Книга: Спортивный ген

Эпилог Идеальный спортсмен

<<< Назад
Вперед >>>

Эпилог

Идеальный спортсмен

История жизни Ээро Мянтюранта – идеальный пример теории 10 000 часов тренировок в действии.

Мянтюранта рос в бедной семье, и каждый день ему приходилось проезжать на лыжах немалое расстояние, чтобы попасть в школу. Став старше, он понял, что лыжи могут стать для него средством продвижения в жизни. Его целью стало попасть в пограничный патруль, и он занялся лыжами профессионально. После его успеха на соревнованиях, а потом и на Олимпийских играх, Ээро продолжил тренировки с еще большим усердием. И никто не сможет поспорить с тем, что Мянтюранта был трудолюбивым и упорным человеком. История Мянтюранта очень схожа с историями кенийских бегунов.

Если бы не интерес ученых к его биологической особенности, то она навсегда осталась бы 10 000-часовой мечтой любого спортсмена. Но генетические изменения в организме Мянтюранта дали нам возможность понять, что его история – это нечто большее, чем просто усердные тренировки.

Очевидно, что у Ээро был редкий талант. Один психолог, Дрю Бейли, как-то раз сказал мне: «Только взаимодействие генетики и воздействия окружающей среды на вас могут дать результат». Очень сложно найти гены, которые бы оказывали значительное воздействие на организм спортсмена, давая ему определенные преимущества. Но невозможность выделить гены спорта не означает, что их не существует. Ученые хоть и медленно, но находят эти гены.

Яннис Питсиладис, ученый, который объездил всю Африку и Ямайку в поисках генов спорта, выявил одну из проблем, сопряженную с этой отраслью. Один только намек на наличие подобного гена, и спортсмен уже не будет заниматься в полную силу. А ведь гены обычно концентрируются в одной этнической группе или географической области. И, как мы помним, гены могут либо расположить вас к определенному виду спорта, либо наоборот. Генетик из Йельского университета, Кеннет Кидд, полагает, что пигмеи не смогут стать хорошими баскетболистами, несмотря на то, что они выше остальных групп населения.

Рост – однозначно врожденное преимущество в баскетболе. Но умаляет ли это достоинства Майкла Джордана, которому посчастливилось иметь гены, отвечающие за высокий рост? А ведь его рост был настолько велик! Он был выше большинства людей нашей планеты. Если и есть ученые или любители спорта, которые могут очернить упорство и спортивное мастерство иорданцев из-за очевидного преимущества в росте, то я таких людей не встречал. Но у этой медали есть и другая сторона – полное игнорирование «подарков» генетики, что очень распространено в спортивной индустрии.

Рассмотрим заголовок статьи из журнала «Sports Illustrated»: «Огонь в центре: у центрового «Чикаго Буллз» Джоакима Ноа нет яркой одаренности его коллег по НБА. Он зажигает игру на свой лад». «На свой лад» означает, что Джоаким всего лишь стремится к победе. И никто из авторов статьи не взял в расчет, что он сын неоднократного победителя Открытого чемпионата Франции по теннису, что его рост – 211 см, размах рук достигает 217 см, а длина вертикального прыжка около – 1 м. И если это не одаренность спортсмена, то скажите на милость, что же это? Об отсутствии одаренности у Ноа говорили не только в статье, так считает и сам Джоаким. Да и спортивная индустрия склоняется к тому, что Ноа скорее развил способность прыгать и бросать мяч путем упорных тренировок, и ни о каких генах речи идти не может. И тем не менее, честнее было бы озаглавить статью так: «Незарытый талант: у Джоакима Ноа неразвиты все навыки профессионального игрока в баскетбол, как у его товарищей, но, в любом случае, он очень хороший игрок, а его физические возможности превосходят возможности большинства из нас».

