Книга: Люди и звери: мифы и реальность

Глава 11 Современный миф: может ли животное-робот заменить живого любимца?

<<< Назад
Вперед >>>

Глава 11

Современный миф: может ли животное-робот заменить живого любимца?[80]

Когда люди научились конструировать биомеханические организмы, кого они создали в первую очередь? Не других людей – во всяком случае, вначале – не рабочий скот, не роботов, предназначенных для одной какой-нибудь функции. Они создали четвероногих друзей.

Клиффорд Саймак. Заповедник гоблинов

Фантасты давно брались предсказывать, когда, в каком году в нашем мире произойдут те или иные события. Например, прошел 2001 г., однако «космическая одиссея»[81] человечества если и состоялась, то не в тех масштабах, о которых когда-то мечтали Артур Кларк или Иван Ефремов. Но вот в середине прошлого века Айзек Азимов в одном из рассказов цикла «Я – робот» написал: «В 2008 г. она (Сьюзен Кэлвин, от лица которой ведется повествование) получила степень доктора философии по робопсихологии и стала работать в качестве одного из первых практикующих робопсихологов… Робби на самом деле был создан практически с одной целью – служить в качестве компаньона маленького ребенка» («Странный товарищ по играм», в русском переводе – «Робби»). В этом случае жизнь опередила фантастику: уже давно созданы роботы-гуманоиды, роботы-собачки, роботы-коты, просто роботы, предназначенные для развлечения – и не только для детских забав, но и для вполне взрослых дядь и теть. Существует уже и Институт робопсихологии и роботерапии, основанный нашими соотечественниками в городе Вашингтоне, но занимается он психологией не роботов, а людей, «играющих» с роботами.

О роботах, т. е. механизмах, которые самостоятельно, без участия человека, могут выполнять какую-то работу и осуществлять функции, обычно присущие только живому существу, люди мечтали давно. При этом, конечно же, хотелось, чтобы эти машины помогали человеку в тяжелом и неприятном труде, и сейчас большинство роботов так и используются – в промышленности, сельском хозяйстве, военном деле, космонавтике, медицине и других областях. Но кроме «полезных» машин людям свойственно изобретать вещи, которые никак не отвечают критериям «полезности»: они предназначены для развлечения и отвлечения. Первые механические игрушки дошли до нас от древних египтян – в частности, кот, который может открывать и закрывать рот (при помощи веревочки, конечно). В III в. до н. э. в Древней Греции инженер Ктесебиус строил достаточно сложные игрушки-«роботы». Естественно, назывались они по-другому, потому что само название «робот» придумал Карел Чапек в прошлом столетии. Правда, сам писатель, рассказывал, что на самом деле это название ему подсказал его старший брат Йозеф, художник.

Современные роботы, созданные для непосредственного общения с человеком, получили название «роботов интерактивной стимуляции». Эти роботы выполнены в виде, внешне напоминающем человека или животных; их предназначение – составить человеку компанию, развлечь его, помочь в обучении, а также служить в реабилитационных и терапевтических целях. Так как к моменту появления этих искусственных созданий было уже доказано, что четвероногие домашние любимцы могут положительно влиять на здоровье людей, то роботы-животные, которые разрабатывались вначале просто как игрушки, стали рассматриваться и в качестве терапевтических агентов.

Животных-роботов выпускают в основном крупные японские корпорации. Наиболее известный из таких роботов – собачка Айбо (Aibo), что по-японски значит «Дружок», компании Sony. Айбо впервые появилась на рынке в 1999 г.; сейчас в продажу поступило уже третье поколение этих собачек, значительно усовершенствованное. Однако внешний облик искусственного песика, созданный известными дизайнерами Тадаши Ацуке и Юко Такеда, достаточно далек от образа живой собаки, скорее он обладает всеми чертами, присущими роботам: никакой шерсти, только строгие пластмассовые контуры цвета металла, «глаза» (визуальные сенсоры) одновременно служат и фотоаппаратом. Зато поведение Айбо во многом скопировано с поведения собак. Айбо может ходить, приседать, сидеть и даже гоняться за маленьким мячом. Искусственный песик реагирует на голос хозяина: скулит, когда его ругают, и заливается радостным лаем, когда хвалят. В определенных пределах он воспринимает окружающую среду и обладает способностью к обучению. Кстати, есть «юные» собаки-роботы, которых надо обучать «с нуля», т. е. воспитывать, как щенка, а есть уже «взрослые» экземпляры, у которых в голове (т. е. в процессоре) заложено множество команд.


