Книга: Оценка воздействия на окружающую среду и российская общественность: 1979-2002 годы

Москва

<<< Назад
Вперед >>>

Москва

M 1. Северная ТЭЦ

Проект Северной ТЭЦ получил широкую известность в конце 1980-х и начале 1990-х гг. благодаря многочисленным протестам, в которых участвовали различные общественные группы, москвичи и жители Подмосковья.

Он был разработан с целью обеспечения электроэнергией и теплом промышленных предприятий и жилых домов на окраине Москвы и в подмосковном городе Мытищи. Местом реализации проекта была выбрана территория промышленной зоны за городской чертой, предоставленной правительством Москвы.

Начало истории Северной ТЭЦ датируется 1986 г., когда начались подготовительные работы на строительной площадке. Назначение станции претерпело изменения в ходе проектирования. Сначала предполагалось направлять электричество и тепло в жилые кварталы северных районов Москвы и Мытищ. Затем она была переориентирована на энергоснабжение крупной строительной организации. В начале 90-х гг., в процессе осуществления проекта, это предприятие прекратило свое существование, поэтому его инициатор вновь вернулся к идее производства электроэнергии и тепла для коммунальных нужд.

Строительство ТЭЦ осуществлялось на фоне протестов общественности. Оно было начато и велось без положительного заключения государственной экологической экспертизы. Экологические сведения и информация о том, кто финансирует строительство ТЭЦ, общественности не представлялись. В обсуждении проекта на разных стадиях приняло участие несколько групп общественности, в основном это были москвичи и жители Подмосковья. Общую численность наиболее активной части протестантов можно оценить в 15–20 человек. Общественность фактически не располагала какой-либо официальной информацией, даже элементарными сведениями о проекте.

Группы общественности узнавали о возможности участия в обсуждении проекта по личным контактам. Представители общественности не ознакомилась с проектной документацией, так как физически эти тексты не были доступны.

Общественность, не обладая еще соответствующим опытом и юридически закрепленными правами, избрала традиционную формы участия, а именно сбор подписей под обращениями к региональным властям и подачу заявлений в суд. Результаты обсуждения никем не фиксировались и не обрабатывались. Информация о проекте в СМИ, несмотря на накал страстей, была крайне ограниченной и неадекватной.

Поскольку проект вызвал критику, инициатор (Мосэнерго) организовал независимую экспертизу, пригласив специалистов финской фирмы, которые изучили только часть подготовленной документации и пришли к выводу о ее соответствии экологическим стандартам. Ввиду продолжения протестов общественности Москомэкология провела новую экспертизу силами сотрудников Институтов РАН. Экспертные группы проверили расчеты по экологической безопасности ТЭЦ и не нашли в них серьезных ошибок. Эта экспертиза не была доведена до конца. Затем проект прошел государственную экологическую экспертизу объединенной комиссии г. Москвы и Московской области и получил положительное заключение (в период развернутого строительства). Начатая деятельность в результате участия общественности и проведения экологических экспертиз была скорректирована: технологию сжигания и очистки отходящих газов существенно модернизовали.

На основании мнения экспертов можно утверждать, что принципиальных ошибок в проекте допущено не было. Об этом свидетельствует факт нормального функционирования ТЭЦ в течение ряда лет. Для жителей Москвы и ближнего Подмосковья дополнительная нагрузка исчезающе мала. Тем не менее Северная ТЭЦ представляет некоторую угрозу соседним областям в связи с дальним переносом загрязнений.

Опыт общественного участия в этом проекте показал, что энергия множества людей оказалась направлена по ложному пути, тогда как вполне реальные проблемы защиты среды обитания в северной части московского мегаполиса (загазованность городского воздуха, замусоривание и вырубка лесов, загрязнение ручьев, малых рек и подземных вод, накопление бытовых отходов и др.) оказались вне поля зрения общественности.

Построенный объект, судя по объективным данным, принадлежит к числу достаточно современных и не уступает аналогичным станциям, построенным в нашей стране и за рубежом. Сегодня станция считается одной из самых чистых в Европе.

