Книга: Битва глобальных проектов. Часть 3

Штрихи к портрету

<<< Назад
Вперед >>>

Штрихи к портрету

Попытка отнести претендента к какому–то определенному типу личности не значит навесить на него стереотипные ярлыки. Продиктовано это практическими задачами и служит лишь большему пониманию его особенностей.

Типология Гиппократа: воссоздаваемый нами образ очень сложно отнести к какому–либо конкретному типу, так как претендент — личность довольно сложная, неординарная, вобравшая в себя разные черты. Но в основном его бы следовало отнести к сангвиникам с элементами холерического темперамента и доминированием таких характеристик, как решительность и инициативность; энергичность и деловитость; склонность к риску и способность быстро действовать и решать; постоянное стремление к новому и умение быстро его схватывать; упрямство и настойчивость в достижении поставленной цели; выносливость и работоспособность; горячность и агрессивность; умение сохранять самообладание в неожиданной, сложной обстановке.

Типология 3. Фрейда: оральносадистический тип, характеризующийся такими чертами, как властность, стремление доказать свою правоту, жесткость, изворотливость ума, щедрость, гибкость, приспособляемость.

Типология К. Юнга: экстравертный интуитивный тип, характеризующийся самим Юнгом следующим образом: «Интуитивный человек никогда не находится там, где пребывают общепринятые реальные ценности, но всегда там, где имеются возможности. У него тонкое чутье для всего, что зарождается и имеет будущее. Он никогда не находится в условиях устойчивых, издавна существующих и хорошо обоснованных, имеющих общепризнанную, но ограниченную ценность. Поскольку он всегда пребывает в поисках за новыми возможностями, то в устойчивых рутинных условиях он рискует задохнуться. Правда, он очень интенсивно берется за новые объекты и пути, подчас даже с чрезмерным энтузиазмом, но как только размер их установлен и уже нельзя предвидеть в дальнейшем их значительного развития, то он тотчас же хладнокровно бросает их, без всякого пиетета и, по–видимому, потом даже не вспоминая о них. Пока существует какая–нибудь возможность, интуитив прикован к ней как бы силой рока». Некоторые склонны видеть в людях этого типа бессердечных эксплуататоров, но это не совсем так. Просто они слишком преданы выбранному делу. В социальной сфере подобные индивиды обладают сверхъестественной способностью обрастать правильными и нужными связями. Они хорошо разбираются в людях, способны за любым творческим процессом увидеть его коммерческие возможности и добиться в нем успеха. При этом они мало обращают внимания на телесные потребности и не замечают, когда устали или проголодались.

Типология Э. Фромма: в соответствии с этой классификацией претендент ближе к личностям, относимым автором к так называемой эксплуататорской ориентации. Это активные, способные взять инициативу в свои руки, требовательные, горделивые и уверенные в себе люди, обладающие харизмой. Вместе с тем они агрессивны, эгоцентричны, безрассудны и самодовольны.

Типология Э. Шострома: здесь более всего подходит сравнение с людьми, которых американский ученый относит к группе активных манипуляторов в роли диктатора. Такие личности управляют другими, избегают демонстрировать собственную слабость и всегда будут стремиться доказать, что они — на коне. При этом они могут пользоваться своим социальным положением. Люди этого типа предпочитают иерархию во взаимоотношениях, способны демонстрировать силу, любят доминировать и приказывать.

Типология Э. Кречмера: претендент ближе всего к так называемому атлетическому типу, который характеризуется сильным развитием скелета, мускулатуры, кожи. Общий облик самых ярких представителей этого рода: « Среднего или высокого роста мужчины с особенно широкими выступающими плечами, статной грудной клеткой, упругим животом, с формой туловища, снижающегося к низу, так что таз и все еще статные ноги по сравнению с верхними частями тела и особенно гипертрофичным плечевым поясом кажутся иногда тонкими… Костный рельеф наиболее заметен в чертах лица… Наряду с костями и мышцами в гипертрофии участвует и кожа. Она обладает хорошим упруго–эластичным тургором, на лице кожа особенно плотная, толстая, иногда пастозная… жировой слой сравнительно умерен, почти нормально выражен». Личность претендента имеет темперамент, который ближе всего к типу, классифицируемому Э. Кречмером как циклотимический гипоманиакальный. И прежде всего потому, что «одаренные люди среди них даже резко возвышаются над средним уровнем». Кроме того, целый ряд черт, присущих такому темпераменту, как нельзя более подходит личности претендента: «Из их положительных качеств надо прежде всего указать на неутомимую работоспособность и радость в труде, на энергичность, находчивость, порыв, смелость, обходительность, приспособляемость, беспристрастие, умение обращаться с людьми, богатство идей и способность быстро схватывать конъюнктуру».

Типология У. Шелдона: скорее всего, претендента следует отнести к мезоморфному соматическому типу, отличающемуся уверенностью в осанке и движениях, любовью к физическим нагрузкам, энергичностью, агрессивностью в соревновании, экстраверсией в поступках. Среди важных черт такого типа следует отметить стремление к господству и жажда власти, храбрость, отсутствие жалости, склонность к риску, скрытность в чувствах и эмоциях.

Типология Б. С. Братуся: ближе всего сюда подходит сравнение с личностью эгоцентрического уровня, для которой степень присвоенности высших, духовных смыслов становится все более устойчивой. То есть это тот самый вариант, когда «эгоцентрист при определенных условиях, подвиге и дерзании души может возвыситься…».

Типология С. Р. Пантелеева: более демонстративный тип, чем какой–либо другой, но только в плане работы сопротивления.

В делом личность претендента не должна быть акцентуирована. В ней не должно наблюдаться патологии. В реальной жизни такой человек ведет себя в некоторой степени спонтанно, адаптируясь к рациональным требованиям ситуации. Он обладает рядом характерологических черт, позволяющих ему адекватно реагировать на окружающую реальность.