Первоначально искусственная собачка стоила более $2000, сейчас ее цена снизилась. Если для нас это дорого, то для людей, живущих в странах с высоким уровнем жизни (и зарплаты), вполне приемлемо. В настоящее время в домах «обитает» более 100 000 искусственных собачек, большая их часть – в Штатах и Японии. Сейчас на смену Айбо идут электромеханические бультерьеры Дженибо корейской фирмы Dasatech; главной их особенностью, по мнению конструкторов, является «способность понимать человеческую речь» – эти роботы понимают и выполняют около 100 команд.

Совершенно не случайно родиной животных-роботов оказалась Япония. Японцы живут в высокотехнологичном мире, насыщенном всевозможными машинами и электроникой. Но дело не только в этом. В Японии широко распространена религия синтоизм, согласно которой многие явления и предметы – ветер, деревья, водопады, камни – наделены душой. Но если молчаливый и неподвижный сад камней для них – живой, то почему бы не относиться как к одушевленному существу к искусственному созданию, тем более к тому, кто пусть в ограниченных пределах, но общается с человеком? К тому же уже в XVIII в. в Японии были изобретены предшественники нынешних роботов – механические игрушки каракури нингё. Автоматические куклы подносили чай, махали веером, играли на музыкальных инструментах, танцевали, даже совершали акробатические прыжки. Более того, в отличие от европейских механических заводных игрушек, каракури нингё, как и человек, имели право на ошибку. Например, кукла-мальчик, выполненная мастером Хисасигэ Танакой в XIX в., стрелял из лука, но мог и промахнуться; чтобы его стрелы попали в цель, игрушку надо было времени от времени регулировать.

Надо сказать, что люди западных цивилизаций испокон веков рассматривали искусственных существ чуть ли не как воплощение дьявола. Например, искусственный человек Голем, созданный из глины рабби Иегудой бен Бецалелем[82]. Однажды ночью, когда раввин забыл вытащить у него магическую записку, Голем впал в неистовство и побежал по темным улицам, убивая всех, кто попадался на его пути, пока раввин не смог его догнать и приструнить. Говорят, Голем до сих пор бродит по улицам Праги, охраняя евреев. Или страшный монстр, сотворенный фантазией Мэри Шелли[83] и героем ее произведения Франкенштейном, который вырвался из-под контроля изобретателя и тоже стал убийцей.

Может ли искусственный «организм» взбунтоваться против своего создателя в реальности, а не в «ужастике»? Будем надеяться, что нет. Недаром первый закон робототехники, сформулированный Айзеком Азимовым еще в 1942 г., гласит: «Робот никогда, ни при каких обстоятельствах не может причинить вред человеку». По-моему, тут самое место привести все три закона в точных формулировках автора:

1. Робот не может причинить вред человеку или своим бездействием допустить, чтобы человеку был причинен вред.

2. Робот должен повиноваться всем приказам, которые дает человек, кроме тех случаев, когда эти приказы противоречат Первому Закону.

3. Робот должен заботиться о своей безопасности в той мере, в которой это не противоречит Первому и Второму Законам.

Для японцев робот – весьма милое и добродушное создание, всегда готовое прийти на помощь людям. Кстати, на основе мастерской игрушечника Танаки впоследствии выросла могущественная корпорация Toshiba. Так что, как видите, у собаки Айбо и ее искусственных соплеменников были достойные предшественники. Неудивительно, что кросс-культурные исследования поведения дошколят по отношению к собачке-роботу в Японии и Швейцарии показали, что японские детишки гораздо более позитивно воспринимают Айбо, нежели их швейцарские сверстники. Автор этой работы Акимици Йокояма писал по этому поводу: «Оказалось, что робот-зверушка, по крайней мере в Японии, несет на себе частичку очарования реального живого существа, хотя и не может его реально заменить».

