Книга: Путешествие Жана Соважа в Московию в 1586 году. Открытие Арктики французами в XVI веке

Остров Соловки [Solochi]

<<< Назад
Вперед >>>

Остров Соловки [Solochi]

Я невольно чуть не забыл рассказать вам об этом острове. Но план его был мне передан [в моем доме в Париже] одним примечательным дворянином из Московии, прозываемым Петр де Рагуз, и я бы пренебрег своим долгом, если бы в память о нем не представил вам остров таким, какой он есть. Это именитый деятель сказал, что был послан сюда своим королем, чтобы охранять купцов [здешних] его волею, которая состоит в том, чтобы у них был свободный доступ (если они хотят торговать в той стране), как и у датчан, шведов и англичан.

Кроме того, что эти земли очень холодны, и температура воздуха противоположна той, что в наших краях, и в зимнее время часто видишь море и реки, а также озера, покрытые льдом: но летом нет места в мире, где было бы жарче, чем в Московии, и это главная причина того, что купцы, за исключением шведов, норвежцев и, и с недавних пор, некоторых англичан, совершенно не желали ездить туда торговать; или же потому еще, что морские опасности там весьма велики, и это заставляет многих отправляться в объезд. Если французы желают предпринять это далекое и опасное путешествие, плывя через Балтийское море, то они, оставив Англию и Шотландию слева, глубоко продвинутся в Германское море[503], вплоть до залива[504], оставляя Норвегию слева, а Данию справа.

Но поскольку этот залив опасен, те, кто хочет дойти до островов и материка Московии, не идут по этому пути, но вдоль берегов Швеции[505], оставляя слева большой остров Шеландию[506], острова Исландию, Фрисландию и бесчисленное множество других островов, островков, скал и берегов (?), курс держат все время на север в великий Гиперборейский океан, пока не окажутся на широте Рустенских островов и замерзшего моря. Слева они оставляют красивый остров Колгуев, самый богатый зверем на всем этом море, на 66 градусах 30 минутах широты и 82 градусах долготы; затем они направляются на юг и входят в большой залив или ривьеру соленого моря между мысом Тела Христова и мысом Доброй удачи[507], меж которыми большую опасность представляют ветра и пески, потому что глубина воды там не превышает восьми брассов, а на берегах моря, что на одном, что на другом, множество весьма высоких гор.

Наконец, если у вас хороший ветер или несильный прилив, вы можете бросить якорь на острове Соловки, который находится на тех же широте и долготе, что и материковые земли московитов, о которых я вам рассказывал выше. Порт с южной стороны, вмещающий 50 кораблей, весьма хорош [чтобы там бросить якорь, поскольку в нем не менее 15 брассов глубины], хотя вход в него очень узок. На берегу моря очень красивая местность и базилианский[508] монастырь. Почти до своего северного конца остров пустынен, так как там много песка и гравия. С западной стороны множество больших скал, в четверть и получетверть лье в окружности; между ними расположен мыс Милости [cap de Grace]. Там же очень хороший порт для стоянки тридцати судов. С противоположной стороны, в восточной части острова, вы найдете рейд, где можно бросить якорь; но там каждый день дуют северные ветра, и корабли проплывают дальше.

На этом острове вы увидите красивое озеро с соленой водой, в котором водится много очень хорошей [очень большой и длинной] рыбы. Ее ловят, когда озеро замерзает, подобно обитателям материка. Островитяне называют озеро Косганья [Cosgagna] – это слово на татарском или турецком языке означает попросту «гора»[509]. Возможно, это озеро получило свое имя от гор, холмов и высоких строевых лесов, которые его окружают, тем более что на острове весьма много жителей [как и во всей материковой стране], и, как следствие, там могут делать очень хорошие корабли. Там совсем нет [больших] фруктовых деревьев, таких как орешник, миндаль, груши, яблони, и других, а также виноградников: они не выдерживают чрезмерного холода в этих краях.

Именно в этих странах имеется множество крупных животных, называемых элан[510], рог и копыта которых имеют очень большую ценность для тех, кто поражен сильной болью [эпилепсией?]. Я это знаю, так как опробовал это средство на беднягах, страдавших от этой болезни, и они получали большое облегчение, когда я накладывал на них копыто этого животного. Это было во время моего пребывания на канадском берегу. И я могу вас в этом совершенно уверить, поскольку одно из этих копыт я держу у себя в кабинете в Париже.

Что касается этого острова, то он населен простым народом, подчиняющимся закону герцога Московского, который носит титул императора Российского, господина Владимирского, Новгородского, императора Казанского, Астраханского и Псковского, великого герцога Смоленского, Тверского, Ингрии[511], Пермии, Вятки, Булгарии, Нижних стран Серингонии[512], Рязани, Полоцка, Ярославля, Белоозера, Ливонии, Удорской земли, Обдорской и Сибирских земель и других великих стран и провинций, находящихся в северной стороне[513], каковые страны в большинстве своем согласны с греками в вопросах религии и употребляют славянский язык, как я собираюсь рассказать в главе, посвященной малой Кефалонии. Вещь восхитительная, учитывая, что эта славянская страна в свою длину не содержит больше 120 лье, если брать от реки Дрины [Drine][514] до реки Арс [Arse][515], и в ширину тридцать, если брать от моря и до хорватских гор.

В этой стране множество гор, главным образом со стороны Каринтии, а пределы ее почти столь же обширны в Азии, как в Европе, на востоке, как на западе. Но собственно Московия, а также богатейшие и самые прекрасные области, неотделимые от нее, находятся в Европе. Азиатские же земли отделены друг от друга и часто находятся в окружении татарских народов, которые не подчиняются государям московским. Они не могут считаться частью страны; таким образом, ее величие и главная часть страны этого господина (государя) (несомненно) относится к Европе.

