Книга: Каждой твари – по паре: Секс ради выживания

9. Афродизиаки, любовные зелья и другие рецепты кухни купидона

<<< Назад
Вперед >>>

9. Афродизиаки, любовные зелья и другие рецепты кухни купидона

Что общего между гомосексуальностью, появлением новых видов и приворотом? Подумав об этом как следует, вы поймете, что все это – по сути, результат битвы полов.

Доктор Татьяна, здравствуйте!

Кажется, я совершила ужасную ошибку. Я отдала свою девственность парню, который недавно улетел из лаборатории, где изучают плодовых мушек. Он крупнее наших парней из дикой природы, и более развратный. Он сказал, что наложил на меня заклятие, так что теперь я не смогу заниматься сексом с другими парнями. Как Вы думаете, такое возможно или он все-таки врет?

Напуганная колдунами из Санта-Барбары

Вообще-то диким мушкам лучше держаться подальше от таких беглецов. За стенами подобных лабораторий над мушками проводят самые разные эксперименты, которые способны повлиять на мушку самым неожиданным образом. Могут ли такие лаборатории выводить любовников, обладающих супервозможностями, которые никогда не встречаются в природе? Боюсь, тут любовник тебя не обманул. Как он мог научиться таким вещам? Чтобы понять это, поговорим о войне полов поподробнее.

Вспомним: если женщина может выиграть, встречаясь сразу с несколькими партнерами, то каждый из ее партнеров, напротив, заинтересован, чтобы она занималась сексом с ним одним. Этот конфликт интересов вызывает эволюционную битву, которая идет сразу на двух фронтах. На первом каждый из самцов стремится расстроить планы действующих и бывших любовников своей партнерши, стараясь при этом не стать жертвой соперников. Мы уже упоминали о бугристых пенисах и высоком числе сперматозоидов, однако есть и другие возможности. К примеру, самец может использовать различные химические вещества, чтобы избавиться от спермы конкурента, или сам начать вырабатывать сперму, которую трудно нейтрализовать.

Второй фронт пролегает между мужчинами и женщинами: он учится манипулировать ею и контролировать ее, она приобретает способность сопротивляться. Один из очевидных и широко распространенных трюков – попытаться лишить даму возможности встречаться с новыми любовниками: постоянные читатели моих колонок могут вспомнить пояса верности и фантастически строгий надзор над самкой, который делает невозможной ее встречу с конкурентом. Но опять-таки это только начало. Существует множество куда более экзотических – и временами жутких – способов, которыми мужчины различных видов подчиняют самок своей воле. Вот лишь несколько примеров: самец может пытаться увеличить число яиц, которые самка откладывает после секса, либо увеличить число сперматозоидов, которые сохранятся в ней, либо ввести ей наркотик, лишающий ее вкуса к сексуальным похождениям, – невидимый химический пояс верности. Он может накачать ее «антиафродизиаком», химическим веществом, от которого она будет пахнуть столь дурно, что другие самцы найдут ее отталкивающей. Короче говоря, арсенал подобного оружия огромен. С такими широкими возможностями для инноваций битва полов у различных видов – или даже в различных популяциях одного и того же вида – неизбежно должна идти различными путями.

Семенная жидкость, в которой, собственно, плавают сперматозоиды, чрезвычайно сложна по своему химическому составу и способна менять поведение самки. У австралийских полевых сверчков вещества, содержащиеся в семенной жидкости, стимулируют выработку яиц: если ввести этот состав сверчихе-девственнице, она тут же начнет откладывать яйца, даже безо всякого соития. В семенной жидкости комнатной мухи содержится как минимум 12 активных белков, некоторые из них действуют подобно наркотикам, связывая рецепторы в мозге партнерши и лишая ее сексуального желания. Семенная жидкость фруктовых мушек еще более сложна по составу – она содержит более 80 различных белков. Функции большинства из них до сих пор неизвестны. Однако мы знаем, что некоторые из них нейтрализуют действие спермы предыдущего партнера, тогда как другие затрудняют удаление собственной спермы. Третий вид белка обладает свойствами антиафродизиака. Наконец, еще один белок, маленькая молекула, известная как половой пептид, заставляет самку откладывать до полусотни яиц, проявляя при этом агрессивность к самцам. Если через день после того, как самке досталась эта молекула, какой-нибудь кавалер решится приблизиться к ней, он получит хорошую трепку.

Гермафродиты тоже не остаются в стороне. Возьмем для примера Helix aspersa, обычную садовую улитку. Во время секса особи этого вида выпускают друг в друга «любовные стрелы» – заточенные и остроконечные, способные проткнуть кожу партнера. В случае успеха партнер получает дозу слизи с веществом, способным видоизменить женскую часть тела. Оно расширяет проход к спермоприемнику и закрывает вход в камеру, где сперма переваривается. Таким образом улитка может повысить шансы на то, что ее сперма будет сохранена на будущее вместо того, чтобы быть переработанной и уничтоженной.

