Книга: Ближе к воде [Удивительные факты о том, как вода может изменить вашу жизнь]

«Голубой» отпуск

<<< Назад
Вперед >>>

«Голубой» отпуск

Счастье — это жить каждый день так, как будто это первый день твоего медового месяца и последний день отпуска.

Автор не известен

Каждый раз, летая на самолете, я просматриваю журналы авиалиний и подсчитываю количество страниц, на которых изображена вода. Примерно на четверти (а иногда и на половине) вода присутствует либо на фотографиях к статьям, либо в рекламе. И на то есть веская причина: отдых у воды всегда был и остается очень популярным. Вода влечет нас, мы хотим отмечать важные жизненные этапы вблизи ее. Неслучайно, например, на пляже перед одним из самых популярных отелей на Мауи каждые полчаса играют свадьбу. Многие из нас похожи на те 46 процентов завсегдатаев пляжей, которые приняли участие во всемирном опросе Expedia, крупнейшей в мире компании, предоставляющей услуги по организации путешествий онлайн. Они ответили, что по меньшей мере раз за последний год проводили отпуск на пляже. Другие похожи на две трети респондентов, сказавших, что «наверняка или скорее всего» приедут на море или океан в следующем году [62]. Мы также можем оказаться среди числа более чем двадцати миллионов пассажиров, ежегодно отправляющихся в круизы из портов всего мира [63]. Мы мечтаем о таком отдыхе, планируем и обдумываем его за месяцы (и вследствие укрепления нейронных путей каждый раз приписываем ему все новые когнитивные и эмоциональные преимущества), предвкушая удовольствие и расслабление, которые он нам сулит. Где-то я читал, что наибольшее количество ружей для подводной охоты на душу населения насчитывается в штате Огайо. Не знаю, правда это или нет, но уверен, что все те, кто бережно хранит оружие в сейфе, весь год мечтают об очередном отпуске на океане.

Социальный психолог Мэтью Уайт — темноволосый мужчина в очках, с приятной улыбкой, способной согреть в самый холодный и ветреный день на побережье Корнуолла. Последние двадцать лет Уайт занимался социальной психологией в Великобритании. Теперь он лектор в медицинской школе Университета Эксетера и научный сотрудник Европейского центра по окружающей среде и здравоохранению, специализирующийся на влиянии «голубого пространства» на здоровье и благополучие людей. В 2010 году Уайт и команда исследователей изучали оздоровительные свойства различных сред. Во время эксперимента сорока испытуемым были показаны 120 фотографий природных и рукотворных (то есть содержащих объекты, построенные руками человека) ландшафтов с разным количеством зеленых насаждений, водных элементов и зданий. Каждую фотографию нужно было оценить по следующим критериям: а) привлекательность; б) желание посетить изображенное место; в) оздоровительные свойства (то есть в какой мере это место вызывает ощущения спокойствия, расслабленности, восстановления сил); г) желание жить неподалеку от этого места; д) готовность заплатить больше за номер в отеле с именно этим видом.

Ответы показали, что респонденты испытывали самые позитивные эмоции и чувствовали наибольший восстановительный потенциал, разглядывая фотографии с большим количеством воды и некоторыми элементами зелени. (Причем вода в сочетании с рукотворными элементами имела такой же восстанавливающий эффект, как природные пейзажи с большим количеством зелени, но без воды). Если говорить об экономических показателях, то испытуемые готовы были платить за номер с видом на воду больше, чем за номер с видом на зеленые насаждения или индустриальный пейзаж [64].

Учитывая когнитивную запрограммированность человека, это, без сомнения, имеет смысл. Жизнь большинства современных людей полна усталости, стрессов и чрезмерного напряжения. Нам чрезвычайно важно иметь возможность отдыхать там, где можно восстановить свои силы. Мы ищем места, которые позволят убежать от привычной рутины, почувствовать себя частью чего-то большего, чем мы сами; где мы сможем заняться чем-то новым или просто наслаждаться ничегонеделанием. И для многих все это неотъемлемо связано с водой, непосредственной близостью к ней, даже если такой отдых стоит немного дороже. Например, гостиничный номер с видом на море или океан обычно обходится процентов на 20 дороже, чем выходящий окнами на другую сторону [65]. А поскольку на протяжении многих тысячелетий в мозге формировалась установка на то, чтобы нейрохимические вещества вырабатывались в непосредственной близости человека к воде, экономная вентромедиальная префронтальная кора быстро уступает этому механизму.

Итак, провести финансовую оценку недвижимости, в зависимости от ее удаленности от воды, довольно просто. Но надо отметить, что не менее очевидна и огромная ценность экономической деятельности в местности, прилегающей к водным ресурсам. Каждый год в Великобритании регистрируется около 250 миллионов посещений побережья и 180 миллионов — других водоемов, таких как реки, каналы и озера [66]. По данным Национального управления океанических и атмосферных исследований США, в 2011 году регионы, прилегающие к воде, «заработали» 6,6 триллиона долларов, что составило 45 процентов от ВВП страны. «Если бы все прибрежные округа США объединились в отдельную страну, они бы заняли третье место в мире по ВВП, уступив лишь остальной части США и Китаю», — говорится в докладе об экономической ценности прибрежных регионов, опубликованном Управлением в 2013 году [67].

Но даже эти цифры не показывают полной картины экономического потенциала близости объектов к воде. Джейсон Скорзе, директор Центра Голубой экономики (Center for the Blue Economy) Монтерейского института международных исследований, в течение долгого времени изучал и писал о связи окружающей среды с экономикой. Так, в 2009 году он написал: «Рыночная стоимость разработки или добычи природных ресурсов (то есть продуктов сельского хозяйства, леса или минералов) часто оценивается по более жестким критериям, для того чтобы количественно определить их выгоды с точки зрения восстановительного эффекта, охраны животного мира, туризма, эстетики и экосистемных услуг, рыночная стоимость которых точно не определена… Хотя цены на эти продукты и услуги не слишком очевидны, их значимость не менее реальна, чем приписываемая традиционным рыночным товарам, таким как рыба или суда» [68].

В самом деле, продолжает Скорзе, по своей ценности эти нерыночные факторы «могут соперничать или даже превосходить рыночную ценность океанических и прибрежных ресурсов нации» [69].

<<< Назад
Вперед >>>

Генерация: 0.840. Запросов К БД/Cache: 3 / 1
Вверх Вниз