. Но ни новые завоевания, ни хлынувшие в страну богатства не испортили первого арабского халифа. Являясь правителем огромного по тем временам государства, в качестве наследства он оставил после себя одну верблюдицу, слугу и сосуд для верблюжьего молока. На время правления государством Абу Бакру было определено жалованье, но он расходовал только часть его на самое необходимое, а другую часть складывал в кувшин. Незадолго до смерти он передал этот кувшин, полный монет, Омару со словами: «Это лишнее из того, что было определено мне на содержание. Отнеси это в казну для раздачи нуждающимся».

Перед своей смертью в 634 году Абу Бакр завещал избрать новым халифом правоверных своего друга и одного из первых последователей Пророк Омара ибн аль-Хаттаба (родился в 581 году, халиф с 634–го, умер 3 ноября 644 года). Этот выбор был поддержан уммой. Один из самых преданных и храбрых учеников Мухаммеда продолжил активную завоевательную политику, начатую Абу Бакром, но делал это с предельной толерантностью. Арабы не только не уничтожали захваченные города и селения, они не истребляли население, не посягали на их имущество, сохраняли в целости культовые сооружения, не запрещали соблюдать персидские и византийские обычаи, использовать местные наречия. Покоренные народы не могли занимать руководящие чиновничьи посты, были обязаны платить более высокие налоги и под угрозой смерти придерживаться следующих правил: не осмеивать имя пророка, не прикасаться к мусульманским женщинам, не покушаться на жизнь мусульман и т. д.


Расширение владений халифата: от Хиджаза до Европы и Дальнего Востока

Омар окончательно разгромил Персию, добился значительных уступок от Византии, захватил Иерусалим (637), завоевал Египет (639–641). После завоевания Иерусалима он получил ключи от города из рук греческого православного патриарха Сафрония и сказал: «Во имя Атлаха… ваши церкви будут сохранены в целости и сохранности, не будут захвачены мусульманами и не будут разрушены». По свидетельствам современников, праведный халиф вошел в город один, одетый в простой плащ, что вызвало удивление у местного населения, привыкшего к пышным одеяниям византийских и персидских правителей. Сафроний, по просьбе халифа, привел его к храму Гроба Господня, где благочестивый мусульманский правитель помолился за пророка Ису (Иисуса). Затем мудрый Омар спросил Сафрония о том, где находится та самая гора, откуда Мухаммед вознесся на небо к Аллаху. Сафроний не хотел показывать то место, на котором раньше стояли величественные Иерусалимские храмы (первый и второй), а ныне находилась мусорная свалка, но все же привел Омара на эту гору и рассказал о ее истории. Халиф упал на колени и вновь помолился. Впоследствии на этом месте была воздвигнута величественная мечеть Омара, которая и по сей день стоит на Храмовой горе в Иерусалиме.

Скончался Омар ибн аль-Хаттаб от удара ножом перса Абу—Лулу Фируза (христианского раба), что сделало того героем в шиитской традиции. Но, несмотря на ненависть к нему шиитов, следует признать, что второй праведный суннитский халиф был человеком незаурядным, придерживался правил аскезы, заложенных Пророком, и до сих пор является примером для подражания у большинства мусульман–суннитов.

Осман ибн Аффан (родился в 574 году, халиф с 644–го, умер 20 июня 656 года) — третий праведный халиф и один из ближайших сподвижников Пророка, участник Хиджры, покоритель Ирана, Кавказа и Кипра. Он носил почетный титул «обладателя двух светочей», так как был женат на двух дочерях Мухаммеда, Рукайе и Умм Кульсум (после смерти первой).

Сравнение нового правителя с его предшественником, суровым и умным Омаром, было явно не в пользу Османа, казавшегося слабохарактерным и недалеким. К тому же он стал первым из халифов, кто использовал свое высокое положение для личного обогащения: выстроил в Медине роскошный каменный дом и приобрел немало недвижимости за пределами Аравии.

Осман продолжил активную завоевательную политику. При нем был создан флот, разгромивший на море греков. Он добился победы над Грузией и Кавказской Албанией. После захвата Дербента арабы хлынули в Хазарию, но потерпели поражение. К 652 году были покорены практически все земли, ранее входившие в обширную державу Сасанидов.

Осман первым издал канонический текст Корана, в основу которого были положены записи мединцев Зайда ибн Сабита и Хафсы. С их списка было сделано несколько копий, которые разослали в крупные города. Остальные редакции по приказу Османа уничтожили. Некоторые из старых сподвижников пророка были до глубины души оскорблены тем, что их списки не приняли во внимание.

