Книга: Путешествие Жана Соважа в Московию в 1586 году. Открытие Арктики французами в XVI веке

Остров Кильдин [Gilledin]

<<< Назад
Вперед >>>

Остров Кильдин [Gilledin]

Выходя из Вардехуза, нужно взять курс на зюйд-ост и бросить якорь у реки Колы, где в устье есть красивый остров, прозываемый Кильдин, отстоящий от Вардехуза на тридцать лье.

Поскольку тот остров Кильдин ни заселен, ни обитаем, король Дании в наше время написал императору России, что остров принадлежит ему и что он хочет заполучить его дружбой или силой. Наши увидели, как отправлялись послы герцога Московии по этому случаю.

В остальном же от вышеупомянутого острова Кильдин до мыса Гуаллан[491] насчитывается сорок восемь лье, и следует держать курс на зюйд-вест и норд-вест. На пути можно увидеть множество других островов, лежащих вдоль материка, и среди прочих семь островов больших и среднего размера, которые называют Семь островов. Это очень красивая земля, населенная всякого рода животными: наземными, летающими и водоплавающими[492]. Тем не менее, от Колы и до Святого Николая нет ни одного обитаемого места, из-за снегов, которые там лежат еще в июне и июле; впрочем, там в это время еще стоят сильные холода.

Оттуда вам нужно идти к мысу Гуаллан, отстоящему от мыса Алибай[493] на шестнадцать лье или около того, и следовать прямо на норд-норд-вест, румб к норду, вплоть до трех островов, соседствующих с мысом Пенной[494]. От него до мыса Поллеж девять лье; там находится овальный остров[495], и имеется хороший промер глубины, и якорная стоянка. От вышеупомянутого мыса Поллеж до мыса Петренн[496] насчитывается четырнадцать лье, и идти нужно на вест, зюйд-вест, ост и норд-ост, земли там достаточно хорошие и ровные, засаженные густыми строевыми лесами, в которых, как говорят местные жители, водится множество диких зверей – медведи, волки и другие.

Пройдя этот мыс Петренн, нужно идти до мыса Буасомберт[497], который находится на другом берегу. Здесь заканчиваются земли лопарей. Мыс находится на расстоянии тринадцати лье и здесь есть где бросить якорь.

От этого мыса до Святого Николая восемнадцать лье, а направление хода – норд, румб норд-норд-ост, и зюйд, румб на зюйд-вест. Прилив и отлив в море на брасс, и они могут быть с запада и востока. И если проплыть около восьми лье, открывается башня Святого Николая, которую нужно оставить сбоку от себя, а острова по левому борту; и доплыв до уровня островов, очутишься у начала отмели божественной реки[498], которая течет из Московии и проходит мимо Вологды [Valdequa], Холмогор [Colmocrot], Святого Михаила, потом Вьены[499], затем приходит к Пудожемскому устью, где есть рейд у начала отмели. Здесь нужно бросить якорь на шести брассах глубины, ожидая подходящего времени, потому что на расстояние два лье в море глубина на отмели всего два брасса.

От начала отмели на входе в вышеупомянутую божественную реку и до Святого Михаила двенадцать лье и много отдельных островов, между которыми ходят все лодки, что идут платить торговые пошлины к Святому Михаилу, который представляет собой укрепленный замок, сделанный из массивных переплетенных бревен; и они так хорошо строят из этих бревен, без гвоздей, без штифтов, пользуясь одним только топором, что это совершенно безупречная работа. И нет ремесленника, который мог бы соорудить что-либо более достойное восхищения.

