Книга: Оценка воздействия на окружающую среду и российская общественность: 1979-2002 годы

Иркутск

<<< Назад
Вперед >>>

Иркутск

I 1. Концепция освоения Ковыктинского газоконденсатного месторождения

Ковыктинское газоконденсатное месторождение (далее КГКМ) расположено в Жигаловском районе Иркутской области, в 350 км от г. Иркутска. Месторождение по запасам относится к крупным, по геологическому строению – к сложным. На момент подготовки Основных технических решений и экономического обоснования обустройства КГКМ была разведана и утверждена только 1/3 всех предполагаемых запасов газа.

Необходимость разработки и скорейшего ввода в эксплуатацию КГКМ обосновывалась потребностью химических предприятий Ангаро-Усолье-Зиминского химического комплекса в сырье и переводом угольных ТЭЦ и котельных Иркутской области на более экологически чистое топливо.

Экономически район освоения самого месторождения развит слабо. Дорожная сеть территории несовершенна и связь с внешним миром весьма неустойчива.

Освоение КГКМ должно включить в себя три функционально самостоятельных подкомплекса:

• промысловая добыча и подготовка к транспорту пластовой смеси;

• система трубопроводного транспорта углеводородов на участках: Ковыкта – Ангарск; Ангарск – Зима; Ангарск – Иркутск – Шелехов;

• газоперерабатывающее производство, обеспечивающее разделение газовой смеси на фракции: метановую, этановую, широкую фракцию легких углеводородов.

На экспертизу были представлены предпроектные материалы. Экологическое сопровождение осуществлялось с самой первой стадии проектирования и проходило в два этапа.

1-й этап: проект ЗВОС. Исполнитель: временный творческий коллектив «Экогаз», созданный при Институте географии СО РАН, 1993 г.

2-й этап: ОВОС. Исполнитель тот же. Год составления тот же.

Материалы рассматривались тремя специалистами отдела экспертизы Иркутскоблкомприроды (специалист-землеустроитель, геолог, специалист по вопросам охраны атмосферного воздуха, по обращению с отходами производства и потребления) без привлечения внештатных экспертов. Сами заключения подписаны одним должностным лицом – начальником отдела ГЭЭ. Оба заключения были положительные. С учетом того, что рассматривались предпроектные материалы, в заключениях были выданы замечания и рекомендации для учета на последующих стадиях проектирования.

Участия общественности на данной стадии не было.

Выдавались рекомендации для следующих стадий проектирования, для проведения дальнейших изысканий. Последующее проектирование осуществлялось с учетом выданных рекомендаций. Разрабатывались и представлялись на экспертизу локальные проекты: Трасса трубопровода Жигалово – Ангарск; Газопровод Ангарск – Зима – Саянск, Ангарск – Иркутск – Шелехов; Газоразделительный завод; Автодорога Магистральный – Жигалово; а также строительство разведочных скважин.

Заказчик продолжил работы по осуществлению намерения, в том числе с администрацией Иркутской области.

• Было принято Постановление главы администрации области от 26.05.93 г. «О финансировании газового проекта по доразведке КГКМ в 1993 г.»;

• Было принято Постановление губернатора Иркутской области от 06.07.94 г. «Об освоении первой очереди КГКМ и создании сырьевой базы химических производств».

• ОАО «Институт Южниигипрогаз» (г. Донецк, Украина) в 1994–1995 гг. разработал Генеральную схему газоснабжения Иркутской области на базе КГКМ по заданию АО «Русиа-Петролеум».

• Генсхема газоснабжения в 1995 г. была рассмотрена Межведомственной комиссией по размещению, развитию и специализации предприятий, учреждений и организаций Иркутской области (на этапе рассмотрения Генсхемы проводились согласования с органами контроля и надзора, с заинтересованными органами и организациями). Решение Межведомственной комиссии утверждено Постановлением администрации Иркутской области от 26.01.96 г.

В дальнейшем был составлен проект пионерного освоения всего КГКМ. Рабочий проект в 1996 году подготовило ОАО «Институт Южниигипрогаз» (г. Донецк, Украина).

Учитывался природный, социальный, экономический контекст. Но не бралось в расчет то, что в районе проживают малочисленные народы. Не были учтены их интересы в плане традиционного природопользования, не выяснено их мнение по намечаемой деятельности.