С годами халиф стал меньше считаться с мнением мединской знати, зато охотно прислушивался к советам своих родичей. Родственники халифа, большинство из которых оказались людьми недостойными, вскоре заняли все важные посты в Халифате. Осман не раз одаривал их из фондов, считавшихся достоянием общины. Понятно, что такое самоуправство вызывало возмущение, до поры до времени открыто не проявлявшееся. Поводом к явному выражению недовольства стало разрушение старой мечети в Медине. Тогда многие обвиняли халифа в том, что он изменил сунне Пророка. Пишут, что однажды Абд ар-Рахман, Али и аз–Зу–байр упрекнули Османа за то, что он подарил некоему Сааду ибн ал-Асу 100 тысяч дирхемов. Осман будто бы ответил: «Он родственник, связанный со мной кровными узами». — «А разве у Абу Бакра и Омара не было близких и кровных родственников?» — спросили они. На что последовал ответ: «Абу Бакр и Омар проявляли благочестие, отстраняя своих родственников, а я проявляю благочестие, награждая близких». — «Ейбогу, их поведение нам милее, чем твое», — заметили соратники. «Ничего не поделаешь», — ответил им Осман.

Политика Османа вызвала недовольство военной верхушки Халифата, которая потребовала его отречения, а когда тот отказался, взбунтовавшиеся отряды египетских арабов после сорокадневного штурма ворвались в его дом. Согласно преданию, Осман встретил врагов с Кораном в руках, заклиная их не посягать на жизнь наместника Пророка. Но священная книга не остановила убийц. Один из них повалил старика на пол и держал за бороду, в то время как другие перерезали ему горло. Коран со следами крови халифа Османа хранится в Ташкенте.

Али ибн Абу Талиб (родился в 602 году, халиф с 656–го, умер в 661–м) — четвертый праведный халиф в историографии суннитов и первый имам и законный наследник Пророка у шиитов, двоюродный брат и зять Мухаммеда, женатый на его дочери Фатиме. Его отец — Абу Талиб — был одним из самых уважаемых в Мекке людей. Именно его заступничество удерживало мекканцев от расправы над Пророком, а его смерть лишила Мухаммеда защиты рода, после чего он и вынужден был бежать из Мекки в Медину (хиджра).

Али был благородным, честным и преданным Пророку сподвижником, участником всех его славных дел. По свидетельствам очевидцев, когда Мухаммед покинул Мекку, именно Али возлег на его ложе, введя в заблуждение тех горожан, которые пришли расправиться с ненавистным основателем новой религии. Храбрый воин, вооруженный мечом, он всегда участвовал в самых опасных сражениях, за что получил почетное прозвище «Лев ислама».

После убийства Османа Али, однако, не наказал виновных в его смерти, чем вызвал толки о своей причастности к гибели третьего Халифа. А после того, как он помиловал убийц, Халифат раскололся: сирийский наместник Муавия, родственник Османа, который так же, как и он, происходил из рода Омейядов, назвал себя мстителем за этого халифа и начал открытую борьбу с Али. Их противостояние привело к Сиффинской битве (19–27 июня 657 года), которая так и не выявила победителя. Ее результатом стало перемирие, фактически узаконившее положение Муавии: простой мятежник теперь был поставлен чуть ли не вровень с Али. Это перемирие оттолкнуло от Ачи многих сторонников, которые стали именовать себя хариджитами (от глагола «хараджа» — выйти, восстать).

Впоследствии хариджиты поклялись убить обоих виновников раскола: и Али, и Муавию. 22 января 661 года трое заговорщиков во главе с Ибн Мулджамом, спрятавшись в мечети Куфы, дождались Али, пришедшего на молитву, и нанесли ему несколько тяжелых ран, от которых он на следующий день скончался. Попытка хариджитов убить Муавию не увенчалась успехом. Им удалось лишь ранить ненавистного узурпатора.

Али был талантливым человеком, замечательным поэтом и оратором, воином безумной храбрости. Но он не обладал ни талантом правителя, ни гибкостью дипломата и пытался управлять общиной так, как это делал его выдающийся тесть и духовный отец, что не могло не раздражать элиту, стремившуюся к обогащению и неограниченной власти. Шииты почитают Али и его сыновей, Хасана и Хусейна, как мучеников, погибших за веру, а к местам их захоронения верующие совершают паломничества.

Смерть Али и превращение халифов в наследственных монархов исламского мира, с одной стороны, привела к восстановлению законности и порядка на обширных территориях мусульманской империи, укреплению дисциплины в чиновничьей среде, росту боеспособности армии правоверных, но с другой — лишила умму патриархальности и демократизма, нарушила принципы равенства мусульман. Халифы, позволявшие себе пьянство и беспутство, что противоречило жестким этическим установкам Корана, все более походили на басилевсов Византии и шахиншахов Персии.

