Книга: Кому мешает ДНК-генеалогия?

Сумбур вместо «музыки»

<<< Назад
Вперед >>>

Сумбур вместо «музыки»

Подошла к концу «дискуссия» на сайте «Троицкий вариант», которую правильнее называть балаганом. Почему так? Ведь собрались подискутировать доктора и кандидаты наук, профессора (во всяком случае, три профессора – Л. Клейн и двое Балановских, мать и дитя), помещено 2801 комментариев, счетчик показывает 71875 просмотров. То есть мероприятие прошло с размахом, наверное, тема была важной как для науки, так и для страны, то есть «судьбоносной», веховой, эпохальной, так сказать.

Да как сказать? – извините за каламбур. Балаган тоже может быть эпохальным. Не верите? Посмотрите на материалы той самой «дискуссии». Если там найдете хоть что-то по науке, сообщите мне, я еще раз перечитаю. Ах, да это мое сообщение, и еще одно, и еще. Нет, я про сообщения других. Что, не нашли? Да вот и я о том же.

И не только я так думаю. Вот – цитата из сообщения одного из наиболее активных дискутантов (в пятерке наиболее активных), по кличке Alex: «хотелось бы, чтобы дамы и господа, подписавшие письмо, разобрали бы для примера более подробно и конкретно какое-нибудь одно преступление Клёсова, такое, чтобы это было по возможности поучительно для неспециалистов». И этот призыв – уже при завершении дискуссии. Красноречиво, не так ли? Это показывает, во-первых, что ни один (!) из 2801 (!) «постов» в «дискуссии» так ничего и не «разобрал, подробно и конкретно». Хорошее дело, не так ли? Тогда для чего дискуссия вообще велась?

Во-вторых, это показывает, что один из наиболее активных «дискутантов», с его 103 выступлениями в одном месяце, не имеет понятия о научной части вопроса. Он хочет, чтобы ему хоть что-то объяснили, хоть что-то разобрали «для примера». В-третьих, он понятия не имеет, но тот, кого он обвиняет – уже совершил «преступления», и хотя бы одно надо публично разобрать. Таким образом, что-то начинает проясняться с этой «дискуссией». Она была не о науке, как я ниже покажу еще ни один раз. А о чем тогда?

Вот об этом – моя статья. Она, возможно, шокирует людей, к профессиональной науке непричастных. Статья об убожестве мысли и поступков людей, именующих себя «учеными», сотрудниками РАН, докторами наук и профессорами. Она – об «охоте на ведьм» в современной российской «науке». Она – о русофобии как определяющей идеологии значительной части российских «ученых», она о примате идеологии над наукой, над здравым смыслом, над совестью, хотя последнего у большинства активных дискутантов и дискутанток не обнаруживается, как станет ясно при прочтении этой статьи тем, кто в этом еще сомневался, или питал какие-то иллюзии на этот счет.

Но вернемся к началу. А именно, о чем сыр-бор и кто активные дискутанты. Если науки в дискуссии не было, как уже очевидно, то что было?

Начнем с активных дискутантов, следуя логике нашего повествования. Итак, в первой, основной фазе в течение первого месяца было суммарно 1623 выступления-комментария. Самым активным был профессор Клейн Лев Самуилович. Возраст – 87 лет, хотя к науке это не имеет отношения. Я привожу его возраст только потому, чтобы поделиться тихим изумлением от явления «наш пострел везде поспел» и его негативной, испепеляющей агрессивной заряженности. И еще потому, чтобы отметить, что в своей жизни Клейн наблюдал много подобных «дискуссий», на которых травили генетиков, кибернетиков, исследователей теории резонанса (это в физической химии), разносили гнусные письма и собирали подписи, и люди подписывали, кто трусливо, кто охотно. Л. Клейну был 21 год, когда прошла печально известная августовская сессия ВАСХНИЛ, на которой «мичуринская агробиология» травила генетику, и последствия этого известны – российская генетика «отстала навсегда», по выражению, популярному в научной среде.

Неужели это Клейна ничему не научило? Неужели его собственное тюремное заключение ничему не научило? Правда, отсидел Клейн не за науку и не за «политику», а за то, о чем в приличном обществе не говорят. И упоминаю это я не потому, что это имеет хоть какое-то отношение к теме нашего обсуждения, а потому что Клейн в любой дискуссии упоминает о своем тюремном опыте, хотя его никто и не спрашивает. Правда, он никогда не говорит, за что. Вот и в этой, Троицкой дискуссии, опять: «И в тюрьме довелось посидеть (разумеется по уголовному обвинению, но сажали почему-то органы безопасности)». Заметьте, намек на то, что его дело как-то было связано с тонкими материями, с безопасностью страны. Возможно, был бойцом «невидимого фронта», да враги оговорили. Ладно, кто хочет, тот найдет, в чем там дело было. Мы не об этом. Противно говорить.

