Книга: Путешествие Жана Соважа в Московию в 1586 году. Открытие Арктики французами в XVI веке

IV.3а. Альтернатива: Северный путь

<<< Назад
Вперед >>>

IV.3а. Альтернатива: Северный путь

Уже за десять лет до этого Шарль де Данзей предлагал использовать Северный путь. Но, чтобы французские купцы могли на нем преуспеть, посол Данзей выдвинул три предварительных условия:

1) согласие на это Дании и Московии;

2) присутствие в Московии представителей торговых домов;

3) доброе согласие между французскими купцами.

Дело в том, что у голландцев и англичан не было желания делиться своим куском пирога с новичками. Наш «экспатриант» уже заметил, что за границей его соотечественники ведут себя скорее как галльские племена, чем как единая нация. Как истинный болельщик, купец, конечно же, по-настоящему счастлив, если ему удалось провернуть удачную сделку… но он не меньше рад и проигрышу соперничающей команды.

Следующее письмо было написано в 1571 году, раньше, чем письма, которые мы приводили выше.

[Письмо королю (Карлу IX) от 15 июля 1571 года]

Поскольку в настоящее время торговля с Россией проходит в двух местах, а именно на востоке и на севере, мне кажется, Сир, что для лучшего обеспечения торговли вашим подданным были бы необходимы две вещи: во-первых, чтобы Ваше Величество соблаговолили направить посольство к императору России, дабы приобрести как на востоке, так и на севере такие же привилегии, что и у англичан, или чтобы испросить других, более обширных, таких, какие Вашему Величеству показались бы необходимыми, чего Вам было бы весьма легко добиться. Нормандцы завидуют тому, что бретонцы и их соседи там торгуют; и все они не могут выносить ни парижан, ни жителей других городов, расположенных на Средиземном море. Мне довелось иметь с ними великие трудности из-за подобных разногласий. Когда им предлагают мудрые средства, коими немцы, англичане, нидерландцы и другие нации пользуются в чужеземных странах для безопасности и удобства своей торговли, они их очень хвалят и признают весьма полезными и необходимыми, но заставить их действовать подобным же образом нет надежды, Сир, разве что если Вы отдадите приказ и используете свою власть.

Вашему Величеству будет легко достигнуть этого, если Вы запретите, чтобы кто-либо торговал с русскими без Вашего разрешения или разрешения особого человека, которого Вы для этого назначите. Предусмотреть все необходимое для безопасности этой торговли очень легко. Главное, чтобы несколько добрых людей были избраны общим согласием купцов и чтобы они постоянно жили в тех местах и заботились об общей пользе по обычаю других наций, а также правдиво сообщали Вашему Величеству обо всех происшествиях, которые там произойдут, могущих помешать или повредить торговле как общей, так и частной, чтобы Ваше Величество могли с большей уверенностью отдавать приказы. В противном же случае, я предвижу, что ваши подданные будут в скором времени лишены этой торговли, которая выгодна и необходима всем, к негодованию всех соседних властителей. Я был одним из первых, кто заявил о важности этой торговли для блага всех ваших подданных, Сир, как я и был должен, и никто не скажет, что я хоть раз получил с этого хотя бы один денье, ни публично, ни каким-либо частным образом. Важность этой торговли и мой служебный долг предоставили мне случай написать Вам об этом подобным образом, Сир, в надежде, что Вас не оскорбит столь длинное послание.

Чтобы быть уверенным в том, что его хорошо поняли, он в тот же день адресует письмо «Монсеньору» (возможно, будущему Генриху III или государственному секретарю монсеньору Клоду Пинару).

Монсеньору [15 июля 1571 года]

Монсеньор. Хотя я столь пространно написал королю о том, что связано со службой ему, и о других частностях, что нет никакой необходимости рассказывать об этом еще раз, тем не менее, чтобы наилучшим образом обеспечить торговлю с Россией, от которой Французское королевство обретет неисчислимые преимущества, я Вам скажу, что было бы совершенно необходимо получить такие привилегии и свободы в России, как на севере, так и на востоке или со стороны Нарвы, какие там имеют англичане, или, при необходимости, более обширные, и его величество легко получит их от императора России, когда он их попросит. Кроме того, нужно устроить, чтобы у французских купцов появились несколько поверенных или прокураторов, добропорядочных людей, которые будут жить в России и заботиться об их делах, как это делается у других наций, и не позволять, чтобы их мелкие частные интересы помешали общей выгоде, что король сделает легко, если не позволит, чтобы кто-либо отправлялся туда без его согласия или согласия того, кого он для этой цели назначит.