Еще одна причина распространения животных-роботов именно в Японии – это большие трудности с содержанием там домашних животных. До сих пор в квартирах держать собак и кошек запрещено, это возможно лишь в частных домах (впрочем, в тех домах, которые строятся для любителей по современным проектам, существует даже специальный душ для собак и отдельная кабинка – кошачий туалет в ванной комнате). Содержание собак обходится очень дорого – на них приходится тратить не менее $6000 в год, так что это удовольствие не для бедных (сравните с ценой искусственных собачек, которым нужно только менять батарейки). Но японцы готовы вкладывать в своих живых любимцев еще больше. Теперь они могут общаться с ними уже по мобильнику! Это происходит следующим образом. В доме устанавливаются видеокамеры и специальные приборы. Когда собака начинает лаять или скулить, датчики улавливают шум и на экран мобильного телефона передается изображение собачки и текст типа: «Возвращайся скорее». Этот текст – результат перевода с «собачьего» языка на японский; для этого служит «собачий переводчик», созданной фирмой Takara Tomy, производителем интеллектуальных игрушек, машинок-трансформеров и роботов-компаньонов. Это устройство крепится на ошейнике и анализирует лай, вой и другие звуки, оно улавливает нюансы настроения и передает их в форме человеческой речи. Появление этого переводчика на рынке вызвало настоящий бум, хотя его создателям и была присуждена Шнобелевская премия (премия, ежегодно вручаемая за самые бесполезные открытия и изобретения). Тем не менее многие японцы его приобрели. После успеха переводчика собачьей «речи» фирма Takara Tomy теперь переходит к выпуску переводчиков с кошачьего: мяуканье будет передано на экране устройства размером с ладонь. На наш слух это звучит смешно и даже дико – мы-то ведь привыкли понимать своих котиков и песиков без слов, по выражению физиономии, по позе и положению хвоста.

Кстати, хвост – важнейший показатель собачьего настроения – тоже постарались заформализировать, вернее, не сам хвост, а его движения. Это уже изобретение английского ученого – доктора Роджера Магфорда, известного специалиста по поведению собак. Он, в частности, перевоспитывал Дотти, питбуля принцессы Анны, после того как собака напала на двух мальчиков. Правда, эта псина уже после завершения педагогического процесса съела любимого корги матушки принцессы Анны, королевы Елизаветы. «Вагометр», так назвал свое изобретение доктор Магфорд (от английского wag – взмах хвостом, по-русски это можно передать приблизительно как «хвостовилятельный измерительный прибор»), крепится на спине собаки, а датчики устанавливаются по всей длине хвоста. По его показаниям можно судить и о настроении собаки, и о малейших нюансах ее эмоций. Вообще-то говоря, в этом есть рациональное зерно еще и потому, что в движении собачьего хвоста есть тонкости, которые почти невозможно заметить на глаз. Недавно итальянские исследователи выяснили, что собаки достоверно чаще виляют хвостом со смещением направо, когда им хорошо, и налево, когда они беспокоятся и напуганы, что, очевидно, связано с асимметрией функций больших полушарий[84]. Доктор Магфорд считает, что этот прибор можно использовать, в частности, на собачьих выставках, чтобы оценивать, насколько та или иная собака радуется жизни… (Непонятно только, что делать тем хозяевам, у чьих песиков хвост купирован или вообще отсутствует, как, например, у моего «заячьего терьера» Монички. Придется обойтись без столь продвинутой техники!)