В 1997 г. была проведена ГЭЭ проекта на Федеральном уровне. Заключение отрицательное.

Ранее ввод в эксплуатацию КГКМ планировался в 1995 г. Однако по состоянию на 01.01.2004 г. продолжается только разведочное бурение.

I 2. Пансионат «Семениха»

Идея о размещении пансионата на берегу озера Байкал в пади Семениха недалеко от пос. Большое Голоустное у акционерного общества «Иркутскэнерго» возникла в 1992 г. Вскоре Голоустненской сельской администрацией было принято решение о согласии на отвод земельного участка площадью 6,8 га. Участок расположен на берегу озера Байкал (в 100–150 м от берега), в 3–3,5 км на юго-запад от поселка Б. Голоустное, на территории Прибайкальского государственного природного национального парка, в границах зоны регулируемого рекреационного использования парка, в лесах 1-й группы.

В Схеме генерального плана организации национального парка на испрашиваемом участке территории было предусмотрено функционирование рекреационного объекта с количеством 30 человек круглогодично и 60 человек сезонно. По Схеме была проведена экологическая экспертиза. В положительном заключении экспертной комиссии каких-либо замечаний не содержалось.

К моменту решения вопроса о размещении пансионата на испрашиваемой территории располагалась временная база отдыха Прибайкальского государственного природного национального парка с летними строениями, баней, домом для смотрителей и 2-этажным домом для временного проживания на 20 человек.

Проект пансионата круглогодичного действия с устройством системы отопления и горячего водоснабжения от электробойлерной включал комплекс различных объектов: хозяйственный блок, канализационную насосную станцию, баню, бассейн, очистные сооружения, столовую, помещения для отдыха. Пансионат был рассчитан на 60–80 человек отдыхающих и 40–50 человек обслуживающего персонала. Для возможности электроснабжения предлагалось построить линию электропередачи.

Проект был передан для согласования представителям районной архитектуры, пожарного надзора, районной санэпидемстанции, районного комитета по земельной реформе, сельской Голоустненской администрации, Байкальского бассейнового управления «Байкалрыбвод», Центра сохранения историко-культурного наследия. Все органы высказались за предоставление АО «Иркутскэнерго» испрашиваемого участка.

В этом же году была проведена ГЭЭ, ее заключение было отрицательным. Заключение носит запретительный характер по следующим причинам.

• Участок, выбранный под строительство пансионата, находится в границах защитно-рекреационной зоны ПГПНП, в водоохранной зоне оз. Байкал. Согласно Закону об охране окружающей природной среды на территориях национальных парков запрещена хозяйственная и иная деятельность, противоречащая целям и задачам организации парка либо причиняющая вред окружающей среде. Согласие парка на размещение пансионата получено не было.

• Наличие редких видов растений, деградированное состояние растительности, в том числе мест обитания редких и исчезающих животных, недостаточная изученность гидрофлоры озера делают падь Семениха очень уязвимой к антропогенной нагрузке, в том числе и рекреационной.

• Предложенная система канализации пансионата не удовлетворяет требованиям охраны природы.

Заказчику было рекомендовано рассмотреть другие варианты размещения пансионата. Так закончился первый этап планирования.

В 1994 г. АО «Иркутскэнерго» предприняло вторую попытку. На ГЭЭ были представлены материалы экологического обоснования места размещения пансионата, составленного Институтом географии СО РАН.

Рассматривались две альтернативы: нулевой вариант и строительство пансионата. Второй вариант предпочтительнее по всем экологическим показателям. Бездействие как альтернативный вариант приведет к полной деградации окружающей среды в результате развития нерегулируемой рекреации и хозяйственной деятельности местного населения. Под строительство пансионата рассматривались 4 варианта размещения площадки. В итоге был выбран вариант, при котором либо реакция природных сред будет нейтральной, либо (при сочетании с природоохранными мероприятиями) произойдут положительные изменения экологической ситуации.

За реализацию проекта высказались местные жители, надеявшиеся на электрификацию поселка Большое Голоустное. Под обращением в адрес администрации области о выделении АО «Иркутскэнерго» испрашиваемого земельного участка подписалось 197 человек.

