Книга: Извечные тайны неба

Наука не терпит иллюзий

<<< Назад
Вперед >>>

Наука не терпит иллюзий

Всеобщий интерес к проблеме CETI был порожден успехами космической эры. Прогресс средств ракетно-космической техники поддержал иллюзию, что контакт с внеземным разумом не за горами. Однако неумолимо шло десятилетие за десятилетием, а на счету энтузиастов поисков не появлялось ни одного конкретного результата.

На исходе семидесятых годов исподволь и незаметно для широкой публики было сменено даже название проблемы. В аббревиатуре CETI вместо латинской буквы С появилась латинская буква S. Звучание названия от подмены не изменилось: и с С, и с S оно произносится по-прежнему как СЕТИ. Но смысл названия от замены буквы переменился значительно. Вместо расшифровки CETI как Communication with Extra — Terrestrial Intelligence (связь с внеземным разумом) мы имеем теперь гораздо более осторожное Search of Extra-Terrestrial Intelligence (поиск внеземного разума).

Конечно, кое-какая надежда на внезапную удачу в поисках иных миров еще сохранялась. За четверть века со времени пионерских наблюдений Ф. Дрейка поиски сигналов внеземных цивилизаций осуществлялись на крупных радиотелескопах 7 стран (Австралия, Канада, Нидерланды, СССР, США, Франция, ФРГ), а общая продолжительность наблюдений достигла 120 тысяч часов.

Впрочем, быть может, поиски внеземных цивилизаций оказываются совершенно безрезультатными по той простой причине, что эти цивилизации принципиально отличаются от цивилизации Земли? Герой рассказа Ст. Лема «Насморк» беседует с бывшим сотрудником французской группы СЕТИ. Не считает ли собеседник, что внеземных цивилизаций попросту нет? – ставит вопрос герой Лема.

– Это уже не так просто, – ответил француз, вставая. – Другие цивилизации существуют, хотя и не существуют.

– Как это понимать?

– Не существуют как эквиваленты наших представлений о них, следовательно, то, что составляет их цивилизацию, человек цивилизацией бы не назвал…

Великолепный пример возможности жизни, в корне отличной от представлений землян, нарисовал в «Черном облаке» Фред Хойл.

Однако все утешительные соображения писателей-фантастов не более, чем сказка для ребенка, чтобы подсластить горькую пилюлю. Где они? – вопрошают окружающие, которых приучили к мысли о скором обнаружении внеземных цивилизаций. Их нигде не слышно! – горько ответствуют радиоастрономы. И вот международная сенсация! Убежденный поборник большого количества развитых внеземных цивилизаций, автор выдержавшего десятки изданий на русском и иностранных языках выдающегося труда по этой проблеме «Вселенная. Жизнь. Разум», член-корреспондент АН СССР И. С. Шкловский меняет точку зрения на диаметрально противоположную и публикует серию статей об уникальности феномена разумной жизни на нашей голубой планете.

Неужели наука потеряла точку опоры в проблеме СЕТИ? Думается, это не так, однако бесспорно, что в центре внимания исследователей сегодня оказались не столько астрономические, сколько биологические и философские аспекты этой проблемы.

Стало очевидным, что поиск контактов с иным разумом лучше начинать не с попыток беседы с жителями других планет, а с установления взаимопонимания с обитателями Земли, например, с обезьянами или дельфинами. Этот вопрос тотчас потянул за собой задачи лингвистического характера: что такое язык и каковы законы его развития? Проблема СЕТИ переплелась с кибернетической проблемой создания искусственного интеллекта. В результате интенсивных разработок была продемонстрирована недостаточность наших научных представлений по таким фундаментальнейшим понятиям, как жизнь, разум, мышление, сознание, язык.

Следует ясно понимать, что один-единственный пример нельзя обобщить в полноценную теорию. Но в проблеме СЕТИ у нас все еще остается перед глазами один-единственный образец: земное человечество. Очевидно, в этом случае имело бы смысл двигаться в познании проблемы не от частного к общему, а наоборот – от общего к частному: попытаться построить общую теоретическую модель разума таким образом, чтобы присущие человечеству черты оказывались частным случаем этой рабочей теоретической модели. Кстати сказать, анализ такой модели позволил бы продвинуться и по пути прогноза будущего человечества. В такой постановке проблема СЕТИ могла бы способствовать поиску путей решения стоящих перед человечеством глобальных проблем современности. Проблема СЕТИ вела бы нас к решению проблемы выживания человечества.

Исследовательская работа по поискам чужих обитаемых миров невольно вновь поднимает коварный вопрос: а нет ли уже сейчас на Земле следов посещавших нас некогда пришельцев из космоса? Эта проблема получила даже специальное название – палеоконтакт. Вопросы о палеоконтактах задают очень часто, и редко приходится услышать на них трезвый ответ.

