Книга: Разум и цивилизация, или Мерцание в темноте

Кто же построил этот город?

<<< Назад
Вперед >>>

Кто же построил этот город?

До сих пор непонятно, как использовался город Тиауанако. С точки зрения одних исследователей, в Тиауанако в период расцвета могло жить до 20 тысяч человек. С точки зрения других, это был чисто культовый центр, в котором жило не больше 2 тысяч человек, а остальные приходили как паломники.

До сих пор непонятно, кто же и когда построил или начал строить Тиаунако. Чаще всего предполагают, что Тиауанако стал столицей культуры намного более древней, чем империя инков и культура кечуа, начавшей свое развитие в 2000–1500 годах до Р. Х. Между 500 и 900 годами по Р. Х. Тиауанако сделался столицей этой доинкской цивилизации… Но очень может быть, что как раз цивилизация сменилась: после VI века по Р. Х. в Тиауанако стали строить несколько иначе.

Так, качество более древних работ выше, чем более поздних. Достаточно сказать, что для скрепления плит в ранний период применялись громадные бронзовые «болты», а точнее – штыри, которые скреплялись и притягивались друг к другу гайками через нарези. Гайки тоже топили в толще камня. У инков не было ни достаточного количества бронзы, ни инструментов, чтобы проделать такие ровные и гладкие отверстия. И о нарезках и движении по ним гаек они не имели представления. Взрывая и разрушая строения Тиауанако, испанцы понимали действия «болтов» (которые переливали на церковные колокола). Но индейцы, если им задавали вопросы, «объясняли» одно: это сделали боги.

Инки создали свою империю Тауантинсуйу еще в XII веке, но в район Тиауанако пришли очень поздно, в XV–XVI веках. В районе Тиауанако они правили всего несколько десятилетий до прихода испанцев.

До них здесь царила империя индейцев кечуа – Чинча. Но и кечуа – недавние поселенцы в районе Тиауанако. В их легендах упоминается, что их предки в XIV–XV веках, незадолго до инков, завоевывали эти земли у малорослого местного народца и истребили этот народец поголовно. Собственно, не очень известно, откуда пришли сами люди, говорящие на кечуа.

Ученые, в чьих жилах течет кровь этого народа, выдвинули теорию: таким местом является приморская равнина с центром в городе Караль на севере Перу. Караль считался старейшим городским центром в Северной и Южной Америке, центром или одним из центров археологической культуры Норте-Чико, или Караль-Супе. Это была культура, во многом напоминавшая культуры Древнего Востока: с монументальным строительством из камня, поливным земледелием, городскими центрами с глинобитными и каменными зданиями. Многое в этой культуре оказалось примитивнее и грубее, чем на Переднем Востоке: не было вьючных и рабочих животных, не разводили злаковые растения. Основой питания на протяжении всей истории культуры оставались овощи, рыба, многочисленные сорта картофеля.

В XVIII веке до Р. Х. цивилизация внезапно исчезла. Большинство ученых не исключают, что культуру Норте-Чико создали предки народов кечуа, но и не уверены, что это так. Если даже кечуа родом оттуда – и тогда они не имеют никакого отношения к созданию Тиауанако.

«Культура Тиауанако» появилась примерно в 1500 и исчезла между 1200 и 1100 годами до Р. Х. После этого последовал резкий упадок, и только с III века по Рождеству Христову начался новый подъем… Между X и XIV веками – опять спад численности населения, уход большинства людей. Судя по всему, «малорослый народ», владевший Тиауанако, ничего не строил… Не строили и их предшественники. Кечуа и инки строили, но очень немного, да и появились в районе озера Титикака спустя полтора тысячелетия…

Так кто же был этот загадочный народ-строитель?

Сложность в том, что инки и кечуа ко времени прихода испанцев не имели письменности. Раньше она была, и в языке кечуа доиспанского периода известен корень qillqa со значением «письмо, письменность». Но потом, рассказывали индейцы, боги запретили людям писать и читать. Они велели все запоминать и передавать из поколения в поколение с помощью речитативов и песен. А все письменные тексты боги приказали уничтожить.

Правда, есть сведения об узелковом письме кипу. Веревки с узелками «для памяти» известны во многих регионах мира, но только в Перу это были сложнейшие сплетения из шерсти ламы и альпаки, или из хлопка. Имело значение и цвет нити, и ее длина, расположение и число узелков. Как писал испанский хронист Хосе де Акоста, «вся империя инков управлялась посредством кипу», и «никто не мог избежать тех, кто проводил подсчеты с помощью узлов». Есть смутные упоминания и о неких исторических хрониках, записанных на золотых таблицах в столице инков, Куско.

Видимо, инки пытались создать письменность, необходимую им для управления своей империей. Но о существовании «настоящей» письменности они знали. Откуда?

У нас нет хроник на языке кечуа. Есть только записи, сделанные испанскими путешественниками и монахами в XVI–XVII веках. Многие из испанских хронистов были просто мракобесами, которые в каждом проявлении индейской культуры видели происки дьявола. Они собирали информацию исключительно для того, чтобы было легче покорять и христианизировать кечуа.

Но есть интереснее хроники, оставленные не фанатиками и не врагами индейцев, а очень достойными, прекрасно образованными людьми. Педро Сьеса де Леон (1518–1554) оставил подробнейшие записки о Южной Америке. Он первым сообщил о природе и людях этого континента, в том числе о существовании картофеля и других неизвестных в Европе культурных растений. Он ввел в науку и культуру слова «гамак» и «барбекю», дал представления о ламе, альпаке, других полезных животных Америки.

Инка Гарсиласо де ла Вега (1539–1616) родился от губернатора и верховного судьи Куско, дона Себастьяна Гарсиласо де ла Вега и племянницы одиннадцатого императора инков Уайна Копака, крещенной под именем доньи Исабель. Для испанцев он был незаконнорожденным, потому что браки с индейцами считались сомнительными: вдруг они потомки «доадамитов»? Тех, о ком не написано в Библии, и тем самым – не вполне люди? Для инков он тоже был «незаконным», потому что инки признавали браки членов правящей династии только со своими родственниками и родственницами.

Вопреки этому злобному бреду Гарсиласо де ла Вега никогда не скрывал, что был метисом. Он гордился своим происхождением, считал себя инком и испанцем одновременно; носил и родовое имя «инка», и испанскую фамилию. В наше время его иногда называют «первым латиноамериканцем»… и не без оснований. В своей книге он пытался всячески «примирить» народы, к которым принадлежал.

Но даже книги этих замечательных людей дают очень мало представлений об истории инков. Инка Гарсиласо де ла Вега плохо знал кечуа, Педро Сьеса де Леон – совсем не знал. Часть информации давалась им индейцами, которые вовсе не стремились сотрудничать с «колонизаторами». Переводчики лгали, передавая малопонятные слова плохо выученного языка. Сообщаемые сведения подавались в системе понятий, доступных для европейца XVI столетия.

Мы знаем малую толику того, что знали о Тиауанако индейцы XVI века. Мы знаем в основном то, что они его не считали «своим» городом и не приписывали своим предкам. Но когда же построен Тиауанако? И кем?!

<<< Назад
Вперед >>>

Генерация: 0.585. Запросов К БД/Cache: 0 / 0
Вверх Вниз