Книга: Приграничные и трансграничные территории Азиатской России и сопредельных стран. Проблемы и предпосылки устойчивого развития

12.3. Современное состояние и развитие международного и трансграничного туризма в Байкальском регионе

<<< Назад
Вперед >>>

12.3. Современное состояние и развитие международного и трансграничного туризма в Байкальском регионе

Основные тенденции развития трансграничного туризма довольно четко проявляются на фоне показателей развития международной туристической деятельности в контексте положения регионов, приуроченных к зонам приграничного контакта в международном рекреационном пространстве. Согласно официальным статистическим данным за последние десять лет, российский международный туризм развивается в направлении увеличения туристических потоков (рис. 12.22).


Рис. 12.22. Международный туризм России в 1995–2005 гг.

Но если въездной туризм характеризуется относительно небольшим стабильным ростом (примерно в 1,3 раза по числу въезжающих иностранных туристов), то выездной поток увеличился в 2,5–3 раза [Туризм в цифрах…, 2004].

В рейтинге наиболее популярных среди россиян стран на втором месте стоит Китай, уступая лидерство только Турции – 1151,6 тыс. чел. в 2005 г. В 2004 г. число россиян, посетивших Китай, было по сравнению с Турцией почти в 2 раза меньше (688 тыс. чел.). По числу въезжающих в Россию зарубежных туристов, первенство распределяется подобным же образом, хотя количественный показатель уменьшается в несколько раз. Для Китая он равен 204,4 тыс. чел. (рис. 12.23).


Рис. 12.23. Международный туризм России, 2005 г.

Китай в последние годы стал одним из наиболее популярных туристических направлений для граждан России. Безусловно, в большей степени это относится к жителям восточных регионов страны (Сибирь, Дальний Восток). По данным 2006 г., в Китай выехало 1,3 млн россиян. При этом в Россию с целью «туризм» прибыло 157,3 тыс. граждан Китая [Въездной и выездной туризм., 2006].

В 2002–2004 гг. поток туристов из Иркутской области в Китай увеличился в несколько раз (от 4,2 тыс. чел. в 2002 г. до 14 тыс. чел. в 2004 г.). Второе место занимает Таиланд (2,1 тыс. туристов в 2002 г.), третье место – Турция (2 тыс. чел. в 2002 г.) [Туризм и отдых в Иркутской области., 2003]. Такие пропорции сохраняются на протяжении многих лет. В Иркутской области туристический поток увеличивается на 20–30 % в год. Например, с 2000 по 2004 г. он вырос в 5 раз (рис. 12.24) [Отчет о работе департамента., 2005].


Рис. 12.24. Развитие туристской отрасли Иркутской области по числу прибытий.

Число туристов, ежегодно посещающих Иркутскую область, в 2001–2005 гг. оценивалось от 250 до 350 тыс. чел. в год, в том числе около 25–30 тыс. туристов составляют иностранные граждане из 72 государств.

Для сравнения, в 2002 г. в Бурятии побывало 160 тыс. российских и 20 тыс. иностранных туристов. В 2004 г. прирост туристических потоков, по сравнению с 2003 г., составил 5,5 % при общем количестве прибывших туристов 156 тыс. чел., 12 % из них – иностранцы. К 2005 г. общее число туристов в республике приблизилось к 180 тыс. (рис. 12.25). Наибольшая доля въездного туризма в Бурятии традиционно приходится на граждан Китая (30–38 %), Монголии (20–25 %), среди других стран – США (18 %), Германия (16 %), Япония (5 %) [http:// http://www.economy.buryatia.ru].


Рис. 12.25. Развитие туристской отрасли Республики Бурятия по числу прибытий.

Одними из главных направлений рекреационного развития Китая стали оздоровительный отдых и санаторно-курортное лечение на базе комфортабельных гостиничных комплексов и отелей, а также историко-культурный туризм. В этом плане для жителей Байкальского региона Китай более предпочтителен по сравнению со всеми другими популярными не только зарубежными, но и российскими курортными центрами с учетом транспортной доступности и затрат на дорогу. Однако следует принять во внимание, что значительную часть совершаемых поездок туристическими можно назвать лишь условно, поскольку они носят характер «шоп-туров».

