Книга: Каждой твари – по паре: Секс ради выживания

* * *

<<< Назад
Вперед >>>

* * *

Доктор Татьяна, здравствуйте!

Я – полынный сверчок. После недавней линьки я стал мужчиной. Исследуя свое новое мужское тело, я обнаружил на спине несколько зубов. Оригинальное место для зубов, ничего не скажешь! Скажите, зачем они нужны?

Несведущий в анатомии из Скалистых гор

Приходилось ли вам слышать о пружинном капкане? Он сделан из двух зубчатых дуг на пружине и в раскрытом виде похож на огромную зубастую пасть. Стоит животному привести в действие спусковой механизм – и капкан захлопывается, при этом челюсти схватывают добычу столь крепко, что она не в состоянии вырваться на свободу. В старину охотники использовали подобные капканы для ловли медведей, волков, норок, соболей и т. д. В Британии в XVIII столетии их использовали даже для охоты на человека. Я не шучу: огромные стальные челюсти ставились на тех, кто незаконно вторгался в чужие угодья, пытаясь поживиться чем-нибудь в поместьях аристократов.

Сегодня, к счастью, пружинные капканы на норку и человека почти повсеместно запрещены. Но мать-природа не разделяет подобной щепетильности. Зубы у тебя на спине – это пружинный капкан для ловли самок. Работает он следующим образом. У вашего вида принято заниматься сексом в позиции «женщина сверху». Когда ты выгибаешь спину вверх, чтобы ваши гениталии соединились, это движение служит спусковым механизмом, который захлопывает капкан на брюшке самки и прочно удерживает ее. Попав в плен, она будет заниматься сексом с тобой, хочет она того или нет. Да-да, этот капкан позволяет тебе совершить изнасилование.

Зачем тебе делать это? Просто мы живем в уродливом мире. У самок вашего вида тоже есть дурная привычка – пить кровь партнеров. Ты, наверное, уже заметил еще одну, помимо капкана на спине, особенность своей анатомии – мягкие, слабенькие задние крылья. Если попробуешь использовать их в полете, то, разумеется, далеко не улетишь. Увы, похоже, эволюция создала их для того, чтобы самка могла обгрызть их. Во время секса самка откусывает пару кусочков от этих крыльев, а затем с жадностью набрасывается на выступившую кровь. Впоследствии кровь высыхает, и твои крылья становятся похожими на странные уродливые скульптуры. При этом самки предпочитают девственников, еще не тронутых соперницами: кому захочется довольствоваться едой, которую кто-то уже пожевал? Однако подобная разборчивость создает проблемы вам, самцам: вы-то хотите спариваться не единственный раз в жизни! Вот почему, когда самка вскарабкивается самцу на спину, чтобы взглянуть на задние крылья, тот захватывает ее в капкан. Пусть даже ты и в самом деле девственник – это не имеет значения: так и так ты ее поимеешь. Однако если твои задние крылья уже изжеваны, лишь капкан может заставить ее остаться.

Не волнуйся, ты – не единственный обладатель приспособления для удержания строптивых девчонок. Посмотри на скорпионниц, насекомых с длинными, прозрачными крыльями-паутинками, покрытыми, как и спинка, пятнами. Самцы скорпионниц обладают так называемым «тыльным органом» – зажимом на животе, позволяющим удерживать самок под собой. Как и в вашем случае, этот орган используется при каждом половом акте, однако оружием он становится, только если требуется удержать партнершу помимо ее воли. А от чего зависит ее желание? От того, сможет ли самец хорошенько накормить ее.

Скорпионницы пользуются довольно старомодной системой знакомств: он платит за ужин, она расплачивается собой. Поскольку скорпионницы – хищники (точнее, падальщики, питающиеся дохлыми насекомыми), достойный самец прельщает самку каким-нибудь мертвым жуком. Дамы с готовностью отдаются кавалерам, способным обеспечить столь изысканную трапезу, однако достать ее отнюдь не просто. Для этого самцу иногда приходится спасаться бегством от паука, а это занятие опасное. (На заметку самцам скорпионницы: в вашем распоряжении имеется крупный, утолщенный пенис. Если вы попали в паучью сеть и хозяин собирается схватить вас – ударьте его пенисом, и он отступит. Девушки, если вы попадете в подобную ситуацию, попробуйте ударить бедолагу-паука головой.)

Если самец по тем или иным причинам – неважно, истинным или надуманным – не в состоянии добыть насекомое, он использует собственные слюнные железы для производства большого, аппетитного желатинового комка. Конечно, это не так вкусно, как насекомое, но все же сойдет. Однако некоторые самцы не хотят заниматься производством комка и не горят желанием рушить паучье хозяйство. Соответственно, им нечего предложить самке, и тогда они прибегают к силе.

