Книга: Эректус бродит между нами. Покорение белой расы

Глава 31. Сегрегация

<<< Назад
Вперед >>>

Глава 31. Сегрегация

«Интеграция: интервал между первым движением чернокожих и последним движением белых».

Майк Берман

Свобода объединений не упоминается в явной форме в «Билле о правах», хотя в Первой поправке к Конституции США это подразумевается. По крайней мере, подразумевалось до принятия в 1964 г. Закона о гражданских правах. До того, как этот закон отменил наше конституционное право, люди имели свободу объединяться (или не объединяться) по своему выбору по каким бы то ни было мотивам. В Конституции США не содержится ничего, что давало бы правительству власть отнимать эту свободу. В Девятой и Десятой поправках в явном виде декларируется, что если только правительство не наделено властью Конституцией, оно не имеет ее. Но наша выхолощенная Конституция ныне лежит в руинах, и мы больше не имеем права покупать, продавать, арендовать и давать напрокат или иным образом контактировать с теми, с кем мы хотим. Жилые кварталы, школы и рабочие места, сегрегированные по расовому признаку, даже если это осуществляется в частном порядке, а не правительством, незаконны, как и все «места общественного пользования».

Тем не менее склонность людей объединяться с генетически сходными индивидами является врожденной (Глава 8). Точно так же, как при коммунистических режимах, где люди не вели себя согласно коммунистической доктрине, гласящей «от каждого по способностям, каждому по потребностям», так и при эгалитаризме вопреки вездесущности Полиции Равенства люди не ведут себя так, словно расовые различия поверхностны и не важны. Они по-прежнему выбирают себе друзей (включая подростковые уличные группировки), супругов, церкви и соседей, основываясь, по крайней мере, отчасти, на расе [328 - Межрасовые дружеские отношения ослабевают с возрастом (Moody, 2002). Чернокожие этноцентричнее белых (MacDonald, 2006).]. Идеология в состоянии сбить Природу с ног, но не в состоянии уложить ее на лопатки. Даже дети, которых не подстрекают к сегрегации, но, напротив, говорят им, что так не следует себя вести, тем не менее сами разделяются по расовому признаку в обеденный перерыв в школе и в другое время, когда они вольны выбирать, с кем им быть вместе (Rushton, 2005b, см. также Hirschfeld, 1996, с. 97, xi). Два автора книги о расовой сегрегации (Steinborn, Diggs-Brown, 1999), один белый и один чернокожий, полагают, что раса несущественна и сетуют о неспособности общества интегрироваться, и в то же время признаются, что сами бывали друг у друга дома всего лишь по одному разу. Даже самый пылкий белый антирасист изберет своими соседями белых, хотя будет божиться, что специально их не выбирал, а просто хочет иметь «хороших» соседей, «хорошую» школу, и просто по случайному совпадению они оказались белыми. Белые христиане проповедуют эгалитаризм и всеобщую любовь, но «11.00 воскресного утра… [это] самый сегрегированный час нашей нации» (Мартин Лютер Кинг, цит. По Билли Грему) [329 - Билли Франклин Грэм (William Franklin Graham) – широко известный в США баптистский проповедник.].

Можно задаться простым вопросом: «Будет ли меньше конфликтов между двумя группами людей разных рас, когда они перемешаны или когда они разделены?» Почти нет сомнений в том, что ответом будет: «Долой ненависть, даешь сегрегацию» [330 - Англ. «Stop the hate, segregate» – переиначенная строка «антирасистской» песни «Falling Down» американской рок-группы Lillian Axe, в которой поется: «Stop the hate, don’t segregate». (Примеч. пер.)]. Многие виды приматов формируют «биологические нации» и охраняют свои территории от сопредельных «наций» других и своего вида. Конфликты между этими популяциями часто имеют скорее ритуализированный, чем физический характер и служат целям сплочения популяций (Ardrey, 1966, с. 191–200), подобно тому, как лидеры человеческих правительств преднамеренно создают внешних врагов для объединения нации вокруг себя. Эгалитаристы могут удивиться, узнав, что у территориальных видов социальное равенство выше, чем у не территориальных. «…вследствие большого разнообразия эффективных примитивных сообществ приматов, чистые линии у них не образуются: территориальные сообщества имеют тенденцию к [социальному] равенству, демонстрируя наинизший градиент доминирования с редчайшими примерами физических конфликтов или наказания, а также достигая максимума социальной солидарности и кооперации, принося в жертву минимум того, что люди называют свободой» (Ardrey, 1966, с. 223). 

Таким образом, эгалитаристы, основываясь на генетическом равенстве всех людей, приветствуют мультикультурализм и иммиграцию не-белых на территории белых наций и тем самым подрывают социальное равенство и создают общество конфликтов, насилия, этнических чисток и гражданских войн.

Можно подумать, что стремлением правительства США должно быть обеспечение внутреннего спокойствия [331 - Конституция США начинается словами: «Мы, народ Соединенных Штатов, дабы… гарантировать внутреннее спокойствие….»]. Но вместо этого и законодательная, и исполнительная ветви власти одобряют и применяют законы, дающие прямо противоположный результат, и в действительности требующие его. Даже если две или более популяции способны мирно уживаться на одной территории, было бы заблуждением думать, что такая ситуация будет устойчивой.

