Книга: Эректус бродит между нами. Покорение белой расы

Глава 32. Евгеника

<<< Назад
Вперед >>>

Глава 32. Евгеника

«Народ, который первым применит к себе рациональную евгеническую науку, рано или поздно унаследует Землю».

Френсис Гальтон

«Евгеника» (от греч. eugen?s – хорошего рода) – это наука об улучшении наследственных качеств человека. Слово «улучшение» по определению подразумевает, что некто делает что-то для того, чтобы изменить эти качества, и что эта личность производит оценку того, какие качества являются «улучшенными». Мы не говорим о евгенике, когда расы или породы эволюционируют сами по себе, даже становясь сложнее, красивее, интеллектуальнее, здоровее или репродуктивно успешнее. Евгеника требует цели, а эволюция сама по себе цели или задачи не имеет, и в конечном счете сродни химической реакции. Таким образом, если человечество просто позволит эволюции идти своим естественным путем, оно будет эволюционировать, но результаты людям могут не понравиться. Евгеника подразумевает преодоление Природы, изменение ее бесцельного курса, и следование в направлении получения желаемого набора признаков.

Когда дело доходит до постановки цели евгеники, то мы можем сказать лишь о невозможности назвать минимальный набор признаков, необходимых для репродуктивного успеха. Что же можно сказать о признаках сверх и ниже этого минимального набора необходимых признаков?

Сложность, красота, интеллект и даже здоровье не «бесплатны». Они требуют ресурсов, и если «издержки» ресурсов на эти признаки не увеличивают репродуктивного успеха больше, чем при «трате» ресурсов иным путем, эти признаки будут менее адаптивными. Следование принципам евгеники означает, что вы должны ценить определенные признаки выше других и должны быть готовы частично пожертвовать некоторыми из других желательных вам признаков для пропорционального увеличения выраженности признаков, наиболее важных для вас. Евгеника ничего не говорит об этих более важных признаках. Для некоторых людей это может быть физическая красота, а для других рост или сила. Каждый может предпочесть «здоровье», но, как отмечалось, увеличение «здоровья» не бесплатно, так как требует лучшей иммунной системы, улучшенных механизмов репарации ДНК, и так далее, так что некоторой долей другого признака или признаков нужно будет пожертвовать, а это может снизить репродуктивный успех сильнее, чем его увеличит добавочное здоровье. Аналогично почти каждый изберет повышенный интеллект, но более интеллектуальный мозг тяжелее и энергозатратнее. И, наконец, люди различаются в своем желании иметь те или иные признаки, и по набору признаков, которыми они готовы пожертвовать и в какой степени для получения желаемых признаков.

Поскольку среда обитания может измениться, сделав желательные признаки бесполезными, большинство людей, скорее всего, захотят иметь определенный набор признаков (помимо необходимых), чем просто максимизировать один признак. Тем не менее поскольку человек оказался столь успешным благодаря в первую очередь своему интеллекту, а не благодаря выносливости, быстроте, ловкости или каким-либо другим своим качествам, то с большой вероятностью интеллект необходим нам для дальнейшего выживания, и большинство людей поставят интеллект на вершину своего списка или вблизи ее [337 - Даже наше научное наименование, Homo sapiens sapiens, указывает на высокий интеллект как на отличительный признак современного человека.]. Однако, как и в случае других признаков, эффект от возрастающего интеллекта будет убывающим. Так, для получения каждой дополнительной единицы интеллекта (например, балла IQ) должно быть принесено в жертву все возрастающее количество других признаков. И не только это, так как каждая следующая дополнительная единица интеллекта будет менее ценной, чем предыдущая, потому что по достижении IQ порядка 120 баллов успех зависит более от других факторов, таких как упорство, широта кругозора и т. д., чем от прибавки интеллекта. Вы не захотите иметь ребенка с огромным мозгом, создающим трудности при ходьбе, и при этом лишь ненамного более интеллектуального, чем другой ребенок с вполовину меньшим мозгом.