Однако сам факт, что у самцов есть мощные средства воздействия на партнершу, еще не доказывает конфликт интересов. Возьмем для примера благородного оленя. Самцы этого вида издают громкие и низкие трубные звуки. Каждое исполнение происходит на одном дыхании. Раньше ученые полагали, что эти звуки – род ритуального поединка, в котором самцы демонстрируют собственную силу. Однако самцы с большим гаремом трубят куда больше, чем требуется для устрашения соперников. Во время гона олень трубит днем и ночью как минимум дважды в минуту – то есть около трех тысяч раз в сутки, не считая тех случаев, когда он действительно трубит перед другим партнером ради демонстрации силы. Неудивительно, что через пару недель он бывает совершенно измучен. Однако результат стоит затраченных усилий. На самок эти звуки действует как афродизиак: у тех из них, кто слышит решительный рев самца, течка наступает быстрее. Но этот эффект не обязательно порожден злой волей в интересах самца. Самки благородного оленя, у которых течка начинается на старте брачного сезона, раньше рожают оленят, при этом вероятность того, что их потомство выживет, повышается. Реагируя на рев, самки увеличивают свои шансы забеременеть в этом сезоне как можно раньше.

Чтобы продемонстрировать аморальность афродизиаков и любовных напитков, нужно показать, что самец пытается действовать в собственных интересах, а самка изо всех сил противодействует манипулированию. Один из способов доказать это – понаблюдать за поведением пары, составленной из членов различных популяций. Если в результате эволюции у самки развивается способность противостоять эгоистичным действиям партнера, соответствующие умения должны лучше действовать на мужских особей из собственной популяции, нежели на тех, с кем ей раньше ни разу не приходилось пересекаться. Рассмотрим пример комнатных мух: если вы возьмете двух особей – скажем, одну из Швеции, другую из США – и заставите их спариваться, то самки, действительно, окажутся менее восприимчивы к «зелью моногамии», полученному от своих земляков, нежели от незнакомцев.

Другой, более верный способ разобраться – провести эксперименты, меняющие подразумеваемый конфликт. Уверена, вы не удивитесь, узнав, что подобные эксперименты проводились именно на плодовых мушках.

В одном из них, к примеру, интересы мужских и женских особей искусственно уравняли. Как этого добились? Отсаживая парочки из каждого поколения в отдельное место и оставляя их там до конца жизни, – так, чтобы ни у самца, ни у самки не было ни единого шанса найти другого полового партнера. Легко представить, что в таких обстоятельствах мужчины будут меньше давить на партнерш. Те, в свою очередь, потеряют стимулы для борьбы, и мало-помалу их подаренные эволюцией способности к сопротивлению сойдут на нет. Наверняка так все и произошло. Через 84 поколения принудительной моногамии самцов плодовых мушек выпускали в мясорубку реального мира, где все спариваются со всеми, и те оказывались весьма неискусными в предотвращении измен своих подружек. Самки, в свою очередь, становились более уязвимыми перед мужскими манипуляциями: по сравнению с мухами, в течение 84 поколений практиковавшими свободный секс, самки, склонные к моногамии, откладывали гораздо больше яиц для своего партнера и, соответственно, гораздо дольше отказывались от встреч с другими самцами.

Возможность совпадения интересов мужчин и женщин временами случается и в природе – когда самец и самка надолго изолированы от сородичей. К примеру, у некоторых видов креветок партнеры оказываются запертыми в корзинке Венеры – стеклянной губке, обитающей глубоко в море. Причудливая решетчатая губка по форме напоминает рог изобилия с крышкой. Маленькие креветки забираются внутрь корзинки Венеры, а когда подрастут, уже не могут оттуда выйти. Их обнаруживают лишь парами – я подозреваю, они убивают тех, кто появляется позже. Неизвестно, насколько гармонична их сексуальная жизнь, но если вспомнить правила войны, описанные выше, можно сделать некоторые предположения.

Но вернемся к войне полов среди плодовых мушек. Второй эксперимент дал еще более интересный результат. Как правило, однозначно продемонстрировать конфликт между полами трудно, поскольку в результате эволюции самцы и самки с одинаковой скоростью вооружаются для этой вечной войны. Однако в этом эксперименте одна из воюющих сторон – а именно, самки, – была лишена возможности формировать ответные ходы: генетики с помощью современных технологий подавили их эволюционное развитие. Это дало возможность самцам справляться со статичной ситуацией вместо обычной, динамичной. В подобной ситуации самки не могли обуздывать самцов, эволюция более не сдерживалась способностью самок отражать атаки и, соответственно, двигалась в направлении, выгодном для самцов.

Результат оказался предсказуемым. Через 40 поколений самцы превратились в настоящих супергероев, полностью изменив картину военных действий. Самки с радостью уступали ухаживаниям этих молодцов и не могли им отказать даже под воздействием полового пептида, полученного от других самцов. Супергерои легче склоняли своих подруг к моногамии, и даже если самка время от времени занималась сексом с обычными мужскими экземплярами, семя ее суперпартнера чаще всего оставалось незатронутым. При худшем развитии событий подруги суперменов могли умереть, возможно, потому, что семенная жидкость оказывалась ядовитой. Так что если твой любовник сбежал с эксперимента вроде этого, вполне возможно, он действительно сумел сломать твою природную защиту.

И вот тут возникает интересный вопрос: а что, если бы представители сильной половины человечества могли беспрепятственно развиваться в течение 40 поколений, тогда как женщины оставались бы на прежнем месте? Превратились бы мужчины в опасных и неотразимых суперлюбовников? Хотелось бы мне знать!

<<< Назад
Вперед >>>

Генерация: 1.859. Запросов К БД/Cache: 3 / 1
Вверх Вниз