Книга: В морях и океанах

Банка мидий

<<< Назад
Вперед >>>

Банка мидий


Раковины моллюсков: 1 — нептунея, 2 — литторина, 3 — рапана

Бросьте летом на мелководье в воду Белого моря новенький капроновый трос, и через пару недель каждый квадратный сантиметр его поверхности будет усыпан, словно маком, десятками черных точек. Это молодь самых обычных двустворчатых моллюсков — мидий, которой удалось с вашей помощью хотя бы временно решить свои жилищные проблемы. А они у мидий есть, и немалые.

В конце весны вся невообразимая армада моллюсков начинает размножаться. Каждая мидия, достигшая совершеннолетия, то есть второго года жизни, выметывает в воду миллионы яиц. Из них после оплодотворения развиваются крошечные, не более миллиметра, личинки. Им всем необходимо как можно скорее решить первую в их жизни и самую главную проблему — куда бы осесть. Мидии, как известно, существа сидячие. Большую часть отпущенного им природой срока своей жизни они проводят на одном месте, прочно заякориваясь с помощью тонких золотистых нитей биссуса на дне или на поверхности скал и камней.

Вот от этого-то места у мидий зависит подчас не только житейское благополучие, но и сама жизнь.

Несмотря на обширную акваторию и изрядную протяженность изрезанных беломорских берегов, удобной для поселения жилплощади оказывается не так уж и много. Номера-люкс располагаются в узких каменистых неглубоких протоках, в основаниях дамб, на дне подводных перемычек между островами, где постоянное течение приносит обильную пищу и кислород. В таких укромных уголках биомасса мидий может достигать рекордных величин — до 50 килограммов на каждый квадратный метр. Но такие благословенные места встречаются нечасто.

Спокойные темные глубины слишком холодны. В Белом море температура воды на пятидесятиметровой отметке редко поднимается выше нуля градусов. Относительно теплолюбивые мидии могут встречаться в этой холодной темной пучине, но для развития их личинок нужно тепло. Да и физически опуститься им на такую глубину непросто, ведь более соленые глубинные воды плотнее и, следовательно, тяжелее, чем у поверхности.

Поэтому узкая прибрежная полоса кажется более привлекательной для мидийной молоди, чем холодные глубины. Она манит к себе относительно теплой водой, обилием микроскопических одноклеточных водорослей и прочей мелюзги, которую мидии постоянно отфильтровывают и заглатывают. Иначе питаться они просто не могут. В то же время эти угодья нередко таят для крошек-мидий серьезные, а подчас и смертельные опасности.


Мидия


Пресноводный моллюск дрейссена

Два раза в сутки «море вздыхает», и отлив обнажает обширные пространства обсыхающего берега — литорали. Оказавшиеся на воздухе моллюски плотно захлопывают створки и в течение нескольких часов, буквально затаив дыхание, дожидаются возвращения живящей влаги. Но это еще полбеды. Мало-мальское серьезное волнение превращает песчаные отмели в гигантские жернова, которые миллиардами беснующихся песчинок способны перемолоть в пыль любую мелкую живность на дне. Понятно, что в такой ситуации личинкам просто не уцелеть. А ведь песчаные литорали занимают на Белом море до шестидесяти процентов всей береговой линии.

Заиленные участки дна тоже не годятся. Вязкий густой ил — няша засасывает мидий, как гемпширская трясина злодея Степлтона из повести Конан Дойля. Герои нашего очерка не переносят мягких грунтов. Посадите мидию в аквариум, где дно покрыто воском, и она постарается, работая мускулистой ногой и раскидывая в стороны новые стропы биссусных нитей, переползти на твердую поверхность стенок.

Понятно, что в такой ситуации любые, даже небольшие каменистые отмели на дне ниже уровня отлива будут рассматриваться мидиями как прекрасная опора в жизни. Именно здесь возникают плотные скопления мидий — так называемые банки. Если площадь поселения совсем невелика, раковины вскоре начнут лепиться друг на друга в несколько этажей. Вот и получается, что море огромно, но свободного места для многих его обитателей явно не хватает!


Сердцевидка


Гребешок


Наутилус

<<< Назад
Вперед >>>

Генерация: 0.137. Запросов К БД/Cache: 3 / 1
Вверх Вниз