С другой стороны, мы знаем, что интеллект (высокий IQ) положительно коррелирует с жизненными стандартами, снижением преступности и многими другими желательными качествами (Lynn, 2006a). Поэтому выбор в пользу интеллекта, во всяком случае, до тех его значений, пока сохраняется такая корреляция, представляется наилучшей возможностью избежать неприятного будущего. Определенно, нет другого такого качества, которое могло бы повлиять на наше будущее положительным образом в такой степени, как интеллект. Но люди, принимающие решения в нашем правительстве, по настоянию эгалитаристов продолжают содействовать дисгенике, понижающей будущий IQ нашей страны.

Для простого воспроизводства популяции необходим коэффициент рождаемости в 2,1 ребенка на женщину. По данным об уровнях рождаемости в США за 2004 г., нелатиноамериканская белая женщина имела в среднем 1,847 ребенка, нелатиноамериканская чернокожая женщина – 2,02 ребенка, а латиноамериканская женщина – 2,82 ребенка. Почти половина детей в США возраста до 5 лет не белые. Как свидетельствуют эти цифры, белые движутся к исчезновению, и становится все меньше и меньше людей с рыжими или белокурыми волосами и голубыми или зелеными глазами.

Учитывая, что IQ возрастающих в числе этнических групп ниже (за исключением выходцев из Восточной Азии), средний IQ в США будет падать, уровень жизни снизится, преступность увеличится (Schuster, 1982), и США станут неконкурентоспособны в высокотехнологичной промышленности и больше не будут величайшей в мире военной державой (Sailer, 2006). По мере падения IQ то же происходит и с производительностью, поскольку люди с высоким IQ продуктивнее людей с низким IQ – именно поэтому доход первых выше (Hernstein, 1994). И так как невозможно потреблять непроизведенное («кто не работает, тот не ест»), потребление (Валовой внутренний продукт на душу населения), коррелирующее с IQ на уровне 0,73 (Lynn, 2002a), также будет падать, пока страна не достигнет уровня третьего мира.

Иммиграция не-белых не из Восточной Азии в (ранее) белые государства снижает средний IQ этих государств. На рисунке 32–1 показано, кто иммигрировал в США в 1960 г., до принятия в 1965 г. Закона об иммиграции, а на рисунке 32–2 показано, кто иммигрировал 2000 году.


Рисунки 32-1, 32-2

Приняв средний IQ в Великобритании за 100, средний IQ в США в 1960 г. должен был оставлять около 98 (Lynn, 2006a, с. 174). Средний IQ в Мексике, откуда прибивает большинство латиноамериканцев, равен 87 (Lynn, 2002a).  

Средний IQ падает также и потому, что более интеллектуальные люди имеют меньше детей (Van Court, 1985; Lynn, 2004; Vining, 1984). В таблице 32–1 показано, что матери 22 % белых детей имели IQ выше 110, но таких матерей имели лишь по 2 % чернокожих и латиноамериканских детей (Hernstein, 1994, с. 354). С другой стороны, 69 % матерей чернокожих и 64 % матерей латиноамериканских детей имели IQ ниже 90, и лишь 19 % матерей белых детей имели такой IQ. Как видно из таблицы 32–1, IQ у белых слегка растет, тогда как у чернокожих и латиноамериканцев он заметно снижается. 

Таблица 32–1 


Даже не учитывая показанное в таблице 32–1 этническое и расовое снижение IQ, женщины из нижних 5 процентилей распределения интеллекта рожают первого ребенка более чем на 7 лет раньше женщин из 5 верхних процентилей и имеют больше детей, тем самым понижая национальный интеллект. Треть женщин возраста под сорок лет с высшим образованием не имеют детей (Lynn, 1996), это верно также и для чернокожих. В США число абортов среди женщин возраста 20 лет и старше составило 44,3 на 1000 женщин с высшим образованием, но только 3,2 на 1000 женщин, имеющих меньше восьми классов образования, что еще понижает национальный IQ (Henshaw, 1983, с. 10). По мере падения в США среднего IQ то же будет происходить и с достижениями. Это, разумеется, ожидаемо, так как интеллект коррелирует с достижениями. В таблице 32–2 (по Lynn, 2006a, с. 177) представлены достижения в математике и естественных науках. Результаты приведены в единицах стандартного отклонения («SD»; 1 SD = 15 баллов IQ) и Европа принята за норму (IQ = 100). 