Вот принцип конкурентного исключения Гаузе: 

«Два подвида одного биологического вида не могут занимать одну географическую территорию… Представлять себе подвид человека, живущий длительное время на равных условиях вместе с другим подвидом, это выдавать желаемое за действительное, что приводит к стихийным бедствиям и забвению интересов либо одного подвида, либо другого» (Hall, 1960). 

На Земле постепенно достигается предел переносимого объема человеческой популяции, а в некоторых странах он, вероятно, уже достигнут. Когда это случится в белых странах, наши потомки вступят в борьбу за выживание не на жизнь, а на смерть с потомками не-белых людей, которых белые бездумно допустили на свои исконные земли по указке эгалитаристов и мультикультуралистов. От действий, которые мы предпримем или не предпримем сейчас, зависит расстановка сил в многочисленных гражданских войнах будущего.

Большинству высших животных для выживания требуется территория (Ardrey, 1966). Поскольку для выживания и успешного воспроизводства обладание территорией жизненно важно, большинство животных яростно борются с конкурентами, отстаивая ее. Каждой отличной от других популяции людей также требуется территория, отечество. Без него обходятся кочевники, которые, подобно цыганам, презираемы и ненавидимы теми, по чьим территориям они передвигаются. Евреи, которых обвиняют в попытке привести в упадок отечества белых путем поощрения массовой иммиграции в них не-белого населения, тем не менее прошли неимоверно долгий путь к обретению собственного отечества, Израиля, куда они тщательно ограничивают иммиграцию не евреев. Действительно, отечество настолько важно для выживания, что этническая группа пойдет почти на все для его завоевания и удержания. «Молодежь» мультирасовых городов организуется по признаку расы и убивает друг друга за проникновение на свою территорию всего лишь в несколько кварталов, и целые страны действуют таким же образом. В числе примеров Балканская война, начавшаяся после смерти Тито в 1980 г. и разрушившая Югославию, текущая война в Ираке между шиитами и суннитами, резня 1994 г. в Руанде между тутси и хуту, и бесконечное кровопролитие на Ближнем Востоке между Израилем и его арабскими соседями. Японцы и китайцы не позволяют инородцам селиться в своих странах, а африканцы ныне убивают, насилуют и лишают гражданских прав немногочисленных оставшихся в Африке белых [332 - По данным Южноафриканского института расовых отношений за 2006 г., за последнее десятилетие страну покинуло около миллиона белых.]. Как удачно высказался Майкл Шермер [333 - Майкл Шермер (Michael Brant Shermer) – американский историк науки, основатель Общества скептиков, а также главный редактор журнала Skeptic, в значительной мере посвященного расследованию псевдонаучных и сверхъестественных утверждений. С апреля 2001 года он также ведет ежемесячную колонку в журнале Scientific American. (Примеч. пер.)]: «Как социальные приматы мы развили внутригрупповую дружелюбность и межгрупповую неприязнь» [334 - Scientific American, Oct/ 2006/].

Но тем не менее от белых ждут радостного приема представителей других рас в свои отечества – Европу, США, Канаду, Австралию и Новую Зеландию. Не-белым из стран третьего мира не только позволяется иммигрировать на территории белых, их открыто приглашают – церкви белых организуют их переезд, а правительства белых стран субсидируют их по прибытии. В действительности правительства предоставляют этим часто необразованным, неграмотным, низко интеллектуальным, являющимся переносчиками болезней и склонным к криминальному поведению иммигрантам из стран третьего мира больше привилегий и прав, чем они предоставляют своим соотечественникам, после чего доводят до своих сограждан законопроект и сурово наказывают их за любую дискриминацию этих непрошенных иммигрантов. Можно подумать, что это самоубийственное безумие, хотя среди правящих элит имеется согласие, что это моральная необходимость. Но это определенно не является моралью, поскольку призывы к прекращению существования ее приверженцев являются безнадежно поврежденной моралью [335 - Конфликт между элитами и народами возникает оттого, что народ определяет «группу своих» и «группу чужих» на основе этнической принадлежности, тогда как элиты определяют их на основе того, кто состоит в коалиции с ними для получения и удержания политической власти. Так элиты приносят в жертву других белых людей ради собственной выгоды.].

Завозя не-белых на территории белых, эгалитаристы создают кипящий котел, болты крышки которого удерживаются на своих местах лишь тактикой государственной полиции. Когда дело доходит до беспорядков, статус движет индивидом (Buss, 2005; Barkow, 1991), а территории движут популяциями (Ardrey, 1996). Если белые не будут защищать свои отечества, они вскоре останутся без отечеств, а еще вскоре после этого белых не останется. Леваки, даже белые леваки, могут приветствовать закат белых цивилизаций, который будет их собственным закатом, но для тех из нас, кто искренне любит нашу культуру, наши достижения и наших людей, не может быть большей трагедии.