Так вот, перед нами наиболее активная пятерка «дискутантов» (количество выступлений – за первый месяц):

Л. Клейн – 159 выступлений (фанатичный норманист)

Denny – 158 выступлений (Тихонов Денис Борисович, д.б.н., завлаб в институте Эволюционной Физиологии и биохимии РАН) – он так сам в дискуссии представился

Valery – 130 (Валерий Запорожченко, попгенетик, сотрудник Балановских, норманист)

Губарев – 113 выступлений (Олег Губарев, гуманитарий, фанатичный «норманист»)

Alex – 103 выступления

Эта пятерка в сумме произвела 663 выступлений, то есть 41 % из всех 1623. Следующими по порядку идут еще пять человек:

Г. Дзибель – 96 выступлений (антрополог)

О. Балановский – 86 выступлений (завлаб в Ин-те генетики, попгенетик, норманист)

А. Касьян – 71 выступлений (канд. филологических наук, норманист)

Некто «Юлия» – 55 выступления (гуманитарий, в основном на подтанцовке; истеричка)

Е. Балановская – 46 выступлений (завлаб популяционной генетики в Академии мед. наук)

Эта десятка в сумме дает 1017 выступлений, то есть 63 %, почти две трети от всех. Наконец, если еще добавить подтанцовку в лице «Красного цилиндра» (44), Веренича (43), и вычесть мои сообщения, единственные, которые содержали научные данные, которые я выставлял для объяснения (что с теми «участниками» было пустым номером, поскольку по ним не было ни одного комментария – наука же там, а «дискутантам» это нэ трэба), то получится, что перечисленным «дискутантам» принадлежали 72 %, то есть почти три четверти от всех. Остальные были случайными людьми, и только «Сергей» пытался давать примеры моих расчетов, но ему не дали, тут же «захлопывали». После первого же его комментария «Клёсову по существу кто-нибудь будет возражать содержательно?» он в последующей дискуссии уже идет как «Сергей, поклонник Клёсова». Ответа на его вопрос никто не дал. Содержательность в той дискуссии была не в чести.

Особенно в этом отметился, и многократно, Л. Клейн. Он постоянно повторял, что не надо сбиваться «на технические вопросы», и далее – «Нам не переспорить его нужно, а показать всем, что это такое». Перевожу на нормальный язык: дискуссия нам не нужна, там А.А. Клёсов сильнее. Поэтому наша задача – заклеймить его путем навешивания ярлыков.

И, наконец, Клейн раскрылся в следующем. Поступил комментарий Alex: «У меня сложилось впечатление, что элементарные методы Клёсова вполне срабатывают в простых ситуациях. Поэтому, если он применяет их только в тех случаях, когда они применимы, ошибок быть не должно». Вслед за этим – комментарий Denny: «Если Клесов – лженаука, то должно быть нечто ложное в его данных, методиках и результатах. И я от специалистов хотел, чтобы мне это показали». Клейн раздраженно парирует: «Денни, Вы опять ограничиваете науку лаборантским уровнем».

Как видно, Клейн в принципе не хочет рассматривать данные, методику, результаты ДНК-генеалогии. Он прекрасно понимает, что это для него заведомо проигрышный вариант. И действительно, каждый раз, как только переходили к данным, расчетам, результатам, Клейн выглядел жалко, демонстрируя полную некомпетентность. Примеры уже даны выше в этой книге. И он, Клейн, объявляет, что рассмотрение конкретных данных, методики, результатов – это «лаборантский уровень». Идеология важнее. Объявить врагом народа – значительно действеннее. И не нужно вникать в суть подходов и полученных результатов, в них Клейн все равно не разбирается. И дальше он восклицает, что для него якобы важно – «А теория? а принципы? А понятия? А законы? Если в них ложность, то это уже не лженаука?». То есть Клейн, не понимая сути ДНК-генеалогии, не понимает, что не может быть, чтобы методика, данные, результаты были верными, а теория и принципы были неверными. То есть Клейн всё сводит опять к идеологии, для которой не нужны результаты.

И Denny ему резонно отвечает: «…мы просто тут плохо понимаем друг друга. «А теория? а принципы? А понятия? А законы?» В моем понимании именно это и лежит в основе «данных, методик и результатов». Одно не может существовать в отрыве от другого. Если теории, принципы и понятия ложные, то не могут быть корректными основанные на них данные, методики и результаты. И наоборот. Существования теорий, понятий и принципов в отрыве от данных и методик я вообразить себе не могу. Теории, понятия и принципы основаны в свою очередь на данных. Не на божественном откровении же? Как раз в том случае, если теории, понятия и принципы с законами из данных не исходят, это фольк-наука или лженаука».