Первым исламским императором, не зависящим от мнения уммы, стал ненавидимый шиитами Муавмя I (родился в 605 году, халиф с 661–го, умер в 680–м). Халиф из династии Омейядов, он приходился сыном главе мекканских аристократов Абу Суфьяну, который преследовал Мухаммеда во время его пастырской деятельности в Мекке с 610 по 622 годы. Тем не менее у Абу Суфьяна хватило ума признать ислам после того, как он убедился в непобедимости Пророка и его войска. Он активно включился в борьбу за распространение новой веры, но у первых сподвижников авторитетом никогда не пользовался. Однако богатство и связи в высших кругах арабской общины, безусловный дипломатический талант и ум позволили ему занять одно из ведущих мест в умме, а его детям сделать успешную карьеру, в том числе и военную.

Храбрость и полководческий талант Муавии выдвинули его на первые роли в Халифате. В 647 году он присоединил к арабской империи Кипр, а в 651–м в первом морском сражении разгромил византийский флот. Современники говорили, что «тигрица, которая охраняет детенышей, не была смелее его». Вместе с тем он стал первым халифом, узаконившим право на роскошь и жившим в настоящем дворце. С его приходом к власти произошло окончательное разделение общины на элиту и чернь.

Мнения историков о нем весьма разноречивы, что неудивительно, так как Муавия был действительно яркой личностью и вполне закономерно вызывал у одних восхищение, а у других жгучую ненависть. Так, его недоброжелатели указывают на то, что он не придерживался устоев ислама, предпочитая проводить досуг в пирах, а не в посте и молитвах, как это делали первые праведники. Кроме того, ему приписывают нелестные замечания в адрес мусульманских святынь и обрядов. Скорее всего, это свидетельства шиитов и мединских суннитов, тщательно следящих за соблюдением правил веры. Судя по всему, Муавии надоело их ханжество, и он перенес центр Халифата из Медины в Дамаск, столицу Сирии, обустроенную в соответствии с его вкусами и пристрастиями.

В 676 году Муавия, заручившись поддержкой духовенства и аристократии, вызвал в Дамаск представителей всех провинций и городов империи, и кого уговорами и богатыми дарами, а кого угрозами пыток и смерти, заставил присягнуть на верность своему сыну Язиду, нарушив тем самым старый обычай выборности халифов и установив наследственную династическую монархию. Для закрепления успеха Муавия во главе тысячного войска совершил под видом паломничества военный поход на Мекку и Медину, вынудив и жителей этих священных для всех мусульман городов присягнуть на верность себе и своей семье.

Главная заслуга Муавии — пришедшая на смену общинному укладу феодальная завершенность политической организации исламской империи, способствовавшая укреплению дисциплины и порядка. Благодаря этим преобразованиям Халифат не распался, а наоборот, укрепился изнутри и расширил свои границы.

Умер Муавия в возрасте 75 лет. По версии известного британского исследователя XIX века сэра Уильяма Мьюира, почувствовав приближение смерти, «халиф попросил принести ларец, в котором заботливо хранились обрезки ногтей Пророка. Потребовав хорошенько их измельчить, он попросил, чтобы после смерти его глаза и рот засыпали полученным таким странным образом порошком, и похоронили, облачив в саван, который надлежало сшить из одежды, подаренной ему когда–то Мухаммадом».

После смерти Муавии в 680 году свои права на главенство в умме заявил второй сын Али и Фатимы, внук Пророка Хусейн ибн Али (родился в 627 году, умер 10 октября 680 года). Он ссылался на договор, подписанный между его старшим братом Хасаном и сирийским наместником в далеком 661 году, по которому предусматривалась передача власти Хасану после смерти Муавии. Хусейн, считавший себя правопреемником Хасана, предъявил права на титул халифа, а получив отказ, поднял мятеж против Язида, сына Муавии. При переходе из Мекки в Куфу, где ему обещали поддержку иракские шииты, небольшой отряд Хусейна был разгромлен многочисленной армией противника, а сам он убит. Эта трагедия стала причиной раскола в единой исламской умме, который не преодолен и по сей день.

Муавия добился своего: власть халифа передавалась членам его семьи, возможности которой, однако, весьма быстро были исчерпаны. И уже через пять лет после смерти основателя династии для высокого служения пришлось призывать представителей боковой ветви Омейядов — Мерванидов. Если Муавия I, его сын Язид и его внук Муавия II были прямыми потомками Абу Суфьяна (Суфьяниды), то Мерван I и его преемники принадлежали к другой ветви рода Омейя, ведущей свое происхождение от двоюродного брата Абу Суфьяна — аль-Хакама ибн Абуль—Аса ибн Омейя.

