Книга: Хроники тираннозавра: Биология и эволюция самого известного хищника в мире

Место для кого-то еще?

<<< Назад
Вперед >>>

Место для кого-то еще?

В различные периоды истории тираннозавров вышеупомянутые мезозойские хищники создавали для них бо?льшие или меньшие трудности. Тираннозавры юрского периода были относительно небольшого размера и, возможно, сталкивались только с прямой конкуренцией от меньших или юных мегалозавров и древнейших аллозавров; по мере перехода в меловой период проблемой стали кархародонтозавры, а расцвет огромных крокодилов и аждархид вывел на сцену новых конкурентов; в конце мелового периода самую большую опасность представляли в основном другие тираннозавры. В Центральном Китае ютираннус и дилун обитали в одних и тех же экосистемах; в Восточном Китае чжучэнтираннус жил рядом как минимум с одним видом тираннозавров; в Монголии тарбозавр должен был сталкиваться с алиорамом и рапторексом; в Америке первые литронаксы, вероятно, территориально совпадали с бистахиэверсорами, а позднее дасплетозавр, альбертозавр и горгозавр временами контактировали друг с другом[19]. Словом, имели место разнообразные сочетания тираннозавров в одних системах, и даже тираннозавр, часто считающийся одиночкой в смысле конкуренции со стороны других тероподов, порой мог быть ограблен гигантским аждархидом или огорчен потерей каких-нибудь маленьких гадрозавров, украденных троодонтидом либо дромеозавром, составляющим всего 1 % его размера.

Однако с точки зрения экологии различные хищники должны были в каком-то смысле разделяться по нишам. Да, конкуренция была, но если у двух видов совершенно одинаковые потребности, то предполагается, что в итоге это приведет один из видов к исчезновению (он или вымрет, или будет вынужден уйти из этой экосистемы). Один вид может чуть лучше добывать пищу, быстрее размножаться или иметь какое-нибудь другое небольшое преимущество. Конечно, постоянно меняющийся мир (в том числе такие факторы, как изобильное лето, периодические засухи, появляющиеся новые виды и распространяющиеся болезни) будет препятствовать стабильности в достаточной степени, чтобы многие прямые конкуренты выживали, но вряд ли это окажется возможным, если у них совершенно одинаковый образ жизни. Следовательно, мы можем ожидать некоторого экологического разделения: два конкурента выбирают разные способы добывания достаточного пропитания, и в результате ни один не ограничивает другого в достаточной степени.

У животных для этого существует множество способов. Любые два конкурента могут охотиться на разные виды животных или разных представителей одного и того же вида (молодняк или взрослых). Они могут охотиться в разных местах (у воды или в лесу), в разное время суток или даже года (если они или их потенциальные жертвы мигрируют) или могут быть преимущественно или исключительно падальщиками, а не активными хищниками. Любого из этих факторов может быть достаточно, чтобы два вида существовали достаточно раздельно и не уничтожили друг друга посредством конкуренции, и более чем вероятно, что некая комбинация этих факторов действовала в любой отдельно взятый момент между динозаврами. Более того, такие черты, скорее всего, должны были различаться в разных частях ареала животных: там, где виды делили территорию с несколькими конкурентами, им, возможно, приходилось больше сосредотачиваться на определенном виде пищи, в отличие от мест, где конкурентов было меньше или они отсутствовали совсем. Индивидуальные вариации иногда оказываются весьма впечатляющими: одна особь может охотиться только на животных каких-либо конкретных видов и в темноте, а другая – на представителей иных видов и днем. Эволюция отшлифовывает характерные особенности строения и поведения в направлении определенной специализации (у тираннозавров мощный укус, а спинозавры могут эффективно ловить рыбу), но они могут быть чрезвычайно разнообразны и изменчивы, и поэтому в мире появляются такие странные отклонения[20], как антилопа, которая охотится и поедает мелких птиц и млекопитающих.

Основные различия в анатомии между этими группами и данные, доступные по ископаемым находкам содержимого желудков, отпечатков ног и отметин от укусов, позволяют сделать только общие предположения о том, как группы могли разделяться под влиянием экологических факторов. Несомненно, есть вещи, которые не так просто определить: например, несмотря на утверждения, что какие-либо динозавры были ночными или дневными, основанные на размере и форме глазницы, это не особенно надежный показатель характерного образа жизни, так что все может оказаться намного сложнее, чем мы представляем. Различия в обстановке также определить очень трудно, и животные, обитавшие далеко от воды, вероятно, будут реже оказываться погребенными под грунтом и, следовательно, сохраняться в виде окаменелостей. Мы можем считать, что они редко встречались, поскольку у нас по ним мало материала, тем не менее они могли быть весьма широко распространены, просто жили в другом месте. Также важен тот факт, что разные животные охотятся по-разному. В Африке львы, гиеновидные собаки, гиены и крокодилы регулярно добывают разнообразных антилоп и делают это разными способами, но как минимум по этому источнику пищи они конкурируют, и то, что один вид нападает на жертв из воды, а другие гоняются за ними по саваннам, не препятствует хищникам конфликтовать друг с другом. Словом, биологические взаимодействия сложны и неочевидны.

