Книга: Рассказы о самоцветах

Самоцветы и цветные камни

<<< Назад
Вперед >>>

Самоцветы и цветные камни[1]

Прошлое и настоящее

Когда иностранные послы и купцы в XVI и XVII вв. посещали Россию, они поражались неслыханными богатствами, которые видели на приемах у князей и царей, и привозили на родину рассказы о сказочных уборах из золота, осыпанных жемчугами, о нарядах, блиставших самоцветными камнями, и о царских коронах и посохах с огромными сверкавшими карбункулами, яхонтами и аметистами. «Тихий ужас», по выражению историка, овладевал ими при виде груд лучшего жемчуга, накопленного в монастырях, прекрасных изумрудов и редких камней, украшавших иконы, оклады священных книг и церковную утварь. Но все эти камни были привозные. В те времена Русская равнина с ее необозримыми лесами и водами не давала России камня; не давали его ни Уральские горы, ни Сибирь, которая только в XVII в. начала втягиваться в хозяйственные интересы страны. Только кое-где на русском Севере из рек вылавливали пресноводные раковины с розоватым жемчугом, а в Киеве стены и полы храмов выстилали местными породами — красным кварцитом и лабрадоритом. Лишь в греческих колониях Крыма с успехом применялись красивые пестрые мраморы, которые шли не только на украшение своих поселений, но и частично вывозились к берегам Эгейского моря и в Византию.

Все самоцветы, которыми восторгались иноземцы, попадали на Русь из Византии, из Бухары, с запада. Своего камня Россия еще не имела, и надо было, чтобы получило развитие в России горное дело, чтобы страсть к роскоши и пышному строительству, охватившая придворное общество во второй половине XVIII в., побудила к поискам и открытиям богатейших месторождений камня. Уже в начале XVIII в. около Петербурга, в царской резиденции Петергофе, была заложена алмазная мельница для распиловки цветных камней и огранки самоцветов. На Урал были посланы специальные экспедиции для поисков камней, в Екатеринбурге, в районе новооткрытых месторождений яшм, аметистов, аквамаринов, топазов и красных турмалинов, была построена вторая шлифовальная мельница. Наконец, на далеком Алтае, среди богатой и прекрасной природы этого края, была заложена третья государственная гранильная мастерская. Эти-то мастерские и снабжали русский двор и музеи замечательными по технике и искусству выполнения декоративными изделиями: чашами, вазами, столами из малахита, лазурита, яшмы и мрамора.

В начале XIX в. на Урале были открыты замечательные изумруды и александриты, потом в Забайкалье нашли огромные, почти пудовые кристаллы золотистых топазов. Мало-помалу все более стало выявляться богатство России самоцветами, и на всех мировых выставках изделия из русского камня стали обращать на себя особое внимание. Россия действительно сделалась страной цветного камня, и, казалось бы, все обещало пышный расцвет этому виду промышленности. Однако неразумная экономическая политика царского правительства, охрана лишь узких интересов двора — все это к началу XX в. стало подтачивать русский каменный рынок. Старая Колыванская фабрика почти прекратила работу, сохранив лишь свой распиловочный цех, в котором приготовляла грифельные доски для местных школ. Пришла в упадок во время первой мировой войны и Петергофская гранильная фабрика; почти без заказов стояла на Исети с полусгнившим наливным колесом шлифовальная фабрика в Екатеринбурге.

Пришли в упадок и кустарные промыслы по обработке самоцветов в глухих деревнях Урала. Все больше и больше иностранного камня, красивого стекла, пасты и ювелирных изделий стали ввозить в Россию, убивая народное творчество и отодвигая в область истории крупную отечественную каменную промышленность.

Первая мировая война завершила это падение камнерезного и ограночного дела, и только лишь в богатых селах западных склонов Урала продолжалась кустарная работа по обработке мягких сортов алебастра и селенита.

Разрушенный транспорт, тяжелое положение народного хозяйства, заботы о насущнейшем сырье — угле и железе в годы гражданской войны препятствовали разработке месторождений и огранке самоцветов и цветников.

Необходимость восстановления и укрепления народного хозяйства, создания могучей черной металлургии, подведения широкой сырьевой базы под разнообразные отрасли народного хозяйства — все это заставило отложить заботы о декоративном камне, ибо слишком много было забот и без него.

Но прошли первые годы рождения новой, социалистической промышленности. Укрепилось хозяйство и широко развернулось крупное общественное строительство; набережные, метро, клубы, театры, вокзалы, здравницы — все потребовало большого количества прочных и красивых декоративных и строительных материалов. С ростом благосостояния возродился интерес к камню и в личном быту — интерес, сопутствовавший человеку на протяжении многих тысячелетий его истории. Так в эти годы крупного строительства камень снова занял видное место в украшении жизни.

Больше камня, красивого, прочного, яркого, радостного, больше мраморов и яшм, разноцветных гранитов и лабрадоров для облицовок, больше красок в окружающей нас жизни!

А между тем камня не было, камень оказался дефицитным материалом, надо было заново создавать крупные промышленные предприятия, искать новые месторождения декоративных камней, поднимать старые ломки, заброшенные и заросшие столетними деревьями. Надо было возродить былую славу Урала, Алтая, Саян и Забайкалья.

