Книга: Кому мешает ДНК-генеалогия?

Кривые зеркала «философа» Лебедева

<<< Назад
Вперед >>>

Кривые зеркала «философа» Лебедева

Я, признаться, думал, что последними очерками закончу персональные разборки пасквилянтов Балановских, хотя эти очерки были, на мой взгляд, вполне информативными. Я полагал, что после этого смогу в полной мере (насколько возможно) вернуться к своим давно задуманным статьям и книгам и к другим планам, отодвинутым бесстыдным и оголтелым накатом Балановских и Боринской на ДНК-генеалогию. К сожалению, такой возможности у меня пока не оказалось. Перед новогодними праздниками 2014–2015 гг ко мне пошли письма читателей и приятелей, что Лебедев меня «опять любит», и поскольку он, видимо, не ознакомился с теми последними статьями про попгенетиков, и списал у них все те же пассажи, которые я опрокинул в последних «разборках».

Оказалось, что на днях я удостоился быть первым лицом в очередной статье В. Лебедева в его бостонском альманахе «Лебедь». Мне не привыкать, Лебедев мой персональный биограф в течение последних десяти-пятнадцати лет, хотя мы с ним лично знакомы около четверти века, со времени его прибытия в Бостон из Москвы. В Москве Лебедев преподавал философию в Физтехе, был доцентом, но в конце 1980-х стал позволять себе вольности в высказываниях, непозволительные (по представлениям политического начальства) для штатного философа, и страну покинул, обосновался в Бостоне, рядом с родственниками, прибывшими ранее. С тех пор ни дня там не работал, да и кем советский философ в США мог бы работать? Переучиваться, осваивать новую специальность не захотел, предпочел вот уже четверть века сидеть на социальном пособии и ненавидеть тех, кто оказались в США более востребованными. Помимо того, постепенно стал категоричным русофобом и славянофобом, о чем и пишет те самые четверть века в альманахе «Лебедь», который сам и создал. Да, наверное, русофобом не стал, а был изначально, потому что Лебедев – завзятый норманист, то есть считает, что Русь создали скандинавы, по той простой причине, что славяне были примитивны, тупы, неспособны ни к какому делу, и уж тем более создать государственность. Сейчас Лебедев в своих статьях активно обсуждает невыносимость «аннексии» Крыма, злой умысел в гуманитарных конвоях в Новороссию, экономический обман Украины Россией, агрессию России, невыносимость России вообще, его личное отвращение к демонстрации «Бессмертный полк» в Москве 9 мая 2015 года, и так далее.

В общем, ничего интересного или необычного в этом нет. Много и норманистов, и русофобов, и ненавистников современной России (как, впрочем, и России любого другого времени), и сидящих на социальных пособиях, и завистников ко всем успешным людям, и прочих. Обсуждать это неинтересно. Если кратко, то Лебедев – это никто, своего лица у него нет. Есть сотни пасквилей, написанных за четверть века, но кого это интересует? Поэтому когда несколько человек написали мне о выходе очередного пасквиля Лебедева, я его и читать не стал. Я мог заранее предсказать, что там будет, потому что у Лебедева всё это уже было. Он постоянно повторяется, потому что давно исчерпался, усох. Впрочем, я знал, что добавилось нечто новое – а именно, материалы о попгенетике, о которых он прочитал в последнее время у попгенетиков же, и что он, конечно, не преминул их использовать для очередной своей «нетленки», коих обо мне у него уже было множество. Ясно, что он «мстительно» напишет, что попгенетика – это настоящая наука, победно ведомая Балановскими, а ДНК-генеалогия – это опиум для народа. Впрочем, это он много писал и раньше, только без упоминания попгенетики. Теперь он использует очередной «козырь». Поэтому и читать не стоит.

Однако вчера ко мне обратился один из редакторов сетевого издания, сообщив, что пришел запрос от читателя со ссылкой на последнюю, новогоднюю статью Лебедева, с просьбой дать ей, статье, оценку. Так что статью пришлось прочитать, и удостовериться, что там все именно так, как я и предсказывал. Поэтому я ограничился тем, что дал общий комментарий, что не обращаю на это внимания и другим советую то же, и дал пару разъяснений. В самом деле, какой смысл мне жестко брать Лебедева за ухо и водить его в таком виде по паркету взад, вперед и по кругу? Что это даст? Показать еще раз, что он прощелыга? Это неинтересно. Как-то не творчески.