Важнейшую роль в формировании трансграничных туристических потоков между Россией и Китаем играет Забайкальский край, занимающий приграничное положение и соседствующий с автономным районом Внутренняя Монголия. Взаимодействие главным образом обеспечивается международным автомобильным пунктом пропуска «Забайкальск– Манчжурия», где в настоящее время происходит активное развитие транспортной и туристической инфраструктуры.

С 1 января 2006 г. аэропорту Маньчжурии присвоен международный статус, ведется двусторонняя работа по открытию авиарейса Иркутск-Маньчжурия. В 2005 г. в составе фирменного пассажирского поезда «Даурия» сообщением Чита-Маньчжурия-Чита осуществлялось движение четырех прямых беспересадочных пассажирских вагонов. В марте 2005 г. введен железнодорожный маршрут Иркутск-Забайкальск: два раза в неделю идет фирменный поезд «Баргузин». Этот маршрут предполагается продлить до Пекина (прежде использовались прицепные вагоны к международному поезду Москва-Пекин). Международный автомобильный пункт пропуска «Забайкальск-Маньчжурия» имеет пропускную способность около 3 млн туристов и более 3,5 млн т грузов в год. В 2005 г. пункт был переведен на круглосуточный режим работы. В связи с этим увеличилось число регулярных международных автобусных рейсов сообщением Забайкальск-Маньчжурия с 8 до 10.

Благодаря развитию трансграничной транспортной инфраструктуры возросла популярность поездок в Маньчжурию. В 2005 г. ежемесячное число российских туристов составляло здесь более 40 тыс. В целом за этот год в Маньчжурии побывало 554,3 тыс. россиян. Это на 20,7 % больше по сравнению с 2004 г. [данные Управления по делам туризма г. Маньчжурии]. В свою очередь в 2005 г. количество туристов из Китая, побывавших в Забайкальском крае, возросло на 13 % по сравнению с 2004 г. и составило 18,8 тыс. чел. [данные Комитета по международному сотрудничеству, ВЭС и туризму Забайкальского края], в 2007 г. – около 20 тыс. чел. [О безвизовых групповых туристических поездках. Соглашение…, 2000; Туризм и отдых в Иркутской области., 2006].

Подводя итоги работе по координации за безвизовым туристским обменом с КНР в рамках Межправительственного соглашения о безвизовых групповых туристических поездках, департамента туризма администрации губернатора Иркутской области в своем отчете отмечал, что в течение 2005 г. были заверены и зарегистрированы списки на 1,6 тыс. российских групп и приглашения на четыре группы туристов из Китая [О безвизовых групповых туристических поездках. Соглашение 2003; Туризм и отдых в Иркутской области., 2006]. По списочному составу в Китай направлено более 24,5 тыс. российских туристов, на территорию РФ прибыло 97 китайских туристов – по приглашению уполномоченных туристических фирм Иркутской области (в 2005 г. на территории Иркутской области было зарегистрировано пять уполномоченных фирм, имеющих право работать в рамках вышеуказанного Соглашения).

В отличие от Китая, рекреационная специализация Монголии связана в большей степени с развитием приключенческого, природно-познавательного и этнического туризма. Кризис социалистической системы отразился как на российской, так и на монгольской индустрии туризма. Однако в Монголии туризм быстрее адаптировался к новым экономическим условиям. Благодаря либеральному законодательству и поддержке со стороны правительства индустрия туризма заняла прочные позиции среди других отраслей экономики Монголии. Кроме этого, используя статус развивающейся страны, Монголия смогла привлечь в туристическую индустрию значительные западные инвестиции.