Наряду с новым подъемом этих старых разработок цветников и самоцветов, и другие горные районы России начали давать народному хозяйству и промышленности свои декоративные материалы, и если раньше я с сожалением писал в своих книгах о том, что ни Крым, ни Кавказ, ни Север почти ничего не дают для ограночной и камнерезной промышленности, то сейчас новые дивные материалы открываются во всех уголках нашей необъятной Родины.

* * *

Я помню Крым в 1915 г. Скромная маленькая мастерская ювелира приютилась на склоне горы Карадаг, у ласкающей глаз Коктебельской бухты Черного моря. Хозяин один занимался огранкой находимых на берегу красивых галечек агата и халцедона. Частью он продавал их местным жителям, частью посылал столичным ювелирам. Его мастерская была тогда единственным ограночным и камнерезным «учреждением» всего Крыма. А между тем в начале XIX в. там существовали специальные мастерские по обработке камней, и много надежд связывалось с использованием серых, красных и розовых мраморовидных известняков и красивых зеленовато-серых диоритов.

Как изменилась эта картина через 25 лет! Два мраморных завода уже работали в Севастополе и Симферополе, с трудом справляясь с распиловкой красивых желтых, желто-красных и пестрых мраморов окрестностей Балаклавы для нужд метро и московских зданий. На южных склонах Яйлы разрабатывались многочисленные ломки зеленовато-серых диоритов и известняков, из которых выделывали плиты, подоконники и лестничные ступени. С конца 1940 г. в Симферополе налаживается новое производство ювелирных изделий из крымских самоцветов и цветников. Энергии местных любителей камня мы обязаны тем, что на Карадаге добыто более тонны сердоликов, халцедонов и агатов и около полутонны яшм — зеленых, розовых, желтых и красных, самых разнообразных оттенков и блеска. Приглашенные сюда уральские гранильщики начали огранку камней для колец и брошек из искристых и цветистых сердоликов и яшм.


Станция метро «Парк культуры» облицована светло-серым лопотским мрамором Грузии

Много нового дает и Кавказ. Славились в далеком прошлом кавказские камни. Из черного, подобного дереву, гагата вырезывались четки и крестики; для украшения церквей и гробниц ломали мраморный оникс в труднодоступных горах Ахалцыха. В окрестностях Тбилиси пытались добывать агат и серебристый обсидиан. Но все это было ничтожно по сравнению с грандиозностью кавказской природы, богатствами края и культурными нуждами населяющих его народов.

Последняя четверть XIX в. обогатила нас новыми прекрасными сортами кавказских камней. Здесь было положено качало крупной добывающей промышленности. В Тбилиси была организована специальная мастерская по огранке и шлифовке местного камня. Ее обслуживали местные мастера-камнерезы. Спуститесь на станцию «Киевская» московского метро, сооруженную в 1937 г., и вы увидите один из замечательных камней Кавказа — мраморный оникс[2] — редкий просвечивающий камень горячих дыханий давно угасших вулканов Закавказья.

Посмотрите на замечательные новые здания в Тбилиси или в Ереване, где применены туфы всех цветов и расцветок: то фиолетово-красные, то желтые, то с тонким слоистым рисунком бурых, желтых и палевых тонов.

Посмотрите на мраморы Северной Осетии, Армении и Грузии в различных сооружениях Москвы, Баку, Тбилиси, и вы увидите богатую гамму тонов, начиная с ценнейших черных мраморов, напоминающих старинные французские камни Пиренейских гор, и кончая просвечивающими розовыми камнями, как бы окрашенными заходящим солнцем юга.

Наряду с этими новыми декоративными строительными камнями крупные месторождения хорошего поделочного агата обогатили ограночную промышленность и влили в нее свой прекрасный материал. Длинный список месторождений агата показывает нам, как широко распространен этот камень среди изверженных пород и туфов Закавказья. А его высокие технические качества позволяют широко применять его не только для ювелирных изделий — бус, брошек, колец, но и для точной механики — для ответственных деталей в весах и буссолях, для трехгранных призм точнейших химических весов. Закавказский агат заменил бразильские камни и дал русской технике прекрасный и высококачественный материал.

Много новых прекрасных декоративных камней дала нам и Украина. Можно даже не говорить о ее разнообразных сортах гранитов и гнейсов.

Вот картина замечательных камней Украины: темная, со сверкающими синими глазками лабрадорита облицовка домов на улице Дзержинского. А исторический мавзолей В. И. Ленина со своими замечательными сортами камня — украинских габбро, темно-синего и светло-серого лабрадорита, разнообразных гранитов и гнейсов — показывает, как глубоко может выражать камень одновременно и величие и скорбь, и вместе с тем бурный радостный день новой жизни.

Украина подарила нам не только превосходный декоративный и строительный камень. Среди пашен и полей ее волынского раздолья были открыты замечательные пегматитовые жилы с темными, почти черными дымчатыми кварцами и голубыми, золотистыми или бесцветными топазами.

