Книга: Приграничные и трансграничные территории Азиатской России и сопредельных стран. Проблемы и предпосылки устойчивого развития

2.4. О стратегии развития приграничных территорий

<<< Назад
Вперед >>>

2.4. О стратегии развития приграничных территорий

Геополитические интересы России на востоке должны усиливать ее авторитет на международной арене за счет создания новых политических блоков и соглашений в противовес приближения к ней натовских границ. С этой точки зрения, Шанхайская организация сотрудничества (ШОС), инициаторами которой являются Россия и Китай, а в качестве наблюдателей присутствуют крупнейшие азиатские страны, может стать реальным рычагом противодействия блоку западных стран, в том числе и в военном отношении. К подобным акциям относятся и создание Евразийского экономического союза, рост авторитета союза Россия – Беларусь и содружества постсоветских государств.

Следует отметить, что страны Шанхайского сотрудничества на этапе становления были ориентированы на борьбу с терроризмом, а затем приступили к решению экономических задач. Дальнейшее развитие этой международной организации требует разработки долгосрочной программы, которую должны предлагать научные силы стран-участников. Как известно, подобный Научный комитет существует при НАТО.

Однако решение такого рода задач невозможно без должного экономического фундамента с соответствующим кадровым обеспечением.

В этой связи следует вспомнить исторические реформы П. Столыпина, который еще в 1908 г., выступая в Государственной Думе по вопросу строительства Амурской железной дороги, отмечал, что «при наличии государства густонаселенного, соседнего нам, эта окраина не останется пустынной. В нее просочится иностранец, если туда не придет русский, это просачивание, господа, уже началось. Если мы будем спать летаргическим сном, то край этот будет пропитан чужими соками, и когда мы проснемся, может быть, окажется русским только по названию. Возможно ли заселение без путей сообщения?» [Государственная концепция…, 2000].

В одной из последних своих работ А. Н. Яковлев [2006] пишет, как он после столкновений на советско-китайской границе в 1969 г. застал одного из тех переселенцев. Вот его дословная запись: «Что помню? Да то, что умнее Столыпина никого не было. Жили мы на Украине, земли мало, отец и решился на переселение. Приплыли сюда на пароходе из Одессы. Во Владивостоке встретил нас вице-губернатор. Пашите, говорит, земли, сколько вспашете, скотины держите, сколько можете, леса рубите, сколько нужно. Нам говорит, по сердцу богатый мужик. А власти гарантируют вам закупку хлеба, мяса, рыбы, пушнины в любых количествах. О сбыте не думайте, рядом – Китай, Корея. Купцы все продадут. Накормили Европу, накормим и китайцев. Богатейте, меньше пьянствуйте, больше работайте, Богу молитесь».

Все переселенцы получали денежное пособие на хозяина по 10 руб., иждивенцы – по 3 руб., каждой семье давали лошадь, корову, землю, необходимый инвентарь. Таким образом, они становились истинными хозяевами этой далекой земли – патриотами России. Как емко и кратко сформулирована здесь аграрная программа, которую так безуспешно разрабатывают и коммунисты, и демократы от Столыпина до наших дней. Нужна земля, условия для работы и сбыт продукции, вот и все, что требуется крестьянину.

В результате столыпинской политики только с 1905 по 1914 г. на восточные окраины России было переселено более 4 млн чел., что в 2 раза увеличило численность местного населения [Кулешов, 2006]. Возрос военно-стратегический потенциал Дальнего Востока.

Вероятно, совсем не случайно так долго эти крестьяне сопротивлялись советской власти и длилась гражданская война на Дальнем Востоке. С уверенностью можно сказать, что миллионы таких переселенцев стали главным фактором сдерживания японской агрессии в период Второй мировой войны.

Такой экскурс свидетельствует о разительном отличии современной экономической политики России и демографической ситуации на Дальнем Востоке и в Сибири. За период между двумя последними переписями населения эти регионы потеряли миллионы жителей. Такая тенденция, на фоне многократного увеличения численности китайского населения на приграничных территориях, может характеризоваться только как катастрофическая для России и, возможно, предостережения Столыпина скоро станут реальностью.

Поэтому стратегические задачи по развитию или хотя бы стабилизации экономики приграничных территорий востока России должны быть ориентированы на закрепление сельского населения. Кроме мероприятий по повышению уровня жизни по сравнению с общероссийскими показателями необходимо, в первую очередь, обеспечить транспортную связь периферии с центром, западных районов страны с восточными.

Развитие трубопроводной системы, на первый взгляд, решает поставленную задачу. Создаются новые рабочие места, увеличивается поступление нефтедолларов, налогов в местные бюджеты. Однако в действительности продажа сибирской нефти в объемах, вдвое превышающих экспорт времен СССР, никоим образом не влияет на рост благосостояния основной массы населения. С одной стороны, государство задавлено огромной массой денег в стабилизационном фонде, с другой – растет количество бедных «бюджетников» и беспризорных детей. Никогда еще в нашей стране не было такого огромного золотовалютного запаса и нищего населения.

Перекачка нефти по трубопроводам приведет к резкому сокращению грузовых перевозок на железнодорожном транспорте и, соответственно, многократному увеличению тарифов, в том числе и для пассажиров. В результате роста цен уже сейчас большинству населения Сибири и Дальнего Востока намного дешевле побывать в Пекине, чем в Москве. Точно так же москвичам сегодня Египет намного ближе, чем Байкал. Таким образом, назревает искусственный разрыв между западом и востоком огромной страны, постепенно размывающий устои государства и российского патриотизма.

Одним из немногих способов закрепления сельского населения в степных районах Сибири является возрождение системы номадного (кочевого) животноводства, традиционного для монголоязычных народов. Местные породы домашних животных максимально приспособлены к суровым природным условиям и в малоснежный зимний период круглогодично находятся на степных пастбищах. А если учесть минимальные затраты на электроэнергию, заготовку кормов, строительство ферм, то продукция номадного животноводства окажется в 8-10 раз дешевле стоимости сельскохозяйственных товаров, получаемых на промышленных предприятиях. Более того, от животных, использующих естественные пастбища, получают экологически чистую продукцию, которая пользуется спросом на мировом рынке. На фоне роста геномодифицированных продуктов питания от местных пород животных получают полноценные продовольственные товары.

Чтобы возродить номадное животноводство, необходимо наладить систему реализации продукции, создать необходимую инфраструктуру для удаленных хозяйств, в том числе с использованием возобновляемых источников энергии, усилить дорожную сеть. И помнить уроки П. Столыпина. Только таким образом можно освоить огромные степные просторы Забайкалья и заново возродить заброшенные сельскохозяйственные земли постсоветского периода.

Кроме решения социально-экономических проблем, номадное животноводство наиболее полно отвечает задачам культурного возрождения коренного населения, соответствует этноконфессиональным традициям монголоязычных народов. По нашему глубокому убеждению, национальный проект возрождения сельского хозяйства в качестве главнейшей задачи должен решать проблему закрепления сельского населения, и в первую очередь вдоль южных границ Сибири и Дальнего Востока. При существующей аграрной политике (точнее, ее отсутствии) государство не сможет накормить население, как это было до революции. А вступление во Всемирную торговую организацию окончательно подорвет российское сельское хозяйство. Аграрное производство должно быть максимально диверсифицировано по отношению к природным условиям, требованиям рынка и традициям местного населения.

<<< Назад
Вперед >>>

Генерация: 1.382. Запросов К БД/Cache: 3 / 1
Вверх Вниз