Заключение ГЭЭ вновь было отрицательным. При составлении ОВОС и рассмотрении документов второй экспертизой было отмечено множество ограничений, препятствующих размещению объекта на испрашиваемой территории. В частности, земельный участок испрашивался энергетиками (заказчиком) в постоянное безвозмездное пользование. При этом не учитывалось, что это земли двойного подчинения: муниципального образования и национального парка. Передача же земель национальных парков в безвозмездное пользование не допускается законодательством.

Между тем заказчик, получив информацию о том, что результаты экспертизы 2-го этапа будут снова отрицательными, и убедившись, что законодательство не позволяет получить земельный участок на территории национального парка в собственность, заключил с парком договор аренды и вместо пансионата построил несколько домиков.

13. ТЭЦ 8

Для теплоснабжения Ленинского и Куйбышевского районов г. Иркутска и электроснабжения Иркутско-Черемховского района и вывода из эксплуатации мелких котельных власти Иркутской области в соответствии с утвержденной в 1988 г. схемой теплоснабжения города приняли решение о строительстве ТЭЦ-8. Место реализации и статус территории: Иркутская область, Иркутский район, в 6 км от г. Иркутска, в 3,5 км от деревни Вдовино, в 10 км от г. Шелехова., в зеленой зоне Иркутска, в лесном массиве 1-й группы.

Технико-экономическое обоснование строительства ТЭЦ-8 разработано Сибирским отделением ВНИПИэнергопром в 1990 г.

Вариант строительства ТЭЦ-8 в составе трех блоков парогазовой установки (ПГУ-259) и пиковой котельной был одобрен Сибирским энергетическим институтом.

ТЭО согласовано Иркутским территориальным комитетом по охране природы письмом № 1074 от 27.11.1990 г.

Ни в период подготовки решения о строительстве ТЭЦ, ни на этапе разработки ТЭО строительства ТЭЦ-8 общественность не принимала участия в процессе. Мнение общественности не учитывалось, несмотря на требование Земельного кодекса об учете такого мнения. Интерес к ТЭЦ-8 общественность проявила после принятого решения о ее строительстве, которое было признано целесообразным по решению сессии Иркутского городского Совета народных депутатов.

29 августа 1991 г. Иркутским областным комитетом по экологии и природопользованию был издан приказ № 03/310 о проведении государственной экологической экспертизы технико-экономического обоснования строительства ТЭЦ-8.

Для экологической экспертизы в качестве внештатных экспертов был привлечен 41 человек, из них 20 докторов и кандидатов наук, специалисты в различных областях техники, медицины, биологии, географии, юриспруденции и т. д., депутаты Советов народных депутатов различных уровней.

Из членов экспертной комиссии было сформировано 5 групп, в том числе:

• группа оценки прогрессивности основных проектных решений (основное оборудование и газоочистное);

• группа оценки эколого-экономической целесообразности строительства ТЭЦ-8;

• группа оценки воздействия ТЭЦ-8 на окружающую природную среду;

• группа оценки воздействия на здоровье населения;

• группа оценки социальных последствий и учета общественного мнения.

Каждой группой готовились экспертные заключения. Группой учета общественного мнения также было подготовлено экспертное заключение. При его подготовке, помимо материалов ТЭО строительства ТЭЦ-8, эксперты использовали заключения комиссий по экологии Ленинского районного и Иркутского городского Советов. Они самостоятельно провели опрос общественного мнения жителей городов Иркутска и Шелехова и п. Мегет. Общественная экологическая экспертиза не проводилась, но мнение общественности при подготовке заключения ГЭЭ было учтено.

Сводное заключение экспертной комиссии было подготовлено и подписано 20 января 1992 г. Затем оно рассматривалось на заседании Совета экологической экспертизы. Решением Совета экологической экспертизы Иркутскоблкомприроды сводное заключение экспертной комиссии было одобрено. Оно содержало ряд замечаний и предложений.

• В ТЭО отсутствуют убедительные доказательства выбора тепловых и электрических нагрузок для ТЭЦ.

• Не ясен источник финансирования строительства ТЭЦ. Многократно занижена общая стоимость оборудования, в связи с неучетом затрат на покупку лицензий и зарубежных патентов.