Согласно официальным статистическим данным, представленным в «Монгольском статистическом ежегоднике» и отчетах Министерства дорог, транспорта и туризма Монголии, уже к 2001 г. страна принимала ежегодно более 150 тыс. туристов. 2003-й год был объявлен в Монголии «Годом посещения страны туристами», а в течение 2004 г. Монголию посетили 300 тыс. иностранцев, среди них лидируют китайцы. В 2006 г. число китайских туристов составило здесь почти 180 тыс. чел. Второе место стабильно занимает Россия. С 1998 по 2006 г. число поездок российских туристов в Монголию увеличилось от 49 до 79 тыс. Почти 40 тыс. туристов прибыли из Южной Кореи, 16 тыс. – из Японии, 11 тыс. – из США, 8,5 тыс. – из Германии. В 2006 г. Монголия приняла почти 386 тыс. иностранных туристов, в том числе 79 тыс. российских граждан (рис. 12.26) [The Yearbook of Mongolian Tourism Statistics, 2005; Mongolian Statistical Yearbook, 2007; Даваадоржийн Балжинням, 2005].


Рис. 12.26. Динамика туристических потоков в Монголию в 1998–2006 гг.

Аналогичные данные российской официальной статистики значительно отличаются от информации, предоставляемой монгольской стороной. В основном это связано с различиями в методиках подсчетов. Однако для объективности оценки мы считаем необходимым и полезным привести данные из всех доступных источников. Так, согласно отчету Ростуризма, по результатам 2006 г. общее число российских туристов, посетивших Монголию, составило 28 тыс. чел., а количество монгольских граждан, прибывших в Россию с целью туризма, достигло 13,5 тыс. чел. [Въездной и выездной туризм…, 2006]. По данным статистических сборников за 2003 г. и 2005 г. ситуацию можно представить на рис. 12.27 [Туризм в цифрах… 2003].


Рис. 12.27. Динамика туристических потоков Россия – Монголия.

Средняя продолжительность пребывания одного туриста на территории Монголии – 12,8 дней [Mongolian tourism board., 2004].

Большая часть туров в страну, предлагаемых зарубежными туроператорами, включает в программу посещение оз. Байкал. Такой факт является одной из важных предпосылок активного развития сотрудничества между Россией и Монголией в области туризма. Этому способствует большой спрос на экологический и приключенческий туризм в мире, огромный потенциал для его развития в Байкальском регионе и Монголии, природная и социокультурная общность территорий, заинтересованность российской и монгольской сторон в развитии трансграничных отношений в области туризма [Постановление Правительства РФ № 83 от 24 января 1998 г.; Соглашение о сотрудничестве в области развития туризма., 2003 г.].

Максимальное число посетителей из Монголии в Иркутскую область отмечено в 2002 г. (всего 746 чел.). К 2005 г. этот показатель значительно снизился – до 330 чел. (рис. 12.28). Число иркутян, направляющихся ежегодно в Монголию с целью туризма, также незначительно, но при этом интерес к этой стране неуклонно растет благодаря успешным имиджевым акциям иркутских турфирм (совместные фестивали, экспедиции и т. д.).


Рис. 12.28. Динамика туристических потоков Иркутская область – Монголия.

Туристические потоки между Республикой Бурятия и Монголией значительно превосходят Иркутскую область по числу прибытий и выездов. Количество туристов из Бурятии, направляющихся через монгольскую границу, составляет около 10 тыс. чел. в год (в 2006 г. – 10,5 тыс. чел.) (данные Генерального консульства Монголии в г. Улан-Удэ; фондовые материалы Байкальского института природопользования, г. Улан-Удэ). Увеличение туристического потока Монголия-Бурятия происходит за счет групп туристов, выезжающих с культурно-познавательной целью. К 2006 г. эта категория составила 13,5 %. Кроме того, 6,1 % монгольских туристов приезжают в Бурятию с целью досуга и отдыха, 1,26 % – посещают друзей и родственников, менее 1 % приезжают с целью лечения [Сведения о приеме и обслуживании…, 2006].