Приход к власти этой ветви был связан с тем, что сын Язида умер на сороковой день своего правления. Старшим в роде Омейя стал Мерван, который тут же назначил своим наследником сына — Абд аль-Малика. С этим его решением была не согласна бывшая жена Язида, желавшая видеть на троне своего сына Халида. Пользуясь тем, что новый халиф взял ее себе в жены, она задушила Мервана I во сне подушкой (понятно, что заповеди Корана при дворе уже были не в почете). Вместо убитого столь варварским способом отца на престол взошел его сын, ставший вторым Мерванидом на троне.

Абд аль-Малик (родился в 646 году, халиф с 685–го, умер в 705–м) был очень способным правителем, блестящим полководцем, талантливым государственным деятелем. Он подавил выступления сепаратистов в Мекке, Дамаске и Ираке, восстановил единство Халифата, провел финансовую и налоговую реформы. Объединив к 90–м годам государство и устранив своих соперников, он приступил к дальнейшей экспансии на всех границах — западной, северной и восточной. Реформы Абд аль-Малика упорядочили финансы, усовершенствовали систему управления, что позволило перейти к активным действиям в Малой Азии и Закавказье. Он много строил (мечеть Омара в Иерусалиме), поощрял искусства, но не смог уберечь свой род от быстрого угасания и падения, что, возможно, связано с карой за пролитую Омейядами кровь потомков Пророка.

Последним их представителем во власти стал халиф Мерван II (родился в 688 году, халиф с 745–го, умер в 750–м), который для нас, россиян, интересен тем, что в 737 году, будучи наследником престола, совершил поход в Хазарию, дошел до Волги, нанес сокрушительное поражение хазарскому каганату. Но его воинские доблести не спасли государство от смуты и неурядиц. В конце его правления в Халифате вспыхнули волнения. Кульминацией протестного движения стало восстание в Хорасане, постепенно охватившее Иран и Ирак. Войска, высланные на усмирение мятежа, который возглавил бывший раб Абу Муслим, были разгромлены. Мерван II сначала бежал в Сирию, потом в Египет, где был убит. На престол взошел Абу–аль–Аббас–ас-Саффах, потомок дяди Пророка алъ–Аб–баса, положивший начало новой династии — Аббасидов. Все Омейяды, впрочем, как и разгромивший их Абу Муслим, были физически уничтожены. Спастись сумел только один из них — Абд ар-Рахман, внук халифа Хишама, который бежал на Пиренейский полуостров, где создал независимый от Багдада Халифат со столицей в городе Кордова.


Распад Арабскою халифата при Аббасидах

Воцарение Аббасидов стимулировало развитие суннитского проекта, выведя его на новый этап первого цикла цивилизационного развития — этап «великого единения». Пик же его могущества был достигнут в царствование халифа Гарун аль-Рашида (родился в феврале 766 года, халиф с 786–го, умер 23 марта 809 года), известного по сказкам «Тысяча и одна ночь». На время его правления приходится период наивысшего расцвета Халифата, развития экономики, ремесел и искусств. Сам халиф отличался любовью к науке, поэзии и музыке.

Но уже при нем проявляются первые признаки распада Халифата как единого государства, а при его преемниках ситуация только ухудшалась. Так, при сыне аль-Рашида, халифе аль–Мамуне (813–833), началось активное привлечение к управлению государством иранских феодалов, что положило конец чисто арабскому централизованному государству и привело к росту влияния наместничества. Окончательно же власть халифов подорвала армейская реформа халифа аль-Мутасима (833–842), преемника аль-Мамуна, заменившего арабское ополчение наемной гвардией, формируемой из рабов–гулямов тюркского, славянского и африканского происхождения. Менее чем за 20 лет эта армия чужаков превратилась в неуправляемую силу, пожиравшую львиную долю доходов государства. Халиф оказался игрушкой в руках гвардейцев. Аль—Мутасим перенес столицу в только что отстроенный город Самарру в тщетной надежде, что сумеет, таким образом, убрав гвардию из Багдада, утихомирить местное население, восставшее против ее бесчинств. Но это не помогло.

Тюрки–гулямы в течение 861–870 годов, начиная с убийства халифа аль-Мугаваккила, возвели на престол и свергли четырех аббасидских халифов (аль-Мунтасира, аль-Мустаина, аль-Мутазза и аль-Мухтади). Постепенно от Халифата отделялись провинции: эмираты Аглабидов в Северной Африке (809), Тахиридов в Хорасане (873), Саманидов в Мавераннахре (1005). К 905 году возникло самостоятельное государство Тулунидов в Египте, а с 886 года началось возрождение Армянского царства.

В 945 году войска горцев–дейлемитов под руководством шиитской династии Бундов (935–1056), сформировавшейся в 20–30–е годы X века, вступили в столицу Аббасидского халифата Багдад. Халифы сохранили лишь функции духовной власти.

<<< Назад
Вперед >>>

Генерация: 5.528. Запросов К БД/Cache: 3 / 1
Вверх Вниз