Книга: Церебральный сортинг

11. ОСОЗНАНИЕ ЭВОЛЮЦИИ

<<< Назад
Вперед >>>

Для перехода к целям осознанного преобразования человеческого мозга необходимо напомнить, что мы имеем дело с результатами биологической эволюции, отягощённой искусственным отбором. Наш мозг первоначально сформировался как тривиальная обезьянья конструкция. Этот орган на протяжении всей своей естественной истории приспосабливался для решения сугубо биологических задач. Эволюция человечества стала отличаться от обезьяньей только тогда, когда начал действовать искусственный отбор. Всего за несколько миллионов лет самоистязания мы сформировали уникальный мозг, который может иногда заниматься и небиологическими проблемами.

Редкие или случайные интеллектуальные усилия нашего мозга являются вынужденным следствием неразрешимых проблем социальных взаимодействий или результатами чудовищной индивидуальной изменчивости. Несмотря на тысячелетия словоблудия о роли разума и моральных ценностей, мы остались праздными и похотливыми приматами, верящими в чудеса, надеющимися на вечную жизнь и неожиданное счастье. Процессы развития человечества реализуются через древние биологические механизмы, которые спрятаны за частными и государственными интересами, странными верованиями, культами и научно-техническим прогрессом. Постыдность этой ситуации состоит в том, что, считая себя разумными существами, мы с блаженной радостью подчиняемся самым зверским и примитивным законам эволюции. Эти древнейшие принципы отбора сводят к нулю возможности нашего интеллекта, уравнивая царя природы с дождевыми червями, муравьями, мышами и кроликами, жаждущими только пищи и размножения.

Таким образом, продолжая гармонично эволюционировать по биологическим законам, наивное человечество бодрым шагом идёт не к покорению Вселенной, а к отращиванию лохматеньких хвостов. Для этого неутешительного вывода есть кое-какие основания. Попробуем избавиться от раздутого самомнения, гипнотических иллюзий двоичного кода и величия одухотворённых покорителей космоса. Это легко сделать, если самокритично оценить морфофункциональные изменения в мозге и социальном теле современного человечества. Разделить все возможные достижения биологической эволюции людей на «плохие» и «хорошие» просто нельзя. Условность любых оценок связана с тем, что многие изменения можно посчитать относящимися к обеим группам.

Что же плохого-хорошего с рассудочной точки зрения произошло с бедным человечеством за последние 200 тыс. лет эволюции?

Самым очевидным и наиболее заметным событием стала потеря массы мозга у просвещённых европейцев. Если в момент появления наших непосредственных предков и неандертальцев средняя масса мозга превышала 1500 г, то теперь эта цифра снизилась до 1300 г. Потеряв более 200 г нервной ткани мозга, мы лишились около десятка миллиардов нейронов и поглупели на размеры мозга шимпанзе бонобо. Это означает, что в гоминидном сообществе происходит не позитивный, а негативный отбор, что я неоднократно рассматривал в предыдущих работах (Савельев, 2015а, б, 2016).

С этим генерализованным процессом связаны два следствия, которые можно толковать в качестве как негативных, так и позитивных изменений. Общее уменьшение массы мозга всегда снижает индивидуальную изменчивость и вероятность появления необычных и гениальных личностей. Иначе говоря, творческий потенциал человечества падает, а социальный конформизм растёт. Сплочённость глуповатых и недалёких гоминид в единомыслящее сообщество является мечтой для руководителей стран, но ничего хорошего человечеству не обещает. Повседневное снижение необходимости в рассудочной деятельности нивелирует церебральный половой диморфизм и создаёт иллюзии равенства. Объединяя особей с различными принципами мышления и биологическими задачами, мы всеми силами тормозим реальный прогресс, ориентируясь на самых бестолковых, ленивых, похотливых и вороватых. За личный успех принимаются сиюминутные удачи пищеварения, размножения и овладения предметами признанной доминантности. Искусственно навязанная абиологичная иллюзия равенства порождает сексуально-романтические конфликты, распад семьи, публичную социализацию половых отклонений и увеличение летальности репродуктивных конфликтов. Ситуация выглядит безвыходной, а моральное занудство консерваторов и теологов только подогревает процесс массовой деградации и снижение воспроизводства наиболее разумной части населения.

Огромную роль в плохо-хорошести эволюции человечества сыграло появление расовых отличий. Это стало прекрасным поводом для неизбирательного отбора по очевидным анатомическим различиям. Плодотворное культивирование расовых противоречий вызвало долговременное исключение из контролируемого искусственного отбора гигантских популяций. В конечном счёте отсутствие цивилизационного церебрального сортинга среди большей части негроидов и монголоидов привело к торможению эволюции. Результат этих процессов сегодня очевиден в европейских странах, где обладатели архаичных конструкций мозга легко разрушают любые рассудочные социальные системы.

