Книга: Белый медведь

V. ПИТАНИЕ. ДОБЫВАНИЕ КОРМА

<<< Назад
Вперед >>>

V. ПИТАНИЕ. ДОБЫВАНИЕ КОРМА

Основной корм белых медведей составляют несколько видов ластоногих, преимущественно нерпа и морской заяц. Кольчатая нерпа, или акиба (Phoca hispida), — наиболее распространенный и многочисленный в Арктике тюлень. Ареал его на юг простирается до о-ва Ньюфаундленд, Исландии, о-вов Ян-Майен и Медвежий, до северных побережий и приустьевых частей рек Восточной Европы, Азии, Северной Америки, включает Белое, Берингово и Охотское моря. Нерпа обитает во всей Центральной Арктике, вплоть до окрестностей Северного полюса. С наибольшей плотностью она населяет районы материкового склона Северного Ледовитого океана. Следовательно, области постоянного обитания и высокой численности белого медведя и нерпы совпадают. Для зверобоев медведи служат подчас своеобразным индикатором наличия и обилия в том или ином районе нерп.

Нерпа питается преимущественно рыбой, и распределение ее практически не зависит от глубины моря. Взрослые особи достигают в длину 180–200 см и веса 50–70 кг. Эти животные ведут относительно оседлый и одиночный образ жизни, тесно связаны с морскими, в основном разреженными, но не мелкобитыми льдами, на которых спят, линяют и рождают детенышей. Зимой, если поблизости нет открытой воды, нерпы проделывают в молодом льду «продухи» — отверстия для дыхания. В торошеных льдах, имеющих на поверхности снежные наносы, нерпы проделывают более широкие отверстия — «лазки», через которые не только дышат, но и вылезают на лед (в подснежные убежища) для отдыха, рождения и кормления молодых. Продухи, а особенно лазки и зимние лежки нерп снаружи бывают незаметны, и медведи обнаруживают в них добычу по запаху (может быть, и на слух).

В марте-апреле самка рождает крупного детеныша, достигающего в длину 60 см и покрытого нежной белой шерстью. Белек нерпы в течение трех-четырех недель, пока он питается материнским молоком и линяет, лежит в убежище (но, если его потревожить, он, так же как и мать, уходит в воду). Летом, с мая по август, линяют взрослые нерпы. В это время они подолгу спят на льду, преимущественно на ровных полях молодых льдов, у разводьев, промоин или лазок, нередко по нескольку особей. Однако сон их очень чуток. Периодически поднимая голову, они осматриваются и при малейшей опасности скатываются в воду.

Морской заяц, или лахтак (Erignathus barbatus), достигает 260 см в длину и 200–300 кг веса. Он широко распространен в собственно арктических морях, но встречается реже, чем нерпа. Как и нерпа, морской заяц тесно связан со льдами, на которых отдыхает, линяет и размножается. В отличие от нее, обитает преимущественно на мелководьях (питается главным образом донными беспозвоночными) и, возможно, совершает сезонные миграции. Так же как и нерпы, морские зайцы в апреле — мае рождают детенышей в подснежных убежищах, устроенных среди торошеных льдов, в июле-августе линяют на ровных ледяных полях.

Морж (Odobaenus rosmarus) — крупнейшее из ластоногих животных Арктики — достигает в длину свыше 5 м и более 1,5 т веса. В пределах своего ареала — в арктических и субарктических морях — моржи образуют несколько самостоятельных стад, одно из которых круглый год обитает в морях Лаптевых и Восточно-Сибирском. Животные, принадлежащие к другим стадам, совершают сезонные миграции и на зиму откочевывают к кромке льдов — на север Тихого океана или Атлантики. Моржи питаются преимущественно донными беспозвоночными, поэтому приурочены главным образом к прибрежным или мелководным участкам морей. Тесно связаны они также со льдами (несплоченными), на которых образуют залежки. Во льдах (иногда на суше) животные отдыхают, размножаются и линяют.