Северный путь не слишком длинен и не слишком опасен; по нему можно пройти безо всяких препятствий, если на то будет дозволение вышеупомянутого императора России, которое надо обеспечить тем скорее, что путешествию в Нарву многие мешают или легко могут помешать.

Данзей настолько растерялся из-за ссор между французскими купцами, что не видит другого способа прекратить их, кроме как прибегнуть к королевской власти…

Десятью годами позже уже сами французские купцы-мореплаватели предложили осуществить этот проект. Продолжим чтение письма от 7 сентября 1581 года, не забывая, что Святой Николай – это место, где купцы бросают якорь в устье Северной Двины.

[Продолжение письма королю от 7 сентября 1581 года]

Многие французские купцы сообщали мне, что нарвская или русская торговля приносит им большую выгоду, благодаря количеству воска, кож, жира, льна, пеньки и многих других товаров, которые оттуда везут по приемлемым ценам. Следовательно, если они больше не смогут продолжать торговлю через Немецкое море, которое они называют Восточным, они легко могут это сделать, отправившись северным путем к Святому Николаю, как это обычно делают англичане и некоторые другие нации, не платя никакого сбора, ни пошлины, так как король Дании до сего времени ни мешает торговле, ни запрещает ее. Но чтобы лучше обеспечить ваши интересы (Сир) и добиться, чтобы англичане или иные не чинили им никаких препятствий, было бы полезно, чтобы Ваше Величество соблаговолили написать императору России и склонить его в пользу ваших подданных, и получить от него такие же привилегии и неприкосновенность в его землях, какие он даровал англичанам. Он предоставит их (как я полагаю) тем более легко, что у него серьезные и могущественные враги, которые активно теснят его со всех сторон. Кроме того, он будет нуждаться во многих французских товарах, и французы смогут их туда легко доставить.

Торговля была выгодной, и французам тоже было что предложить: вино, но прежде всего соль, необходимую для хранения продуктов в то время (отсюда налог на соль). Производство соли было огромным. Чтобы вести эту торговлю, корабли должны были проходить через пролив Эресунн между Северным и Балтийским морем, который контролировали датчане. Шведы, в свою очередь, заставляли купцов торговать в Ливонии, чтобы самим извлекать выгоду из этой торговли. Их могучий военный флот позволял им прервать торговлю в любой момент. Таким образом, торговля между Францией и Московией полностью зависела от доброй воли двух других стран (не считая Польши).

Конечно, наш посол старается сообщать и о положении в регионе: Ливония, Московия, Швеция, Польша, взятие и сдача Ревеля, Нарвы, союзные договора, разрывы союзов, перемирия, разрывы перемирий… Нет сомнений, что вся эта запутанная распря не могла вдохновить слабого короля Генриха III, вокруг которого шли религиозные войны[369].

Письмо королеве-матери от 28 октября 1581 года заслуживает того, чтобы привести его целиком. Оно указывает, что Северный путь выгоден, но сначала нужно заручиться разрешением и покровительством датчан и московитов, в противном случае англичане могут быстро разгромить французских купцов, которые решительно не могут договориться друг с другом.

В конце письма Данзей просит денег; он практически умоляет. Впрочем, абсолютное большинство его писем заканчиваются подобным образом. В то время послам платили очень мало и очень нерегулярно, они были все отягощены долгами, так как должны были тратить свои деньги на выполнение посольских задач. В некоторые периоды Данзея даже объявляли заключенным (он не мог выехать из Дании), когда же король приказывал заплатить ему, финансисты становились глухими и тянули с выплатой вознаграждения, как могли…

Королеве, матери Короля [28 октября 1581]

Сударыня! Я не буду вновь докучать Вашему Величеству рассказом о том, что уже содержится в моих письмах к королю. Не нужно надеяться, что король Швеции вернет что-либо из кораблей и товаров, которые он изъял у французских купцов, если Ваши Величества не прибегнут к иным способам, чем те, которыми они действовали до сего момента, и я вынужден заявить об этом живо, чтобы положить конец длительному и бесполезному домогательству со стороны этих купцов. Поскольку московит потерял Нарву, можно предположить, что он будет очень доволен, если иностранцы станут торговать с его странами на севере, и что они там будут приняты благослоклонно; кроме того, можно надеяться, что если Ваши Величества обратятся к нему с просьбой предоставить их подданным такие же привилегии, как те, что он предоставил англичанам и нидерландцам, он легко на это согласится. Навигация Северным путем безопасна, а путешествие осуществляется в один месяц или в пять недель. Купцы не платят никакой пошлины и ввозят туда с собой свободно те товары, какие хотят.