M 2. Застройка района Жулебино

Район Жулебино расположен на востоке столицы, рядом с Московской кольцевой автодорогой, с внешней стороны он граничит с г. Люберцы. Застройка бывшей деревни и превращение ее в район г. Москвы проектировалась в конце 1980-х гг. в рамках программы освоения так называемых восточных резервных территорий, которой предусматривалось поэтапное создание шести микрорайонов.

Проект детальной планировки Жулебино (вторая стадия подготовки градостроительной документации) начали разрабатывать в 1989 г. В 1990 г. проект был согласован и прошел экологическую экспертизу. После экспертизы проектные предложения по застройке 3-го, 4-го, 5-го и 6-го микрорайонов были подвергнуты пересмотру, частично по экологическим соображениям.

До 1990 г. район Жулебино фактически представлял собой сельскую местность. Вокруг деревни, где проживало около 1100 человек, располагались сельскохозяйственные угодья. Рядом находился лес, посаженный у границ бывшего военного аэродрома.

Альтернативные варианты не изучались, но рассматривались возможности изменений в проекте – этажности застройки и размещения домов. В итоге был выбран вариант, предусматривавший сокращение жилищного строительства в буферной зоне между Москвой и Люберцами и относительно пониженную этажность с меньшим числом жителей (89 тыс. человек вместо 102 тыс.). Кроме того, в ходе проектирования (по сравнению с первоначальным решением) было модифицировано функциональное зонирование: из общественного центра исключены коммунальные объекты, вместо равномерной посадки деревьев сформированы ядра озеленения в жилых кварталах.

Проект застройки территории целой деревни, типичной для старой Москвы, отличался от своих аналогов на более ранних стадиях развития столичного мегаполиса участием местных жителей в его обсуждении. Однако в данном случае общественность оказалась мало организованной, и ее роль свелась к составлению коллективных писем с просьбой о предоставлении соответствующего жилья вместо сельских домов. Требования жулебинцев были удовлетворены: для них специально были отведены коттеджи у границы лесного массива.

Интересно, что в соседнем дачном поселке Ухтомском сопротивление горожан застройке оказалось настолько сильным, что привело к отказу от проекта.

M 3. Застройка Люблинских полей орошения

Люблинские поля фильтрации представляли собой место для складирования иловых осадков Курьяновской станции аэрации, которая очищала сточные воды г. Москвы. Близлежащие территории, находящиеся на промышленной юго-восточной окраине столицы, начали застраивать в конце 1980-х гг., тогда возникли два новых района – Люблино и Марьино.

Люблинские поля фильтрации, в свое время созданные далеко от Москвы, через 80 лет своего существования оказались в городской черте, будучи окруженными промышленными объектами и жилыми районами (Марьино, Люблино, Капотня). Поэтому Генеральным планом развития Москвы была предусмотрена их застройка. В 1989 г. Институт Генплана разработал проект детальной планировки жилого района площадью 817 га на ликвидируемых Люблинских полях фильтрации.

Люблинские поля были созданы как поля орошения в 1897 г. на Капотненской излучине Москвы-реки, рядом с деревней Марьино. Здесь находились большие Чагинские болота. Работы велись под руководством известного ученого-почвоведа В. Р. Вильямса. Это были первые в России крупные очистные сооружения хозяйственно-бытовых стоков. Очистка шла за счет деятельности почвенных микроорганизмов, переводивших органические отходы в усвояемую растениями форму. Для обеспечения притока кислорода почву 10 раз за лето тщательно рыхлили. На полях выращивали сено (получали до пяти урожаев трав), овощи, картофель. Очищенная после переработки в почве вода стекала по системе дренажных труб в реку. По химическому составу вода Москвы-реки выше и ниже места сброса стоков практически не отличалась. Территория полей была благоустроена: дамбы укреплены и обсажены ивами, вдоль дорог посажены тополя, заложен фруктовый сад (он просуществовал до середины 90-х гг. XX в.).