Но вернемся к животным-роботам. На современном этапе точкой отсчета, очевидно, следует считать появление тамагочи. Это электронное инопланетное животное, которое надо взрастить из яйца, воспитывать, кормить, убирать за ним, лечить при необходимости. Живет оно в маленьком брелке с тремя кнопками; оно взрослеет и, увы, даже при самом лучшем уходе умирает к концу месяца от старости. В некоторых семьях похороны тамагочи превращались в настоящее траурное мероприятие, с диким ревом: дети впервые знакомились с горем, которое испытываешь, когда навсегда уходит любимое существо, – и слава богу, что это была только модель. Что ж, утрата и горе – это часть жизни; постепенно, с возрастом, дети приходят к пониманию безвозвратности и окончательности смерти (это происходит к девяти годам) и того, что надо учиться переживать и это. Тамагочи изобрела в 1996 г. бездетная, но очень любящая детей сотрудница фирмы Bandai Аки Маита – эта идея пришла ей в голову после того, как она посмотрела телепередачу про мальчика, которому не разрешали взять в детский сад живую черепаху. Как ни странно, эта маленькая электронная игрушка в некотором плане ближе к реальным домашним любимцам, нежели животные-роботы, владение которыми не предполагает никакой ответственности, – ведь о тамагочи надо постоянно заботиться, иначе он заболеет и умрет!

Сейчас кроме собаки Айбо и других животных-роботов столь же высокого уровня существует и целый зоопарк более примитивных – и, соответственно, на порядок более дешевых – искусственных зверушек, которых можно купить в магазине или заказать в интернете. Самые простые из них – почти неподвижные, но очень забавные «особи». C интерактивной курицей Момми интересно общаться. На прикосновение она реагирует случайной невнятной фразой на трудно разбираемом английском; если курицу не трогать, она засыпает, а если играть с ней хотя бы полчаса, она начинает вести себя все более беспокойно и, наконец, производит на свет не яйцо, а уже готового цыпленка. И вместе с ним поет веселую песенку. Собачка Пучи умеет сидеть, лежать, петь и играть с косточкой, реагирует на свет, на звук, на прикосновение, она грустит, если ее обделяют лаской, и «радуется», когда хозяин с ней занимается. Более дорогие модели отличаются более сложными движениями, большим диапазоном выполняемых команд и, разумеется, более высоким «интеллектом». Пластиково-металлические создания все чаще заменяются игрушками пушистыми и мохнатыми, вроде песика-робота Шэдоу или медвежонка Коби – он выглядит как плюшевый мишка, но при этом знает около 400 слов. А попугай Полли – почти настоящая птаха; хотя летать и не умеет, зато повторяет все слова, которым его хочет научить хозяин, и все время просит выпустить его из клетки.

И все же Айбо в своем роде больше чем робот. Это символ будущих отношений человека и разумных машин, первое искусственное создание, которое вошло в быт множества людей и даже завоевало их сердца в самом буквальном смысле: многие из владельцев собачки-робота признавались, что стали относиться к этой разумной игрушке как к живому существу. И более того, считают его личностью. Айбо способен узнавать хозяина, он настраивается на его волну, подстраивается под его настроение, готов грустить или веселиться вместе с ним, он требует к себе внимания, реагирует на ласку… Его можно дрессировать; чем более продвинутая модель поселилась у вас дома, тем больше команд он может выучить, тем сложнее его поведение. То есть искусственный пес обладает многими положительными качествами настоящих домашних любимцев. И при этом лишен их недостатков – за ним не надо ухаживать, не надо его кормить, не надо прогуливать, он не гадит в доме, не грызет провода и мебель. Единственное, чего он требует, – время от времени менять батарейки; когда они садятся, песик ложится и засыпает. Его вообще можно полностью игнорировать. Так, один из владельцев Айбо просто забыл робота в туалете и не вспомнил о его существовании до тех пор, пока к нему не обратились с вопросами ученые, исследовавшие отношение людей к этому продукту корпорации Sony. Айбо вообще не причиняет никакого беспокойства хозяевам. Одно сплошное удовольствие! Но вечный позитив надоедает очень быстро.

