Книга: Хозяйство и общество: очерки понимающей социологии

§ 8. Понятие борьбы

<<< Назад
Вперед >>>

§ 8. Понятие борьбы

Социальное отношение называется борьбой, если действие имеет целью реализацию собственной воли вопреки сопротивлению партнера (или партнеров). Мирными средствами борьбы называются те, которые не предполагают применения прямого физического насилия. Мирная борьба называется конкуренцией, если состоит в использовании формально мирных средств для получения права распоряжения возможностями, обладать которыми стремятся и другие. Конкуренция называется регулируемой, если при выборе целей и средств ориентируется на определенный порядок. Пусть даже не осознаваемая в качестве таковой борьба (латентная) человеческих индивидов или типов за выживание называется отбором. Это социальный отбор, если речь идет о жизненных шансах живущих, и биологический отбор, если речь идет о шансах выживания материала наследственности.

   1. Существует целый ряд бесконечно разнообразных переходных состояний между такими полюсами, как чуждая всяких правил кровавая схватка не на жизнь, а на смерть, с одной стороны, и конвенционально упорядоченное рыцарское сражение (возглас французского герольда в битве при Фонтенуа: «Messieurs les Anglais, tirez les premiers»)109 — с другой, между борьбой за благосклонность женщины, где все средства хороши, и упорядоченным спортивным состязанием, регулируемой рыночным порядком конкуренцией за лучшие шансы при обмене, упорядоченной конкуренцией в сфере искусств или предвыборной борьбой. Понятийное обособление ненасильственной борьбы оправдывается своеобразием характерных для нее средств и спецификой ее социологических последствий (см. гл.2 и далее).

   2. Любая борьба и конкуренция, происходящие в типичной форме и в массовом масштабе, невзирая на огромное количество судьбоносных случайностей, ведет в долгосрочной перспективе к отбору тех, кто (в среднем) в большей мере обладает качествами, нужными для победы. О каких качествах идет речь — о физической мощи или о хитрости, о силе духа или о силе легких, о демагогической технике, об умении польстить начальству или массам, об оригинальности или приспособляемости, о качествах необычных или не выходящих за средний уровень, — это определяют условия борьбы и конкуренции, к числу коих, помимо всех мыслимых индивидуальных и массово встречающихся обстоятельств, относятся и порядки (традиционные, ценностно- или целерациональные), на которые ориентируется действие в ходе борьбы. Любой из них влияет на шансы социального отбора. Но не любой социальный отбор является борьбой в нашем смысле. Прежде всего, понятие социального отбора означает лишь, что определенные типы поведения и иногда отдельные личные качества пользуются предпочтением при вхождении в некоторые социальные отношения (в качестве возлюбленного, супруга, депутата, чиновника, прораба, гендиректора, успешного предпринимателя и т. д.). Ничто при этом не говорит, реализуются ли эти предпочтения в борьбе и, более того, способствуют ли они биологическому выживанию данного типа или наоборот.

Только там, где действительно имеет место конкуренция, можно говорить о борьбе. И лишь в смысле отбора борьба, как показывает весь предшествующий опыт, фактически неизбежна, и лишь в смысле биологического отбора она неизбежна принципиально. Отбор вечен потому, что нельзя придумать средства, чтобы совсем исключить его из жизни. Последовательно пацифистский порядок может регулировать орудия, цели, направления борьбы, исключая какие-то из них. Но это значит, что иные орудия борьбы, будь то материал наследственности или результаты воспитания, в ходе открытой конкуренции или, если представить себе ее устранение (возможное только в утопии), в ходе латентного отбора в борьбе за жизненные шансы либо за выживание благоприятствуют тем, в чьем распоряжении они находятся. Социальный отбор эмпирически, а биологический — принципиально ставят преграду стремлению исключить борьбу из жизни общества.

   3. От борьбы индивидов за жизненные шансы и возможность выживания, конечно, следует отличать борьбу и отбор социальных отношений. Эти понятия в данном случае можно применять только в переносном смысле. Ибо отношения существуют лишь как человеческое действие с определенным смысловым содержанием. Поэтому отбор отношений или борьба между ними означает, что определенный вид действия с течением времени вытесняется другим, будь то действие того же самого или другого человека. Это происходит по-разному. Действие может быть, во-первых, сознательно ориентировано на то, чтобы воспрепятствовать появлению или существованию конкретных или вообще определенного рода социальных отношений, т. е. действий с определенным смысловым содержанием: воспрепятствовать государству путем войны или революции, заговору — путем его кровавого подавления, конкубинату — полицейскими мерами, ростовщичеству — отказом в юридической защите или даже правовым запретом. Можно также прибегнуть к поощрению некоей другой категории отношений, что автоматически действовало бы во вред первой. Такие цели ставят перед собой как отдельные, так и коллективные индивиды. Во-вторых, невольным побочным продуктом социального действия в определяющих его разнообразных обстоятельствах может стать вытеснение, в результате чего какие-то конкретные или относящиеся к определенной категории отношения (т. е. всегда соответствующее действие) в значительной степени или даже целиком теряют возможность дальнейшего существования или возрождения. Любые естественные или культурные факторы могут способствовать смещению вероятности существования от одних видов социальных отношений к другим. В этом случае вполне можно говорить об отборе, например, в среде государств, где побеждает сильнейший, т. е. более приспособленный. Но нужно четко себе представлять, что этот так называемый отбор не имеет ничего общего с отбором человеческих типов ни в социальном, ни в биологическом смысле, и нужно каждый раз спрашивать о причине, которая вызвала перемещение шансов от одной к другой форме социального действия и социальных отношений, или взорвала какое-то отношение, или дала ему существовать наряду с остальными, а эти причины столь разнообразны, что для них не подобрать единого обозначения. При этом всегда существует опасность внесения в эмпирическое исследование неконтролируемых оценок, особенно когда начинают защищать какой-то отдельный, обусловленный чисто индивидуальными факторами и в этом смысле «случайный» успех. Последние годы дали и дают много примеров такого рода. Обусловленное конкретными причинами и в этом смысле «случайное» исчезновение какого-то (конкретного или качественно специфицированного) социального отношения само по себе не исключает его приспособленности вообще.

<<< Назад
Вперед >>>

Генерация: 1.424. Запросов К БД/Cache: 3 / 1
Вверх Вниз