То, чем раньше мог гордиться только Урал, теперь найдено и на Волыни. И специальные хозяйственные организации начали крупную добычу этих ценных полезных ископаемых. Десятки тысяч каратов прекрасного прозрачного топаза сочетаются с многочисленными изделиями из дымчатого кварца и горного хрусталя.


Кристаллы топазов Волыни. Украинская ССР

Ожили и камни нашего Севера. В городе Кировске Мурманской области была организована специальная мастерская, которая готовила мелкие поделки из местных цветных камней — из брекчиевидной красной яшмы Хабозера, из кроваво-красного с фиолетовым оттенком эвдиалита, из гранатов кианитовых месторождений Беломорья, из белого или кремового мелкокристаллического доломита станции Титан. Пройдет немного времени — и из Кировска, выросшего в Хибинских тундрах, будут поступать сверкающие лунным блеском броши из дивного беломорита и зеленого мончикита Хибин, полирующегося не хуже, чем яшма.

Наряду с ограночными и поделочными камнями наш Север раскрывает все новые и новые месторождения крупных декоративных и строительных материалов. Это замечательные гранит-порфиры Мурмана с красивыми глазками полевого шпата, это белоснежные просвечивающие доломиты, это самые разнообразные гнейсы и диабазы серых, красных и черных тонов.

И все эти новые материалы дополняют старый список декоративных камней нашего Севера, которые еще с середины XVIII в. снабжали «Северную Пальмиру» своими яркими красками. Среди всех этих старых декоративных материалов одним из самых прекрасных и самых художественных был и остается тот нежно-розовый доломитовый мрамор Тивдии с Белой горы в южной части Карелии, старинные ломки которого давали замечательные пластины для внутреннего убранства дворцов и храмов. Трудно найти материал более мягких и нежных тонов, который создавал бы более гармоничную картину, чем розовый мрамор Белой горы в зале Русского музея или в Исаакиевском соборе, где он сочетается с итальянскими мраморами ярких расцветок.

Прекрасен и красно-розовый гранит с Валаамских островов Ладожского озера с его причудливыми волнистыми полосами, который украшает сейчас цоколь гостиницы «Москва».

Не входите в гостиницу, а медленно обойдите ее вдоль по фасаду… и перед вами раскроются замечательные картины далекого прошлого карельской земли.

Мощные пегматитовые жилы внедряются в древние измененные осадочные породы; они пропитывают их своим дыханием, разветвляются на мелкие веточки, застывают в виде целых стволов из более светлого камня с темной биотитовой каймой. Здесь, на фасаде гостиницы, можно изучить природу гранитных расплавов и в дивной красоте этих гранитных блоков можно разгадать великие законы расплавов, которые управляли кипением и охлаждением гранитных магм земных глубин… полтора миллиарда лет назад. Но пойдемте дальше в нашем беглом обзоре новых районов цветного и декоративного камня, открытых в стране за последние годы.

Даже наша Русская равнина и великая равнина Сибири начинают открывать тайны своих каменных богатств.

Мраморовидные известняки Москвы, Подольска, Шамардина или Тарусы, гипсы и ангидриты Татарии говорят о том, что еще много прекрасных камней и пород таится в недрах, что ничтожно мало средств тратила царская Россия на познание каменных богатств и слабы были ее научно-исследовательские силы, беспомощна техника овладения глубинами.

Перейдем к Средней Азии. Когда в 1925 г. я составлял обзор самоцветов и цветников среднеазиатских республик, то краток был намеченный мной список и чрезвычайно скудны наши знания о них. А между тем сейчас мы уже знаем замечательные декоративные материалы, открывающие новую страницу в использовании камня нашей Родины.

Вот желваки нежно-розового гипса из окрестностей Красноводска на Каспийском море. Они по качеству не хуже лучших алебастров окрестностей Пизы и Сиены в Италии, но они поразительны по своему цвету. Такого камня я не видел еще нигде в мире.

Вот слоистые сталактитовые натеки пещер Средней Азии, напоминающие арагонит из горячих источников Чехословакии и дающие ценный материал для мелких поделок.

Вот синий лазурит, найденный впервые на снежных вершинах Памира, вот прозрачный, как слеза, горный хрусталь из труднодоступных долин Бартанга; вот темные дымчатые кварцы и светлый амазонит из пегматитовых жил Тянь-Шаня. Все эти камни — материал для будущей камнерезной промышленности Средней Азии.

Но слава сегодняшнего дня не в них, а в замечательных мраморах Газгана, открытых в хребтах Кызылкумов. Трудно назвать другое месторождение, которое превосходило бы это по грандиозности запасов, по величине блоков, по легкости их выламывания, а главное по красоте и нежным переходам тонов и оттенков — серого, желтого и розового. В отдельных образцах этого замечательного камня нежность желто-розовых переходов напоминает знаменитый белоречит Алтая. Но в то время как твердый белоречит очень трудно поддается обработке, нежный газганский мрамор открывает исключительные возможности не только для декоративного искусства, но и для тонкой скульптуры и даже для своеобразной монументальной глиптики. Изучив слоистую окраску камня, художники-скульпторы Ташкента уже сумели дать единственное в своем роде произведение крупномасштабной глиптики, украсив новый ташкентский театр замечательным барельефом, вырезанным из нежного газганского камня.