Но редактор предложил мне дать более развернутый комментарий информационного характера по тем темам, которые затронул Лебедев. А именно, что за «доски из каких-то бумажных отходов», что за «лекарство, уменьшающее побочные последствия химиотерапии», что за «Даванат», и вообще, рассказать про мои научные исследования «до ДНК-генеалогии». Это, по его мнению, могло бы быть интересно. И заодно показать, как продажный журналист извращает реальную картину событий, и «сгибает» ее под свою «концепцию». В данном случае – что я, академик Национальной академии А.А. Клёсов, форменный лузер, и никаких научных и вообще никаких достижений у меня нет. Правда, темы академика Лебедев не касался, это для него невыигрышный аспект. Предпочел умолчать.

Я посмотрел на статью Лебедева под этим углом, и, действительно, увидел много интересного в форме «обработки» и «подачи» материала Лебедевым. Что-то отражает его полную безграмотность и некомпетентность, что-то – злой умысел, что-то – фундаментальное непонимание простых вещей американской деловой и научной жизни, что-то – его внутреннюю мерзопа-костность. И действительно, откуда Лебедеву знать про деловую и научную жизнь в США, когда он «изнутри» не видел ни то, ни другое. Поэтому Лебедев излагает их «по понятиям советского философа», но философа злобного, ангажированного, желудоч-но и материально неудовлетворенного. Ему так «кажется», и он торопится поделиться этим «кажется» с читателями. Но при этом он умышленно умалчивает одно, выпячивает другое, а именно своё «кажется», подаваемое как якобы факты, а также полностью извращает третье. Действительно, показать это на конкретных примерах могло бы быть интересным и информативным.

Про самого Лебедева я писать уже не буду, он того не стоит, потому что никто. Напишу про то, что есть и было в научном и деловом мире с моим участием, и как это подано в кривых зеркалах бессовестно лживой «журналистики». Выберу то, чему Лебедев уделил особенно много внимания – моей работе в Гарвардском университете, далее – созданию новых композиционных материалов, созданию новых лекарственных препаратов, динамике акций американских компаний и о чем говорят их взлеты и падения, и о создании жупела «лженауки» ангажированными, продажными журналистами, как правило, некомпетентными в том, что они «атакуют».

Должен сказать, что все эти вопросы рассмотрены в моей книге «Интернет. Заметки научного сотрудника» (изд-во Московского университета, 2010), во многом автобиографической, но книги объемом более чем в 500 страниц далеко не все читают. Многое, хотя и в сжатом виде, описано в этой книге в части II «Личное». Поэтому я буду давать относительно короткие сведения, а затем за подробностями отправлять к указанным выше источникам.

Компания Galectin Therapeutics

Начну с наглядного примера жульничества Лебедевым – при описании им динамики акций компании Galectin Therapeutics, и описанием им того, что кроме как горячечным бредом не назвать – якобы «бегстве компании в Атланту», спасаясь от судебных исков. Дело в том, что в США «бегства» работающих компаний бессмысленны, потому что ни судебную систему, ни правительство, ни федеральные налоговые органы не интересует, где находится главный офис компании. Куда бы компания не переезжала, она находится в той же финансовой, юридической и административной системе. Либо Лебедев не имеет об этом понятия, либо просто лжет, потому что натура такая.

Теперь по порядку, хотя и кратко. Компания была создана тремя людьми в 2000-м году, один из них финансист, другой организатор, третий научный сотрудник. Стала «публичной» компанией в следующем году, и за прошедшие 15 лет получила от инвесторов около 100 миллионов долларов, на которые проводились и продолжают проводиться клинические испытания кандидатов в лекарства. Противораковые испытания успешно завершились окончанием 2-й клинической фазы, и ожидают 3-й фазы, на которую нужно не менее 70 миллионов долларов. В настоящее время идут клинические испытания (2-я фаза) на фиброзах печени (в частности, неалкогольного стеатогепатита, или жирового перерождения печени), переходящих в цирроз печени, и для лечения которых лекарств на рынке нет. Практически единственная мера – это пересадка печени, чего люди ожидают долгими годами, многие не доживают.