Итак, первые выводы. Научные положения ДНК-генеалогии в дискуссии не обсуждались, их просто некому было обсуждать. Некомпетентность «дискутантов» зашкаливала. Ни расчетный аппарат ДНК-генеалогии, ни применяемые величины констант скоростей мутаций, ни результаты построения деревьев гаплотипов, важные в ДНК-генеалогии, ни конкретные пути миграций с соответствующими датировками, полученными в рамках понятий ДНК-генеалогии – ничего из этого не обсуждалось. Два-три вопроса ко мне были подняты попгенетиками, но настолько в схоластическом, выхолощенном виде, на таком низком уровне понимания вопроса, что мой единственный ответ дискуссию прекращал. Примеры будут даны ниже. Как мантра повторялось слово «лженаука» – 248 раз, «лжеученый» – 125 раз, все «лже» в сумме – 608 раз. Вся дискуссия в целом (в ходе первого месяца) заняла более 200 тысяч слов. Результат? Нулевой.

Некто Семененко, который не так давно с позором бежал с «Переформата», отказавшись отвечать на адресованные ему 14 вопросов и прикрывшись Законом РФ (который, по его словам, позволяет ему не отвечать на вопросы) объявил, что калибровка констант скоростей мутаций – это подгонка, правда подгонка чего и подо что, не сообщил. Это тут же было обрадованно подхвачено «дискутантами» – «подгонка «научного объяснения» к ответу – это и есть лженаука» (Губарев) [правда, Губарев так и не дал конкретного примера, подгонка чего и к какому ответу]? «Подгонка данных под результат, их тенденциозный отбор – есть явное нарушение методик. Это состав преступления лженауки. Можно элементарно вычислить и доказать. Что с новохронологами и проделали» (Denny) – правда, осталось неясным, это у него было общее положение, адресованное новохронологам, или что-то в отношении ДНК-генеалогии. Но поскольку конкретного примера дано не было, опять же зависло. Как читатель видит, шло банальное сотрясение воздуха, и так больше полутора тысяч раз. Сухого остатка в отношении ДНК-геналогии – никакого. Нуль.

На три четверти дискуссия проходила между десятком человек, из которых трое (Клейн, Касьян и Балановская) были подписантами исходного письма. Еще три подписанта – Боринская, Соколов и Волков – отметились на бегу (из них Волков опозорился, показав свою некомпетентность, и в дискуссии больше не участвовал, это описано выше в разделе «Цитаты из «письма 24-х и комментарии»). Шесть из 24-х подписантов поучаствовали в дискуссии, а где остальные 18 человек? А они не явились на дискуссию, защищать свои положения, изложенные в письме. И понятно почему – они совершенно некомпетентны в вопросах ДНК-генеалогии. Цитаты из письма уже были разобраны выше. «Науки» там никакой не было.

Переходим к дискуссии на «Троицком». После продолжительного сотрясения воздуха дюжиной «дискутантов», которым принадлежит три четверти всех выступлений, и которые постоянно хвалили друг друга, и дружно показывали полную некомпетентность, и отсутствие понятия о предмете дискуссии, а зачастую и умышленное искажение материала, эта дюжина пришла к чему-то общему. Было примерно сформулировано, но в вязком виде, что претензии к ДНК-генеалогии сводятся к следующим десяти пунктам:

– приравнивание славян к ариям (Балановские, Клейн)

– приравнивание рода к гаплогруппе (Клейн)

– «биологизация этнических отношений» (Балановские, Клейн)

– претензии к происхождению славян (Клейн)

– наполнение лингвистических категорий биологическим содержанием (Клейн)

– неясность с использованияем оборотов «славянские гены», «финно-угорские гены» и подобных («Красный цилиндр», Балановская)

– наличие «недостатков методов ДНК-генеалогии», но что хотелось бы знать, в чем они заключаются (Alex)

– «нет смысла особо обсуждать недостатки методов, используемых Клёсовым. Они, может быть, и не лучшие из возможных, но, как я понял, имеют свою область применения и не выходят за пределы науки» (Alex)

– «Так всё-таки, работают методы Клёсова или нет? Ну пусть Клёсов не разобрался, применяет их заведомо неправильно, делает некорректные выводы. А правильные, самые наилучшие методы могут что-либо сообщить о хождениях древних народов?» (Alex)

– Результаты и выводы ДНК-генеалогии опасны для общества (Клейн, Балановская, Балановский, Denny)

Давайте их коротко расмотрим. Покажем, чего дискуссия лишилась, и какой бы она могла быть, если бы участники действительно хотели что-то понять о ДНК-генеалогии.