Тем не менее на основании доступных данных мы можем делать некоторые общие выводы о различиях в образе жизни конкурентов тираннозавров. Крокодилы (или по крайней мере крупные хищные крокодилы), по-видимому, были вполне похожи на современных: неспособные быстро покрывать большие расстояния на суше, они полагались на засады у края воды. Животные, пришедшие на водопой или вынужденные пересекать водоемы, оказывались особенно уязвимыми, и одного мощного укуса могло хватить, чтобы убить потенциальную жертву или затащить ее под воду. Аналогично, спинозавры явно активно действовали в воде или близко к воде, но при этом и на суше были более ловкими, чем средний крокодил. Существует предположение, что они обычно занимали местообитания с ограниченными ресурсами, где способность добывать пищу и в воде, и на суше позволяла им прокормиться, а животные, привязанные к одному источнику пищи, испытывали трудности. Аждархиды, наоборот, должны были держаться открытых пространств: при ходьбе они выглядели весьма компактными, однако при десятиметровом размахе крыльев, скорее всего, избегали лесов и загроможденных чем-либо территорий, потому что им было бы трудно оттуда взлетать и маневрировать. Так что эти животные держались, по-видимому, равнин, ловя мелкую добычу, такую как детеныши динозавров или ящерицы, хотя это не означает, что они не добывали водных обитателей и не кормились вдоль береговой линии.

Для всевозможных дромеозавров и троодонтид, останки которых обнаруживаются в лесных обстановках, такая ситуация могла быть связана с погрешностями сохранения мелких животных в подобных породных слоях или указывать на факт, что эти животные процветали в подобных экосистемах. Разумеется, правдой может оказаться и то и другое, и, действительно, легко представить, что эти небольшие и проворные животные были хорошо приспособлены к шнырянию среди веток и кустарников, что у гигантских тероподов, вероятно, вызывало бы затруднение. И тем не менее эти мелкие хищники также во множестве обнаруживаются в пустынях, а значит, не были ограничены лесными экосистемами. Пусть мы предположим для них возможность стайной охоты, но большинство этих животных были весьма невелики, и трудно согласиться с идеей, что даже большая группа могла регулярно побеждать крупных динозавров, так что основную часть их пищи, скорее всего, составляли мелкие и тоже разнообразные животные.

Что касается более крупных сухопутных тероподов, некоторые из них явно могли действовать в загроможденных пространствах. Ютираннус был отнюдь не маленьким животным, а ископаемые данные предполагают, что он обитал по большей части в лесной обстановке. Предположительно тероподы из других клад, имеющие сходные размеры, были способны действовать в закрытых пространствах, хотя, конечно, крупная добыча тоже избегала подобных мест, что могло служить осложняющим фактором. Аллозавры, кархародонтозавры и мегалозавры занимали множество экосистем, о чем свидетельствует их распространенность в разнообразных местообитаниях, и поэтому (как и в случае со многими современными крупными хищниками) трудно охарактеризовать какую-либо группу в целом как приспособленную к жизни на равнинах, в лесах или иных местообитаниях.

По крайней мере некоторые аллозавры могли атаковать жертву мощными хлещущими ударами головы, причем их намерением, вероятно, было постараться обескровить жертву, а не сразить одним сокрушительным ударом (хотя, возможно, и это оказывалось эффективно в случае более мелких животных), и более поздние кархародонтозавры тоже могли следовать такой тактике. Разумеется, они обладали довольно острыми зубами и были не так приспособлены к дробящим укусам, как тираннозавры (но это не делало их вообще неспособными на мощные укусы), к тому же узкие головы не позволяли им совершать глубокие укусы. Как действовали мегалозавры, на самом деле неясно, их образ жизни мало исследован. Никто из животных этих групп не кажется особенно быстрым: их ноги по пропорциям не похожи на ноги таких сверхбыстрых или эффективных бегунов, как альваресзавры и орнитомимиды и, кстати, многие тираннозавры. Они, скорее всего, были плохо приспособлены к стремительным рывкам и погоням за жертвой и в охоте больше полагались на засады.

Итак, мы раскрыли тему конкурентов тираннозавров и их возможных взаимодействий. Но как действовали сами тираннозавры? Эта область достаточно исследована (пусть результаты и не всегда бесспорны и непротиворечивы), и потому накопилось значительное количество информации и данных, на основе которых можно сделать некоторые выводы.

<<< Назад
Вперед >>>

Генерация: 0.604. Запросов К БД/Cache: 3 / 1
Вверх Вниз