Дела в компании идут нормально, и если в конце 2013 года в активах компании оставалось 10.5 миллионов долларов (наличными, cash), то в конце 2015 года – 21.3 миллиона долларов. Желающие могут узнать все эти и другие подробности на сайте компании[261]. Желающие увидеть на сайте компании мою фамилию – посмотрите на научный совет компании[262]. Там я обозначен под титулом «почетный основатель» компании. Совет директоров компании. Для любопытных – в совете директоров есть Gilbert F. Amelio, Ph.D., фамилия которого известна многим специалистам по компьютерам, и не только. Читаем: Cha1rman, President and CEO of National Semiconductor (1991–1996) and Apple Computer (1996–1997). То есть он был президентом компании Apple, и Стивен Джобс работал под его началом. Сами понимаете, такие опытные и известные специалисты в компании, как Galectin Therapeutics, случайно не приходят.

Теперь о том, цитирую Лебедева – «Именно 24 июля (2014 года) произошла подача иска по поводу финансового мошенничества компании «Galectin Therapeutics Inc.». Лебедев, прожив четверть века в США, так и не усвоил, что «мошенничество» может доказать только суд. Поэтому в США в исках слова «мошенничество» быть никак не может. Суд может и отклонить все иски, и что тогда делать с Лебедевым и его «мошенничеством»? Кстати, недавний иск суд отклонил 14 апреля 2014 года. Лебедеву хорошо бы усвоить про презумпцию невиновности, похоже, что это понятие ему чуждо.

На самом деле Лебедев и здесь перепутал, или соврал, или ничего не понял. Занятно, как Лебедев искал компромат для своего пасквиля. Надо же – полез искать компанию на сайте, отслеживающем положение акций на рынке. Но не помогло, все равно перепутал.

Вот так это было. 24 июля 2013 года президент нашей компании сделал доклад на всеамериканскую сеть о промежуточных итогах 1-й фазы клинических испытаний кандидата в лекарства против фиброзов печени. Держатели акций полагали (совершенно безосновательно), что им объявят о том, что лекарство создано. Но так на 1-й фазе не бывает, это фаза, на которой проверяется только безопасность препарата в клинике. Только и всего. Вот безопасность и была продемонстрирована. При этом было честно сказано, что до самого лекарства нужно пройти еще фазы 2 и 3, так что это будет не скоро. Часть держателей акций тут же, не дожидаясь завершения доклада, стали сбрасывать акции, и они упали с 15 долларов до трех. Те, кто дослушали доклад до конца, заглянули в комьютеры и увидели, что стоимость акций упала в пять раз, понятно, расстроились, и некоторые пошли подавать судебные иски, требуя возврата денег. Естественно, для этого нужно обоснование, и несколько групп «соискателей», объединившись, заявили, что их ввели в заблуждение, и что они еще вчера купили «за три», полагая, что сегодня будет «по пять». Точнее, наоборот, вчера купили за 15, полагая, что сегодня будет по 30, а оказалось, что по три.

В общем, россиян такими вещами не удивить, многие покупали-продавали акции. И знают, что акции имеют обыкновение скакать, на этом люди умелые или информированные делают деньги. Лебедев же никогда акции в руках не держал, на социальном пособии не разгуляешься. Поэтому у него представления люмпена – раз акции упали, значит, «мошенничество».

Поднялись – тоже «мошенничество». Ментальность такая, люмпенская.