Итак, признавая наличие определенной одаренности природой и генов, которые влияют на спортивный потенциал, не стоит забывать и о тренировках. Психолог К. Андерс Эрикссон, создатель «правила 10 000 часов», и его коллеги, проводя свои исследования, не ставили во главу угла наличие генетических особенностей организма. Их работа началась с тестирования музыкантов и спортсменов, которые уже достигли больших успехов. После многочисленных обследований спортсменов, начавшихся задолго до исследования Эрикссона, уже можно было говорить о существовании или отсутствии врожденных талантов.

Но правда в том, что любая история спортивных достижений возникает не на пустом месте. Это единение воздействия окружающей среды и генов. Представим, что все спортсмены идентичны, тогда только часы тренировок и условия окружающей среды и жизни смогут повлиять на их победы. А если бы всех тренировали одинаково, по одной программе и тому же количеству часов, то тогда только гены смогли бы выделить кого-то из них. Но ни первое, ни второе невозможно[64]. Спортсмены всегда различаются и по генетике и по системе тренировок.

Порой кажется, что у спортсмена сверхчеловеческие способности как раз в тот момент, когда происходит обычная психическая реакция (например, реакция на летящий в твою сторону мяч у баскетболистов). А иногда, наоборот, мы ошибочно полагаем, что реакция на упражнения на выносливость – это всего лишь натренированность, а не генетическая предрасположенность. Мы склонны оценивать врожденный талант и натренированность, приписывая одно к другому, исходя из личного опыта и из опыта окружающих нас людей.

Стив Джобс как-то раз сказал, что он всю свою жизнь считал свои успехи результатом жизненного опыта, пока он не столкнулся с известной американской писательницей Моной Симпсон впервые. Их сходство было просто поразительно. Джобс тогда очень удивился этому, но вскоре выяснилось, что они были братом и сестрой. В детстве их разлучили, и они воспитывались в разных семьях. В 1997 году, когда Джобс давал интервью «The New York Times», он сказал: «Я имел обыкновение полагать, что мой успех – результат упорного труда, но теперь я вижу, что все дело в крови, в наших генах. И дело не только в том, что Мона талантлива и успешна. У меня есть дочь, ей всего 14, а ее талант уже очевиден».

По мере развития генетики как науки мы все чаще будем обнаруживать различные гены. Но одна генетика не даст нам все ответы, нельзя забывать об окружающей среде и тренировках. Если помните, ученым потребовалось выявить тысячи и сотни кодов ДНК для определения гена роста, легко изменяемого признака. И становится все более очевидным, что многие наши черты и особенности возникают при взаимодействии определенных кодов ДНК. Таким образом, потребуется провести сотни и тысячи исследований, чтобы выявить ту или иную генетическую особенность. Вот только для исследования не наберется тысячи профессиональных элитных бегунов, например, на дистанцию 100 метров. Ведь те гены, которые дают преимущество бегунам в стометровке, могут стать помехой для бегунов на другие дистанции. Я рассказывал вам про ГКМП, которая приводит к внезапной смерти спортсменов. Это одно из тех заболеваний, которое вызывают «частные» мутации, то есть те, которые обнаруживаются только в пределах одной семьи. Так что любой спортивный (физический) результат может быть достигнут благодаря множеству различных генетических изменений.

Сейчас, когда я заканчиваю книгу, новостные газеты пестрят заголовками, что «ученые Японии создали функционирующие яйцеклетки мышей из их стволовых клеток». Мировое научное сообщество взорвалось. Я даже слышал по радио, как один ученый предполагал, что этот прорыв в конечном счете приведет к тому, что мы сможем выводить определенные признаки в потомстве, в том числе и спортивные признаки. А Хэнк Грили, биоэтик Стэндфордского университета, заявил на «National Public Radio» (NPR, Национальное Общественное Радио) следующее: «Мы можем создать идеального спортсмена. Это даст родителям возможность выбирать генетические черты своих будущих детей».

