Книга: Каждой твари – по паре: Секс ради выживания

* * *

<<< Назад
Вперед >>>

* * *

Дорогая доктор Татьяна,

Моя львица – нимфоманка. Каждый раз во время течки она требует секса, по крайней мере, каждые полчаса, и это продолжается пять дней и ночей. Я уже без сил, но не хочу, чтобы она об этом знала. Не можете ли Вы предложить мне какие-нибудь таблетки, которые помогут продержаться подольше?

Не секс-машина из Серенгети

Такие таблетки существуют, но на львах, боюсь, они еще недостаточно опробованы. И все равно – стыдитесь! Большой лев должен выдерживать подобный секс-марафон без нытья. Я слышала о львах, совокупившихся 157 раз в течение 55 часов с двумя разными самками. Честное слово!

Но давайте рассмотрим причины непомерной страсти вашей самки. Проблема в том, что у нее действительно присутствует настоящая, клиническая сексуальная мания. Эти мании бывают двух видов. При первом типе самке требуется очень активная стимуляция, чтобы она смогла забеременеть. При втором типе самец совокупляется, как безумный, не для того, чтобы удовлетворить свою даму, а чтобы быть уверенным в том, что все рожденные ею потомки – его. Ваша дама – классический первый случай. Подобные неприятности встречаются не только у львов: у крыс, хомяков, кактусовых мышей самкам тоже требуется жесткая и продолжительная стимуляция, чтобы они смогли забеременеть. Однако львицам в этом отношении особенно сложно: по некоторым оценкам, к зачатию приводит менее 1 % всех половых актов. Не удивительно, что вам приходится столько времени проводить, не слезая с партнерши.

Что же дает такая стимуляция? У некоторых видов – кроликов, хорьков, домашних кошек – яйцеклетки без правильной стимуляции просто не выйдут в репродуктивные пути. У других – к примеру, у крыс – яйцеклетки выбрасываются сами собой, но без адекватной стимуляции беременность не наступит, даже если их оплодотворить. Что же насчет львов? Обычно считается, что им, как и домашним кошкам, стимуляция необходима ради овуляции. Но получение подобной информации о мощных диких животных связано, гм, с некоторыми опасностями, поэтому ученые до сих пор в этом не уверены.

Каким бы ни был механизм, задача остается той же самой. Массивная стимуляция требует неумеренности в сексе. Излишняя расточительность в природе не приживается, если не обеспечивает определенных преимуществ. Если некоторым львицам для беременности требуется меньше стимуляции и это не имеет никаких побочных эффектов, интенсивность секса со временем снизится во всей популяции. Так что вопрос звучит так: почему львицам приходится прилагать столько усилий, чтобы забеременеть?

Возможно, это связано с устройством львиного общества. Львицы живут семейными группами – прайдами. С прайдом обитает также компания самцов, которые охраняют его от опасностей, связанных с другими группами самцов. Если самцы потерпят поражение, власть захватит новый лев, который убьет всех детенышей, которых сумеет обнаружить. После гибели детей у львиц пропадает молоко и вновь начинается течка. Таким образом, частая смена самцов, с точки зрения львиц, – зло. В таком случае непомерная сексуальность может быть тестом, показывающим, что избранный самец силен и сумеет защищать прайд, по меньшей мере, на протяжении пары лет. Это предположение подтверждается тем фактом, что, когда прайд только складывается, львицы беременеют реже, словно проверяя своих новых партнеров. Однако это объясняет проблему лишь отчасти. Даже если львицы давно знают своих партнеров, в течку им все равно требуются сотни половых актов.

Быть может, причина такой неумеренности – в развратности самок? У некоторых животных это действительно объясняет нимфоманию первого типа. К примеру, взглянем на хомяков: чем энергичнее самец нажаривает свою возлюбленную, тем меньше вероятность того, что она посмотрит в сторону соперника. У крыс энергичный секс не мешает самкам путаться с другими, однако, если первый партнер приложил достаточно усилий, он, скорее всего, станет отцом детенышей. А у хохлатых синиц – маленьких певчих птичек – самки постоянно умоляют самцов о сексе. Тот, кто не может соответствовать аппетитам своей подружки, очень быстро становится рогоносцем. У львов, однако, ситуация двоякая: за ними куда сложнее наблюдать, чем за хомяками, крысами и хохлатыми синицами, поэтому информация о распущенности львиц основывается лишь на отдельных примерах. По некоторым данным, львица во время течки удаляется от прайда вдвоем с партнером на несколько дней; по другой информации, она ежедневно меняет любовников. И хотя генетический анализ показывает, что львята в одном помете редко бывают детьми разных отцов, это нам почти ни о чем не говорит. Если львицы похожи на крыс (простите за сравнение), принадлежность ее детенышей тому или иному отцу говорит нам не столько о ее добродетели, сколько о сексуальном искусстве того или другого партнера.

К какому же выводу нам склониться? Поскольку эксперимент, понятное дело, невозможен, мы попробуем сравнить львов с другими кошачьими: ведь все они – родня, а значит, в основе тех или иных типов поведения, вполне вероятно, лежат одинаковые причины. Увы, сравнение лишь еще больше запутает нас: хотя некоторые кошачьи занимаются сексом столь же безудержно, как и львы, в иных аспектах поведения между ними нет ничего общего. К примеру, нимфоманию нельзя объяснить тем, что львы живут группами: кошачьи, предпочитающие одиночество, – леопарды и тигры – тоже совокупляются, как безумные, когда у самки начинается течка. Сравнение с другими крупными кошками также ничего не дает нам. Хотя некоторые крупные кошки – пумы, леопарды, тигры, ягуары – придерживаются того же стиля секса, что и львы, гепарды и снежные барсы ведут себя иначе. Более того: не такой уж крупный барханный кот, малоизвестный вид, который охотится на грызунов в пустынях Ближнего Востока и Центральной Азии, тоже занимается сексом, как сумасшедший, а другие мелкие кошачьи – рыжая рысь и древесный оцелот – ведут себя совсем иначе. При этом о склонности самок этих трех видов к беспорядочным половым связям известно до обидного мало. На данный момент, я бы сказала, что распущенность самок наилучшим образом объясняет поведение львиц, однако беспристрастный суд заявил бы, что эта позиция ничем не доказана.

Напоследок хотелось бы поделиться с вами еще одной мыслью. Гигантские водяные жуки – сексуальные маньяки второго типа: их самцы буквально не слезают с самок, дабы убедиться, что ни один соперник не сможет подбить к ней клинья. Поэтому водяные жуки – заботливейшие отцы: они носят яйца на спине и помогают малышам вылупляться. Так что самки водяных жуков не любят встречаться с самцами, уже отягощенными собственным выводком. Получается, что самцы водяного жука могут одновременно встречаться лишь с одной дамой. И они выжимают из нее все, что могут. Я слышала, что один из них настаивал на занятиях сексом более чем сто раз за 36 часов – почти по одному разу на каждое яйцо. Вы уверены, что водяной жук не обставит вас?

<<< Назад
Вперед >>>

Генерация: 0.294. Запросов К БД/Cache: 0 / 0
Вверх Вниз