Более того, он, конечно, умолчал, что в 2009 году, шесть лет назад, акции компании шли по восемь центов. Это было тогда, когда компания объявила о завершении фазы 2-й испытания противоракового препарата под названием Даванат (кстати, название образовано от имен Давид и Анатолий). Лебедев тогда ликовал, считал дни до того, как компания полностью ляжет на дно. Но не легла, через пять лет акции поднялись до 19 долларов за штуку. Лебедев тогда слова не молвил, радости не проявил. В июле 2013-го акции понизились до 3 долларов, в течение последнего года колеблются от 2 до 6 долларов за акцию. Лебедев ликует, умалчивая, что это в 25–50 раз выше, чем шесть лет назад. Вот такой классовый подход. Если фаза 2-я испытаний противофиброзного препарата закончится успешно, то, как предсказывают финансовые аналитики, акции будут как минимум по 28 долларов. Лебедеву опять будет плохо. Но испытания могут закончиться и неуспешно, тогда Лебедеву будет опять хорошо. В смысле, что противофиброзного-противоциррозного препарата не будет, или его создание отодвинется. Лебедеву остается пожелать, чтобы он помер не от болезни печени.

А то, что компании судятся – это совершенно обычное дело, это только Лебедев считает, что это всегда «мошенничество». Акции упали – кто-то подает в суд. Акции поднялись после того, как кто-то неудачно продал – подает в суд. Акции поднялись – конкуренты подают в суд, пытаясь отспорить права на патенты и прочие разработки. Но Лебедев видит в этом только «мошенничество». Мозг у него так устроен.

Акции и доходы

Теперь, поскольку Лебедеву покоя не дают мои доходы, придется намекнуть о них. В США не принято делиться информацией о доходах, хотя при желании узнать можно, поскольку заполняются налоговые декларации. И здесь есть еще одна особенность, о которой Лебедев, похоже, не знает. Дело в том, что у любого основателя «публичной компании» есть свой пакет акций. Он постепенно растет по мере развития компании, потому что компания так поощряет сотрудника. Естественно, такой пакет акций есть и у меня. И инвесторы, следуя логике капиталистического мира, хотят у меня эти акции покупать, потому что они полагают, что есть шанс, что акции поднимутся в цене, и они, инвесторы, на этом обогатятся. А уж если лекарство будет создано, то обогатятся сильно.

Покупая мои акции, они фактически покупают часть моей интеллектуальной собственности, то есть мои разработки. Иначе говоря, лекарство еще не создано и не утверждено, а они хотят купить на него права в виде моих акций. И если я акции продаю (что не просто для действующего сотрудника компании, который знает больше других о том, что ожидается впереди – возможный взлет или возможное падение компании), то я, например, не могу акции просто так продать. Я должен передать какое-то количество акций, утвержденное советом директоров компании, биржевому дилеру, и он, дилер, продает их согласно плану, тоже утвержденному советом директоров. Например, из 120 тысяч переданных ему для продажи акций он продает по 10 тысяч акций каждый месяц, во второй четверг месяца. Если акции поднялись, мне и семье повезло. Если упали – повезло не так сильно. Иначе говоря, я не могу этот процесс контролировать. Потому что я инсайдер, и у меня таким образом – справедливо – отбирают возможность играть на рынке акций. Конечно, жулики есть всегда и везде, и есть инсайдеры, которые продают акции тайно, за это их – если попадутся – сажают в тюрьму, но я никогда в США не слышал, чтобы это произошло с главным научным сотрудником компании. Уж очень они на виду.

Так вот, я решил в течение года продать какое-то количество акций, именно по такой схеме. За год до того, в 2012-м, они шли по 6 долларов за акцию, весной 2013 года – по 16 долларов за акцию. Но все предназначенные акции (которые составляют относительно небольшую часть моего пакета) были проданы дилером до того, как они вышли на 19 долларов, и до того, как упали до трех долларов. Я в этом, как ясно, вовсе не участвовал. Цитирую комментарий к статье Лебедева человека, который принял слова щелкопера за чистую монету: «I gathered from your article that he is not very successful in business. It can happen with the best of us» («я уловил из вашей статьи, что он не очень успешен в бизнесе. Это может случиться с лучшими из нас»). Может, конечно. Но можно было бы привести сумму из моей налоговой декларации, а это здесь лишнее. Поскольку Лебедев налогов в США ни цента не платил за четверть века, то вряд ли посчитает.

Зачем я об этом пишу? Да затем, что показываю «устройство мозга» пасквилянта Лебедева. Даю урок молодым людям, что не знаете – не говорите, иначе запросто можете опозориться, как сейчас Лебедев.