Однако что касается спортивных черт, мы понятия не имеем в большинстве случаев, какой ген спорта за что отвечает. Существуют такие редкие гены, как ген рецептора ЭПО или миостатин, которые оказывают значительное влияние на спортивное развитие. Однако из каждого правила есть исключения, и эти же гены нам эти исключения показали. В обозримом будущем мы не сможем создать идеального спортсмена. Для этого нужно знать о генах спорта намного больше. Нельзя просто ткнуть пальцем в небо: собрать вместе «правильные» версии генов спорта и надеяться на лучшее.

Думаете, будет шанс попасть в точку?

Алан Уильямс, генетик Регионального университета Манчестера в Англии, задался этим вопросом. Вместе с коллегой Джонатаном Фоландом они выискали в научной литературе 23 варианта генов, которые связаны с признаком выносливости, и выявили, как часто эти гены встречаются.

Некоторые из вариантов генов можно найти более чем у 80 % людей, другие менее чем у 5 %. На основе этой информации Фоланд и Уильямс сделали статистические прогнозы о том, как много «идеально» выносливых спортсменов (с двумя «правильными» версиями генов) ходят по планете.

Уильямс полагал, что совершенство – это редкость, скорее исключение из правила. Грег Лемонд и Крисси Веллингтон – как раз и есть это исключение. Но Уильямс был ошеломлен, когда он высчитал генетический алгоритм. Оказалось, что шанс найти спортсмена с заданными параметрами, т. е. обладающего идеальным набором вариантов гена, один на квадриллион. Представьте, что вы покупаете 20 лотерейных билетов в неделю в надежде выиграть миллионы. У вас будет больше шансов получить крупный выигрыш два раза подряд в лотерее, чем найти идеального спортсмена. Так, можно смело утверждать, что идеальных спортсменов практически не бывает. Учитывая, что нашу планету населяет всего 7 миллиардов человек, существует вероятность, что ни у кого нет идеального сочетания более чем 16 из 23 генов. С другой стороны, вряд ли у кого-то отсутствуют гены выносливости вовсе. Таким образом, мы приходим к золотой середине, т. е. к стандартному набору генов, из которых отличается лишь мизерное количество. «Мы все относительно похожи, потому что мы все полагаемся на случай», – считает Уильямс.

Однако есть некоторые профессиональные элитные «спортсмены», которые на волю судьбы не полагаются: чистокровные. Спортивные способности включают в себя сложную смесь генов, которые выводятся у скаковых лошадей, как правило, в результате спаривания нескольких поколений чемпионов. Чем больше генов участвует в спортивном ориентировании, тем больше требуется поколений чемпионов для выведения спортивных особенностей, т. е. для скапливания достаточного количества «правильных» вариантов гена в организме лошади. Так что вы вряд ли прогадаете, если поставите на скачках на ту лошадь, у которой чемпионы были и родители, и бабушки с дедушками, и их родители.

Селекционеры вывели породу чистокровных лошадей, которые могут пробежать 1,5 км за 1,5 минуты. Тем не менее, уже на протяжении десятилетия скорость победителей остается на прежнем уровне. Чистокровные лошади либо достигли своего физиологического предела, либо просто исчерпали запас генов спорта в пределах гнездовой популяции.

Питсиладис как-то раз пошутил: «Не забудьте тщательно выбрать своих родителей». Конечно же, родителей не выбирают, но именно от их генов зависит ваша судьба. Уильямс говорит следующее: «Чисто гипотетически, если человечество хочет произвести на свет идеального спортсмена, то тогда нужно подобрать и идеальных родителей, бабушек и дедушек, и т. д., у которых развиты требуемые гены спорта». Яо Мин, баскетболист, чей рост достиг 229 см, – самый высокий баскетболист в истории НБА. Его родители – члены китайской федерации баскетбола, люди, наделенные немалым ростом. Как пишет корреспондент Брук Лармер: «На протяжении двух поколений предков Яо Мина заставляли участвовать в генетической программе. И тем не менее, результат получился ошеломляющим». Как ни печально, но добровольные союзы идеальных спортсменов редки.

