Книга: Каждой твари – по паре: Секс ради выживания

7. Преступления страсти

<<< Назад
Вперед >>>

7. Преступления страсти

Убийства, насилие, избиение жен – почему это происходит? Потому что некоторые парни не желают слышать «нет».

Дорогая доктор Татьяна!

Я – антифора весенная. Природа создала меня пчелой-одиночкой, но у меня совершенно нет времени для себя! Стоит мне высунуть хоботок из гнезда, как за мной сразу увязывается компания парней, которым, очевидно, нечем заняться, кроме как выставлять себя на посмешище. Им кажется ужасно забавным гоняться за мной, пока я занимаюсь своими делами. Но в этом нет ничего забавного! Это сводит меня с ума! Как сделать так, чтобы они, наконец, отвязались?

Девушка, которой не дают побыть в одиночестве, из Оксфорда

Самцы пчел и ос – известные бездельники. Посмотрите на представителей социальных видов – к примеру, медоносных пчел и шершней, живущих большими гнездами во главе с королевой. Самцы у них маются от безделья, пока их сестры-работники делают все дела по дому: собирают еду, чистят гнезда, воспитывают детей. (Правда, иногда работники восстают. У бумажных ос Polistes dominilus работники практикуют «забивание самцов». Это жестокий спорт. Забиваемого колотят, пинают и в конце концов загоняют в одну из пустых ячеек в гнезде головой вперед, причем экзекуторша продолжает кусать и пинать его зад, дабы избиваемый не выбрался на волю. Чаще всего осы применяют эту процедуру, когда работники возвращаются в гнездо с едой. К моменту, когда несчастный самец освободится, пропитание уже отдадут достойным членам общества – к примеру, личинкам.)

Однако, хотя пресса обожает социальные виды и их жужжащие ульи, большинство пчел и ос приходятся вам близкими родственниками. У видов-одиночек вроде вас каждая женщина способна к размножению и рабочих среди них нет. Зато полно бездельников. Чаще всего самки этих видов – настоящие суперженщины: они строят гнезда, откладывают яйца, добывают еду для личинок, когда те появляются на свет. Самцы тем временем бьют баклуши. Из-за этого все беды. В вашем случае проблема заключается в том, что самец, выпив свой утренний нектар, целый день не знает, чем заняться, и убивает время, бегая за девчонками.

Да, это проблема. Самцы вашего вида не отличаются галантностью: они начинают ухаживания с внезапной атаки на свою избранницу. Набросившись во время полета, такой ухажер вполне может сбить тебя на землю. Если тебя сопровождает целая банда бездельников, то ты рискуешь оказываться на земле каждые три секунды. В таких условиях чрезвычайно трудно собирать пыльцу и нектар, чтобы прокормить детей. Однако ты все равно можешь считать себя счастливицей. У других видов, где юные оболтусы обладают избытком свободного времени, дела обстоят гораздо, гораздо хуже.

Самку снежного барана компания изнывающих от страсти самцов может гнать много миль. Это тяжело и опасно: чтобы избавиться от погони, самки часто прыгают на узкие скальные уступы. Но и они наверняка рады тому, что родились именно снежными баранами, поскольку есть и худшие варианты. К примеру, на Иль-Лонг, одном из островов архипелага Кергелен, на знаменитых скалах к северу от Южного полярного круга, живет стадо домашних овец, оставленных там на произвол судьбы уже более 30 лет. Что же в результате? События стали развиваться, как в «Повелителе мух». Группы баранов не просто гоняются за овцами, но и забивают их до смерти. Они загоняют жертву, а когда она, измученная, больше не может бежать, пытаются запрыгнуть на нее. В то время, как один пытается залезть на партнершу, другой старается сбросить его, в итоге ни один, как правило, не добивается успеха. Однако это не облегчает жизнь жертвы. Такие битвы длятся часами, овца все больше теряет силы, однако, стоит ей упасть, ее начинают толкать и пинать, заставляя подняться на ноги. Если она не умрет, ее, скорее всего, добьют буревестники. Эти гигантские морские птицы с размахом крыльев больше двух метров имеют жестокую привычку добивать слабых животных, долбя их в зад своими твердыми крючковатыми клювами.