• Выбранная площадка для строительства ТЭЦ находится в зеленой зоне города. Вырубка лесов 1-й группы противоречит Земельному кодексу РСФСР, запрещающему изъятие зеленой зоны городов для промышленного строительства. Лесной массив между городами Ангарск и Иркутск является единственной защитной зоной, охраняющей г. Иркутск и оз. Байкал от трансграничных переносов дымовых выбросов Ангарско-Усольской промышленной агломерации.

• Экологическим обоснованием строительства ТЭЦ-8 является закрытие 300 котельных. График закрытия котельных в свое время был составлен в период строительства Ново-Иркутской ТЭЦ, но не выполнен даже для Свердловского района города.

• В ТЭО не определена стоимость и источник финансирования реконструкции теплосетей при закрытии существующих котельных.

• Недостаточно проработана и не дает полной оценки опасности часть ТЭО, посвященная газификации угля.

• Не проработана часть ТЭО по предотвращению и ликвидации аварийных ситуаций. Рекомендуемый вариант строительства ТЭЦ – это по сути крупный химико-теплоэнергетический объект, на котором будет вырабатываться в больших объемах и храниться токсичный и взрывоопасный низкокалорийный газ с использованием новых, не прошедших всесторонних испытаний технологий и агрегатов. Низкая эксплуатационная надежность устанавливаемого оборудования может привести к аварийной ситуации.

Учитывая серьезность замечаний, экспертная комиссия отклонила представленный на ГЭЭ вариант ТЭО. Откорректированные материалы повторно на ГЭЭ не поступали. ТЭЦ-8 не построена.

Данный пример интересен способом учета мнения общественности при проведении ГЭЭ.

• Иркутский городской Совет народных депутатов при подготовке решения о строительстве ТЭЦ-8 применил традиционный механизм принятия решений, исключающий учет мнения и интересов общества. Представители общества своевременно не были вовлечены в процесс. Не было ни простого информирования, ни консультаций, ни переговоров, ни партнерства. Судя по заключению ГЭЭ, при нормальной организации процесса привлечения общества качество предлагаемых в ТЭО решений и доверие к ним могло быть выше.

• Инициатором проведения ГЭЭ явился не заказчик (Минэнерго СССР и его представитель на территории области ПО «Иркутскэнерго»), а Постоянная комиссия по экологии и рационализации природопользования Иркутского областного совета народных депутатов и председатель исполнительного комитета Иркутского областного совета народных депутатов Ю. А. Ножиков. При этом следует отметить, что они инициировали вопрос о проведении ГЭЭ только после обращения к ним общественности и народных депутатов г. Иркутска и г. Шелехова с требованием о прекращении строительства ТЭЦ-8 до получения заключения ГЭЭ.

• Процесс доказательства состоятельности и законности принятого решения о строительстве ТЭЦ оказался более сложным, чем принятие самого решения, натолкнулся на открытое сопротивление. Принятое Иркутским городским Советом народных депутатов решение о строительстве ТЭЦ-8 не отвечало интересам жителей Ново-Ленинского района, г. Шелехова и п. Мегет. Об этом свидетельствует решение 4-й сессии Ленинского района г. Иркутска и результаты социологического опроса.

• Ни заказчик, ни городской Совет народных депутатов не использовали возможности урегулирования возникшего конфликта.

• Особенностью данного примера является то, что представители общественности участвовали в проведении государственной экологической экспертизы. Четко прослеживается принцип независимости ГЭЭ. Комиссия состояла из специалистов в различных областях знаний и представителей общественности. Представителями общественности выступали члены экологических комиссий районного, городского и областного уровней, депутаты. Результаты экспертной оценки, проведенной группой оценки социальных последствий и учета общественного мнения, были приняты во внимание при подготовке сводного заключения ГЭЭ.

В рассматриваемом примере участие общественности не было формальным, хотя и инициировалось не рядовыми гражданами, а, в первую очередь, депутатами. Вероятно, их активность была обусловлена общей политикой государства, направленной в это время на коренную перестройку дела охраны природы. Так, в 1988 г. был организован Государственный комитет РСФСР по охране природы. При администрациях различных уровней создавались комиссии по экологии и рационализации природопользования. И большинство кандидатов в депутаты формировали свои программы «на волне» охраны природы. Все это в конечном итоге способствовало успеху общественности.

<<< Назад
Вперед >>>

Генерация: 0.494. Запросов К БД/Cache: 0 / 0
Вверх Вниз