Таблица 32–2 


Достижения резко падают даже при незначительном снижении IQ.

Евгеника практиковалась применительно к одомашненным животным и культурным растениям со времени начала их одомашнивания тысячи лет назад и практикуется доныне еще более тщательно с использованием наших познаний в области генетики. Мы не имели бы всех наших разнообразных пород собак, кошек, лошадей, кур, голубей, сортов пшеницы, риса и так далее, если бы не использовали селекцию, то есть евгенику.

И только тогда, когда евгеника практикуется применительно к человеку, она вызывает отторжение. Причина в том, что селекция человека требует оценки того, какой человек обладает аллелями, достойными распространения, а какой нет, а это противоречит эгалитаризму – идеологии, утверждающей, что все люди генетически одинаковы. Даже когда человек имеет серьезные наследственные физические недостатки или умственную отсталость, размножение считается основным правом человека, и многие люди не хотят его ограничения.

Тем не менее люди практикуют евгенику по отношению к другим людям ежедневно по всей нашей планете, и очень вероятно, что и вы, читатель, сами ее практикуете. Каждый раз, когда индивид избирает или отвергает другого индивида в качестве полового партнера, он или она практикуют евгенику. Внешний облик человека, его личностные качества и жизненный успех имеют сильную наследственную компоненту. Даже  Хертка отказывается заниматься сексом с человеком, которого считает отвратительным. Сегодня на Западе генетический скрининг не является редкостью. Люди, знающие, что являются носителем наследственного заболевания, могут принять решение не иметь детей или абортировать плод, имеющий одну или две аллели этого заболевания. Они тоже практикуют евгенику.

Если бы никто не практиковал евгеники и супружеские пары составлялись бы случайным образом, без какого-либо учета будущими супругами наследственных качеств друг друга, такое поведение удостоилось бы высоких похвал со стороны эгалитаристов, но результаты не были бы радующими.

Те, кто лучше всех преуспевал в увеличении своей численности, будут делать это и тогда, когда Земля окажется не в состоянии поддерживать существование большего числа людей (и после ее окончательного загрязнения и вымирания многих других биологических видов). Те, кому лучше других удастся выживать в этих ужасных условиях перенаселенности, увеличат свою численность. Но когда людей слишком много, значительная их часть голодает, и существование современной цивилизации становится невозможным. Подобно тому, как запертые в темных пещерах в течение миллионов лет рыбы становятся слепыми, поскольку для воспроизводства зрение им больше не требуется, так и люди потеряют аллели, ответственные за качества, необходимые для репродуктивного успеха в современной цивилизации, такие, как абстрактное мышление, контроль эмоций, долгосрочное планирование, альтруизм и предрасположенность к сотрудничеству. В какой-то момент они станут «человечными» только в самом общем смысле этого слова. Евгеника, воздействие на наследственные качества следующего поколения, не только желательна, она необходима, чтобы нам оставаться «человечными».

Причина, по которой евгеники боятся даже и биологи, которые должны знать лучше, может быть названа одним словом: «Правительство». Когда те, кто контролирует правительство, принимают евгенические решения для всех остальных, решения принимаются на основе приоритета черт, желательных для людей, контролирующих правительство, а не тех черт, которые вы бы хотели видеть у своих детей. А какие же признаки контролирующие правительство люди хотели бы видеть у тех, кто правительство не контролирует? Ну, например, подобно образцовому советскому человеку, они должны быть послушными и готовыми жертвовать собой на благо государства или, что более точно, на благо контролирующих правительство людей. Тьфу! Если мы вынесем за скобки правительство, мы останемся с индивидами, принимающими свои собственные евгенические решения, избирая самые разнообразные черты, которые они лично считают желательными, исходя из своего личного опыта.