Однако не повезло не только овцам. Трудно приходится и самкам лягушек. К примеру, у красноногих криний, австралийских лягушек, отличающихся громким кваканьем, которое издают самцы, привлекая самок, как и у многих видов лягушек, самки прибывают в пруды, чтобы метать икру. Если все пройдет, как надо, самка встречает самца, и тот забирается на нее, обхватив лапами, – классическая лягушачья поза для спаривания, которую ученые называют «обхватом». Она мечет икру в воду, затем он изливает сперму. Но если ей случится привлечь внимание сразу нескольких самцов, они будут пихаться, отталкивая друг друга, пытаясь по очереди взобраться в нужную позицию. В лучшем случае они оплодотворят лишь небольшую часть ее икры, в худшем – задушат партнершу в объятиях. Подобные трагедии – не исключение: самки древесных лягушек, на чье внимание претендуют сразу несколько кавалеров, также частенько гибнут в разыгравшейся схватке.

Но я бы сказала, лучше утонуть, чем быть разорванной на части. У некоторых пчел или ос-одиночек самцы просыпаются от зимней спячки раньше самок и кружат вокруг гнезд, откуда должны появиться прекрасные дамы. При этом вылетевшую из гнезда самку претендующие на нее кавалеры, скорее всего, просто разорвут. Самки желтой навозной мухи спариваются с самцами и откладывают яйца на свежих коровьих лепешках. Если к мухе слетится несколько самцов, она тоже, скорее всего, будет разорвана на части или утонет в жидком навозе. Наверное, лишиться нескольких частей тела не так плохо, как мне казалось.

Один раз в году самки северного морского слона собираются на берегу, чтобы родить и вырастить детенышей и спариться вновь перед тем, как вернуться в море. На некоторых побережьях крупные мужские особи, достигающие пяти метров в длину, весом в две с половиной тонны, иногда отгоняют мелких самцов от женских сборищ. Однако мелкие мужские особи тоже не спешат уходить. Заметив самку, движущуюся в сторону моря, они толпой бросаются к ней и в своей слепой страсти могут задавить ее насмерть, сражаясь за право совокупиться с трупом.

Гавайские тюлени-монахи – единственный вид тюленей, обитающий исключительно в тропиках, – один из самых редких видов тюленей: в дикой природе их осталось не больше 600 особей. Увы, главной угрозой для их жизни являются другие тюлени-монахи. Чаще всего причиной гибели особей этого вида становится нападение молодых самцов на самок. Распаленные страстью кавалеры порой часами преследуют прекрасную даму, иногда забивая ее до смерти или нанося серьезные травмы, после чего она становится легкой добычей для тигровых акул, привлеченных шумом к месту побоища. Проблема эта столь серьезна, что в последнее время ученые отлавливают самцов тюленей-монахов и дают им лекарства для подавления либидо, пытаясь таким образом спасти вид от исчезновения.

Все это, должно быть, звучит абсолютно дико. Однако все эти случаи насилия – совершенно непреднамеренные. Самцы не хотят причинить вред самке: ведь если она умрет, не успев родить детей, это повредит им самим. Почему же они столь агрессивны? Это типичный случай «уловки-22». Проблемы начинаются, когда толпы самцов слоняются без дела, конкурируя за благосклонность каждой из немногих оказавшихся поблизости дам. Опасность особенно велика, если самцы собираются в местах, куда самки приходят для спаривания, или если небольшое количество самцов охраняют свои семейные владения, а остальные тайком слоняются на границах. Тут, если не потопаешь – не полопаешь: парень, который будет чинно раскланиваться с проходящей мимо девушкой, вряд ли может рассчитывать на ее благосклонность. Ему приходится мчаться к ней, моля о внимании. Если он сможет победить конкурентов, он получит шанс оплодотворить ее. Проблема в том, что каждый хочет того же, а значит, драки не избежать. Если в результате самка погибнет – что ж, тем хуже. С точки зрения самца это равносильно тому, как если бы ее сумел оседлать кто-нибудь другой.