Однако даже при наличии указанных черт и особенностей претендент не сможет стать Белым Царем, если он будет лишен соответствующих лидеру духа, воли и окружения.

Говоря о духе применительно к претенденту, прежде всего надо иметь в виду следующее.

Он должен иметь перед собой ясный образ цели–идеала, вокруг которого можно будет объединить россиян разной национальности и веры. У претендента на трон Белого Царя непременно должен быть совокупный образ, способный сплотить народ на новой духовной основе. При его наличии можно будет в короткие сроки внедрить этот образ в массовое сознание с помощью испытанных средств агитации и пропаганды в подсознание людей — через смысловой ряд символов и звуков (герб, гимн, флаг, ритуал, парад, соборность и т. д.). Поднятие духа в Японии и Германии накануне Второй мировой войны и мобилизация духа советского народа во время этой войны дают яркие примеры возможности этого.

Претендент на роль Белого Царя должен обладать также сильной внутренней духовной энергией, основанной на светлых божественных началах, а не на темных образах необузданных страстей. Тот, кто любит посидеть в казино (что сегодня без зазрения совести делают многие из властей предержащих), отдохнуть с девочками в сауне, не чужд показного преуспеяния (демонстрация домов, автомобилей, моделей), не может стать Белым Царем. И это не ханжество автора. Каждый волен вести образ жизни, исходя из своих возможностей и способностей. В конце концов и Юлий Цезарь, и Петр I были весьма сильно обуреваемы страстями, но это не помешало им выполнить свою историческую миссию. Дело в другом. Положительный заряд, направленный на достижение провозглашенной цели–идеал, должен быть существенно выше тех бессознательных импульсов, которые влекут человека к наслаждению и удовлетворению своих личных амбиций. В противном случае мы опять получим результат, к которому пришли Б. Н. Ельцин и его команда «реформаторов»: цели–то были самые что ни на есть благие, а закончилось все банальщиной в виде банковских счетов, вилл, яхт, молодых любовниц.

Что касается воли, то здесь несколько проще. Претендент должен действовать по своему усмотрению, делать то, что надо делать, а не то, что хочется. То есть воля должна быть сильнее инстинктивных (часто плотских) побуждений и возможностей, данных властью. Она должна быть направлена на мобилизацию внутренних сил, которые, в свою очередь, будут употреблены на благое дело: достижение цели–идеала. Применительно к нашему случаю воля и есть та сознательная сила, которая способна загасить бурлящий поток бессознательных импульсов. И если мы ищем на престол личность яркую и неравнодушную, способную что–то изменить, то воля у нее должна быть циклопической. Ибо искушения во власти столь велики, что человек, не обладающий такой волей, не устоит перед соблазнами и погибнет, как до нею погибали многие из тех, кто испытание властью не выдержал.

К вопросу об окружении. Когда мы рассматривали психологические типы, мы говорили о том, что в жизни гармония достижима в случаях, когда образуются психологические пары: психотимик–эпилептоид. Так, если вы яркий психотимик, то лучше искать спутника жизни с эпилептоидной структурой личности. И наоборот. Этот закон абсолютно справедлив и для общества, где наличие психотимического лидера предполагает эпилептоидное окружение, а успех эпилептоида у власти во многом зависит от психотимических помощников. Сталин был ярко выраженным и очень талантливым эпилептоидом. И пока его окружали психотимичные соратники, страна бурно развивалась, причем во всех сферах: у нас были не только самые грандиозные в мире стройки, но и поражающие современников новизной и нестандартностью театры, кино, литература, поэзия! Сколько новаторов! Сколько имен! В науке, литературе, искусстве. Но с начала тридцатых годов стал работать репрессивный конвейер. Психотимиков частично расстреляли, частично отправили в лагеря. В результате движение вперед прекратилось. Дух исчез. Идеи иссякли. Начало войны проворонили. И только во время самой войны опять обратились к инициативным психотимикам, которых стали выдвигать на первостепенные властные позиции (Жуков, Конев, Рокоссовский и вся замечательная плеяда наших маршалов). Войну выиграли. Опять репрессии. Опять засилье эпилептоидов. Кибернетику с генетикой выбросили. Ввязались зачем–то в гонку с США. И там, в забеге, в конечном счете проиграли. Пришедший к власти психотимик Хрущев начал вроде как ворошить застоявшийся улей советского истеблишмента. Но это самому истеблишменту не понравилось. И он заменил «башмачника» на предсказуемого эпилептоида Брежнева.

Нынешняя власть чувствует себя вполне уверенно и комфортно, в том числе и потому, что при собственной эпилептоидности она окружена психотимической элитой: инициативной, агрессивной, жадной. Она абсолютно не способна на упорный труд, который бы способствовал модернизации и внедрению инноваций. А вот быстро вычислить, где можно урвать для себя очередной жирный кусок, это она может. И успешно делает.

Белый Царь будет психотимиком. Генерируемые им идеи должны будут последовательно и настойчиво претворяться в жизнь через абсолютно преданных ему помощников. То есть его окружение должно быть эпилептоидным. А нынешняя элита, как это следует из ее обобщенного психологического портрета, — психотимична по своей натуре. Так что волей–неволей ее придется менять. А это — самое сложное, ибо у нынешней камарильи в руках деньги, ресурсы, оружие, силовики. Сломать ее сопротивление можно только при всемерной поддержке народа. Но для этого его надо зажечь, увлечь идеей о возможности создания образа–идеала, каковым может стать грядущее «Царство Правды».

<<< Назад
Вперед >>>

Генерация: 2.649. Запросов К БД/Cache: 3 / 1
Вверх Вниз