Англичане присвоили себе этот торговый путь и, насколько могут, мешают другим нациям там торговать. Тем не менее, некоторые компании или торговые общества из нидерландских купцов, получившие такие же привилегии от московита, как и англичане, торгуют там свободно.

Англичане и нидерландцы располагают складами в городе Москве, в которых они могут размещать свои товары, и, пользуясь своими привилегиями, свободно торгуют с русскими. Так они распространяют свои товары по стране и там же покупают (даже зимой) те, что они считают необходимыми и выгодными, направляя их в те северные порты, какие сочтут удобными. Или же, когда приходят их корабли, груженные товарами, предназначенными для России, их незамедлительно принимают, и суда тут же грузятся теми товарами, что уже заготовлены, что происходит два раза в год. Такая торговля приносит за одно путешествие по меньшей мере сто процентов прибыли. Несколько купцов из Дьеппа написали мне, что хотели бы отправить туда корабли этой весной, если королю Дании будет угодно это позволить; я им ответил, что не знаю о желании короля этому воспрепятствовать, и что он не запретит такую торговлю, не предупредив об этом заблаговременно христианских государей. Если Ваши Величества напишут московиту о получении привилегий, я прекрасно знаю, чем это обернется для всей французской нации в целом. Если Ваши Величества получат эти привилегии, но французские купцы не будут располагать ни складом в России, ни поверенным в делах для удобства торговли, подобно другим нациям, я не могу предвидеть, что с ними может произойти, кроме ущерба и позора. Тем не менее, Сударыня, если некоторые купцы частным образом будут умолять Ваше Величество ходатайствовать о них перед московитом, мне кажется, что было бы крайне необходимо, чтобы Вы им приказали добиваться в первую очередь двух важных целей. Одна из них – привилегии, другая – чтобы московит приказал всем северным портам, находящимся в его власти, любезно принимать французов и недвусмысленно запретил чинить им какое-либо насилие или ущерб под страхом смерти и конфискации имущества. Если французские купцы смогут получить от московита эти два пункта, они будут застрахованы от насилия со стороны англичан и других наций, и в конечном итоге, будет зависеть только от них, чтобы они получили такую же большую выгоду, как и их соседи.

Я специально рассказал об этом, Сударыня, потому что знаю, что Ваше Величество в высшей степени желает добиваться прибыли и пользы своих подданных и всячески их увеличивать. Но французские купцы настолько разобщены и завистливы друг к другу, что они ничего не предпримут сообща, если их к этому не побудят власть и мудрые внушения Вашего Величества; если же каждый будет там торговать на свой страх и риск, это обернется для них лишь разорением. На то, что должно предпринять, ясно указывают методы других народов. Я нижайше умоляю Ваше Величество, Сударыня, меня простить, если я Вам докучаю своей речью. Сударыня, я оказался в крайне постыдном положении лишь потому, что верно и незамедлительно следовал приказам Ваших Величеств, и я вынужден снова указать на это Вашему Величеству. Король должен мне много денег, что достоверно подтверждено. Более двенадцати лет назад Ваше Величество приказали, чтобы мне возместили 2000 экю. Однако я платил проценты из расчета 12 %, что составило не меньше 3000 экю, но так и не смог получить из этой суммы ни единого денье, какие бы указания Ваше Величество ни сделало на этот счет. Я ни разу не получал какого-либо вознаграждения за мою долгую и беспрерывную службу, и я, в моем нынешнем возрасте, в настоящее время арестован до тех пор, пока не смогу заплатить свои долги, которые я сделал, чтобы выполнить свой служебный долг. Но, Сударыня, я уверен в справедливости, благосклонности и милосердии Вашего Величества, в том, что Вы дадите мне средство вернуть мою честь и былую свободу, что было бы справедливо и обоснованно, и как то подобает по моей верной службе.

Сударыня, я нижайше молю Создателя и т. д.

Из Копенгагена, 28 октября 1581 года.

Но король Дании не слишком благосклонно относился к возрастанию северной торговли. Кораблем больше в Ледовитом океане – кораблем меньше на Балтике, а для королевства убыток. Доход от Эресуннского пролива был очень важен для Дании. Данзей в своих письмах называет этот пролив Эльсенёр, офранцуживая название датского города Эльсинор (Хельсингёр); именно в нем разворачивается действие шекспировской пьесы «Гамлет» (посвященной датскому принцу). Фредерик II считал, что Ледовитый океан принадлежит ему[370], и в конечном итоге потребовал пошлину и с тех кораблей, что выбирали Северный путь. Чтобы заставить себя уважать, он, не колеблясь, решил прибегнуть к силе. Шарль де Данзей сообщает об этом королю в письме от 9 марта 1582 года.