И у полынных сверчков, и у скорпионниц насилие остается прибежищем конченых неудачников, обитателей общественного дна, которые не в состоянии передать свои гены потомству иным образом. Дело в том, что самцам этих видов выгоднее заниматься сексом с партнершей, горящей желанием, чем с разъяренной и сопротивляющейся. В первом случае половой акт длится дольше, самец выплескивает больше спермы, а значит, становится отцом большего числа детей. Однако если вам нечего предложить даме и вы не в состоянии соблазнить ни одной самки, принуждение становится для вас единственной доступной возможностью. Естественный отбор не благоприятствует хорошо воспитанным неудачникам. Если ты не в состоянии сделать девушке предложение, от которого она не сможет отказаться, и не хочешь прибегать к насилию, у тебя не будет детей, и гены благопристойного поведения исчезнут вместе с тобой.

Однако не следует думать, что все насильники – отчаявшиеся парни, не сумевшие завоевать девушку иным способом. К насилию прибегают также лобстеры, рыбы, черепахи, птицы, летучие мыши и приматы. Иногда личность насильника так и остается неизвестной: у малых бурых ночниц – разновидности летучих мышей – анонимные самцы облетают голые зимние ветви, с которых свешиваются их сородичи, и насилуют дам (а иногда и кавалеров), пребывающих в зимней спячке. А вот насильники-птицы – как правило, респектабельные женатые джентльмены. Возьмем для примера белолобых щурок – маленьких разноцветных птичек, живущих большими колониями в Центральной и Восточной Африке. Самцы и самки щурок живут постоянными парами, год за годом совместно обустраивая гнездо и выводя птенцов. Но пусть это не вводит вас в заблуждение. Жизнь белолобых щурок никак не похожа на семейную идиллию. Насилие процветает повсеместно. Стоит самке отлететь в одиночестве от гнезда, как ее начинает преследовать в лучшем случае один, а в худшем – до 12 самцов. Если им удается сбить ее на землю, они всем скопом запрыгивают на добычу, одновременно стараясь совокупиться с ней. В некоторых колониях вероятность быть изнасилованными у самок в любом конкретном году достигает 20 %. И все же, пусть в этот год многие самцы не имеют стабильной пары, вопреки теории отчаяния холостяки тут ни при чем. Почти все насильники оказываются семейными особями. У голубых северных гусей, также живущих колониями, дела обстоят еще хуже. Женатые самцы этого вида постоянно нападают на гнездящихся самок. Стоит самцу оставить свою даму хоть на мгновение – и на нее тотчас попытается наскочить сосед; при этом самка обычно остается без присмотра лишь потому, что ее партнер пытается изнасиловать кого-то другого. В некоторых колониях каждая самка становится жертвой попытки изнасилования примерно раз в пять дней.

Хорошо известно, однако, что в результате подобного насилия редко происходит зачатие. По имеющимся оценкам, лишь у 1 % самок белолобых щурок в результате насилия появляются дети. У голубых северных гусей эта цифра не превышает 5 %. Почему же тогда эти парни не желают довольствоваться ролью честных колонистов, заботливых мужей и отцов? Потому что, как и у всех видов, где процветают изнасилования, все особи живут крайне скученно. Самцам не приходится долго искать жертв: попытка изнасилования не отнимает ни сил, ни времени, тогда как возможная награда – дополнительное потомство – достаточно высока, чтобы подобное поведение продолжалось.

Но откуда мы знаем, что девушки отдаются не по доброй воле? Изнасилование сложно определить: ведь сопротивление не всегда является критерием нежелания. Тем не менее многие представительницы слабого пола сопротивляются лишь тогда, когда действительно не хотят. Примером могут послужить американские лобстеры. Самки этого вида способны к сексу сразу после линьки, равно как и тогда, когда покрыты твердым панцирем. Перед тем, как начать линять, они начинают встречаться с самцами и, найдя подходящего партнера, отдаются ему. Насилием здесь и не пахнет. Точно так же, когда одетая в панцирь девушка хочет развлечься, она отдается понравившемуся субъекту после весьма краткой прелюдии. Однако самка, не желающая секса, убегает от ухажера. Он же будет продолжать преследование и даже может попытаться вытащить даму из ее собственного жилища. Или возьмем тех же скорпионниц. Дамочки сами летят к мужчинам, волокущим еду, и отдаются им прямо за трапезой, однако бегут от самцов, появившихся с пустыми руками. Будучи пойманными кем-то из неудачников, они отчаянно пытаются вырваться на свободу, извиваясь своим брюшком, чтобы избежать соприкосновения гениталий. Когда белолобая щурка занимается сексом с мужем – а во время кладки яиц это происходит каждые два часа, – она позволяет ему кормить себя насекомыми, после чего поднимает хвост и стоит смирно, пока он трепыхается позади нее. Однако, когда на нее нападают другие самцы, она пытается удрать. Если им удается сбить ее на землю, она поворачивается к ним задом и опускает хвост: эта поза до крайности затрудняет секс. Более того, перед тем, как покинуть гнездо, самка свистит. Если муж поблизости, он подлетает на свист, чтобы сопровождать ее. Это неплохая мысль: дамы в сопровождении кавалеров практически никогда не подвергаются насилию.