>> «Приравнивание славян к ариям» (Балановские, Клейн). Это уже описано выше. Никакого приравнивания не было и быть не могло. Для Клейна это недопустимо просто потому, что для него «славяне» – это славянская группа языков, а «арии» – арийская группа языков. Естественно, эти группы языков в лингвистике приравнивать нельзя. Они в отношении людей имеют другую категорийность. Как и «индоевропейцы» – это не люди, не народ, не племя, а языки. Вот что по этому поводу писал князь Н.С. Трубецкой: «понятие «индоевропейцы» является чисто лингвистическим, – в такой же мере, как понятия «синтаксис», «родительный падеж» или «ударение». Существуют индоевропейские языки и существуют народы, говорящие на этих языках. Единственным признаком, общим всем этим народам, является принадлежность их языков к индоевропейской семье языков».

Но ни Клейн, ни Балановский не могут, не хотят, неспособны сделать шаг в сторону (или вперед) от закостенелого мышления, и усвоить, что в ДНК-генеалогии другой понятийный аппарат. В нем арии – это не языки, а люди, произошедшие от одного общего предка, несущие в своих Y-хромосомах определенные мутации, унаследованные от этого общего предка, что и позволяет их рассматривать как генеалогически родственную группу. Это – носители гаплогруппы R1a. Если бы мы не знали истории, и имели бы только картину мутаций в Y-хромосоме определенной популяции, естественно, ни о каких ариях никто бы и ни подумал. И мы бы просто имели базовый, то есть предковый гаплотип, и рассчитанную по скоростям мутаций дистанцию во времени от общего предка, например, индийских 111-маркерных гаплотипов гаплогруппы R1a. Базовый гаплотип их выглядит так:

13 25 16 10 11 14 12 12 10 13 11 17 16 9 10 11 11 24 14 20 32 12 15 15

16 11 12 19 23 15 16 18 19 35 38 13 11 11 8 17 17 8 12 10 8 11 10 12

22 22 15 10 12 12 13 8 14 23 21 12 12 11 13 11 11 12 13 32 15 9 15 12

26 27 19 12 12 13 12 10 9 12 11 10 11 11 30 12 14 24 13 9 10 19 15 19

11 22 15 12 15 24 12 23 19 10 15 17 9 11 11

и их общий предок жил 460о±485 лет назад (надо сказать, что погрешности здесь указаны с большим запасом, поскольку их расчеты исходят из погрешности константы скорости мутации для 67-маркерных гаплотипов (0.12 мутаций на гаплотип на 25 лет) плюс-минус 10 %. На самом деле мы давно выяснили, при анализе мутаций тысяч гаплотипов, что погрешность этой константы не превышает 2–3%, и правильнее было записать 4600±150 лет назад. Но лучше на всякий случай погрешность завысить, чтобы не «играть в точности» там, где важнее концептуальный вывод.

Но поскольку в ДНК-генеалогии мы не просто и бездумно определяем базовые гаплотипы и датировки, а ищем смысл в полученных результатах, то важным было обратить внимание, что индийцы с этими и родственными гаплотипами занимают до 72 % в высших кастах Индии, и это в значительной степени брамины[264]. Значит, это потомки тех самых легендарных, исторических ариев.

Очевидным представляется следующий шаг – задать вопрос, а кто ближайшие родственники этих ариев, где они живут в настоящее время? Это, скорее всего, должны быть носители индоевропейских языков, как и подавляющее число носителей гаплогруппы R1a в высших кастах. Проблема в том, что сейчас индоевропейские языки разошлись по всей планете, а общий предок индийских R1a, который явно был арием, жил почти пять тысяч лет назад. В те времена ареал индоевропейских языков определенно был намного меньше. Ну, давайте проверим носителей гаплогруппы R1b, были ли их предки ариями. В Европе наиболее распространен следующий базовый гаплотип гаплогруппы R1b, ему примерно 4800 лет, так что времена те же. Его носители – большинство жителей Центральной и Западной Европы (из них подавляющее большинство, около 80 %, ирландцев, шотландцев, англичан, не менее 60 % французов, бельгийцев, голландцев, испанцев, португальцев, около половины немцев и итальянцев):

13 24 14 11 11 14 12 12 12 13 13 16 17 9 10 11 11 25 15 19 29 15 15

17 17 11 11 19 23 16 15 18 17 36 38 12 12 11 9 15 16 8 10 10 8 10

10 12 23 23 16 10 12 12 15 8 12 22 20 13 12 11 13 11 11 12 12 35 15

9 16 12 25 26 19 12 11 13 12 11 9 12 12 10 11 11 30 12 13 24 13 10

10 21 15 19 13 24 17 12 15 24 12 23 18 10 14 17 9 12 11

У общего предка R1b тех же времен, что и у ариев, огромное количество мутаций-различий от арийского предкового гаплотипа (отмечены). Мы видим, что древние индийцы-арии принципиально отличались от древних предков современных европейцев. И это неудивительно – у тех в основном другой род, R1b. Он к ариям не имеет отношения. Действительно, при изучении 367 браминов из разных штатов Индии гаплогруппы R1b не было найдено ни у одного[265]. Для сравнения – у браминов Западной Бенгалии доля гаплогруппы R1a – 72 %, у браминов штата Уттар Прадеш – 68 %[266].