Поля орошения были экологически чистым, безотходным и прибыльным производством в условиях старой России. Однако быстрый рост столицы привел к необходимости резкого увеличения мощности переработки стоков. В 1937 г. построили Люблинскую станцию аэрации. В результате технология переработки стоков была заменена на биохимическую, а Люблинские поля в соответствии с новой технологией стали именоваться полями фильтрации.

При биохимической технологии очистки основной процесс стал протекать вне почвы – на станции аэрации, где применялась специальная культура микроорганизмов. Иловый осадок отправлялся в отстойники, где из него через грунт отфильтровывалась вода. Отстойники полей фильтрации представляли собой аналог природного водно-болотного комплекса, но из-за обилия органики – с большей урожайностью растительности. Поскольку заполнение иловых карт (площадок) происходило в разные сроки, постепенно на всей территории возникло огромное разнообразие искусственных экосистем, находящихся на всех стадиях развития водно-болотных угодий. Создавшиеся таким образом исключительно благоприятные для птиц условия и близость пути сезонных перелетов, проходящего вдоль Москвы-реки, привели к тому, что на Люблинских полях сложилось многочисленное сообщество диких птиц, разнообразие и концентрация которых многократно превосходили имеющиеся в естественных условиях.

Вместе с тем поля орошения долгое время оставались весьма неблагополучными с гигиенической точки зрения – запах канализации чувствовался за сотни метров. Это препятствовало застройке соседних пустующих земель. Все окружающие районы были давно застроены.

В 1992 г. коллективом специалистов из проектной фирмой «Градо» и научно-исследовательским центром «ЦИПОП» при МГУ был подготовлен раздел «Охрана окружающей среды». Экологическому обоснованию проекта придавалось особое значение в связи со спецификой осваиваемых земель и тем обстоятельством, что на них сформировался большой орнитокомплекс околоводных и водоплавающих птиц, по богатству видов уникальный для центральных областей России. В 1991–1992 гг. проводились полевые изыскания и оценка воздействия на окружающую среду.

Полный комплект документов прошел необходимые согласования и государственную экологическую экспертизу в конце 1992 г. Одновременно с весны 1992 г. начались активные строительные работы.

В разделе «Охрана окружающей среды» проекта много внимания уделено характеристике геохимических свойств грунтов. Иловые отложения так называемых «Нижних полей» оказались сильно загрязненными – здесь обнаружены значения суммарного показателя концентрации химических элементов, достигающие 730. Эти факты, по мнению авторов, «должны заставить достаточно осторожно отнестись к рекомендациям орнитологов, выступающих за сохранение части «Нижних полей» в качестве орнитологического заказника в неизменном состоянии» (с. 29). Они рекомендовали провести рекультивационные работы для удаления ядовитых илов и рассмотреть возможность использования в качестве охраняемой территории части площадок «Верхних полей», которые менее загрязнены.

В нетипичной для разделов «Охрана окружающей среды» орнитологической главе рассмотрены условия переменного заполнения иловых площадок, которые обеспечивали бы повышение биологической емкости территории. По данным наблюдений, основу сообществ колониально гнездящихся птиц составляли чайки и крачки пяти видов, среди которых преобладала озерная чайка (6,5 тыс. пар в 1991 г., единственная популяция в Москве и самая крупная популяция в Московской области). Кроме них многочисленными были чибисы (40–50 пар, единственное крупное поселение в городе). Под защитой чаек, крачек и чибисов в колониях гнездилась масса уток (10 видов). В зарослях болот обитали различные кулики (6 видов). Во время осеннего и весеннего перелетов на Люблинских водоемах останавливались и кормились тысячи птиц, в том числе гуси. Зимой здесь постоянно держалось около 12 тысяч уток, а также десятки чаек.

В окружающих болота зарослях гнездилось около 20 видов мелких птиц, включая бормотушку (Hippolais caligata) – редкий для Московской области вид.