Публикации в Гарвардском университете

И здесь Лебедев соврал. Публикации в Гарварде у меня есть, и не одна. Есть в Докладах Национальной Академии наук США, есть в журнале Biochemistry, есть в Biochem. Biophys. Acta, есть в FEBS Letters. Там же написан шеститомник по биотехнологии. Но Лебедев не понимает другой простой вещи – если бы моя научная продукция была неважной, никто бы меня не держал там профессором столько лет. Но люди с плоским строением мозга, как Лебедев, мыслят штампами – сколько статей, как индексированы журналы. Здесь у него удивительное родство душ с Балановскими, у которых такое же устройство мозга.

Я в Гарвардском университете занимался в основном разработкой лекарственных препаратов, а при этом публикации не приветствуются. Работы закрытые. Те, кто читал указанную выше книгу «Интернет» об этом знают, там это описано довольно подробно. Если бы работал там неважно, не направили бы меня на Нобелевский симпозиум, который сам же я и готовил, вместе с председателем Оргкомитета Б. Вэлли, председателем секции биохимии Национальной Академии наук США. Опять же, в книге это описано, не буду повторяться.

Пишу и это я по той причине, которую изложил выше. Пасквилянт мыслит накатанными ходами, и сгибает их так, чтобы – как ему кажется – дискредитировать. Если промолчать – то поощряешь пасквилянта.

Работа с композиционными материалами. Книги

Опять же, все это описано в книге «Интернет». Если коротко – я работал немало лет вице-президентом компании в области химической инженерии, а по сути – занимался созданием новых композиционных строительных материалов, по качеству превышающих древесину. Я согласился на предложение перейти из Гарварда в ту компанию, поскольку мы собирались там заниматься биотехнологией, но увлеклись новыми материалами с необычными свойствами. В итоге, после десяти лет работы там компанию купили, и она переехала на другой конец США, в штат Минессоту, а я переезжать отказался. Вместо этого написал книгу в 700 страниц под названием Wood-Plastic Composites, которая продается на amazon.com вместе с другими моими книгами, изданными в США[263]. Она переведена на русский и китайский языки, и вот уже девять лет остается единственной книгой в мире на эту тему, не считая сборников статей с конференций. Собственно, потому я активно востребован в качестве научного эксперта в судебных процессах в США, потому что – формально, во всяком случае – наиболее известный специалист в этой области.

Кстати, там же выставлена книга Galectins. Лебедев при всей его убогости и здесь извратил, что я якобы «со смехом рассказывал…, что наугад взял какие-то полисахариды, состоящие из маннозы и галактозы, полученные из семян гуара, и вот эта смесь сразу же, с первого раза, уменьшила вредное влияние химиотерапии…». Отнюдь не наугад, поскольку искал блокирующие агенты галектинов (рецепторов) на раковой клетке, и для этого нужно было найти удачное производное галактозы, чтобы блокирование было сильным. Лебедев и здесь перепутал, а точнее – соврал. Потом с этими полисахаридами шла большая работа, чтобы довести их до лекарственного препарата. За это мне и платят инвесторы немалые деньги, чтобы получить – хотя бы частично – авторские права на полученный препарат.

В своем рвении хоть как-то «дискредитировать», Лебедев опять и опять позорится. Цитирую: Вот пишут: «We have decided to sell the composites business» («Мы решили продать бизнес композитов»). Это в статье печальным названием: «Kadant Composites LLC is Dead (Kadant Composites LLC умерла)». http:// www.lawyersandsettlements.com/…/kadant-stories… В общем, продали компанию каким-то азиатам.

Разумеется, продали, в штат Минессота. Нормальное бизнес-решение, таких – бесчетное количество в мире бизнеса. Бойкий журналист написал «умерла», в том смысле, что такой компании больше нет, что верно, она переименована в LDI Composites. Минессота – это не Азия, хотя что плохого, если бы продали в Азию? Но если заглянуть на сайт, то легко убедиться, что компания LDI Composites живет и здравствует, а общий бизнес таких композиционных материалов достиг 4.1 миллиардов долларов (!). А когда продали – был «только» 2 миллиарда. Опять Лебедев шумно крикнул в лужу.