Посмотрим на базовый гаплотип современных этнических русских гаплогруппы R1a, славян («возраст» общего предка примерно 4900 лет):

13 25 16 11 11 14 12 12 10 13 11 17 15 9 10 11 11 24 14 20 32 12 15 15

16 11 12 19 23 16 16 18 19 35 38 14 11 11 8 17 17 8 12 10 8 11 10 12

22 22 15 10 12 12 13 8 14 23 21 12 12 11 13 11 11 12 13 32 15 9 15 12

26 27 19 12 12 12 12 10 9 12 11 10 11 11 30 12 13 24 13 9 10 19 15 20

11 23 15 12 15 24 12 23 19 10 15 17 9 11 11

Расстояние между общим предком современных русских славян гаплогруппы R1a и общим предком современных индийцев – всего 8 мутаций, что соответствует разнице всего в 8/0.198 = 40 ? 42 условных поколений, то есть примерно 1050 лет, и их общий предок (современных индийцев и современных русских) жил примерно (1050+4900+4600V2 = 5275 лет назад. Это – всего за 375 лет до общего предка этнических русских, что на самом деле попадает в пределы погрешностей расчетов.

Таким образом, сейчас можно считать твердо доказанными древние миграции предков (технически – братьев предков) нынешних восточных славян в Индию несколько тысячелетий назад. И современные этнические русские гаплогруппы R1a, и современные индусы той же гаплогруппы происходят от одних и тех же общих предков – ариев, которые жили примерно 5 тысяч лет назад. Поэтому я не «приравниваю» современных славян к древним ариям, как пытаются передернуть Клейн с Балановскими, а показываю их близкое родство на уровне общих предков.

То, что выше, включая гаплотипы индийцев-R1a, русских/ славян-R1a и западно/центрально-европейцев-R1b, было выложено в дискуссии как доказательство родственной близости славян-R1a и ариев. Ни одного (!) комментария от «дискутантов» на это не последовало. Это еще раз показывает, что наука «дискутантов» совершенно не интересовала.

>> «Приравнивание рода к гаплогруппе» (Клейн, Балановские). Да, именно так. В понятиях ДНК-генеалогии род (куст потомков, имеющих общего предка-патриарха) и гаплогруппа (куст потомков, имеющих те же специфические мутации, что имел общий предок-патриарх) – синонимы. Ничего социального здесь нет. Потомки могут жить в разных концах мира, иметь разный цвет кожи и говорить на разных языках, но в понятиях ДНК-генеалогии они принадлежат к одному роду, он же гаплогруппа, субклад, ветвь гаплотипов, которые объективно выявляются на основе стандартизованных подходов ДНК-генеалогии. Один их таких подходов – построение дерева гаплотипов и его анализ по ветвям.

>> «Биологизация этнических отношений» (Балановские, Клейн). Эти претензии бессмысленны, потому что «этнических отношений» нет в ДНК-генеалогии. Претензия выдумана, и произносится как заклинание.

>> «Претензии к происхождению славян» (Клейн, Балановские). Никакие претензии не принимаются, пока они не будут четко изложены в письменном виде. Если «славяне» здесь – лингвистическое понятие, то претензии тем более не принимаются. Но ДНК-генеалогия при рассмотрении славян видит, что их основными гаплогруппами являются R1a, I2a, N1c1. Происхождение этих трех гаплогрупп/субкладов можно и нужно рассматривать раздельно, у каждой – своя многотысячелетняя история. Формирование же этнических групп славян – русских, украинцев, белорусов, поляков, сербов, словенцев – не есть предмет и область исследования ДНК-генеалогии.

>> «Наполнение лингвистических категорий биологическим содержанием» (Клейн, Балановские). Никакие претензии не принимаются, пока они не будут четко изложены в письменном виде. Но при этом жестко рекомендуется придерживаться принципов, понятий и определений ДНК-генеалогии. В данной формулировке это «наполнение» – дешевый пропагандистский лозунг. Смысла у него нет.

>> «Неясность с использованием оборотов «славянские гены», «финно-угорские гены» и подобных» («Красный цилиндр», Балановская). Эта претензия – не по адресу. В ДНК-генеалогии «генов» нет. Соответственно, эти «обороты» мной не использовались и не используются.