Большинство собачников, как ни странно, любят гулять со своими собаками, что к тому же весьма полезно для здоровья, и легко мирятся с тем, что их питомцы грызут туфли и порою писают на ковер. Убирать за ними и их кормить для таких хозяев вовсе не в тягость, наоборот: ведь если кого-то любишь, то приятно о нем заботиться. Но самое главное, свой родной песик или котик – это личность, яркая индивидуальность, как и всякое живое существо, он действует порою спонтанно, повинуясь внутренним импульсам, часто непредсказуем, и это-то в нем и есть самое замечательное! Животные-роботы, даже самые умные-разумные, не залезают в хозяйскую сумку, не чмокают и не перебирают лапами во сне, разделяя с хозяином постель, не закапывают косточки в самых неожиданных местах… Словом, достоинства животного-робота оборачиваются его же недостатками. Как говорил царедворец в сказке Г.Х. Андерсена «Соловей»: «Я возьму на себя смелость утверждать, что преимущества искусственного соловья перед живым соловьем неоспоримы. Посудите сами: имея дело с живым, вы никогда не знаете заранее, что ему заблагорассудится спеть, в то время как вам всегда известно наперед, что именно будет петь искусственный». Конечно же, современные искусственные птахи, не в пример сказочному соловью, знают не только одну песню, которую повторяют бесконечно, но все равно принцип тот же – свободной волей робот не обладает.


Так все-таки может ли животное-робот заменить живого любимца? Может – отвечают некоторые исследователи, правда в весьма ограниченном диапазоне. В первую очередь тем людям, которые по какой-либо причине не могут держать реальную собачку или кошечку. Во-вторых, это идеальный «питомец» для тех, кто страдает аллергией. В-третьих, это выход для детей, которые находятся на излечении в больницах или просто по каким-либо причинам оторваны от дома, ото всех домашних, в том числе и домашних любимцев. И в-четвертых (и в главных), это порой единственный выход для одиноких пожилых и немощных людей. В домах престарелых обычно запрещено держать животных, и старики – любители зверушек страдают от их отсутствия; те же из них, кто продолжает жить дома, боятся брать на себя ответственность за реальных домашних любимцев – здоровье не позволяет ухаживать за ними, как должно. Основные работы по изучению влияния животных-роботов на здоровье и настроение людей были осуществлены именно с этими категориями населения.

В США подобными исследованиями с собачкой Айбо занялись ученые Центра взаимодействий животных и общества (Университет Пердью, Индиана) под руководством его директора профессора Алана Бека, широко известного своими работами по терапевтическому эффекту домашних любимцев. В одном из проектов Центра одиноким пожилым людям на шесть недель раздали искусственных песиков. Выяснилось, что даже те, кто первоначально воспринял животных-роботов просто с познавательным интересом, – забавная штука! – к концу этих полутора месяцев стали испытывать к своим искусственным питомцам привязанность и даже говорили, что те «нуждаются в любви и ласке». Хотя все они осознавали, что их «любимцы» – существа, не относящиеся к миру живого.

Надо сказать, что выборочное очеловечивание приборов и механизмов свойственно не только японцам и американским старушкам, а вообще характерно для людей в тех случаях, если речь идет о машинах, с которыми приходится много «общаться» в повседневной жизни и от которых многое зависит. Чаще всего как к живому существу люди относятся к своим автомобилям, чуть реже – к компьютерам. Такое отношение выражается в том, что любимым машинкам придумывают ласковые прозвища, за ними тщательно ухаживают, чуть ли не пылинки с них сдувают, их даже поглаживают по несуществующей шерстке. И придумывают легенды, в которых их любимая машинка совершает вполне разумные действия, например, такого рода: «Мой любимый “бегемотик” (уазик) служил мне верой и правдой и ни разу не подводил. И вот он как почувствовал, что я его предал, – накануне того дня, когда я собирался его продать, – взял да и остановился посреди улицы!» А на острове Бали существует праздник – День автомобилей, когда каждый водитель дарит своей машине цветы.

Самочувствие и настроение практически всех пожилых джентльменов и леди, общавшихся с Айбо, улучшилось, правда, об этом можно было судить в основном по их собственным отзывам, без специального тестирования. В другом американском исследовании, где сравнивалось воздействие на людей живых собак и собак-роботов, о результатах судили по изменению некоторых биохимических факторов. Были сделаны выводы, что общество Айбо действительно снижает выраженность стресса, как и взаимодействие с живой собакой, но есть значительное отличие: на показатели выраженности депрессии общение с роботом не влияет. То есть человек при общении с Айбо может расслабиться, но вот вылезти из депрессии ему может помочь только настоящий пес.