Если добавить еще, что под самым Ташкентом найдены месторождения своеобразных офиокальцитов, дающих при полировке рисунки весеннего ландшафта, что в разных местах Тянь-Шаня открыты весьма декоративные конгломераты и брекчии, то можно сказать, что камнерезная промышленность Средней Азии имеет чудесный материал для своего развития.

Не меньшими богатствами обладает и наша Сибирь. Здесь настоящее царство агатов, сердоликов, сардеров, яшмы, гелиотропов, плазмы, полуопалов, кахолонга и самых различных разновидностей халцедона и кварца. На пространстве в миллионы квадратных километров вымываются эти камни из вулканических покровов черных траппов Восточной Сибири. Еще совершенно не оценены и не использованы сказочные богатства агатов северных рек, сравнимые, пожалуй, лишь с агатовыми богатствами нагорий Декана в Индии. Вот как красочно описывал эти места минералог П. Л. Драверт в 1923 г.:

«Надо самому побывать хотя бы в одной из упомянутых областей, чтобы проникнуться красотой берега реки, усеянного агатом. Неизгладимое впечатление оставил у меня в памяти Вилюй после трех моих путешествий по нему (1907, 1909 и 1916 гг.).

Помню, как впервые вместе с моим товарищем по Сунтарской экспедиции мы бродили по широким песчаным косам Вилюя, несколько выше Сунтара. Отлогость берега всюду, куда хватал глаз, была покрыта гальками белого и желтого халцедона, мохового агата, оранжево-красного сердолика, зеленой плазмы, кусками и окатышами разноцветных яшм, кремней и полуопалов. А из полузасыпанных пластов юрского песчаника выглядывали большие (до двух метров) обломки окаменелых древесных стволов. Роскошь этой картины еще больше подчеркивалась яркими лучами солнца, горевшего на безоблачном осеннем бледно-голубом небе. Казалось, мы попали в какую-то сказочную страну… Между тем наши сумки уже не вмещали собранного материала, и мы, сняв свои походные чулки, наполняли их красивыми камнями… Вспоминаю я не менее интересную россыпь под г. Вилюйском, узкие, прерывающиеся бечевники извилистой, порожистой и скалистой Ахтарагды, просторные береговые террасы Лены под Жиганском и Киссюром, изрезанные сетью соляных ручьев щебневогалечные наносы Мурбая в системе р. Нюи и другие пункты, где всевозможные цветные разности кремнезема радуют зрение путешественника.

Часто эти скопления погребаются илом и песком или разносятся с весенним половодьем по новым местам. Так, в 1916 г., когда мне снова пришлось побывать в Сунтаре, я уже не нашел на прежнем месте столь обширной россыпи самоцветов».

Я заканчиваю на этом обзор новых районов самоцветов и цветных камней нашей страны. Я уверен, что к ним очень скоро присоединятся новые месторождения: россыпи Большого Пита на Енисее с их рубинами и алмазами; аметистовые миндалины Камчатки; замечательные сердолики и агаты Полярной Сибири и многие другие. Но это дело будущего — будущих поисков, будущей борьбы с природой и победы над ее недрами, а пока мы будем говорить только о том, что уже знаем и чем уже овладели.

Поэтому сосредоточим сейчас наше внимание на тех четырех основных районах русской каменной промышленности, имя которым — Урал, Алтай, Саяны и Забайкалье.

Камни Урала

Богатейшим источником камня в СССР является Урал, и название «уральские камни», или «уральские самоцветы», сделалось почти нарицательным. На пристанях Волги, на больших станциях по сибирской железной дороге издавна продавались изделия из уральских камней; и хотя много среди них было дешевых изделий из заводского шлака, простого стекла или крашеного агата, тем не менее основу этой кустарной промышленности составляли камни Урала и отчасти Забайкалья.


Уральские горщики с добытыми ими на копях Адуя аметистами

Уральские богатства были выявлены не крупной промышленностью, не ювелирными фирмами, а мелкими кустарями-самоучками, которые еще с начала XVIII в. стали извлекать из земли камень для огранки и постепенно научились его обрабатывать. Теми же энергичными мастерами-умельцами были созданы и многочисленные мастерские, которые сотнями насчитывались в Екатеринбурге и в окружавших его заводах и достигли больших технических результатов. Еще недавно в глухих деревнях восточного склона Урала, затерянных среди сырой и болотистой тайги, можно было встретить этих кустарей-горщиков, с опасностью для жизни спускающихся в первобытно построенные шахты, почти лишенные технического оборудования. Здесь в знаменитом районе Мурзинки (к северу от Свердловска) добывали на глубине до 70 м прекрасные золотистые бериллы, темные аметисты, приобретавшие кровавый оттенок при искусственном свете, бесцветные и синеватые топазы, называемые горщиками тяжеловесами. Вместе с ними в гранитных жилах встречались кристаллы красивого дымчатого кварца весом до 20 кг.