>> «Наличие «недостатков методов ДНК-генеалогии», но что хотелось бы знать, в чем они заключаются» (Alex). Неясно, что здесь подразумевается под «методами ДНК-генеалогии». Если это расчетный аппарат, то он давно разработан и верифицирован. По сути, «недостатки» расчетного аппарата такие же, какие и в кинетике химических и биологических процессов. В свое время (1976 г.) книга И.В. Березина и А. А. Клёсова «Практический курс химической и ферментативной кинетики» начиналась следующими словами:

До настоящего времени базис химической кинетики остается наименее строгим среди всех разделов физической химии. Однако значение кинетических методов в современной химии и биохимии неуклонно растет. В первую очередь это связано с тем, что хотя теория элементарного акта далека от совершенства, математический аппарат формальной кинетики и макрокинетики вполне строг и приводит к однозначным результатам. Не менее важно и то обстоятельство, что результаты кинетического эксперимента часто удается поставить в четкое соответствие с другими физико-химическими параметрами реагирующих систем и таким образом получить законченное описание химического или биохимического процесса.

Все сказанное в цитате выше относится и к методам ДНК-генеалогии.

Если речь о подходах к построению деревьев гаплотипов, то они нас вполне устраивают. Да, в последние годы появились варианты, которые могут быть приложены к построению деревьев гаплотипов, но зачем, с какой новой целью? Как говорит американская поговорка – «если не поломано, то не надо чинить». «Дискутанты», которые на Троицком рассуждали о более продвинутых (на их взгляд) методах построения деревьев, рассуждали как лаборанты. Для них был важнее процесс, «шашечки», а не результат. Ни в одном случае ими не было показано, что другие методы построения деревьев приведут к лучшему и более правильному разделению ветвей при наличии той же серии гаплотипов. Те, кто в этим действительно понимают, знают, что если есть два одинаковых гаплотипа, относящиеся к разным гаплогруппам или субкладам, то никакая на свете программа их не разделит по разным ветвям. Вероятность такого совпадения гаплотипов повышается при уменьшении протяженности гаплотипов. Именно потому мы стараемся строить деревья для 67– или 111-маркерных гаплотипов. Это – значительно важнее, чем любые программы построения.

Когда я вижу, что дерево четко разделяет серии гаплотипов по субкладам, мне не нужны никакие новые программы. Для лаборантов по духу (типа «дискутантов» Веренича, Запорожченко, Касьяна) важно, как закладывать в матрицу гаплотипы, а мне важен конечный результат, и как он проверяем независимыми методами.

Пример: В. Веренич дал в дискуссии на «Троицком» линк на свой новый материал, под названием «Актуальные проблемы изучения так называемого динарского кластера гаплогруппы I2a» (20 января 2015). Я ознакомился. В общем, что и ожидал -41 страница невразумительной трескотни, с банальными выводами. На этих страницах Веренич обсуждает «филогенетический анализ», «генегеографический анализ», «картографический анализ», «анализ генетической изменчивости», и что? А ничего. Генерация шума ради генерации шума. И вот свидетельства. Еще в январе 2010 года, пять лет назад, я опубликовал развернутую статью «Гаплогруппа I»[267], эта же статья с дополнениями пошла в книгу «Происхождение человека» (2010), и в ноябре 2012 года вышла статья «Динарская (восточно-европейская) и «островные» ветви гаплогруппы I2a»[268]. Как видим, у Веренича в 2015 году даже название практически то же самое, что у моей статьи 2012 года. Разумеется, ссылок на мои статьи нет, но, зная Веренича, другого я и не ожидал. Его статья – пересказ моих статей, но в гораздо худшем исполнении. Не зная и не понимая констант скоростей мутаций, он свалил в кучу их от разных авторов, начиная от тех, кто использовал «константы Животовского», и всех других, всего 20 разных «скоростей мутаций», которые дали датировки от 1700 до 3475 лет «до общего предка», и взял от них среднюю. Ну не профанация ли?! Затем занялся «индексами стандартного разнообразия» и «индексами молекулярного разнообразия» для 21 этноса Европы, которые никому не нужны, как и ему, потому что больше это он нигде не использовал. Типичный прием попгенетиков – «что вижу, о том и пою». И в каком виде он их излагал? А все в том же – 0.з66959±0.259787, 0.213596±0.1333580, и так десятки раз. Это говорит об отсутствии у него математической подготовки и об отсутствии здравого смысла.