Итак, приплыв в город Святого Михаила в двадцать шестой день июня, наши купцы отправились побеседовать с губернатором и сделать доклад, как это принято. Когда губернатор услышал, что мы французы, он весьма обрадовался, и сказал нам через переводчика добро пожаловать, и приказал наполнить свою чару, или серебряный кубок; ее нужно было осушить и вновь так же поступить трижды. Выпив эти три кубка, думаешь, что все закончено, но худшее идет после того. Нужно выпить еще чашу, полную водки, и ее там так много, что у многих, кто выпил больше, чем следует, в особенности у иноземцев, раздуваются живот и горло. Это часто причиняет им большие боли и нередко смерть. И это еще не все: поговоривши немного, нужно выпить за здоровье вашего короля, от чего не осмелитесь отказаться. Ибо таков закон этой страны – много пить.

Будучи на якоре, выгружают товары в замке – большой бревенчатой загородке, где стоят восемьдесят или сто домов, закрывающихся на ключ. Здесь иноземные купцы устраивают свои склады и хранят свои товары, а у местных купцов другие склады, почти такие же.

Оттуда до Московии очень долгий и трудный путь. И из тех краев московитские купцы приводят большие гребные корабли, груженные салом, льном, воском, пенькой, буйволиной кожей и большими лосиными шкурами. Купцы продают эти товары на площади перед вышеназванным замком, отдавая их тому, кто даст б?льшую цену.

Нужно представлять, что большие и средние суда, которые приходят туда на погрузку для англичан, должны заплатить лишь торговую пошлину в замке Святого Михаила, где установлены более сорока пушек из красной меди, большого калибра и дальнобойных. И англичане, рассчитавшись с таможней, везут свои товары к началу отмели, чтобы отправиться к Святому Николаю. Ибо большие корабли не смогут пройти отмель Святого Михаила, а нужно, чтобы они поместились у острова Святого Николая, который достаточно мал. На нем стоит высокая и мощная башня, и там всего два или три дома, которые охраняют солдаты.

Нужно заметить, что все товары приходят к Святому Михаилу в начале августа, и иногда раньше, тем более что на торговые дела остается всего пятнадцать-двадцать дней.

[Они прибывают заранее], потому что корабли нужно чинить, и, снарядив их, пускаются в путь против течения до города, который называется Холмогоры, находящийся на расстоянии двенадцати лье, где купцы расплачиваются, и погружают на корабль лошадей, если не желают ехать по земле. И это зависит от их воли.

И на выходе из вышеназванных Холмогор нужно сто, а иногда и двести человек, чтобы тянуть корабли против течения до Вологды, большого торгового города, отстоящего от Холмогор на две сотни лье; в этом месте нужно разгружать товары, поскольку корабли не могут подняться выше по течению, и пребывают названные товары в Вологде без разгрузки до тех пор, пока страна не замерзнет и не схватится льдом, и тогда товары везут в Московию, до которой еще сто пятьдесят лье, и везут их на маленьких повозках без колес, подкованных снизу, чтобы лучше скользить по льду, и каждую повозку влекут два крупных зверя, которых они называют эллан [зелан у Соважа][500], которые бегут быстро, а пищи для них нужно немного.

Приехав в Московию, купцы вновь погружают свои товары, когда реки замерзают, примерно в сентябре[501] или январе, и везут их другими повозками в Вологду, где есть проконопаченные суда среднего размера, и ждут, когда река растает, чтобы везти их к Святому Николаю, или Святому Михаилу, или в Колу, и в другие города, где они торгуют. И можете поверить, что в течение двух месяцев, что мы там были, мы видели, как туда пришло более двухсот пятидесяти больших кораблей, груженных рожью, солью, салом, воском, льном и иными товарами.

Нужно, чтобы маленькие суда, которые ходят по морю, вернулись в конце августа месяца или, самое позднее, в середине сентября, поскольку море полностью схватывается льдом и замерзает в одну ночь; по мере того, как, когда солнце приближается к равноденствию, здесь становится очень холодно и влажно, как видно из опыта.

А что до деревьев, которые растут в этих странах, то это ели, кедры и другие нежные и мягкие деревья, которые совсем не годятся, чтобы делать из них днище корабля[502].

<<< Назад
Вперед >>>

Генерация: 1.314. Запросов К БД/Cache: 3 / 1
Вверх Вниз