Иркутск и Улан-Удэ играют роль транзитных центров для туристов, следующих в Монголию. При этом Бурятия однозначно имеет преимущество перед Иркутской областью за счет своего приграничного положения с Монголией. Кроме того, «узнаваемость» Бурятии и Монголии иностранными туристами выше, чем Иркутской области [Концепция развития туризма в Иркутской области., 2003]. Средний срок пребывания иностранцев в Иркутской области – три-пять дней, за которые традиционно совершаются одна-две экскурсии по Иркутску и поездка в пос. Листвянка. Далее туристы следуют в Монголию (как правило, через г. Улан-Удэ с посещением восточного побережья Байкала) или в Китай. Более длительное пребывание в области связывается с отдыхом на о. Ольхон (5-10 дней). Вместе с тем именно из Иркутской области транспортные пути ведут ко многим рекреационным территориям Бурятии [Концепция развития туризма в Иркутской области., 2003]. В Иркутске находится международный аэропорт. Прямое авиационное сообщение между городами Иркутск и Улан-Батор осуществляется российскими и монгольскими авиакомпаниями.

Автомобильное сообщение между приграничными территориями Байкальского региона и Монголией обеспечивается двумя пропускными пунктами – международным автомобильным пунктом пропуска Кяхта-Алтан-Булаг и КПП Монды-Ханх. Соглашение между Правительствами Монголии и Бурятии об открытии международного автоперехода Алтан-Булаг-Кяхта подписано в 2001 г. В 2003 г. принято решение о придании международного статуса пограничному переходу Монды-Ханх, что должно разрешить пропуск через этот участок не только граждан России и Монголии, но и граждан других стран. О готовности проекта обновления КПП Монды-Ханх было заявлено в 2005 г. Однако по разным причинам он до сих пор не реализован. Более того, произошло ужесточение приграничного режима на российской стороне. В связи с этим предприниматели, вложившие средства турбизнес на оз. Хубсугул испытывают большие трудности. Открытие перехода Монды-Ханх важнейшее значение имеет именно для Иркутской области. Это объясняется хорошим транспортным сообщением с международным центром туризма г. Иркутском, которое обеспечивается автомагистралью с твердым покрытием (302 км). Дорога пролегает через три административных района Иркутской области (Иркутский, Шелеховский, Слюдянский) и Тункинский район Бурятии, которые имеют довольно развитую рекреационную инфраструктуру, обширный набор ресурсов туризма, главным из которых является оз. Байкал.

Представленные данные, характеризующие развитие международного и трансграничного туризма, позволяют говорить о том, что при общем росте показателей в России отмечается заметный перевес в сторону выездного туризма. Причем одно из ведущих мест в формировании как въездных, так и выездных туристических потоков занимает Китай. Отмечается заметное возрастание значимости и привлекательности Монголии. Эти тенденции сохраняются и на региональном уровне. Иркутская область и Республика Бурятия, при наличии богатого рекреационного потенциала и достаточно развитой транспортной инфраструктуры, в процессе формирования потоков туристов в соседнюю Монголию продолжают выполнять в основном транзитные функции. Развитию трансграничного сотрудничества будет способствовать совершенствование приграничной контрольно-пропускной системы и оптимизация транспортных пассажиропотоков. Решение связанных с этим проблем возможно лишь на государственном уровне при условии согласованных действий и тесного сотрудничества всех заинтересованных приграничных регионов.

Перспективы сотрудничество России и Монголии в сфере туризма подтверждаются наличием развитых деловых, инфраструктурных и транспортных связей. Они связаны с реализацией проектов по созданию трансграничных туристических маршрутов «Байкал-Хубсугул», «Чайный путь» и «Восточное кольцо».

Особую и важнейшую роль в формировании территориальной структуры российско-монгольского трансграничного туризма играют административные центры территорий – столица Монголии г. Улан-Батор, города Иркутск и Улан-Удэ. Они выполняют функцию транспортных и инфраструктурных центров рекреационного развития, где происходит перераспределение туристических потоков, аккумулируются историкокультурные, информационные, трудовые и административные ресурсы туризма. Эти крупные населенные пункты имеют важнейшее значение в формировании трансграничной российско-монгольской рекреационной системы, выступают центрами взаимодействия между тремя самостоятельно развивающимися рекреационными регионами.

<<< Назад
Вперед >>>

Генерация: 1.497. Запросов К БД/Cache: 3 / 1
Вверх Вниз