Много прекрасных камней дала Мурзинка больше чем за 200 лет ее существования. Здесь попадались голубые топазы весом более 25 кг, кристаллы берилла большой чистоты достигали в длину 25 см; бывали годы (например, 1900), когда из одной копи на Адуе удавалось вывезти свыше 450 кг ограночного аквамарина. Встречался здесь и прекрасный вишнево-розовый турмалин, с которым по чистоте и приятности тона не может конкурировать ни один турмалин мира и который французы прозвали в XVIII в. сиберитом.

Все эти камни добывались крестьянами и частью гранились ими у себя в деревнях, на примитивных станках, частью увозились в Екатеринбург, где была сосредоточена главная ограночная промышленность.

Сюда же попадал и другой материал, за последние годы сделавшийся самым излюбленным камнем Урала, — золотисто-зеленый хризолит, который по ошибке носит это название, являясь по химическому составу гранатом. Этот красивый, хотя и не очень твердый камень, научное название которого демантоид, гранили ежегодно на несколько десятков тысяч золотых рублей. За границей он шел под именем русского хризолита.

Но славой и гордостью Урала был другой ограночный камень — знаменитый уральский изумруд, который попадал в руки русских гранильщиков лишь в виде скверных обломков. Изумруд был открыт в 1831 г. совершенно случайно в корнях дерева, вывороченного бурей, и с тех пор огромные копи были заложены в дремучем лесу среди болот. Сначала только казна добывала прекрасные изумруды и встречавшиеся раньше вместе с ними фенакит цвета мадеры, быстро выцветавший на солнце, и знаменитый александрит, зеленая окраска которого при искусственном свете сменяется фиолетово-розовой.

Потом добывать камни стали частные промышленники, и, наконец, изумрудные копи перешли к англо-французской компании, которая после ряда разведок соорудила на одном из наиболее богатых приисков технически совершенную для того времени фабрику для механического отделения изумруда от окружающей его породы.

Кустарная промышленность Урала занималась не только огранкой прозрачного камня: еще с XVIII в. вокруг Екатеринбургской гранильной фабрики появились кустарные мастерские по обработке малахита, яшм, орлеца, змеевика и селенита.

С 1905 г. к этим камням в небольших количествах стал присоединяться зеленый полупрозрачный мелкозернистый везувиан Южного Урала, а также привозимые с берегов Байкала лазурит и густо-зеленый нефрит.

Изделия из этих камней необыкновенно типичны для Урала, и в сущности их почти не касались ни время, ни мода, ни художественный стиль. Это различного вида шкатулочки, брелоки, пресс-папье, печатки, разрезные ножи, ручки, овальные брошки, бусы и тому подобная мелочь. И лишь изредка изготовлялись вазочки, тарелочки, чаши, пепельницы и другие изделия художественно-декоративного типа.

Из мягкого золотистого гипса, называемого селенитом, делали приборы для умывальников. В последующие годы началось увлечение слонами из гипса, которых выделывали на одном Урале ежегодно до 400 тыс. штук. Ведь слонов «на счастье» надо было покупать целыми табунами, не менее семи штук.

Кроме этих более простых изделий екатеринбургские кустари выделывали из разных твердых пород листья, ягоды, плоды и целые корзиночки, которыми они обычно украшали более ценные шкатулки, пресс-папье, блюда и т. д.

Нельзя отрицать того, что в подражании природе эти кустари достигали исключительного совершенства, но хотя их изделия широко распространялись в наших городах, на Нижегородской ярмарке, а также и за границей, все же в них недоставало художественности и разнообразия замысла.

Для обработки твердых пород еще в 1738 г. была создана государственная шлифовальная фабрика — «мельница», живописно раскинувшаяся в самом Екатеринбурге на берегу Исетского пруда, водами которого приводилось в движение примитивное колесо. Сначала здесь пилили мраморы Урала, но потом для обработки их стали устраивать специальные государственные и частные мастерские.

Главной задачей Екатеринбургской гранильной фабрики была распиловка и резьба твердых пород камней и изготовление из них крупных художественных изделий. Подобно своей старшей сестре — Петергофской мельнице, фабрика готовила большие чаши, вазы, обелиски, канделябры, столы, большие киоты для церквей, балюстрады и т. д. Все это шло в императорские дворцы, в церкви, для подношения иностранным дворам и послам. Каждое изделие готовилось только по распоряжению министерства императорского двора и только по рисункам, утвержденным царем. Нетрудно себе представить, как страдала от этого художественная сторона дела и как аляповаты и бестолковы были задания, которые давали фабрикам, не считаясь со свойствами и достоинствами каждого камня.

И тем не менее выпускались великолепные изделия крупных размеров и изумительной техники, которыми и сейчас еще восхищаются посетители Эрмитажа, любуясь этими единственными в мире произведениями русского художественного творчества.

Одним из самых излюбленных и характерных для Урала камней является малахит, который стали добывать в особенно больших количествах после открытия крупных медных рудников. Было время, когда ежегодно из рудников Меднорудянска и Гумешевска извлекалось несколько тысяч пудов прекрасного камня — то светло-зеленого, то темно-зеленого, атласного. В 1835 г. была найдена огромная глыба малахита в 250 т весом. Позднее, в 1913 г., при рытье колодца в огороде совершенно неожиданно открыли скопления прекрасного малахита весом свыше 100 т.

