Книга: Полосатая кошка, пятнистая кошка

Врукопашную с леопардом

<<< Назад
Вперед >>>

Врукопашную с леопардом

Несмотря на всю опасность, исходящую от леопарда, известны случаи (и их, замечу, не так мало), когда с ним справлялись с помощью ножа, кирки и даже отвёртки.


В Африке леопард до сих пор считается самым опасным хищником.

Здесь срабатывает всё тот же фактор — небольшой размер животного. Как уже говорилось выше, вес взрослого леопарда колеблется от тридцати до семидесяти, в крайнем случае — до девяноста килограммов. И, естественно, чаще приближается к первой цифре, нежели к последней. А со зверем массой тридцать-сорок килограммов физически крепкий человек в состоянии справиться подручными средствами, если, конечно, не потеряет при этом присутствия духа.


Будучи обнаружен, раненый леопард стремится немедленно сократить дистанцию.

Широко известен рассказ о том, как известный американский таксидермист Карл Эккли сначала задавил бросившегося на него леопарда голыми руками, а потом прикончил его ударом ножа.

«…Кто-то утащил прямо из-под носа охотников подстреленную для будущего экспоната гиену. След волка вёл к кустам. Пройдя несколько шагов по этому следу, я услышал в кустах лёгкий шорох, а затем увидел в стороне неясный силуэт какого-то зверя.

Зверь скользнул за ближайший куст. Тут я сделал глупость. Я поспешно выстрелил в куст, не думая о том, в кого стреляю. В ответ послышалось рычанье леопарда, и тут только я понял, с кем свёл меня случай. Леопард — животное из породы кошек и обладает живучестью, увековеченной в известной легенде о том, что в кошке сидит „девять жизней“. Бить леопарда можно только сразу, без промаха. Кроме того, леопард, в отличие от льва, немедленно сам переходит в нападение. Будучи раненным, леопард борется до конца, хотя бы путь к отступлению и был открыт.

Если же леопарду удаётся вцепиться зубами и когтями в противника, он уже не выпускает его живым. Всё это пронеслось у меня в мозгу, и я решил, что лучше всего будет убраться восвояси. Мне вовсе не хотелось на собственной шкуре убедиться в том, насколько опасен раненый леопард. К тому же было уже настолько темно, что я не мог поручиться за точность прицела.

Я решил отложить расправу с леопардом до утра. Если мне удалось ранить его, то найти снова будет нетрудно».

Но избежать нападения стрелку всё-таки не удалось.

«…Вогнав патрон в зарядник, я повернулся — леопард был передо мною, он прыгнул раньше, чем я обернулся. Ружьё вылетело у меня из рук, и на месте ружейного приклада на плече повисла тяжёлая — около тридцати пяти килограммов весом — разъярённая кошка. Она намеревалась вцепиться зубами мне в горло, а передними лапами удерживалась на весу. Леопардам свойственна очень „приятная“ манера — раздирать когтями задних лап живот противника и нижнюю половину его тела. На моё счастье, леопард промахнулся и не вцепился мне в горло, а повис на груди и стал грызть правое предплечье. Благодаря этому, с одной стороны, уцелела моя глотка, а с другой — его задние лапы повисли в воздухе, не достигая тела. Я сжал ему горло левой рукой, пытаясь высвободить правую. Но это удалось мне лишь с трудом. Когда я теснее сжимал его горло, чтобы заставить отпустить руку, он перехватывал её немного ниже и снова вгрызался. Так постепенно извлекал я руку из его пасти. Боли я в эти мгновения не чувствовал, слышал только хруст перегрызаемых мускулов и раздражающее, хрипящее дыхание животного. Чем ближе к кисти передвигалась пасть леопарда, тем больше сгибался я под его тяжестью. В конце концов, когда моя рука оказалась почти свободной, я упал на землю. Леопард очутился подо мною. Моя правая рука была у него в пасти. Левой рукой я сжимал его глотку, колени надавливали на лёгкие, а локти свои я пытался возможно глубже воткнуть во впадины предплечий его передних лап. Таким образом, он вынужден был широко растопырить лапы и бил когтями мимо меня. Ему удалось только разорвать на мне рубашку. Он изгибался во все стороны в поисках точки опоры. Если бы он её нашёл, он бы вывернулся из-под меня. Однако под нами был только сыпучий песок. Вдруг я почувствовал, что в течение какого-то короткого промежутка в положении наших тел не произошло никаких изменений. Тогда впервые передо мною блеснула надежда, что я могу победить в этом необычном бою. До этой минуты я был уверен в поражении, но теперь стоило лишь сохранить вырванный у противника перевес, и мне на помощь мог подоспеть мой негритёнок, у которого был с собою нож. Я стал звать его. Но напрасно. Тогда я ещё крепче сжал зверя и, чтобы он не мог сомкнуть челюсти, стал засовывать, насколько хватало сил, руку в его пасть. К величайшему изумлению, я почувствовал, что от моей тяжести подалось одно из рёбер леопарда. Я надавил ещё крепче. Тело леопарда потеряло прежнюю напряжённость. Он, видимо, стал уставать, хотя борьба продолжалась.