Как мы уже говорили, по современным представлениям полеты живых существ на большие межзвездные расстояния невозможны. Но не исключено, что жизнь во Вселенной встречается все-таки гораздо чаще, чем мы сегодня думаем, и обитаемые планеты обращаются вокруг ближайших к нам звезд. И уже, безусловно, вполне реальны полеты между планетами Солнечной системы. Таким образом, есть во Вселенной такие уголки, жители которых в прошлом могли бы посетить Землю. А значит, поиски оставленных ими следов и могут когда-нибудь увенчаться успехом. В таких поисках нет ничего предосудительного, ничего антинаучного.

При поисках такого рода следов обычно тщательно исследуют необычные материальные памятники древности, мифы, легенды, библейские тексты. В этом есть резон, ибо в самых фантастических легендах и религиозных произведениях где-то в основе – в самой сердцевине – лежат реальные события.

В 1786 г. известный французский мореплаватель Лаперуз во главе двух сорокапушечных фрегатов «Компас» и «Астролябия» обследовал западное побережье Северной Америки. Через сто лет здешние индейцы со слов своих прапрабабушек и прапрадедушек сохранили предания о визите этих кораблей. Тщательно изучив эти предания, удалось отделить правду от небылиц. И выяснилось, что по ним можно даже точно восстановить внешний облик фрегатов Лаперуза.

Конечно, отыскать следы пришельцев из космоса несравненно труднее. И пока нет ни одного по-настоящему серьезного доказательства, что какие-то пришельцы Землю действительно посещали. Но, констатируя это, нужно немедленно подчеркнуть: если такие доказательства будут обнаружены, то это явится величайшим научным событием. Человечеству надо будет заново пересмотреть свою историю.

А пока вопрос о внеземных пришельцах находится в стадии увлекательной гипотезы. Никто не может такого рода гипотезы ни доказать, ни опровергнуть. Мы еще вернемся к вопросу о пришельцах в третьей главе книги, а пока подчеркнем, что вовсе не этот вопрос для современной науки самый важный. Были или не были на Земле инопланетные существа – вопрос частный в гораздо более общей и важной научной проблеме внеземной жизни.

Сколько раз на протяжении тысячелетий высказывались опрометчивые суждения: этого не будет! это невозможно! это никогда не свершится! Будьте же осторожны, давая ответ «нет». Вспомните исторические примеры.

В середине XIX в. во всем мире широко обсуждался проект укладки на дно Атлантического океана кабеля для постоянной телеграфной связи Европы и Америки. Многие сомневались в реальности этого дерзкого проекта. В дискуссию вмешался и королевский астроном – такой пышный титул носит в Англии директор Гринвичской обсерватории[5]. Сэр Джордж Биддел Эйри был известным ученым, прекрасным специалистом по астрономическому приборостроению. Его мнение выглядело обоснованным. «Погрузить кабель на такую глубину, – убедительно писал сэр Джордж, – с точки зрения математики невозможно, а если это вдруг почему-либо получится, то по кабелю все равно не удастся передать ни одного сигнала, поскольку на такой глубине сигналы не смогут продвигаться».

Королевский астроном сказал: «Невозможно! Электротехника этого не достигнет». Но трансатлантический телеграф заработал уже в 1858 г. А в дальнейшем благодаря гениальному изобретению А. С. Попова океанский кабель стал даже излишним-между континентами была установлена радиосвязь. Теперь телевизионная, телефонная и телеграфная связь через океаны поддерживается с использованием искусственных спутников Земли.

Астрономы частенько вспоминают и другой пессимистический прогноз. Тогда же, в первой половине XIX в., маститый французский философ Огюст Конт авторитетно заявил, что люди никогда не узнают ни химического состава небесных тел, ни их минералогического строения. Не прошло и 30 лет, как спектральный анализ нарушил первый из этих запретов: астрономы выяснили химический состав звезд. Другой из запретов отвергнут на наших глазах. С наступлением космической эры экспериментально определено минералогическое строение поверхности Луны, Марса, Венеры.


Главная антенна советского Центра дальней космической связи представляет собой восемь отдельных антенн, установленных на общей поворачивающейся ферме. Это один из крупнейших радиотелескопов мира

Искусственные спутники Земли и автоматические межпланетные станции вынесли за пределы атмосферы нашей планеты телескопы и другие астрономические приборы. Поглощение атмосферы перестало служить непреодолимым барьером для выполнения астрономических наблюдений в любых областях электромагнитного спектра. Астрономия стала всеволновой: на наших глазах рядом с оптической астрономией и радиоастрономией встали на ноги их младшие сестры: рентгеновская астрономия, инфракрасная, ультрафиолетовая и гамма-астрономия.

Вселенная безгранична. Но человеческий разум также не знает границ. И каждый день может стать днем новых великих открытий.

«Не огромность мира звезд вызывает восхищение, а человек, который измерил его», – эти слова Блеза Паскаля пережили века и звучат так, будто они принадлежат нашему современнику.

Вторую часть этой книги мы и посвятим истории астрономии, людям, которые первыми проникали в пучины звездного мира.

<<< Назад
Вперед >>>

Генерация: 1.405. Запросов К БД/Cache: 3 / 1
Вверх Вниз