Мелкие обломки и более плохие сорта этого минерала обычно истирали на краску. До революции в Екатеринбурге и Нижнем Тагиле можно было видеть крыши, окрашенные малахитом в красивый синевато-зеленый цвет. Из более высоких сортов малахита русские мастера научились готовить изделия особым приемом, который даже получил название «русской мозаики». Куски плотного малахита распиливались на пластинки толщиной в несколько миллиметров. Затем согласно рисунку камня эти пластинки вырезали и подгоняли таким образом, чтобы составить общий красивый рисунок и чтобы швы между отдельными пластинками были незаметны. Все это наклеивали на форму из камня или металла, которую хотели покрыть малахитом, и затем неровности зашлифовывали и сплошь заполировывали. Таким способом, изобретенным еще во второй половине XVIII в., русские мастера облицовывали, как фанерой, огромные столы, чаши, вазы и целые колонны, широко используя не только малахит, но и лазурит, и изредка яшмы. Мы восторгаемся сейчас огромными вазами из этих камней в больших залах Эрмитажа, сверкающими столами и мощными колоннами в Зимнем дворце или Исаакиевском соборе-музее — все эти уникальные предметы русской работы сделаны из мелких кусочков, а не из монолита.


Огромная ваза и две столешницы из малахита работы Петергофской гранильной фабрики (50-е годы XIX в.). По сторонам — торшеры серо-фиолетового коргонского порфира Алтая работы Колыванской фабрики. Государственный Эрмитаж

Вторым камнем, которым может гордиться Урал, является орлец — почти не просвечивающий камень, который мало известен на Западе, так как он нигде не встречается в таких больших количествах и не обладает таким высоким качеством, как в СССР.

Орлец, научное название которого родонит, окрашен в малиново-розовый цвет. Главное достоинство его заключается в сочетании разных оттенков этого цвета с черными пятнами и жилками, которые прорезают его неправильными линиями. Всего в 25 км от Свердловска, в березовом лесу у деревни Седельниковой расположено месторождение этого минерала. Орлец идет главным образом на крупные изделия: чаши, вазы, канделябры.

Наконец, третью группу поделочных камней Урала составляют яшмы, с которыми не могут соперничать яшмы ни одной страны в мире. Эти плотные породы, прекрасно принимающие полировку, особенно распространены на Южном Урале, где они иногда образуют большие скалы, из которых куски яшмы выламывают так же, как простой строительный материал.

Одни из яшм отличаются равномерным серо-зеленым цветом (калканская), серовато-синим (мулдакаевская), красным или желтым цветом; другие, так называемые ленточные или античные, состоят из перемежающихся полосок красного и зеленого или красного и желтого и других цветов. Наконец, третьи — самые замечательные пестрые яшмы — встречаются около города Орска. Они отличаются пестротой и разнообразием окраски, их насчитывается здесь свыше 250 различных сортов. В яшмах прекрасны не только сочетания красок, но и самый рисунок, иногда фантастически запутанный, вдохновляющий художника на различные темы. Все эти яшмы давно стали предметом всеобщего восхищения.

Таковы камни Уральских гор, создавшие Уралу мировую славу. Но я перечислил только главные из них — те, которые в будущем сможет использовать уральская камнерезная промышленность.

Камни Алтая

Второй район, еще с конца XVIII в. разделивший славу Урала, — это Алтай, в северных отрогах которого, на границах с Великой Сибирской равниной, зародился новый центр государственной гранильной промышленности. В живописной, но глухой местности, в селе Колывани была построена фабрика; и она одна до наших дней обрабатывала камни Алтая. Здесь почти не было настоящих самоцветов — тех бериллов, топазов, аметистов, которые мы видели на Урале; только на вершинах гор, редко освобождавшихся от снега, известный французский естествоиспытатель и путешественник Патрен в конце XVIII в. открыл мутный голубой аквамарин, нежно-розовый кварц и красивый горный хрусталь с молочными жилками. Главная задача Колыванской фабрики заключалась в обработке превосходных яшм, порфиров и белоречитов, которыми Алтай совершенно справедливо может гордиться.

Строго говоря, здесь настоящих яшм (кремнистых осадков) почти нет. Яшмами на Алтае называются окремненные порфиры и их туфы, кварцевые порфиры, песчаники и метаморфизованные сланцы. Разнообразие их настолько велико, а глыбы порой так огромны, что они не могли не обратить на себя внимание посланцев Екатерины II, когда она в 1786 г. отправила «опытных людей» искать «узорчатые каменья» для украшения петербургских дворцов.

На Алтае встречается белая яшма с черными дендритами, черная с редкими белыми точками и знаменитая риддерская зеленовато-синяя струйчатая с розовыми пятнами, и еще более известная ревневская яшма с пестрым узором зеленовато-желтых лент. Из всех этих материалов, особенно из зеленовато-желтой ревневской яшмы, на Колыванской фабрике выделывались большие чаши, колонны и вазы. Десятки лет трудились мастера, при самом первобытном техническом оборудовании, над изготовлением некоторых изделий. Так, 12 лет потребовалось для изготовления огромной чаши эллиптической формы, которая и сейчас находится в Эрмитаже. Большой диаметр ее — 5,06 м, высота — 2,58 м, а вес — свыше 11 т. По своим размерам эта чаша — единственная в мире.