Расовое и этническое смешение народов на общих территориях вызвало закономерные конфликты между обладателями различных эволюционных конструкций мозга и социальных инстинктов. В конечном счёте прогрессивные рассудочные критерии оценки человеческих достоинств были заменены возвратом искусственного отбора в устаревшие рамки эпохи становления социального конформизма. Это означает, что внедрение в продвинутые европейские популяции обладателей архаичных церебральных систем вынуждает сообщество вновь запустить уже устаревшие механизмы отбора. Они нужны только для того, чтобы из свежих интродуциантов и метисов сохранить только адаптирующихся особей. Вполне понятно, что такая эволюционная петля замедлила церебральный сортинг в Европе и Северной Америке, но может вновь увеличить потенциальную изменчивость мозга. Самое печальное состоит в том, что в центрах цивилизованности уже отвыкли от успешного применения многоэтажных виселиц и массового использования гильотин. К сожалению, биологические проблемы церебральных различий другим способом пока не решаются.

Увеличение церебральной неоднородности популяций приводит к массовым поведенческим конфликтам. На их разрешение потребуется несколько поколений не очень гуманного искусственного отбора или ещё одна полярная варфоломеевская ночка. В противном случае конфликт социальных инстинктов различного этнического происхождения приведёт к развитию имитационных форм поведения как у мигрантов, так и у аборигенов. Такие неоправданные неврологические нагрузки требуют дополнительных энергетических затрат, вызывая немотивированную и спонтанную агрессию. Гоминиды не выдерживают продолжительного напряжения такого рода и инстинктивно начинают искать выход из создавшегося нестабильного состояния.

На этом фоне неприглядных и тщательно скрываемых проблем есть и положительные изменения. За последние десятилетия в цивилизованных странах снижена зависимость эволюционных процессов от пищи. Избыток низкокачественных, но доступных продуктов решил пищевую проблему и вернул человечество почти в райские условия далёкого прошлого. Стоит напомнить, что в те времена закладывались основы строения мозга современных людей, а его «очеловечивание» происходило уже в более поздних и жестоких циклах искусственного церебрального сортинга (Савельев, 201 5a). Иначе говоря, современная цивилизация, во всей её плохо-хорошести, сформировала идеальные условия для стабилизации отбора и инволюции мозга человека. Миграция, этнические и религиозные конфликты немного тормозят этот процесс рассудочного вырождения, чтобы затем устроить его компенсационное ускорение.

По-видимому, к похожим выводам пришёл и наш чертовидный инопланетянин. Опасаясь продолжительной чрезмерной биосоциализации и массового оскотинивания человечества, он решился на роковой контакт. Для него он выбрал наиболее подходящее место — летнюю дачу детского сада одного из богатых оборонных заводов. Сам Эльфовий описал свои соображения довольно скупо.

«Как положено по инструкции, я подготовился к рискованному контакту с опасными аборигенами этой захудалой планеты. Для начала мне пришлось очистить гермафродитную бурсу с моими оплодотворёнными клетками. Переведя их в диапаузу, я надёжно спрятал все системы оружия и пространственный привод звездолёта, а затем подготовил динамическую копию своего рассудочного интегратора. Пойдя на первый контакт в детском саду № 123, я решил, что на большой веранде с игрушками будет несложно запарковать любое компактное средство перемещения. Звездолёт не отличается от обширного набора игрушек, как и я сам от детских кукол. Для контакта я выбрал самого оптимального представителя человечества. Голубоглазая девочка с белыми волнистыми волосами никогда никого не обижала, часто напевала и играла с куклами. Все взрослые, едва завидев девочку, умилялись и называли её чистым ангелочком. Зная религиозные традиции аборигенов, я посчитал, что передо мной не испорченный жизнью образец гуманизма и взаимопонимания. Уверен, что мой контакт даст блестящие результаты, а убогое человечество избавится от смертельных болезней, войн и ужасов биологической эволюции».

На этом записи обрываются, но свидетели межгалактического общения поведали мне о финале исторического события.

— Ребята, мойте руки и садитесь за стол, — сказала воспитательница Мария Яковлевна, которую дети обычно называли Малякалой.

На низеньких столах уже были разложены столовые приборы и стояли тарелки с супом, хлебом и стаканы с компотом. Солнце играло на поверхности тарелок, преломляясь на торчащих из бульона тонких полосках моркови и половинках распаренных горошин.

— Все взяли ложку в правую руку, а хлеб в левую. Приступайте.

Дети принялись за еду, неумело постукивая ложками и обгрызая хлеб. В это время из-за кружки с компотом перед Любочкой Гариной появился инопланетянин. Его большая голова, великоватые уши и зелёный костюм вызвали Любочкин интерес.

— Какой пупсик, — сказала Любочка.

Эльфовий поднял руки в приветствии.

— И движется, — изумилась она.

— Он подводник, в скафандре, должен нырять, — предположил сосед по столу. Любочка заулыбалась и бросила Эльфовия в суп. Он отчаянно работал конечностями, но был прижат алюминиевой ложкой.

— Ему глубины мало, — заключил сосед.

Посланец был извлечён из супа и засунут головой в компот. Немного потрепыхавшись, Эльфовий замер.

— Батарейка кончилась, — расстроилась Любочка и достала инопланетянина. Он выглядел плохо. Из распоротого костюмчика торчал разбухший в компоте спермопередатчик.