Остатки моржей нередко встречаются в медвежьих желудках, однако роль этого вида в питании белого медведя неясна. Взрослый морж, по-видимому, слишком велик и у него чрезвычайно прочные череп, позвоночник и шкура, чтобы стать добычей хищника. Кроме того, он в состоянии активно обороняться при помощи своих клыков. Молодые моржата (длина тела новорожденных не превышает метра) постоянно находятся под охраной самок и также малодоступны для медведей. Нередко поэтому на одном и том же ледяном поле можно видеть мирно сосуществующих, безразличных друг к другу белого медведя и моржей.

Впрочем, в литературе можно найти и прямо противоположные сведения. Так, В. Я. Паровщиков пишет, что в марте-апреле 1960 г. в северной и центральной частях Земли Франца-Иосифа белые медведи питались моржами, которых успешно добывали в разводьях и прорубях. Один из добытых медведем моржей весил около 400 кг, второй — около тонны. Во время наблюдений с самолета на 600-километровом маршруте ученый насчитал девять «кормовых площадок» медведей, на семи находились моржи средней величины.

О случаях нападения медведей даже на взрослых моржей рассказывают охотники. Скорее всего белые медведи добывают моржей лишь изредка, при исключительных обстоятельствах. Чаще в их желудках находят остатки моржей, убитых зверобоями, погибших от ран или по другим причинам.

Гренландский тюлень (Histriophoca groenlandica) и хохлач (Cystophora cristata), также обитающие в Арктике (первый из них встречается от северо-востока Канады до Карского моря, второй — от Баффинова залива до западного района Баренцева моря), близки по своим биологическим особенностям. И тот и другой совершают дальние миграции, в своем распространении мало зависят от глубины моря (питаются рыбой) и ведут стадный образ жизни. Они меньше, чем нерпа или морской заяц, связаны со льдами, но во время рождения молодых и линьки образуют на льдах большие залежки.

Роль их в питании белого медведя невелика. Из трех стад гренландских тюленей лишь одно во время залежки подвергается нападениям медведей. Попадая иногда на льдины, усеянные открыто лежащими и беспомощными бельками, медведь производит на залежке большие опустошения. Насытившись, он продолжает убивать детенышей, по свидетельству очевидцев забавляясь как кошка с пойманными мышами. Хохлачей, особенно молодых, белый медведь добывает преимущественно летом, во время их линьки.

В зависимости от особенностей льда и сезона года медведь очень гибко меняет тактику охоты на тюленей (хотя в сущности она основана на использовании двух-трех основных приемов). Чаще всего он скрадывает добычу, подбираясь к ней против ветра и пользуясь для укрытия любыми возвышениями — торосами, снежными надувами и т. д. Оказавшись на гладких льдах, медведь ползет к тюленю распластавшись, прижимая ко льду голову и даже, как рассказывают очевидцы, прикрывая для маскировки нос лапой. Ползущий зверь отталкивается главным образом задними ногами. Каждый раз он замирает в то мгновение, когда тюлень просыпается и поднимает голову, чтобы осмотреться. Приблизившись к тюленю на 4–5 м, медведь вскакивает и, сделав один или несколько легких прыжков, настигает его, убивает или оглушает ударом передней лапы по голове и сразу же оттаскивает в сторону от лунки или открытой воды. Так как путь медведя к добыче среди укрытий очень извилист, а на гладком льду он ползет медленно, охота может длиться несколько часов.

Часто медведь подкарауливает добычу у лазок, продухов и трещин. Зверь может часами терпеливо и неподвижно лежать или стоять на льду. На голову показавшегося из воды тюленя он обрушивает молниеносный удар лапой, после чего подхватывает жертву когтями и зубами и оттаскивает от воды. Небольшие отверстия продухов перед началом охоты медведь иногда расширяет, разламывая лед когтями. Однако убитого или оглушенного тюленя он может вытащить на поверхность и через очень узкую лунку, ломая ему ребра и кости таза.