Любят общаться с собачкой-роботом и дети, хотя играть с ней им надоедает быстрее, чем с настоящей собакой, – да только ведь не всегда можно с живой пообщаться! В Японии Айбо закупают детские больницы – гигиенично, никаких микробов, никакой грязи и уж точно не укусит. Дети, как и пожилые люди, осознают различие между роботом и живым существом: одна восьмилетняя девочка, когда ее спросили, кого она предпочитает – Айбо или реальную собаку, выбрала Айбо, «потому что настоящая собака может умереть, а Айбо – нет». Тем не менее, так как поведение искусственной собаки создает иллюзию привязанности, к ней привязываются в ответ почти как к живой. Кстати, даже мастерские по ремонту Айбо в Японии называются «клиники Айбо»: их не ремонтируют, а лечат!

Надо сказать, что внешне собачка Айбо, с ее разноцветными лампочками, обозначающими эмоции, и «глазом»-фотокамерой, все-таки больше всего напоминает некое внеземное искусственное создание из «Звездных войн», и хотя «хозяева» ее порой и гладят, что собачке «нравится», особых положительных эмоций у человека такой тактильный контакт не вызывает – пластмасса есть пластмасса. Нам приятно гладить мохнатых и пушистых зверушек, и часть конструкторов пошла именно в этом направлении, они создают животных-роботов, внешне как можно точнее имитирующих реальных живых существ из плоти и крови. В первую очередь это кот Некоро компании Omron. Другое его название – «робот психического здоровья», и он в реальности действует на людей успокаивающе. Внешне – кот как кот, видит он, правда, не глазами, а носом (там расположены визуальные сенсоры), зато слышит ушами, а тактильные рецепторы расположены у него по всему телу, в основном в тех же местах, почесывание которых особенно приятно нашим домашним кошкам, например за ушами. Некоро, в отличие от робота-собаки, не ходит и не выполняет никаких трюков по приказу хозяина (настоящие кошки этим занимаются разве что только в цирке Куклачева, ученые даже интеллект их оценить не могут – если кошка чего-то не хочет, то никто не заставит ее это сделать). Он может вставать на все четыре лапы, сидеть и лежать, даже хвост у него шевелится. Кроме того, он двигает ушами и глазами, наклоняет голову, потягивается, вытягивает лапы для выражения удивления или усталости. Искусственный кот может довольно мурлыкать, мяукать или зло шипеть в ответ на соответствующее с ним обращение. Он покрыт синтетической мягкой шерсткой, приятен на ощупь, его так и хочется погладить, а кот в ответ довольно урчит. Он может выражать целый ряд эмоций, от полнейшего блаженства до крайнего раздражения, для чего используется 48 разных кошачьих звуков. Как и робособака Aйбо, робокошки при общении с человеком определенным образом приспосабливаются к нему, чем создают иллюзию истинной привязанности.

Психологическую и терапевтическую ценность этого робота изучали в Америке наши соотечественники Александр и Елена Либины. Своего экспериментального «кота» они назвали Максом. Выяснилось, что японцы относятся к более «естественному» коту-роботу прохладнее, чем американцы (очевидно, им ближе мир высоких технологий, символом которого является Айбо). Американцы же обожают гладить Макса, брать его на колени, тискать и вообще всячески с ним манипулировать, вызывая ответную реакцию. Любителям животных больше нравилось возиться с Максом, нежели тем, кто прохладно относится к братьям нашим меньшим. Те, кто любит животных, очевидно, подсознательно сравнивали робота с настоящей кошкой, потому что они жаловались на то, что Макс издает лишний шум и весит слишком много (на самом деле вес Некоро – около килограмма, но это «мертвый вес»; если взять на руки спящую кошку, то она кажется тяжелее, чем бодрствующее животное, – это эффект расслабленных мышц). Общение с котом-роботом имеет большее значение для пожилых людей, нежели для детей. И все же роботы-животные могут более или менее заменить живых домашних питомцев только в тех случаях, когда содержание последних по каким-либо причинам невозможно.