Немного о популяционной генетике

Лебедев и здесь понес ерунду, как будто я против Четверикова и других исследователей в области популяционной генетики. Напротив, я везде подчеркиваю, что когда популяционная генетика занимается своей основной работой, поиском связи между генотипом и фенотипом, так замечательно. Проблема, когда они лезут в кинетику мутаций и связывают это с историческими датировками. Вот тогда получается полный конфуз.

Лебедев же слышал звон, да не знает, где он. Пишет про попгенетиков – «проложили путь к методу расчета частоты мутаций ДНК. Сам же метод, в уже готовом для применения виде, возник в начале 2000 года». Нет «частоты мутаций ДНК», там в каждом участке Y-хромосомы частота мутаций разная, и проблема была в том, как эти мутации связать со временем, прошедшим от общего предка группы носителей Y-хромосомы. Это – очень непростая задача, и в 2000-м году этого ничего не знали. Попгенетики не знают до сих пор. Потому в 2004 году и появился печально известный, порочный метод Животовского, который завышает датировки в 3–4 раза, а то и больше. Впрочем, я про это уже немало рассказывал. Пусти «философа» Лебедева в огород…

Все остальное на эту тему, написанное Лебедевым в его пасквиле, не стоит внимания. К слову, проект Genographic к ДНК-генеалогии не имеет отношения, у него задачи другие. Там определяют гаплотипы по территориям. Датировки там тоже не считают. Хотя много раз брали с потолка, без минимальных обоснований, я об этом тоже рассказывал. Беда с Лебедевым – не читает он литературу. Лебедев же не читатель, Лебедев писатель. Что стоит хотя бы вот это – Претензии на эпохальное открытие Клесова тем более нелепы, что источник его откровений хорошо известен: это методичка, рассылаемая проектом «Genographic». Если бы так, то с чего бы Балановской заявлять, что «его методы нам непонятны»? Лебедеву надо бы сначала с Балановскими договориться, а то конфуз получается.

>> При расчетах сроков жизни «родоначальника» вводится ряд параметров: частота мутаций или константы скорости мутаций, выбор базового гаплотипа, учет или неучет возвратных мутаций, средний срок жизни одного поколения, загрязненность среды.

Читать такое у Лебедева – уши вянут. Какая «загрязненность среды», которая якобы «вводится»? Какие «константы скорости мутаций», когда попгенетики слова «константа скорости» вообще не употребляют, и Лебедев это у меня вычитал, как и «учет или неучет возвратных мутаций»? Где это у попгенетиков, пусть покажет хотя бы одну работу. Это все было только в наших работах с Адамовым в 2008–2009 году. Какой «средний срок жизни одного поколения», нет такого вообще. Это зависит от эпохи, образа жизни, религиозных положений, войн, эпидемий и проч. Понятие «базовый гаплотип» я сам ввел. Что ни ляпнет Лебедев, всё невпопад.

О Петрике и комиссии РАН по борьбе с лженаукой

Я не знаю, что там В. Петрик изобрел, и какова достоверность его разработок. Меня это не интересует и никогда не интересовало. Единственно, что меня интересовало, это отсутствие у Лебедева минимальных научных оснований при его наскоках на Петрика. Я все-таки работаю экспертом в судах, и в свое время неоднократно говорил Лебедеву, что его нападки на В. Петрика ни один суд не примет. Надо все-таки обосновывать свои положения, а не лгать напропалую. Писать, например, что у Петрика нет патентов в США, а они есть, что я Лебедеву и демонстрировал, и это приводило последнего в бешенство.

В итоге ничего научного в «разоблачении» работ Петрика у Лебедева не было и близко. Вполне возможно, что у Петрика ничего достоверного не было, но это надо показывать. Иначе дело отдается на эмоциональный откуп «философа», и на одного «лжеученого» придется десяток, а то и больше толковых исследователей, которых загубят. А это не шутки. Поэтому меня, признаться, покоробило, что Лебедева недавно ввели в состав Комиссии по борьбе с лженаукой, официально «Комиссии по борьбе с лженаукой и фальсификацией научных исследований при Президиуме РАН», на том «основании», что по словам академика Александрова, он оказался «первым разоблачившим из-за океана фокусы пресловутого Петрика». Так, как Лебедев, не разоблачают. Если эта комиссия и дальше будет прибегать к деятельности Лебедева, то окажется, что «хотели как лучше, а получилось как всегда».