Все это в совокупности с тем, что от насильников редко появляются дети, доказывает, что сопротивление – это не трюк для привлечения мужского внимания. Вместо того чтобы упасть на спину и стерпеть насилие, большинство дам выбирает лозунг «смерть лучше бесчестья». Это заставляет нас задуматься над другим важным вопросом: если в результате сопротивления самка может серьезно покалечиться и даже погибнуть, почему эволюция не позволяет изменить женское поведение на более покорное? Этот вопрос, однако, еще не изучен. Я сама полагаю, что подчинение принесло бы с собой другие проблемы, перевешивающие риск травмы или даже смерти. Что это за проблемы, можно лишь предположить. Вспомните, что у некоторых птиц самец, подозревающий партнершу в неверности, уже не так старается добывать для нее корм, и самки зачастую страдают от голода. У некоторых видов скорпионниц пропитание самок всецело зависит от их партнеров: сами матроны не снисходят до такой грязной работы, как добывание пищи, во время которого к тому же запросто можно стать жертвой паука. Самка, не сумевшая противостоять насильнику, будет вынуждена сама искать пропитание или голодать. Мы знаем, что у некоторых видов самка сталкивается со значительными проблемами, если самец ей навязан (к примеру, учеными), – а не выбран ею по собственной воле. И у плодовых мушек Drosophila melanogaster, и у полевых сверчков Gryllus bimaculatus самки, которые получили партнера принудительно, производили на свет меньше детей, нежели те, кто сделал выбор самостоятельно.

Если самцам птиц, лобстеров, скорпионниц и полынных сверчков выгодно насилие, то как обстоят дела у людей? Могу кое-что рассказать и на этот счет. Идея, что склонность к насилию естественна, то есть внутренне присуща мужчинам как результат эволюции, неприятна и даже оскорбительна. Но посмотрим в глаза неприглядной правде: это вполне возможно. Эволюция не признает человеческих норм морали, а та, в свою очередь, не имеет никакого отношения к законам природы. Список смертных грехов был бы иным, если бы в нем перечислялись барьеры, поставленные эволюцией. Похоть в таком случае считалась бы добродетелью, а верность осуждалась бы. В принципе, насилие могло развиться в человеческом обществе в результате эволюции, как и у других живых существ: если бы у насильников в среднем рождалось больше детей, чем у других мужчин, то гены, отвечающие за это поведение, распространялись бы.

Все это, безусловно, логично. Однако помимо логических построений мы не можем сказать ничего определенного. О генах, определяющих склонность к насилию у животных, не говоря уже о людях, практически ничего не известно. Однако предположим, что у некоторых мужчин действительно есть гены, которые превращают их в потенциальных насильников. Станет ли из-за этого насилие приемлемым? Разумеется, нет. Когда мы лучше поймем человеческую эволюцию и генетику, то, возможно, поймем, почему мы таковы, каковы есть. Но это не даст нам ответа на вопрос о том, какими мы хотели бы стать.

Девушки, если вы хотите получить портрет потенциального насильника, увы, мне нечего вам сказать. В некоторых обществах это типичные отчаявшиеся неудачники. В других – женатые мужчины. Еще в каких-то – любые мужчины, молодые или старые, подчиненные или начальники, иногда прибегают к силе. Общих правил не существует. Что же вам делать? Для начала выучите мое руководство по самозащите:

1. Не привлекайте внимания. Прячьтесь или будьте неприметны.

2. Не покидайте дом в одиночестве. Наймите телохранителя, а если это вам не удастся, держитесь общества других женщин.

3. Избегайте компаний бездельничающих мужчин. Если они собираются в том месте, где вам необходимо быть, постарайтесь организовать свой визит так, чтобы вместе с вами там были другие женщины.

4. Вооружайтесь. Мужчины сразу становятся вежливыми, если у дамы есть оружие.

<<< Назад
Вперед >>>

Генерация: 0.446. Запросов К БД/Cache: 0 / 0
Вверх Вниз