Еще один популярный терапевтическтий робот – это тюлень Паро (Paro), разработанный японским робототехником доктором Таканори Шибата. Это «белое и пушистое» существо длиной 60 см и весом 3 кг. На самом деле внешняя форма Паро имитирует не взрослого тюленя, а белька гренландского тюленя. Его трогательные огромные глаза и выпуклый лоб сами по себе вызывают у людей теплые чувства (это ключевые стимулы, запускающие механизм родительской любви у всех высших позвоночных, у млекопитающих и в некоторой степени у птиц и тормозящие агрессивные импульсы). Паро, откликаясь на человеческий голос, хлопает глазами, открывает рот, шевелит плавниками, делает разнообразные телодвижения, демонстрируя свою привязанность к хозяину и целую гамму эмоций. Чувствительные датчики под кожей и под усами заставляют Паро реагировать на ласки. Он умеет улыбаться, когда его гладят, и выразительно урчать, если его потчуют специальной игрушечной рыбкой. Создатели называют его еще и «эмоциональным искусственным созданием». Паро успешно прошел испытания в Японии и Швеции в домах престарелых и детских лечебных учреждениях; он прекрасно поднимает настроение и старикам, и детям, и инвалидам и, как выяснилось, является прекрасным терапевтическим средством при реабилитации детей, страдающих аутизмом. Животные-роботы в роли «домашних терапевтов» имеют много преимуществ. «Мы знаем, что терапия с участием животных помогает людям физически, психологически и социально, и Паро делает то же самое для тех людей, кто не может заботиться о живом любимце» – это слова Таканори Шибата, создателя забавного искусственного тюлененка. Но терапевтические роботы пока не получили такого же широкого распространения, как Айбо, да и стоят они гораздо дороже.

Однако вернемся к роботам-любимцам. Робототехника не стоит на месте, инженеры и ученые разрабатывают новые, все более сложные и прогрессивные модели. Сейчас роботы (т. е. встроенные в них компьютеры) различают человеческие команды скорее по интонации голоса, нежели по содержанию, но скоро они будут обладать богатым словарным запасом и учиться в процессе общения с хозяином. Создатели роботов уверены, что роботы следующего поколения будут обладать уникальной индивидуальностью и общаться с ними будет еще интереснее.

Но, постоянно общаясь с машинами и компьютерами, не уподобятся ли сами люди механизмам, не забудут ли они о том, что они – из мира природы и сами состоят из плоти и крови? Это вопрос, который волнует многих, но однозначного ответа на него нет.

Конечно, настоящим любителям животных это не грозит – они никогда не предадут своих четвероногих любимцев. Но с другой стороны, игрушки-животные не нуждаются в заботе, они ничего от человека не требуют, а потому помимо воли создателей поощряют эгоистические и потребительские тенденции у тех, кто с ними общается. Это касается, конечно же, в первую очередь детей и подростков. Я, например, была знакома с 14-летней девочкой, которая, придя из школы, могла несколько часов подряд возиться с японской умной игрушкой, при этом ей и в голову не приходило вывести погулять их живую спаниельку, и несчастная собачка была вынуждена дожидаться хозяина, который возвращался с работы поздним вечером. Правда, может, дело не в игрушках, а в воспитании…

Мне кажется, не стоит бояться, что роботы когда-нибудь вытеснят наших постоянных четвероногих спутников. Самое симпатичное животное-робот, которое я знаю, – это саблезубый тигренок Сильвестр, «биомех» из романа Клиффорда Саймака «Заповедник гоблинов». Но ведет он себя совсем не как умная машина, пусть даже и «эмоциональная», а как помесь натуральных кошки и собаки. Он любит, чтобы его чесали, он мурлычет от удовольствия, когда его ласкают, – так делают и роботы. Но Сильвестр как обычный домашний питомец пристает к тем, кто ему нравятся, вылизывая их своим шершавым языком, и нападает на тех, кто ему – совершенно субъективно – не приглянулся. А еще поглощает множество бифштексов, часто с тарелок тех людей, кто от этого явно не в восторге. Хозяйка его защищает – «он еще маленький» (значит, хоть и робот, но все-таки растет) – и воспитывает, правда, довольно безуспешно. Что в нем от робота? Разве что саблезубость. А так совершенно нормальный обаятельный домашний любимец, правда громоздкий. Но не думаю, что в ближайшем будущем роботы, созданные людьми, достигнут такой же степени совершенства, что будут обладать характером и научатся действительно чувствовать, а не симулировать чувства. У самого умного робота нет и не может быть интуиции, как и «паранормальных» способностей. Ни один самый совершенный робопес не подойдет к чем-то расстроенному хозяину и не станет его утешать. А потому – каждому свое. Кому-то – забавные и «разумные» игрушки, а кому-то – живые кошки и собаки.