В целом же, как я и излагал выше, в пасквиле Лебедева – сплошные голословные ляпы. При этом он и не заботится их хоть как-то обосновывать. Махнул очередную нелепицу, и пошел дальше. А потому что он прощелыга-журналист. Книга «Происхождение человека» у него – «сляпали огромный и нелепый кирпич в 1000 страниц». Почему «нелепый»? А так. Хоть одно замечание по сути нашлось? Нет, конечно. И такой человек – член комиссии при РАН.

«…Вступил в не менее предосудительную связь с шутником М. Задорновым» – почему «предосудительную»? А так. «…Доказывал, что именно славяне были перволюдьми и породили всех прочих». Откуда это? А так. Про журнал Advances in Anthropology Лебедев пишет, что «он не самостоятельный (у него нет своего сайта)». Занятно, а это что такое? http://www.scirp.org/ journal/aa/ Что же Лебедев не говорит то же самое про, например, European Journal of Human Genetics? Он тоже «не самостоятельный», у него нет своего сайта, он идет под эгидой Nature, что и отражено на линке и на сайте. Ну просто извивается Лебедев, как уж на вилах.

Что касается платы за публикации, увы, многие журналы на это переходят. Не справлялись, сколько стоит публикация в Nature? В PLOS ONE, известном журнале открытого доступа, стоимость публикации – 2000 долларов. Плюс дополнительные 460 долларов за каждую цветную иллюстрацию к статье. Это намного забивает журнал Advances in Anthropology c его 300 долларов за статью. К сожалению, это реальность, в журнале работают люди, им платят зарплату. Но далеко не все статьи у нас публикуются, рецензирование строгое. Недавно одна статья проскочила без рецензии, и я дал отповедь автору в жестком комментарии, см. линк выше.

В пассаже Лебедева про коэнов я обратил внимание на фразу «получил от ассоциации коэнов за это расследование (помимо гонорара)…». Лебедеву, при его патологической жадности, везде гонорары чудятся. Пусть запишет в книжечку – я никогда ни цента не получил за исследования по ДНК-генеалогии. В том числе и от коэнов. Все делаю бесплатно, всё из своего кармана. Кстати, и с коэнами Лебедев перепутал, я работал с двумя группами коэнов – гаплогруппы J1 и J2. Поэтому и датировки разные. А Лебедев и здесь позорится – «То есть, то был, оказывается, вовсе не библейский Аарон, а неведомо кто и совсем не так давно. И цифры из его самой научной ДНК-геналогии можно получить любые. Можно 3600 лет, можно 1650». Разные гаплогруппы, stupid.

Дальше Лебедев перекинулся на конференцию по карачаево-балкарцам, но это в его изложении вообще профанация. Типа вот этого: «Клесов все время углубляет истоки славянина. Каких-то два года назад он имел возраст 5 тысяч лет, полтора года назад – «всего» 60 тысяч, а сейчас, поди ж ты, – уже 700 тысяч». Это у Лебедева уже клиника. Нигде я такого не писал и писать не мог. Или вот это: «Но вот когда Клесов подвалил к председателю (А.Х. Тоторкулову) насчет денег для организации его лаборатории ДКН-генеалогии, то тут – шалишь. Древность-древностью, но бизнес еще важнее. Председатель уже знал о предпринимательских провалах химика и денег не дал». Интересно, чем руководствуется продажный щелкопер, когда лжет напропалую. Надеюсь, Алий Хасанович это прочитает (а прочитает точно, я ему перешлю), и даст оценку этому вранью. Про деньги между нами речи вообще не было, да и зачем?

И далее – «В последнее время Клесов засел на самотужном сайте pereformat.ru».

Ну ладно, достаточно. Это уже клиника.

<<< Назад
Вперед >>>

Генерация: 4.966. Запросов К БД/Cache: 3 / 1
Вверх Вниз