В 1980 г. Роберт Грэм открыл банк спермы, содержащий сперму лауреатов Нобелевской премии («гениев»), доступный желающим забеременеть женщинам. Банк закрылся в 1999 г. Сотрудники банка спермы обнаружили, что женщины выбирают сперму не только на основе интеллекта или жизненного успеха ее донора. Они избирают физические характеристики, которые хотели бы видеть у своего ребенка, обычно сходные со своими собственными. Они, конечно, хотят здорового симпатичного ребенка с интеллектом выше среднего, но, кроме всего прочего, делают свой выбор на основании разного рода причудливых обстоятельств, например, любит ли донор кошек, родился ли он на ферме, хороший ли он пловец и т. д.

Если люди принимают свои собственные евгенические решения и им доступны технологии, обеспечивающие их реализацию, они обычно избирают признаки, улучшающие здоровье, интеллект, внешнюю привлекательность и приспособляемость следующего поколения. Если выбор делают правительственные чиновники, возможен совершенно другой результат. Западные страны, к примеру, выплачивая большие пособия за большее число детей, дают антистимул [338 - «Антистимул» может быть определен как стимул, который дает результат, противоположный желаемому.], побуждающий обзаводиться детьми людей, неспособных заботиться о себе самих и передающих своим детям определенно дисгенетические аллели, делающие их родителей недееспособными («Богатые становятся богаче, а бедные обзаводятся детьми»).

Если предоставляется социальная помощь, то она, по крайней мере, должна быть евгенической, а не дисгенической. Это может быть сделано посредством обусловленности получения социального пособия отсутствием появления новых детей, по крайней мере, пока человек получает пособие. «Социальная помощь» является ничем иным, как перераспределением богатства от тех, кто его создал, налогоплательщиков, тем, кто его не создавал, потребителям налогов. Иными словами, дееспособных наказывают, чтобы вознаградить недееспособных. Конечно, есть все основания сказать, что такое принудительное перераспределение богатства будет терпимо лишь до тех пор, пока его получатели не усугубят ситуацию, увеличив число иждивенцев. Человек остается свободен в своем выборе рождения детей, но тогда он или она перестанут получать социальную помощь. Для женщин условие не иметь детей может быть выполнено различными способами, например, это может быть документ, подтверждающий использование контрацептивных пластырей или других верифицируемых систем контроля рождаемости, бесплодие (по физиологическим причинам или ввиду возраста), либо стерилизация. Для мужчин была бы достаточной обратимая или необратимая вазэктомия.

С учетом имеющихся данных о наследуемости высокого уровня тестостерона и низкого уровня серотонина и их корреляции со склонностью к насилию, может быть учреждена иная политика без применения принуждения в отношении преступников, совершивших насильственные преступления, если они согласятся на стерилизацию (при соответствующих условиях они могли бы быть освобождены из заключения). Меры их поощрения могли бы включать улучшение условий содержания в тюрьме, получение определенных привилегий или некоторое сокращение срока заключения.

Прежде чем отойти от темы евгеники, давайте рассмотрим еще один вопрос: может ли евгеника сама по себе быть дезадаптивной? То есть можем ли мы, выбирая признаки, которые хотели бы видеть у своих детей, снизить вероятность их выживания и воспроизводства? Безусловно, лишь очень немногие родители будут делать это сознательно, но, так как мы не знаем будущего, всегда сохраняется вероятность неудачного выбора. С другой стороны, если выбор доброволен, люди всегда могут уклониться от принятия какого-либо решения, позволяя Природе идти своим путем и, может быть, тем самым делая своих детей более успешными. 

<<< Назад
Вперед >>>

Генерация: 7.007. Запросов К БД/Cache: 3 / 1
Вверх Вниз