Существуют и другие роботы, имеющие некоторое отношение к животным. Так, японский изобретатель Хидео Мори создал искусственную «собаку-поводыря», которая должна помогать незрячим и слабовидящим людям ориентироваться в пространстве. Чтобы избегать препятствий, этот робот использует видеокамеру и сенсоры. У него также имеется система навигационного ориентирования (GPS), и он запрограммирован на запоминание пути, которым обычно ходит его хозяин. Увы, «Харунобу» внешне совершенно не похож на собаку: это кресло на колесиках с компьютерным «мозгом», в котором сидит его владелец. Ничем не напоминает реальную собаку и разработанный в Оксфорде «робот-колли», предназначенный для того, чтобы пасти овец, причиняя им при этом как можно меньше беспокойства. Искусственная овчарка Ровер выглядит, по словам доктора Стивена Камерона, одного из ее создателей, «как шляпная картонка на колесиках», а испытывали ее пастушеские качества на утках. Честно говоря, мне будет жалко, если великолепные бордер-колли и другие пастушьи собаки останутся без работы. Может, тогда и овец заменить роботами?

Но есть одна область, где роботы-животные сейчас играют чрезвычайно важную роль, – это биология, а точнее, этология, изучение поведения животных в природе. Искусственные создания, практически не отличающиеся от прототипов и внешне, и по поведению, начиненные изнутри самой совершенной техникой, позволяют нам увидеть скрытые стороны жизни изучаемых объектов и с каждым годом все более востребованы. Одним из первых поставил такой эксперимент Фабьен Кусто, внук Жак-Ива Кусто: по его проекту была изготовлена акула-робот, которая напоминала реальных акул. Ее почти что «внедрили» в акулью стаю – т. е. спустили под воду там, где возле приманки собрались эти хищницы. При помощи специальной аппаратуры акула-робот передала на исследовательское судно ценную информацию, но под конец ее все-таки раскусили – и в прямом, и в переносном смысле. Механическая пчела-робот, сконструированная в Дании инженером Б. Б. Андерсеном, не летает, но, сидя в улье, может рассказать рабочим пчелам, куда надо лететь за взятком. Изучать поведение белок и их общение между собой помогает искусственная белка Рокки.

Особенно интересны и сложны самые современные роботы, созданные для фильмов Би-би-си под общим названием «Шпион в стае». Для исследования и видеофиксации поведения дельфинов были созданы робот-кальмар, робот-наутилус, робот-черепаха и некоторые другие. Они выглядели настолько реалистично и были настолько естественны в своем поведении, что настоящие водные обитатели приняли их за своих. Так, самец черепахи предпочел искусственную самку настоящей и пытался спариться с ней, а несколько небольших «головоногих» роботов были разодраны в клочья теми, кто ими обычно питается. Робот-пингвиниха, внедренная в общество «себе подобных», выглядела так натурально, что один из живых самцов начал за ним ухаживать, а увидевшая это безобразие запоздавшая супруга кинулась на обидчицу и опрокинула ее. Хорошо, что это чудо техники было научено вставать на лапы самостоятельно! А как изумлены были птицы, когда один из их сородичей, упав, вдруг потерял… голову! Что ж, несчастные случаи со всеми происходят.

Думаю, у таких роботов-животных большое будущее – для изучения мира живой природы они бесценны. А вот к домашним роботам-любимцам я, честно говоря, отношусь скептически.

<<< Назад
Вперед >>>

Генерация: 2.135. Запросов К БД/Cache: 3 / 1
Вверх Вниз