Уникальная ваза из зелено-волнистой ревневской яшмы Алтая. Работа Колыванской фабрики, 1831–1843 гг. Государственный Эрмитаж

С большим трудом доставлялись огромные изделия Колыванской фабрики в Петербург, за 4 тыс. км с лишним. До постройки железной дороги изделия отправляли с «серебряными» караванами сухим путем по непролазной грязи Великого Сибирского тракта, и нередко приходилось впрягать свыше ста лошадей, чтобы тащить эти громады. Первые 2 тыс. км груз везли обычно зимой на санях, а около Екатеринбурга на пристанях реки Чусовой перегружали его на баржи для дальнейшей перевозки по Каме и Волге.

Не меньше затруднений представляла и доставка на фабрику монолитов из месторождений, расположенных в лучшем случае в 50 км от фабрики. Самые ценные яшмы встречались по реке Коргону, в диком скалистом ущелье, попасть в которое можно лишь по узкой тропе. Добытые здесь камни зимою тянули вниз по льду реки, причем впрягали в камень свыше сотни рабочих. Иногда за день перемещали камень всего лишь на 500 м. Эти дни сейчас отошли в прошлое. Будущее этих месторождений — в новых технических методах добычи, транспортировки и обработки, в проведении узкоколейных дорог и автомобильных путей и в том общем подъеме техники, без которого невозможно развитие камнерезной промышленности этого края.

Камни Саянских гор

Оставив прекрасные долины Алтая с их чарующей природой и богатствами пестроцветного камня, обратимся к восточным отрогам Саянских хребтов.

Здесь, среди дикой и неприветливой природы, среди бурных рек и горных вершин, окружающих прекрасное «Байкальское море», два камня привлекают наше внимание: нефрит и лазурит. Оба они были открыты еще в далекие времена местными жителями — сойотами, которые продавали их через Кяхту китайским купцам. Но практически эти камни стали доступными в середине XIX в. благодаря открытиям русского горного инженера Григория Маркьяновича Пермикина и француза Алибера. Эти два различных характера сошлись здесь на любви к камню и на общем деле поисков его месторождений: один — посланный русским правительством специально с этой целью, другой — умный делец, энергичный продавец и скупщик мехов, талантливый организатор крупного графитового дела на голых вершинах Ботогольского гольца, крупный промышленник и финансист. Их энергии и умению идти на тяжелые жертвы обязаны мы первыми находками больших валунов нефрита, то темно-зеленого, почти черного цвета, то светлого, с теми редкими оттенками сыворотки или молока, которые так ценятся в Китае.

По бурным рекам Урику и Оноту собирал Пермикин большие глыбы этого камня, грузил их на плоты и по стремнинам мимо нависших скал сплавлял вниз, почти до Иркутска. По его инициативе была организована постоянная добыча нефрита; большие глыбы собирали на берегах рек и зимой по льду вывозили на санях в главный рыночный центр нефрита — Иркутск. Но самые крупные монолиты (до 10 т весом и больше) еще и сейчас лежат в тех местах, где они были найдены.

Так продолжалось до экспедиций геолога Л. А. Ячевского, который в 1897 г. открыл в верховьях рек Онота и Урика крупные коренные месторождения нефрита и установил, откуда сносились глыбы этого камня бурными реками Саянского хребта.

Но не один нефрит составляет богатство этого края. Здесь встречаются прекрасные и разнообразные змеевики, мягкий агальматолит, подобный мягкому камню китайских безделушек, и различные сорта зеленоватых и белых мраморов.

Однако труднодоступны вершины этих хребтов; неприветливы и малопроходимы долины, и не скоро энергия человека сумеет подчинить себе суровую, но богатую природу этого края.

Гораздо доступнее и ближе к культурным районам лежат месторождения другого ценного камня Саян — лазурита. Голубовато-синие валуны его попадаются по бурной речонке Слюдянке, впадающей в Байкал. В 1787 г. известный исследователь Сибири академик Лаксман впервые отправил отсюда партии лазоревого камня для облицовки Лионского зала в Царскосельском дворце. И опять энергии того же Пермикина обязаны мы поисками коренных месторождений и первой добычей нескольких тысяч пудов этого камня, столь излюбленного в русском декоративном искусстве. Под его руководством здесь, в долине реки Малой Быстрой, шла оживленная выработка этого камня, неправильными скоплениями рассеянного в кристаллическом известняке.

Позднее копи были заброшены, здания завалились, а отвалы поросли густым лесом. Сейчас перед нами встает только прошлое этих месторождений — увлечение Екатерины II, восхищенной ими, энергия Пермикина и его помощников и, наконец, роковая судьба большинства русских начинаний, подавленных канцелярским гнетом царского режима и оставленных в момент расцвета…

Камни Забайкалья

Еще дальше на восток, там, где Яблоновый хребет своими горными кряжами проникает из пределов Монголии в Южное Забайкалье, мы встречаемся с еще одним крупным районом самоцветов России. Край этот еще недостаточно исследован. Лишь по отрывочным старым данным мы можем судить о тех богатствах, которые таятся в его недрах. Одни месторождения находятся в знаменитом Борщовочном хребте, который тянется вдоль реки Шилки. Здесь скрываются ямы с розовыми и цветными турмалинами, нередко своей игрой напоминающими хризоберилл, розовато-желтыми бериллами — воробьевитами и огромными золотисто-желтыми топазами. Только одна копь около деревни Савватеевой немного разрабатывалась в последние годы перед первой мировой войной группой читинских промышленников, все же остальные не только поросли густым лесом, но и частью совершенно затеряны в тайге обоих склонов Борщовочного кряжа.

