Книга: Хроники тираннозавра: Биология и эволюция самого известного хищника в мире

Глава 14 Конкуренты

<<< Назад
Вперед >>>

Разнообразные тираннозавры никогда не были единственными хищниками в своих экосистемах и в течение большей части своей истории на Земле также не являлись самыми крупными. В конце мелового периода в Северной Америке и Восточной Азии тираннозавры стали доминирующими хищниками, но у них было множество конкурентов из числа других тероподов и, разумеется, других рептилий, живших в мезозойскую эру. Данные о любых прямых взаимодействиях между тираннозаврами и этими животными (таких как сражения или совместное поедание трупа) отсутствуют, но в какие-то моменты подобные контакты, несомненно, происходили. Также должно было существовать непрямое давление, воздействовавшее и на тираннозавров, и на конкурирующие виды; хищники не живут в эволюционной и экологической изоляции, и каждый занимаемый представителем какого-либо вида участок земли, и даже каждое пойманное им животное будут влиять на другие виды.

Редкость хищников в наземных экосистемах в итоге определяется базовой энергетикой систем. Растения даже в самом лучшем случае могут усваивать всего лишь около 2 % энергии, поступающей от солнца. Из усвоенной энергии некоторая часть может быть использована растениями для роста и производства следующего поколения, а бо?льшая часть пойдет на поддержание их собственной жизни посредством основных биологических процессов. В лучшем случае около 10 % энергии перейдет к травоядным, которые съедят эти растения, и те же 10 % перейдут к хищникам, съевшим этих травоядных. Тираннозавр в действительности оказывается в такой ситуации, что ему приходится ловить только крупную добычу с некоторой регулярностью (как ни увлекательно фантазировать об иных возможностях, ни один взрослый тираннозавр не в состоянии выжить на диете из жуков или мышей). Многие мелкие травоядные, такие как насекомые, также получают энергию из доступной растительной массы, так что нетрудно понять, почему в меловом периоде на каждую пару километров не могло приходиться по многотонному тираннозавру.

Если динозавры, в особенности крупнейшие формы, либо сохраняли тепло, эксплуатируя свои размеры (вместо того, чтобы напрямую сжигать калории, как это делают млекопитающие), либо попросту оставались эктотермами, то за их счет могло существовать и больше хищных динозавров. Если животные не используют значительную часть поглощенной ими энергии на поддержание собственной жизнедеятельности, тогда на то же количество растительной массы может приходиться большее число травоядных, а значит, и больше хищников. Практически невозможно подсчитать такие соотношения по тому, что сохранилось в ископаемых останках, но тем не менее при любых раскладах хищники должны были быть сравнительно редким компонентом фауны.

Даже при том, что хищники в норме могут встречаться относительно редко, обычно в любой экосистеме одновременно присутствует несколько крупных хищников. Если мы посмотрим на нынешнюю ситуацию, то обычно увидим какую-либо комбинацию из псовых, кошачьих, медвежьих и/или гиеновых почти в каждой наземной экосистеме (кроме Австралии и Антарктиды – по совершенно разным причинам). Хотя эти сочетания отличаются в разных местах, в большей части Африки можно легко увидеть львов, одну или двух гиен, гепардов, леопардов и гиеновидных собак, в большей части Азии – леопардов, тигров и медведей (в отдельных областях Индии – львов и гиен, а также серых и красных волков) и на большей части Америки – медведей и пум с волками на севере и ягуарами на юге. Хотя они несколько различаются по размерам, типам добычи и поведению, но тем не менее являются крупными хищниками, и если опуститься на ступеньку ниже, разница будет велика (животные вроде разнообразных шакалов, рысей и барсуков обычно вдвое меньше крупных хищников).

Часто говорят о «высших хищниках» или «суперхищниках» в данной экосистеме, но термин неправомерен, когда речь идет о животных вроде львов или, если уж на то пошло, тираннозавров. В экологии высшими хищниками обычно называют самых крупных хищников в экосистеме (или, более формально, занимающих высший трофический уровень), но в конкретных случаях этот термин применяется, чтобы отличить таких животных от других хищников, которыми они питаются. Например, большие акулы – суперхищники, поскольку питаются в основном другими хищниками (крупной рыбой и морскими львами, которые едят более мелкую рыбу, кальмаров, крабов и т. п.). Следовательно, в данном контексте термин «суперхищник» для льва применен некорректно. Хотя они и в самом деле убивают и поедают других хищников, основу их рациона составляют травоядные, и львы являются в своей экосистеме не более высшими хищниками, чем шакалы или даже мангусты: они занимают тот же трофический уровень. При этом данные животные могут конкурировать или не конкурировать друг с другом, и отношения между ними в пищевой сети становятся довольно сложными.

Конкуренция между животными может быть прямой и непрямой. При прямой конкуренции два разных вида животных (особей или групп) конфликтуют из-за конкретных пищевых животных или ресурсов. Например, горгозавр и альбертозавр могут сражаться из-за трупа гадрозавра, либо оба могут попытаться пить из одного источника, либо использовать одно и то же место для гнездовья. Победит только один из них, а второй в результате пострадает. Также животные могут конкурировать непрямо, т. е. вообще не вступая в контакт друг с другом. Одно может охотиться только ночью, а другое только днем, но каждое животное, съеденное горгозавром, исчезнет из числа доступных для альбертозавра жертв.

Такие экологические взаимодействия обычны и широко распространены и могут вызывать большие сложности в экосистеме. Появление нового хищника может спровоцировать крушение стабильности системы, отчего одни виды чрезвычайно выиграют, а другие в итоге вымрут. К примеру, из-за реинтродукции волков в Йеллоустонский национальный парк в США сократилась численность койотов, а медведей и таких мелких хищников, как лисы, стало больше. Численность оленей резко упала (хотя количество доступных оленьих трупов выросло), их поведение также изменилось в результате столкновений с реинтродуцированным хищником. Однако реинтродукция принесла пользу другим травоядным; бизоны, бобры и мелкие птицы размножились и таким образом обеспечили пропитание другим хищникам. Эффекты таких изменений в экосистемах могут быть очень масштабными, продолжительными и иногда труднопредсказуемыми, и потому необходимо знать, какие виды присутствуют на данной территории и как они могут взаимодействовать, чтобы представлять подобные последствия. Разумеется, очень сложно понять, как взаимодействовали динозавры, нам обычно достаются отдельные статичные «картинки», относящиеся к какому-то времени, и редко встречаются свидетельства контактов между хищниками и их жертвами, не говоря уже о взаимодействии хищников друг с другом. Однако обычно даже небольшое количество хищников в любой экосистеме наверняка конкурирует на каком-либо уровне.

<<< Назад
Вперед >>>

Генерация: 1.927. Запросов К БД/Cache: 2 / 0
Вверх Вниз