— Малякала! — завопила Любочка. — У нас пупсик сломался. У него теперь глупости видны.

Эльфовий был изъят и водружён на батарею, где и остался для просушки. Там его ночью нашла старая и опытная крыса, которая промышляла по детским шкафчикам в раздевалке. Эльфовий, конечно, не был обломком печенья или конфетой, но его дальнейшая судьба неизвестна. Инопланетный корабль был найден вместе с микроскопическими записями во время неудачной попытки снабдить его батарейками. Как ни странно, но злой и саркастичный посланец оказался настоящим героем, который хотел остановить безумный биологический прогресс человечества. Эльфовий погиб, но его записи не оставляют сомнений в возможности рассудочных перспектив нашего будущего.

Одобряя дружеский порыв чертовидного инопланетянина, следует отметить, что продолжение нашей биологической эволюции выглядит не очень радужным. Особого прогресса нам не обещает ни избыток пищи, ни развитие понурого социального конформизма, ни принудительная толерантность, ни псевдоинформационное пространство в рамках контролируемой имитации свободы. По-видимому, нас ждёт дальнейшее уменьшение размеров мозга в сочетании со снижением индивидуальной изменчивости. У человечества существует неприятная перспектива превращения в малоголовых физкультурников с интеллектом австралопитеков и самомнением греческих богов.

Местные райские кущи такого типа уже давно воздвигли для самой богатой части населения планеты. Соблазнительная праздность искусственного рая манит эгоистичных потомков приматов. Для доказательства своей доминантности они страстно создают привилегированные районы, школы, больницы и моднейшие клубы. Этологические исследования оседлых обитателей таких изолированных лагерей в Европе, Америке и России не утешают. Уже в третьем или четвёртом поколении селекции удаётся добиться блестящих реверсивных изменений. Происходят примитивизация поведения, предельное упрощение рассудочной деятельности и масштабная репродуктивная специализация. Эти международные исследования показывают, что широкое распространение такой благодати быстро вернёт наш мозг в крайне архаичное состояние.

Следовательно, единственным разумным выходом из сложившейся ситуации будет активное вмешательство в безобразный процесс биологической эволюции. Существует настойчивая необходимость остановить ускоряющуюся инволюцию головного мозга. Сделать это далеко не просто, поскольку мы сами себе организуем процесс деградации, будучи одновременно как объектом, так и инструментом отбора. Не стоит надеяться, что этот кошмар как-то прекратится сам собой. Этого не произойдёт, поскольку цели эволюции ничего общего с разумным развитием человечества не имеют. Наоборот, наш разум является только подсобным инструментом для биологического процветания Ното sapiens sapiens. И если оставить всё как есть, то очень скоро наши потомки начнут делать шестимесячные завивки белокурых хвостов и накалывать кельтские тату на малиновые ягодицы.

Если перспектива такого эстетического финала разумное человечество беспокоит, то следует начать осознанный церебральный сортинг. Для этого необходимо использовать объективные методы непосредственного анализа головного мозга ныне живущих людей. О сути этого вмешательства в эволюцию гоминид мне уже приходилось писать в самых общих чертах (Савельев, 2015б, 2016). Однако возможность реализации столь масштабной затеи требует дополнительных пояснений. Попробуем сначала рассмотреть все достаточные средства и условия для осуществления проекта, а затем оценим наиболее вероятные последствия нарушения естественного хода эволюции гоминид.

Для воплощения проекта следует создать устройство для прижизненного анализа расположения нейронов в мозге и обеспечить наличие базы необходимых сведений об индивидуальной изменчивости. По поводу создания такого прибора существуют полная научная ясность и реальные технические возможности. Необходимо пространственное разрешение ЗD-томографа около 1 мкм (размер вокселя) при времени сканирования мозга не более 6 часов. Вычислительная мощность системы должна позволить рассчитать расположение около 100 млрд нейронов человеческого мозга. Решение этой проблемы не за горами. Современные традиционные томографы подошли к уровню разрешения 100 мкм, а использование рентгеновских оптических элементов и фазово-контрастных систем сканирования упростит эту задачу. Технические и интеллектуальные возможности для создания необходимого инструмента уже существуют в двух-трёх странах, что позволит завершить работы по созданию такого томографа в недалёком будущем.

Параллельно необходимо накопление сведений о строении мозга различных людей. Для этого следует создать специализированную структуру с конвейерной гистологической обработкой мозга людей с известной биографией, оригинальными способностями или вовсе без них. Отчасти эта работа была выполнена в СССР, что послужило основой книги об изменчивости и гениальности (Савельев, 2015б). В этой ситуации морфологическая база данных по ключевым особенностям мозга будет частично готова к моменту начала прижизненного анализа индивидуальных особенностей мозга. Вполне понятно, что потребуется время для разработки методов сравнения морфологического строения мозга и реального поведения человека. Точность прижизненного анализа будет повышаться в геометрической прогрессии при расширении числа обследованных вариантов строения мозга. Результатом этой работы станет возможность объективной оценки способностей каждого человека.

<<< Назад
Вперед >>>

Генерация: 2.093. Запросов К БД/Cache: 3 / 0
Вверх Вниз