Тут я почувствовал, что тоже слабею. Вопрос был в том, кто сдаст раньше. Минута за минутой сопротивление леопарда падало. Прошло ещё некоторое время — мне казалось, что протекла бесконечность. Я отпустил тело противника, попробовал подняться на ноги и крикнул негритёнку, что всё кончено. Теперь мальчишка несколько осмелел и решился подойти ко мне. Леопард ловил пастью воздух, он не мог ещё прийти в себя. Я приказал бою дать мне нож. Оказалось, что мальчик от страха потерял его.

Нож скоро нашёлся — и я наконец прикончил зверя»[6].


Сухая саванна, Африка.

Здесь мы можем немного порассуждать, по каким причинам Эккли удалось выжить в рукопашной.

Во-первых, леопард был ранен — он как минимум «проглотил» одну пулю из винтовки под патрон 30–06.

Во-вторых, он был не очень велик по размерам — сам Эккли определяет его массу в тридцать пять килограммов.

В-третьих, кошка во время прыжка совершила ошибку, не вцепившись охотнику в горло, а её лапы не попали на корпус человека, и она била ими в воздухе.

Ну и в-четвёртых — но едва ли не в-главных, — Эккли не растерялся, а хладнокровно повёл рукопашную схватку, рассчитывая все свои движения. Кроме того, все, кто был знаком с таксидермистом, характеризовали его как на редкость здоровенного мужика.

Из курьёзных случаев убийства леопарда с помощью подручного инструмента можно упомянуть эпизод, происшедший 12 января 1886 года на одном из золотых приисков Южной Африки.

Некий Ханс Арендт в ту памятную для него ночь изрядно набрался в одном из открытых поблизости от месторождения кабаков. Там же он поссорился со своим компаньоном, с которым делил не только два акра золотоносной пустыни, но и халупу. Обидевшись на компаньона и, судя по всему, на весь белый свет, Арендт решил пойти спать в свою шахту, которая напоминала узкую нору, выдолбленную в каменистой почве. Старатели только начали её разрабатывать, и туда с трудом мог протиснуться крупный человек.

Забравшись в лаз, Ханс услышал, как ему в ухо кто-то дышит! Естественно, его посетила мысль, что ко всем другим несчастьям их ещё и обворовывают по ночам. Он схватил валявшуюся под ногами кирку, о которую незадолго перед этим запнулся, и со словами «Так получай, проклятый ворюга!» начал в темноте дубасить неизвестного. Тот отбивался, как мог, и даже нанёс Арендту несколько чувствительных царапин, от чего разъярённый голландец решил, что грабитель ещё и ширяется ножиком.

Нравы Витватерсранда по суровости нисколько не отличались от обычаев хоть Калифорнии, хоть Бодайбо, и Арендт, перехватив кирку за рукоятку, несколько раз тюкнул противника рабочим концом инструмента. Затем он вытащил бездыханное тело на поверхность, в божию ночь, чтобы при свете звёзд и луны повнимательнее его рассмотреть. К удивлению старателя, «воришка» оказался леопардом средних размеров, который, судя по всему, залез в шахту, спасаясь от жары. Как пишет приисковая газета тех времён, Арендт мгновенно протрезвел, поняв, что отделался лишь несколькими царапинами в сражении со смертельно опасным зверем.

22 июня 2005 года семидесятитрёхлетний Дэниэл Мбуругу работал на огороде, и вдруг на него бросился незаметно подкравшийся в траве леопард. Сперва Мбуругу от неожиданности выронил мачете, но, когда хищник попытался ухватить его за предплечье, старик схватил леопарда за язык!

«Голос Господа поведал мне, что надо бросить пангу и положиться на свои руки, — рассказывал храбрец в своём интервью газете Standard. — Когда леопард вонзил клыки в мою грудь, я схватил его за челюсти, разжал их, схватил зверя за язык и вырвал его с корнем!» Естественно, в своей деревне Мбуругу обрёл репутацию героя: по сути, чернокожий фермер повторил подвиг Самсона.

Интересно, что именно опыт противоборства с леопардом голыми руками положен в основу «приёмов против собак», применяющихся в у-шу. Но здесь тренеры рекомендуют бить зверя короткими ударами по бокам туловища и голове, а не засовывать руки в пасть.

<<< Назад
Вперед >>>

Генерация: 1.525. Запросов К БД/Cache: 3 / 1
Вверх Вниз