Совершенно иную картину мы видим в южной части Забайкалья, где холмистая местность покрыта безлесными и сухими степями Монголии и где в знаменитом хребте Адун-Чалоне и не менее знаменитой Шерловой горе сосредоточены прекрасные месторождения светло-голубого и желтого берилла, трещиноватого и мутного топаза, дымчатого кварца и аметиста. В этих копях, открытых еще в 1723 г., добывали почти исключительно бериллы и аквамарины, и бывали годы, когда с небольших глубин извлекали десятки пудов хорошего, хотя и светлоокрашенного ограночного материала.

Длинной цепью с юго-запада на северо-восток тянутся эти месторождения в выходах гранитных массивов. На севере они скрываются в тайге по притокам Аргуни и Газимура, на юге — в еще мало разведанных районах Монголии, где таятся богатства прекрасного красочного флюорита и золотистого или голубого топаза. Образцы этих самоцветов в 1917 г. впервые попали в большом количестве в гранильные мастерские Екатеринбурга.

Здесь, в начале системы Яблоновых хребтов, частью скрытых под покровом Гобийской пустыни, еще ряд камней привлекает наше внимание в многочисленных месторождениях по течению реки Аргуни и ее левых притоков. Это район распространения разнообразных халцедонов, агатов, сердолика, моховика, кахолонга и синеватых сапфиринов. Все эти камни вымываются реками из вулканических пород.

Наряду с этими камнями молодых базальтовых покровов, заполнивших пустоты и миндалины при охлаждении излившихся лав, особый интерес представляют загадочные до сих пор месторождения великолепного граната — пиропа с рыжевато-красным оттенком и желтовато-зеленого хризолита в черной базальтовой породе. Какой-то молодой монгол привез эти камни на продажу в Екатеринбург, и до сих пор мы теряемся в догадках, где находятся замечательные месторождения этих прекрасных зеленых и красных камней, напоминающих знаменитые камни Богемии.

Еще в 1915 г. во время моей поездки по бывшей Внешней Монголии я видел в украшениях у монголов и бурят самоцветы несомненно местного происхождения — золотистые топазы и зеленовато-синий амазонит. С тех пор происхождение этих камней разгадано полностью. Многочисленные экспедиции Академии наук установили здесь целую богатую полосу самоцветов, которая тянется от песков пустыни Гоби вплоть до нашей границы, где она без перерыва переходит в знаменитые месторождения самоцветов Адун-Чалона. Здесь и замечательный золотистый, а иногда и голубой топаз, здесь и плавиковый шпат исключительной красоты и прозрачности, фиолетово-розовый, зеленый и ярко-желтый. Здесь и кварц самых разнообразных оттенков, от совершенно прозрачного горного хрусталя, золотистого, желтоватого, дымчатого до черного мориона. Здесь и темный сине-зеленый аквамарин, и аметист светлых оттенков.

В течение многих столетий использовался этот камень местными монголами, и недаром при въезде в главную долину с ямами самоцветов, как бы в ее воротах, построен нарядный сабурган — маленькая монгольская часовенка.

* * *

Мы подошли к концу нашего беглого вводного очерка; мы в нем пытались рассказать о русском камне, истории его добычи и обработки. Надо посетить уральскую глушь и опуститься в мокрые ямы Мурзинки; надо проникнуть по узким тропам алтайских долин к знаменитым каменоломням Коргона, надо среди степей Забайкалья посмотреть на беспорядочные ямы Шерловой горы, чтобы составить себе представление о том, сколько богатств еще таят в себе недра нашей Родины.

Надо посетить залы Эрмитажа и окинуть взором его вазы и чаши; надо в малахитовом зале Зимнего дворца научиться ценить этот яркий, вычурный камень, а в скромных яшмовых комнатах Царскосельского дворца понять красоту и простоту яшм Урала; надо в полумраке Исаакиевского собора проникнуться обаянием темного лазурита, — надо увидеть все эти достижения русской техники и искусства, чтобы понять, что можно сделать из русского камня.

И это будущее камня, о котором мы мечтали, сейчас наступило. Страна встала на путь великого строительства; она смотрит на камень не как на элемент богатства, роскоши или наживы, а как на элемент красоты, как на частицу того прекрасного, среди которого и легче и лучше жить…

То будущее камня, о котором мы мечтали и писали, в которое мы верили, — сейчас в настоящем: оно в наших руках, вокруг нас и в значительной степени зависит от нас самих.

Дорогу прекрасному камню!

<<< Назад
Вперед >>>

Генерация: 2.292. Запросов К БД/Cache: 3 / 1
Вверх Вниз