Сегрегация является всего лишь приложением афоризма: «Хорошие заборы создают хороших соседей». Сегрегация – это примерно то, что, не размышляя, делают родители, когда дерутся их дети. Когда Югославия распалась на геноцидные этнические группы, даже Организация Объединенных Наций, этот бастион эгалитаризма, разделила противоборствующие стороны для прекращения убийств. В Калифорнии вновь прибывших заключенных разделяли на 60 суток по расовому признаку для их же собственной безопасности до тех пор, пока Верховный суд США признал это неконституционным. Спустя несколько месяцев в тюрьмах Калифорнии произошли расовые столкновения между чернокожими и латиноамериканцами, приведшие к серьезным увечьям и даже к одной смерти. Эгалитаристы не удовлетворятся до тех пор, пока и все остальные не будут наслаждаться выгодами насильственного расового смешения.

Расовая интеграция в Соединенных Штатах Америки уже явилась причиной большого числа расово мотивированных преступлений (см. Главу 12), а поскольку нападение чернокожего на белого в 50 раз вероятнее обратной ситуации, жертвами являются преимущественно белые (National Criminal Register, 2005). Какого результата, помимо зависти чернокожих и ненависти белых, можно ожидать, когда эгалитаристы возлагают ответственность за низкие достижения чернокожих на белый расизм? Для предотвращения самостоятельной сегрегации белых проводится целенаправленная политика занижения данных об изнасилованиях, ограблениях и убийствах белых чернокожими, что делается во имя безнадежно ущербной идеологии эгалитаризма.

Добровольная сегрегация пошла бы на пользу как белым, так и чернокожим (Jackson J.P., 2004). Это утверждение легко доказывается тем, что расы добровольно разделяются не только в школьной столовой, но и в церквах, жилых кварталах и клубах, и, конечно, люди не поступали бы так, не получая выгод от такого поведения. Даже трехмесячные младенцы предпочитают людей своей расы (Kelly, 2005; Bar-Haim, 2003). В школах белые дети не высиживали бы нудные уроки, выслушивая материал ниже их возможностей и подвергаясь нападкам чернокожих. Чернокожие не испытывали бы унижения от всегдашнего положения на дне общества. И те, и другие могли бы развивать свою культуру, говорить на своем диалекте и иным образом идти своим собственным путем. Как сказал Авраам Линкольн: «Следовательно, и для вас, и для нас лучше быть разделенными» [336 - Сказано Линкольном группе негров, приглашенных в Белый дом в 1862 г.; Линкольн пытался убедить их эмигрировать в Либерию.]. Заставлять быть вместе людей, не хотящих быть вместе, навряд ли путь к снижению расовой напряженности.

В разнообразии, в противоположность мнению мультикультуралистов, не сила, а слабость. Кто добровольно будет платить налоги, когда большая их часть достается другим этносам? Хуже того, кто будет рисковать жизнью и здоровьем, защищая другие этносы? (Salter, 2004; Putnan, 2007). Имея уже действующую фракцию чернокожих депутатов и планирующуюся фракцию латиноамериканских депутатов, Конгресс США выродится, если еще возможна его дальнейшая дегенерация, и превратится в арену этнических битв, отзывающихся по всей стране. Или мы забыли изречение: «Разделяй и властвуй»?

Если имеется общий враг, и вы просите людей отложить в сторону свои генетические интересы во имя общего блага, они обычно соглашаются. Но большую часть времени общего врага нет, вопреки всем усилиям стремящихся к власти создать его. Как мы видели, все мы биологически запрограммированы на достижение наших генетических интересов – нас сегодня не было бы, если бы эта программа не повышала нашу приспособленность. Было бы иллюзией считать, что это может быть внезапно отброшено.

Давайте проверим мужество читателя. Предположим, что на отдаленном индонезийском острове обнаружена небольшая колония хоббитов (рис. 17–11). Их рост менее 125 см, они ходят на двух ногах и, за исключением мощных надбровных дуг и покатого лба, выглядят как люди. Но они общаются с помощью несвязных восклицаний и мимики и обладают интеллектом почти на уровне шимпанзе. Посетители валят толпами на остров взглянуть на них и вскоре обнаруживают, что у них отсутствуют понятия права и собственности, и они хватают все им понравившееся, кусая и царапая сопротивляющихся. Иногда они, очевидно, защищая свою территорию, обычно группой жестоко нападают на людей и убивают их. Особи мужского пола похищают молодых женщин, даже девочек, и пытаются спариться с ними. Некоторое число людей, руководствуясь идеологией, психопатологией или стремлением к скандальной известности, желают сочетаться с хоббитами браком и иметь смешанных детей. Вы должны решить, что делать. Оградите ли вы хоббитов от контактов с внешним миром и наоборот, сделав исключение лишь для немногих ученых? Станете ли вы обращаться с ними как с подобными шимпанзе животными или примете их в семью человечества, позволив им перемещаться туда, куда они захотят? Разрешите ли вы смешение с ними? 

<<< Назад
Вперед >>>

Генерация: 3.039. Запросов К БД/Cache: 2 / 0
Вверх Вниз