Разыскивая подснежные лежки нерп, медведь идет по льду обычно низко опустив голову и принюхиваясь. Особенно тщательно он обследует подножия торосов, айсбергов и другие места, наиболее пригодные для убежищ нерп. Обнаружив лежку, зверь ударом лапы (или обеих лап) обрушивает снежный свод, причем куски осыпавшегося снега часто затыкают лаз под воду. Быстро разгребая снег, он добирается до белька или взрослого тюленя и убивает его.

К лежащим на льду тюленям медведь иногда подбирается с воды — подплывает бесшумно, глубоко погрузившись под воду (по рассказам, даже толкает перед собой для маскировки небольшую льдину). Оказавшись у края льда, он одним прыжком выскакивает на него и отрезает жертве путь к отступлению. Иногда можно видеть медведя, лежащего на краю льдины и пытающегося схватить вынырнувшего тюленя лапами. Изредка он пытается даже преследовать тюленей в воде, однако успех такой охоты сомнителен.

Конечно, далеко не каждая охота медведя приносит ему добычу. Тюлени, лежащие на гладком льду, заподозрив опасность, нередко успевают уйти в воду еще задолго до приближения хищника. Для дыхания в зимние месяцы тюлени чаще пользуются многими отдушинами и подчас долгое ожидание медведя у одного из продухов может оказаться бесполезным. Наконец, даже удар лапой не гарантирует медведю полного успеха, так как ему не всегда удается удержать над водой или на льду крупную добычу. Свидетельством тому могут служить, например, многочисленные шрамы и царапины от медвежьих когтей на шкурах (особенно часто на задней части туловища) морских зайцев, добываемых зверобоями в Баренцевом и Карском морях.

Если зверь голоден и добыча невелика, медведь съедает тюленя полностью (в первую очередь подкожный жир со шкурой, иногда также внутренности). Сытый медведь довольствуется только жиром, остальную часть туши доедает после сна (он спит вблизи места охоты), а иногда оставляет ее несъеденной. В отдельных случаях медведь устраивает запасы корма, закапывая остатки тюленя в снег.

При необходимости белый медведь добывает любых доступных ему животных, в том числе в редких случаях крупных наземных зверей, таких, как северный олень или овцебык. Попадая на острова, где нет возможности охотиться на тюленей, например в Исландии, звери иногда нападают на домашний скот: овец, лошадей, коров. Оказавшись на суше, медведь охотно кормится леммингами, добывая их на поверхности земли или выкапывая из нор, ест яйца птиц, а при случае съедает и наседок (например самок-гаг), преследует и добывает линных гусей. Особенно часто белого медведя можно увидеть на арктических островах у птичьих базаров, где зверь подбирает мертвых птиц, упавших со скал птенцов (кайр, чистиков, чаек), а нередко добирается и до самих гнезд.

Случается, что медведи поедают пойманных в капканы и пасти песцов, съедают привады и находящиеся в ловушках приманки, при этом портят ловушки (капканы нередко уносят вместе с добычей), чем вредят песцовому промыслу. Звери охотно едят и рыбу, но сами ловить ее не могут (ловят только лососевых рыб, заходящих для нереста в мелкие реки).

Немаловажное значение в питании белых медведей имеют падаль — выкинутые морем туши мертвых ластоногих, китообразных, морских беспозвоночных — и отбросы на местах зверобойного промысла, вблизи дрейфующих во льдах кораблей, человеческих поселений и т. д. Иногда медведи грабят склады, нежилые постройки, лабазы, поедая любые найденные продукты, даже муку и крупу, но особенно охотно едят мясо, рыбу и сладости.

Среди белых медведей, как уже говорилось, довольно распространен каннибализм. Об этом свидетельствуют рассказы охотников и литературные данные. Крупные медведи нападают на мелких и слабых (туши убитых зверей своего же вида они едят охотно).