Обращает на себя внимание то обстоятельство, что подробное описание орнитокомплексов, фиксирующее гнездование 40 видов птиц и временное присутствие еще 91 вида, не завершалось в разделе «Охрана окружающей среды» какими-либо рекомендациями по их защите при реализации проекта застройки территории полей фильтрации.

В начале 1990-х гг. еще не получила широкого распространения практика геохимической оценки состояния окружающей среды на осваиваемых территориях. В данном случае она была выполнена с достаточно высокой степенью детальности. Главным критерием уровня загрязнения почв и снегового покрова был избран суммарный показатель концентрации химических элементов по сравнению с фоновым уровнем.

В ходе проведенного обследования было обнаружены два очага очень сильного загрязнения почв, где концентрации ряда элементов превышала фоновый уровень в 30–80 раз.

В главе «Современное состояние растительного покрова и биоценозов» упоминается о том, что в среде ученых, натуралистов и экологической общественности возникли предложения об устройстве на Люблинских полях фильтрации особо охраняемой территории в виде природного резервата или орнитологического заказника с рекреационным и образовательным экологическим центром. Насколько известно, это первая в документах такого рода ссылка на общественное мнение. Однако идея не получила развития в тексте раздела, его авторы не привели аргументов ни «за» ни «против».

Показательно, что анализируемый документ не содержит какого-либо заключения или выводов по достаточно сложным и спорным моментам обеспечения охраны окружающей среды при реализации проекта.

В прогнозной части раздела «Охрана окружающей среды» представлены расчеты по ожидаемым изменениям гидрогеологического режима территории и уровням загрязнения атмосферы автотранспортом. Сделан вывод, что после ликвидации полей фильтрации произойдет улучшение состава подземных вод, процесс газогенерации при разложении погребенных органических масс станет менее интенсивным, что обеспечит оздоровление экологической обстановки. Будущее сообществ растений и животных не было предметом исследования. Альтернативные варианты не рассматривались.

В заключении работы даны общие рекомендации по строительству шумозащитных экранов вдоль проездов и подчеркнута важность проведения мониторинга, необходимого в связи с высоким уровнем загрязнения территории и ее ролью в природном комплексе долины реки Москвы.

При проведении государственной экспертизы проекта были высказаны второстепенные замечания и предложения, которые не имели никаких практически значимых последствий.

В связи с угрозой уничтожения Люблинских полей в 1990 г. Люблинским обществом охраны природы было предложено создать на части местных водно-болотных угодий заказник. Это предложение было поддержано Люблинским районным советом. Московский зоопарк соглашался взять заказник под свою опеку.

В сентябре 1994 г. вышло Постановление правительства Москвы № 860 об утверждении Комплексной экологической программы Москвы на период до 2005 г., в которой предусматривалось мероприятие «Проектирование и строительство парка имени 850-летия Москвы с орнитологическим заказником площадью не менее 200 га на территории Юго-Восточного административного округа» со сроком исполнения в 1996 г. На момент принятия постановления площадь болот-отстойников, еще не затронутая строительством и подготовкой к строительству, составляла около 250 га.

Однако строительные работы не были прекращены, а парк решили разбить на двух полосах побережья Москвы-реки шириной 150–200 м (вдоль Марьина и Люблинских полей и от Чагинского поворота Москвы-реки до Кузьминского лесопарка). Из 300 га территории парка под орнитологический заказник отвели только 16 га. К сожалению, через 10 лет после принятия указанного постановления правительства потеря водно-болотных угодий не была компенсирована. Популяции птиц на Люблинских полях фильтрации полностью лишились мест обитания, и большая часть их, очевидно, исчезла.

Изложенное выше показывает, что в начале 1990-х гг. даже высокая общепризнанная экологическая ценность территории, намечаемой под освоение по решению региональной власти, не служила препятствием для реализации проекта. Важная деталь: высокая скорость застройки не определялась реальной потребностью людей в жилье – возведенные дома годами оставались незаселенными.

<<< Назад
Вперед >>>

Генерация: 0.691. Запросов К БД/Cache: 3 / 1
Вверх Вниз