Таблицы заполнены «многомерным шкалированием», тестом Мантеля, пермутациями по методу Монте Карло, и для чего? Чтобы получить мои же результаты трехлетней давности. Смотрим на мою статью 2012 года. Разделы – «Динарская восточноевропейская ветвь, I2a1b-M423», «Первая атлантическая ветвь, I2a1a-M26», «Вторая анлантическая ветвь, I2a1c-L233», «Третья атлантическая ветвь, она же «разорванный «динарский» субклад I2a1b-M423». Смотрим возраст первой, по сути славянской, общий предок жил 2350±250 лет назад. И дальше я пишу – «Эта ветвь отличается тем, что все до одного гаплотипы Балканских стран (Сербии, Хорватии, Македонии, Словении, Боснии и Герцеговины, Болгарии, Черногории), а также России, Украины, Белоруссии, Польши, Чехии, Словакии, Венгрии, Литвы, Латвии, Греции из списка в 395 гаплотипов находятся в динарской ветви, I2a1b (L147.2). Остальные ветви почти исключительно занимают гаплотипы из Англии, Ирландии, Шотландии».

Иначе говоря, от Греции до Балтики – один предковый гаплотип, один общий предок. А Веренич, не понимая этого и не видя очевидного, стал применять «тест Мантеля», и получил вывод «Результаты теста Мантеля говорят о том, что в выборке (L147.2) не наблюдается статистически значимой корреляции между географической и генетической дистанцией». Да уж, какая там корреляция, когда один предковый гаплотип от Греции до Балтики. Возраст этой ветви I2a – у меня в публикации 2350±250 лет назад, у Веренича – 2757±404 года, перекрывается в пределах погрешности, но статья на три года позже. И опять – никаких ссылок на мои работы и расчеты, хотя он их прекрасно знает. Про то, что у него опять погрешности в сотнях лет, а главное число – с точностью до единицы лет (расстояние до времени жизни общего предка!), уж не будем повторять. Безграмотность Веренича пределов не знает.

Так вот, о деревьях. Помогли они Вереничу? А уж расписаны в его статье на нескольких страницах. Там и минимальные связные графы, и редукция штейнеровских деревьев, и алгоритм Force Atlas 2 программы Gephi, и тест на молекулярную дисперсию AMOVA, и филогенетический старкластер, только все бестолку, поскольку применялись короткие 16-маркерные гаплотипы, а в базах данных уже давно сотни 67– и 111-маркерных гаплотипов. В итоге гора родила мышь, а то и просто пшик: получена датировка с погрешностью 15 %, а я в одно касание без всяких трехстраничных лаборантских рассуждений получаю датировку с лучшей точностью, и это три года назад. И что тогда стоят разглагольствования Веренича на «Троицком» о том, как важно работать с деревьями гаплотипов, оптимизуя их для большой точности?

Так что, отвечая на исходный вопрос – нет в методах ДНК-генеалогии тех «недостатков», которые критики так хотели бы видеть. Нормальные методы, работающие, решающие поставленные задачи.

>> «Нет смысла особо обсуждать недостатки методов, используемых Клёсовым. Они, может быть, и не лучшие из возможных, но, как я понял, имеют свою область применения и не выходят за пределы науки» (Alex). Ответ – они лучшие из возможных, в смысле – которые вообще применяются. Постепенно подтягиваются методы, основанные на снипах, по сути методы геномного анализа, только ограниченные Y-хромосомой. Но точность тех методов пока во многих случаях практически неприемлема. Многочисленные примеры даны выше в этой книге.

Еще пример. До последнего времени анализ по снипам проведен на 77 носителях гаплогруппы R1a-Z280. У всех в принципе должно быть одинаковое количество снипов от «узла» Z280 до настоящего времени. На самом же деле количество снипов у этих 77 человек варьировалось от 22 до 45. Если нужно пояснить понятнее, то вот количество человек с соответствующим количеством снипов от Z280 до нашего времени (первое число – количество снипов в «лесенке», вторая – у скольких человек это количество снипов обнаружено): 22-1, 23-0, 24-1, 25-0, 26-1, 27-0, 28-0, 29-5, 30-1, 31-6, 32-7, 33-8, 34-3, 35-5, 36-7, 37–10, 38-7, 39-4, 40-1, 41-3, 42-1, 43-4, 44-0, 45-2.

Среднее число снипов – 35. Поскольку «возраст» субклада Z-280 примерно 4900 лет, то получаем, что в среднем снипы образуются раз в 140 лет, но с широким показателем неопределенности. Между крайними величинами получим, что снип образуется с частотой между 107 и 169 лет.

Так что Балановский, уверяя на «Троицком», что по снипам считать уже точнее, чем по гаплогруппам, показал незнакомство с материалом. А зачем он так сказал, если не знает? Да просто потому, чтобы активно намекнуть, что методы ДНК-генеалогии неточные и уже устаревшие. Впрочем, он это говорил и открытым текстом. Страшно далек он от науки.