С позиции самки, однако, ситуация выглядит иначе. Никто не хочет быть разорванным на части, утопленным или забитым до смерти – не в последнюю очередь потому, что смерть кладет конец размножению. Если риск погибнуть или быть тяжело раненой во цвете лет превышает определенный предел, самки эволюционируют, вырабатывая необходимые контрприемы. Словом, все, как обычно. У некоторых самок появляются возможности избежать преследования, ранения и гибели. Если эти способы могут передаваться генетически, вскоре соответствующие гены начнут распространяться по популяции. Увы, когда самке приходится противостоять сразу нескольким самцам, она мало что может сделать, чтобы защитить себя. Даже самый великий воин не способен постоянно сражаться с несколькими противниками или биться днями и ночами, не имея возможности отдохнуть.

Что же может помочь? Весьма популярно в этом смысле использование телохранителей. К примеру, самки желтой навозной мухи стараются спариваться с крупными самцами – в этом случае их скорее оставят в покое остальные. Самки морского слона предпочитают находить любовников по пути к океану; те галантно провожают их до самой воды, и другие самцы редко отваживаются нападать на такие парочки. Среди водомерок – насекомых обманчиво хрупкого вида, скользящих по поверхности прудов, – самка бесстрашно сражается, отгоняя от себя надоеду, если самцов поблизости немного. Если же, прогнав одного, она будет вынуждена затем бесконечно отбиваться от все новых приставал, она предпочтет отдаться первому же встречному, присутствие которого охладит пыл остальных кавалеров. Телохранители бывают полезными, даже если речь не идет о риске для жизни: самки фазанов и голубей, сопровождаемые кавалерами, могут тратить больше времени на еду, чем одиночки, и реже оглядываться, чтобы не подпустить к себе хищника или другого самца.

Однако ты, моя занятая подруга, не нуждаешься в телохранителях, чтобы защититься от преследователей. Самцы вашего вида появляются в заранее известное время в заранее известных местах. К тому же тебе нет нужды летать в строго определенные точки, так что парни не смогут, притаившись, поджидать тебя там, где ты непременно появишься. Поэтому, избегая определенных мест, ты можешь избавить себя от их докучливости. Если они оккупируют одну цветочную поляну, перебирайся на другую. Именно так обычно поступают девушки твоего вида.

Кстати, есть еще хорошие новости: в ряде случаев ты можешь обернуть их стадное мышление себе на пользу. Именно так поступают самки пчелиного волка Philanthus basilaris. Пчелиные волки – осы-одиночки, нападающие на другие виды ос и пчел. Самцы этого вида держатся вместе, каждый из них охраняет свою небольшую территорию и навязчиво преследует любое пролетающее насекомое в надежде встретить девушку своей мечты. Бедолаги! Они надеются забраться в постель – а вместо этого засыпают навсегда. Самки этого вида жестоко мстят за непрошеное внимание. Уже оплодотворенные дамы прилетают в места скопления самцов не для того, чтобы превратить чьи-то мечты в реальность, но исключительно для заготовки провизии для семейства: они запасают тушки самцов, закладывая их в гнезда, чтобы личинкам, когда они вылупятся на свет, было чем подкрепиться. Парни, мечтающие о сексе, становятся легкими жертвами. Того из них, кто попадет в лапки дамы-охотницы, ждет хуже, чем просто смерть. Ужалив, она парализует, но не убьет его (ведь личинки любят свежее мясо), а уложит в гнездо, где он будет ждать, пока ее детки не сожрут его живьем. Известно ведь, что месть – это блюдо, которое следует подавать холодным.

<<< Назад
Вперед >>>

Генерация: 1.289. Запросов К БД/Cache: 3 / 1
Вверх Вниз