Книга: Полосатая кошка, пятнистая кошка

Тигр и «местные»

<<< Назад
Вперед >>>

Тигр и «местные»

Однажды во время визита в Россию высокопоставленного лица одной из международных экологических организаций отечественные специалисты из кожи вон лезли, рассказывая о том, как успешно сотрудники фонда совместно с населением охраняют тигра. Меня это очень забавляло — будучи охотником, я очень легко представил себе, с какими чувствами отнёсся бы к появлению такой «машины смерти» на своём участке. И тут в комнату, где происходила дискуссия, вошли два охотоведа — люди хоть в тигре материально и заинтересованные, но предварительно не подготовленные к беседе с начальством. Их для интереса я и взял в оборот.

— Скажи, Иван, а местный охотник, если увидит тигра, выстрелит в него?

— Ну… — потёр щетину только что вернувшийся из тайги Иван. — Наверное, выстрелит. Это ж сколько тигр ему неприятностей приносит…

— А каждый охотник выстрелит в тигра, если его увидит?

— Ну… — Иван задумался. — Наверное, только тот не выстрелит, который тигра боится.

Тут навострил уши московский чин.

— То есть тот, который испугается, что его поймает инспекция?

— Что? — Иван, похоже, не понял вопроса. — Да кто ж его в тайге поймает? Нет, если он кого и забоится, то только самого тигра. Ну попадёт плохо в него, тот его так покалечить может… Вот у нас недавно… — но тут понял, что говорит что-то лишнее, смутился и вышел.


Образ тигра, эксплуатируемый международными экологическими корпорациями. Фото IGOR АК. keshouan@mail.ru

Во взаимоотношения тигров с так называемыми местными вмешивается ещё один не упоминавшийся ранее фактор — достаточно толерантное отношение правоохранительных органов к браконьерам в частности и к браконьерству в целом. Когда я размышлял над этим явлением, то понимал, что у меня не хватает крепости характера по-настоящему гневно осудить судью, дознавателя или прокурора, благодаря чьим действиям и решениям бедолага, убивший косулю, изюбря или даже тигра, оказывается на свободе.

Правоохранители хоть и утверждают, что «перед законом все равны», на деле понимают, что этот безработный мужик из деревни Чертопхановка пошёл добывать пищу себе и своей семье не с кистенём на большую дорогу (а таких ухарей на юге Дальнего Востока по сию пору более чем достаточно), а в лес, где по большому счёту никому конкретно вреда не причинил. Ну стрельнул он эту косулю, так её всё равно съел бы тот же тигр. И если местный житель убил тигра или леопарда да по глупости попался, то ему не будет большого наказания, ибо сами они — и дознаватель, и прокурор, и судья — в прошлом такие же обитатели таёжных посёлков, полагающие про себя, что если и получил полосатый пулю в бок, так наверняка было за что…


Васильковский заказник — одно из официально объявленных «убежищ тигра» в уссурийской тайге. Фото М. Кречмара

Поэтому, пускаясь в витиеватые рассуждения о необходимости охраны тигра, надо помнить, что «общественное мнение на местах» не на стороне зверя. Даже если опросы, оплаченные западными экологическими корпорациями, и свидетельствуют об обратном.

Замечательной иллюстрацией тому, что не стоит безоглядно доверять таким свидетельствам, могут служить исследования, связанные с глобальным потеплением климата. Их результаты, обсуждавшиеся на одной из конференций Евросоюза, показали примерно равное число как подтверждающих, так и опровергающих реальность климатических изменений фактов. Но вот что интересно: в пользу глобального потепления говорили материалы, собранные на гранты стран — потребителей энергии, а против его существования — работы, сделанные на средства государств — экспортёров нефти и газа. Тут есть над чем задуматься…

Часто говорится, что самый большой ущерб дикой природе наносит некий усреднённый «новый русский», стреляющий со своего «навороченного» джипа из злодейской иностранной винтовки с всевидящим ночным прицелом по всему, что шевелится.

Осмелюсь заметить, что это не так.

Основным потребителем даров леса является безработный житель сельских районов. Тот самый, которому полшага от огорода до тайги. И пока эти люди не получат достойных средств к существованию, они будут убивать, убивать и ещё раз убивать диких животных. На еду и на продажу.

В том числе и тигров.

Этих людей — десятки тысяч. И они, в отличие от «новых русских» и откормленных на зарубежные гранты «радетелей за природу», живут не в благоустроенных городах, а бок о бок с тигром.

По экспертным оценкам Всемирного фонда дикой природы (WWF), число тигров, отстреливаемых в уссурийской тайге каждый год, колеблется от тридцати до пятидесяти. Косвенно эта цифра подтверждается результатами тигриных учётов, которые показывают стабильное количество полосатого хищника в тайге. А ведь тигр — это кошка, то есть быстро размножающееся млекопитающее. Так куда же уходит естественная прибыль популяции как не в неконтролируемый отстрел?

Создаётся впечатление, что тигра в тайге много. Он встречается и на крупных автострадах, и в пригородах Владивостока, и даже забредает в совершенно несвойственные ему приханкайские степи. Всё чаще и чаще раздаются голоса учёных, говорящих о том, что количество обитающих сегодня в Приморье тигров уже оптимально. Больше полосатых хищников, нежели есть сейчас, наш таёжный Боливар уже не выдержит.

Так что, получается, амурский тигр спасён?

Да, скорее всего это так…

<<< Назад
Вперед >>>

Генерация: 0.233. Запросов К БД/Cache: 3 / 1
Вверх Вниз