>> «Так всё-таки, работают методы Клёсова или нет? Ну пусть Клёсов не разобрался, применяет их заведомо неправильно, делает некорректные выводы. А правильные, самые наилучшие методы могут что-либо сообщить о хождениях древних народов?» (Alex). Остается только посмеяться. Вот в таком ключе и проходила «дискуссия» на «Троицком». Здесь некто Alex резюмирует результаты обсуждения, при фактическом завершении дебатов. Хотя дебатов и не было, так, междусобойчик. Но забавно, что такой и оказался «вердикт подписантов». Не разобрался, методы заведомо (!) неправильные, выводы некорректные. И это при том, что методы не обсуждались, выводы были искажены и передернуты, и дискутанты так и не поняли, можно ли по шлейфам ДНК и по ископаемым гаплотипам узнавать о древних миграциях. И при этом дружно осуждали. Ну не цирк?

>> «Результаты и выводы ДНК-генеалогии опасны для общества» (Клейн, Балановская, Балановский, Denny). Интересно, не так ли? Это на «дискуссии» было с самого начала выставлено как аксиома. И все дружно ее повторяли, потому что так надо. Опасно – потому что разбивает норманизм, не оставляет от него камня на камне. Потому что выявляет древние корни русского народа. Потому что работает на русскую национальную идею. Потому что ломает догмы историков, археологов, лингвистов, а им это ни к чему. Вот на что следует обратить внимание тех в науке и в руководстве страной, которые «принимают решения».

И под занавес – несколько частных наблюдений по дискуссии.

Посмотрим на самые последние комментарии, когда, казалось бы, их авторы должны были хоть что-то вынести из обсуждения. Но нет, не вынесли, хотя опять дружно произносят слово «лженаука». Вот, например:

>> Alex (один из самых активных в дискуссии, в первой пятерке): «Если по современному распределению гаплогруппы вообще нельзя делать выводы о её истории (по крайней мере, для достаточно старых и распространённых гаплогрупп) – следовательно, любые рассуждения о R1a или R1b изначально лишены всякого смысла – следовательно, «ДНК-генеалогия» это лженаука, что и требовалось доказать».

Занятно, не так ли? Человек так и не понял, что в ДНК-генеалогии «распределение гаплогрупп» практически не учитывается, это вспомогательный, иллюстративный материал (а в популяционной генетике – это главный, потому что попгенетика в основном описательная дисциплина). В ДНК-генеалогии главные исходные показатели – это датировка гаплогрупп (субкладов, ветвей) и их базовые гаплотипы. Это – два основных понятия и параметра. Например, на Балканах гаплогруппа I2a очень распространена, до 40–45 % от всех, а датировка – относительно недавняя, примерно 2300 лет до общего предка, конец прошлой эры. Вот это уже можно сопоставлять с данными истории, миграциями славян в Восточной Европе. Тот факт, что на другом конце Европы, на Британских островах, та же I2a, и того же субклада (до определенного уровня), и датировка ее тоже определяется, и базовые гаплотипы можно сравнивать, а отсюда появляется датировка их общего предка, и все это укладывается в драматическую историю носителей гаплогруппы I2a в Европе в III тыс. до н. э. Ничего этого А1ех не знает, и понятия не имеет. А вот «лженаука, что и требовалось доказать» у него всегда готово. Опять – и такой человек работает в РАН?

>> Е. Балановская: «Вы обсуждаете статью, написанную провинциальными учеными, опубликованную в провинциальном журнале (у которого я не знаю иных достоинств, что ваковский!)»

Мерилом любой статьи является ее содержание, а не «провинциальные ученые» или «провинциальный журнал». Кто этого не понимает и не разделяет, тот скорее бюрократ «от науки», а не ученый.

Лингвист Касьян, подписант. В «дискуссии» – моралист. Обвинял меня «за грубость». Теперь посмотрим на истинное лицо этого моралиста. Карачаевцы прислали мне скриншот «дискуссионного сообщения» Касьяна в адрес одного из их коллег и соплеменников. Они хотели узнать мое мнение, примут ли в московском суде это к обвинению по национальной розне и разжиганию вражды на национальной основе. Я не могу привести эти несколько строк полностью, но копия скриншота у меня есть. Если среди читателей есть юристы, которые захотят заняться этим делом, я свяжу их с теми карачаевцами. Вот текст с купюрами:

Автор – Алексей Касьян: «Во-первых, тупой карачаевец, повторяю еще раз: я маму твою е., причем в особо извращенной форме: в п., рот и ж. И мне не понравилось, х. у тебя мама, да и сын у нее дебил. Во-вторых, у меня свобода слова…».

Моралист, да? Подписант того письма 24-х, между прочим. Выводы каждый пусть делает сам.

<<< Назад
Вперед >>>

Генерация: 2.337. Запросов К БД/Cache: 3 / 1
Вверх Вниз