И даже это не гарантирует, что дети родятся с нужным набором генов идеального спортсмена. На самом деле, чем лучше генофонд родителей, тем меньше вероятность, что ребенок получит весь набор генов. Понятие «возврат к норме» появилось не случайно. Если у родителей ребенка аномально высокий или низкий рост, то ребенку вряд ли передастся особенность родителей. Он скорее будет обладать средним ростом. Конечно, дитя, чьи родители обладали ростом под 230 см, будет иметь рост выше среднего, но своих родителей он не догонит.

То же самое происходит и в семье двух необычайно одаренных спортсменов. Их ребенок, скорее всего, будет иметь больше вариантов генов, которые способствуют развитию спортивных навыков, чем случайно выбранный человек, но способностей его родителей у него не будет.

В значительной степени человечество будет продолжать полагаться на волю случая, и биологическое разнообразие не угаснет. На церемонии открытия Олимпийских игр 2016 года в Рио-де-Жанейро вы сможете и сами убедиться в генетическом разнообразии спортсменов. Вы увидите гимнастов ростом 150 см рядом с 2-метровыми гигантами – баскетболистами. И такие различия повсеместны.

Наши этнические, географические и индивидуальные семейные особенности сформировали ту генетическую информацию, которая содержится в ядре каждой нашей клетки, а значит – в нашем теле. В генетическом плане мы все одна большая семья, каждый член которой по-своему индивидуален. Читая «Теорию происхождения видов» Чарльза Дарвина, вы можете найти отражение этой мысли: «… из такого простого начала развилось и продолжает развиваться бесконечное число самых прекрасных и самых изумительных форм».

Каждый из нас уникален, и генетика будет продолжать доказывать это. Ведь как нет единого подхода в лечении пациентов, так нет и единой программы тренировок. Если выбранное вами направление спорта или методика тренировок не дает результатов, значит, вам это не подходит. Значит, вы не предрасположены к этому.

Не бойтесь пробовать что-то новое. Дональд Томас и Крисси Веллингтон нашли себя сразу, а вот Усэйн Болт – нет: его душа, как оказалось, принадлежала крикету.

В начале XX века, до теории Большого взрыва типов телосложения, инструкторы по физкультуре и спорту считали, что «средний» тип телосложения идеален для всех спортивных начинаний. Но как они ошибались! Генетики и физиологи доказали и продолжают находить доказательства того, что определенный вид спорта требует спортсменов с определенными физическими характеристиками.

В конце 2007 года престижный научный журнал «Science» опубликовал статью, освещающую прорывную тему года в области генетики «генетические различия»: «Секвенирование ДНК стало дешевле и быстрее, и ученые стали все чаще проводить исследования и подтверждать наши различия».

Только определенное исследование сможет выявить определенный ген, рассказать о вашей уникальности. Как показало исследование НАСЛЕДИЕ, одна программа тренировок может произвести широкий спектр физических изменений. В испытуемой группе не было ни одного человека, кто не ответил бы на тренировки. Конечно, сейчас речь идет не только об искомых спортивных навыках: у кого-то снизилось кровяное давление, у кого-то стабилизировался уровень холестерина. Каждый человек ответил на тренировки индивидуально, в своей собственной уникальной манере. Каждый, кто принял участие в этом увлекательном путешествии вглубь самого себя, помог себе и мировой науке получить ответы на нужные вопросы.

По словам доктора Дж. Таннер, известного специалиста в области развития роста (и барьериста мирового класса), «каждый человек относится к определенному генотипу. Таким образом, для оптимального развития нам всем нужна определенная среда».

Тренируйтесь, и удача вам обязательно улыбнется!

<<< Назад
Вперед >>>
Оглавление статьи/книги
Похожие страницы

Генерация: 3.951. Запросов К БД/Cache: 3 / 1
Вверх Вниз