Королю. [9 марта 1582 года]

Сир! Король Дании, оценив великую потерю, которую он бы претерпел, если бы торговля, которую христианские государи привыкли вести с русскими через Восточное море, продолжилась на севере, а он не получал бы от нее никакой выгоды (как это случилось с ним, когда несколько лет назад этим путем начали торговать англичане и голландцы), решил им помешать, снарядив с этой целью двенадцать военных кораблей. Он отправил посланника к королеве Англии, и просит ее, чтобы она запретила своим подданным торговлю Северным путем, которую они предприняли вопреки старинным договорам и союзам между королевствами Англией и Данией. Он отправил посланника и к королю Испании по тому же поводу, чтобы всем напомнить о правах, которые он имеет на порты этого моря, где осуществляется перевозка товаров, и просил меня предупредить Ваше Величество, чтобы французские купцы не шли тем путем. Я ему указал, что не следует мешать общей торговле, и если он является сеньором портов, через которые осуществляются перевозки по северному пути, он мог бы установить приемлемую пошлину. И поскольку, Сир, купцы из Дьеппа меня ранее предупредили, что они намереваются торговать в этом году и послать туда несколько кораблей, и для своей безопасности они хотели бы иметь паспорта от короля Дании, я ему предложил этот способ, с которым он согласился, и он обещал мне, что как только узнает Вашу волю, Сир, он сразу же вышлет паспорта для французских купцов, достаточные для плавания и такие, что Ваше Величество будут довольны.

Как это часто бывало, в ответ на соображения Данзея по поводу торговли с Московией король велел ему продолжить действовать в поддержку французских купцов и позволил ему делать то, что он считает наилучшим с точки зрения интересов королевства. Вот отрывок из ответа Генриха III от 6 мая 1582 года (BnF, fr. ms. 3304, f. 22):

Теперь касательно торговли, которая обычно совершалась по Восточному морю [Балтийскому], и которая в настоящее время может совершаться по Северному пути, чему хочет помешать король Дании, и о пошлине, которой он хочет ее обложить, о чем вы мне подробно сообщили в своих депешах. Я хочу, чтобы вы в этом отношении делали от моего лица то же, что сделают другие короли и государи для своих подданных. Я убежден, что если вы сможете, вы сделаете еще лучше и добьетесь еще больше выгод для моих подданных, чем другие короли и государи, учитывая, что я вас держу там [в Копенгагене], а у них там никого нет [по-видимому, это единственный постоянный посол в Копенгагене].

Тем временем Генрих III оказался на стороне Португалии и против Испании в войне за португальский трон, и французский флот был уничтожен испанцами у Азорских островов[371]. Испанцы оказались хозяевами большей части морей. Король Франции хотел купить новые корабли, Данзей неоднократно предлагал ему строить их в Норвегии.

Как в предыдущем письме, Данзей вновь говорит о купцах из Дьеппа, которые желают торговать Северным путем; он пришел к соглашению с датским королем, что корабли могут ходить, если будут платить ему пошлину, которая, как Данзей надеется, будет приемлемой.

[Письмо королю от 18 мая 1582 года]

Поскольку несколько купцов из Дьеппа писали мне прошлой зимой, что они желают пойти этой весной Северным путем к Святому Николаю[372], чтобы проверить, могут ли они получить выгоду, и по этой причине просили получить паспорта от короля Дании, подтверждающие их неприкосновенность, я предложил это королю и мы договорились, что он отдаст приказ капитанам военных кораблей, которые он послал на север, не чинить никакого препятствия, ни каких-либо обид французским кораблям, которые пойдут туда в этом году. Также я взял на себя обязательство оплатить паспорта для тех французских кораблей, которые предпримут путешествие. Что касается цены, он мне ее пока не объявил. Я надеюсь, что она будет приемлемой. Кроме кораблей, которые уже отправились на север, он держит еще двенадцать лучших наготове. Тем не менее я совершенно не думаю, что он собирается им помешать.

В письме от 25 июля 1582 года король благодарит Данзея и даже упоминает о Святом Николае (за два года до основания Архангельска):

С вашей стороны было очень хорошо и то, что вы добились и обеспечили в тех краях свободу торговли купцов, моих подданных, которые пожелают отправиться к Святому Николаю вдоль северного берега, так, что им не будет причинено никаких бед и обид во время их плавания по датским проливам и вдоль датских берегов[373].

<<< Назад
Вперед >>>

Генерация: 1.231. Запросов К БД/Cache: 3 / 0
Вверх Вниз