Что же до нравов местных жителей и других более подробных замечаний относительно Московии, я вам уже достаточно об этом говорил в моей «Космографии» и в моей «Истории знаменитых людей», собранных в главе, которую я сделаю по путешествию, совершенному одним французским мореплавателем по имени Лё Соваж в году тысяча пятьсот шестьдесят шестом[516], не упустив ничего из нравов и обычаев этих народов и других полезных наблюдений для мореплавателей, которые захотят предпринять такое путешествие [в Московию и окружающие страны] и отдаться на милость ветров, опасностей и рисков морского путешествия, которые там чаще встречаются, нежели меж двумя тропиками и в других теплых странах. Я вернусь к нашему острову, который очень красив, богат торговлей и людьми, и не слишком удален от городов Святого Николая [Saint Nicolas] и Холмогор [Colmogor], построенных на реке Пинеге. Напротив него расположен Тетрен [Thetren], орошаемый рекой Дианон [Dianon] и Нордембург [Nordembourg], с которым соседствует Варзуга [Vaoulga], впадающая в большое Белое озеро в стране Бьярмии[517].

Эти города полны торговли. Главным образом там торгуют пушниной, медом, воском, жиром наземных животных, рыбой соленых морей, кожами, рогатым скотом. Здесь нет ни золота, ни серебра, ни вина, если только их не привозят откуда-то. Я не хочу забыть сообщить вам, что [на острове Соловки есть очень красивый и великолепный базилианский монастырь, о чем я уже говорил выше и первый из всех в этой стране и] духовные лица этой страны имеют хорошие доходы, хорошо устроены, живут на греческий лад, не подчиняясь ни Папе, ни прелатам Римской церкви. Священники там женаты. Там нет ни одного из четырех нищенствующих орденов, ни картезианцев, гилбертинцев, бенедиктинцев, бернардинцев, иеронимитов, ни вообще монахов, подобных тем, что есть у нас.

Остров простирается в длину с северо-востока на юго-запад, а в ширину с востока на юго-запад. Общее название этого моря – Ледовитое или Северное. Другие его называют Кроническим, Арктическим, Мертвым, Скифским, Кабенным, а пруссы и московиты зовут его Печорским морем [Pezorke-mori?]. Оно считалось несудоходным, поскольку думали, что оно находится в холодной стране, полно льдов и в нем весьма трудно найти путь для корабля. Это мнение древних, которые и жаркий пояс считали несудоходным из-за его крайней жары. Опыт меня научил обратному, как я вам уже показывал ранее [В моей «Всеобщей Космографии» и моей книге наблюдений о южных странах]. Не только эти страны обитаемы, но и все другие земли Антарктики, и земли нашей Арктики, и ближайшие к ним острова. Я имею в виду их народы, от Гиперборейских гор и к северу, и от Скифского океана до бьярмов, карелов, финнов, татар, прокопитов[518], гамаксобиев[519], кочевников, ногайцев и гор Име[520].

Что до стран, соседствующих с этим морем, они совершенно покрыты чрезвычайно высокими и густыми лесами и орошаются многими реками, среди которых Волга или Ра [Rha], самая большая из тех, что текут к югу, впадающая [заканчивающаяся] в Гирканское море [mer Hyrcane][521] многими [двадцатьюшестью] рукавами. Второе место занимает Танаис [Tana?s][522], отделяющий Азию от Европы и впадающий в Меотийское болото [Palus M?otis][523]. Затем Борисфен [Boristh?ne] или Днепр [Dniepr], который впадает в Понт Евксинский [Euxin] или Наибольшее море [Mer Major][524]. Иные же реки, текущие, подобно Оби [Oby], на север, столь широки, что их нельзя пересечь в один день, даже находясь на расстоянии более чем в пятьдесят лье от этих стран и от моря. Некоторые из древних сильно заблуждались, утверждая, что эта река вытекает из Гирканского моря. Что до Двины [Fina], она впадает в море шестью рукавами. Онега соединяется с заливом Соловки, где расположен наш остров. Она не такая бурная, как другие, за исключением трех месяцев в году.

Я могу сказать, что в Европе нет реки, которая бы орошала и пересекала больше стран и областей, чем Онега [Onega]. Прежде чем отдать свой поток морю, она образует много красивых озер, в том числе одно, которое на их языке называется Бятла-озеро [Bialta-ozera][525], в шести днях от Новгорода-Великого, посреди которого есть красивый остров, имеющий одно лье в окружности, оборудованный крепостью, куда во время войны помещают самые большие сокровища правителей страны[526]. [Далее следует общее рассуждение о языках]

Впрочем, этот народ московитов, хотя они и христиане-схизматики, поскольку их священники женятся, как уже сказано, на манер греков и других левантийских христиан, имеет великое почтение к святым местам Иерусалима, и делает им много добра, но не латинянам и не тем, кто им следует. Так же поступают и армяне, несториане, грузины, мегрелы, греки, абиссинцы, копты, якобиты и другие отделенные от Римской церкви. Король, правящий московитами в настоящее время, зовется Феодор сын Иоанна, сына короля Василия, почившего в год 1585 (1583?). Он большой законник, любит добродетель и склонен к общению с людьми [редкость, по причине того, что большинство его подданных слишком любят войну и охоту. Эта страна во все времена была грубой, и вы здесь не найдете ни городов, ни замков, ни колонн, ни пирамид, ни акведуков, ни колоссов, ни обелисков, ни медалей, ни античных монет, как и у скифов или татар].

<<< Назад
Вперед >>>

Генерация: 1.503. Запросов К БД/Cache: 3 / 1
Вверх Вниз