Белые медведи поедают и различные растительные корма. Эти корма они потребляют, оказываясь на суше, как правило, в летнее время. Прямыми наблюдениями и в результате анализа содержимого желудков установлено, что белые медведи поедают морские водоросли (Laminaria, Desmarestia), ягоды голубики и вороники (их звери едят особенно охотно), стебельки и веточки ив, различные злаки, мхи и лишайники. Иногда в желудках добытых зверей встречаются несъедобные предметы: обрывки материи, веревок, резины, щепки и т. д.

По наблюдениям ученых, медвежата в возрасте около 6 месяцев за один прием поедают не более 2,5 кг корма, однако взрослые животные съедают по 6–7 кг, а иногда и больше. Предельное количество корма, съедаемого сразу белым медведем, 25 кг. С этими данными согласуются результаты исследования медвежьих желудков. В них находили до 8–9 кг нерпичьего жира. В желудке добытого медведя обнаружили 25 кг жира моржа. В. И. Цалкин нашел в желудке медведя даже 71 кг моржового жира. Ориентировочно за год белый медведь добывает и поедает около 50 тюленей.

Географические изменения в питании белого медведя в общем незначительны. Помимо нерпы и морского зайца, составляющих основу рациона, на севере Атлантики он иногда добывает и поедает гренландских тюленей и хохлачей. Моржи имеют значение в его рационе лишь в местах распространенного моржового промысла (преимущественно у западного побережья Гренландии и в районе Берингова пролива). Ягоды медведи поедают только в относительно южных частях своего ареала (на побережьях Гудзонова залива, Чукотского полуострова). В местах интенсивного хода рыбы на нерест (например, лососевых) у побережья Лабрадора существенную часть рациона белого медведя составляет рыба. Некоторые различия в питании летом обнаруживаются у белых медведей, обитающих на материковых побережьях и островах юга Гудзонова залива и залива Джемса. «Материковые» медведи в гораздо большем количестве поедают наземные растительные корма и морские водоросли. «Островные» медведи в большем количестве поедают птиц.

Сезонные изменения в питании зверей выражены более резко. Весной (март-апрель), с началом размножения нерп, белые медведи специализируются преимущественно в добывании нерпичьих бельков и в это время лучше обеспечены кормом. С конца апреля до конца мая — начала массового залегания нерп на льду и их линьки — эти зверя, очевидно, бывают обеспечены кормом хуже (свидетельством служат случаи охоты самцов на медвежат).

Летом (июнь-июль) медведи не терпят недостатка в пище, так как в это время всюду находят линяющих взрослых тюленей. Особи, вынужденные проводить лето на суше, оказываются в худшем положении и, как уже было замечено, переключаются на потребление растительных кормов.

Осенью (август — октябрь) возможности добывания медведями корма, по-видимому, несколько сокращаются. Однако животные не испытывают больших трудностей, потому что на август приходится разгар линьки морских зайцев, а молодые тюлени в это время еще неопытны и неосторожны.

Зимой, особенно в течение ее первой половины (ноябрь-декабрь), когда нерпы держатся в основном под тонкими молодыми льдами, а морские зайцы откочевывают к участкам открытой воды, для медведей наступает наиболее голодный сезон. Часть зверей (не только беременные медведицы, но и самцы и яловые самки) в высоких широтах Арктики и вообще в районах, бедных кормами, проводят это время лежа в берлогах. Однако многие особи продолжают бодрствовать и добывают пищу с большим трудом. В начале зимы путь, совершаемый медведем от одного добытого тюленя к другому, может составлять сотни километров и нередко звери остаются без корма по 8-10 и более дней. Свидетельством длительных голодовок зверей служит тот факт, что в ноябре-декабре они смелее ведут себя при встречах с людьми и в это время представляют для человека наибольшую опасность.

Во второй половине зимы (январь-февраль), когда нерпы держатся среди окрепших льдов и чаще отдыхают на льду, пользуясь подснежными убежищами, медведи охотятся успешнее, и их кормовые возможности начинают улучшаться.

<<< Назад
Вперед >>>

Генерация: 3.922. Запросов К БД/Cache: 3 / 0
Вверх Вниз