Книга: Приграничные и трансграничные территории Азиатской России и сопредельных стран. Проблемы и предпосылки устойчивого развития

13.3. Демографические процессы в Бурятско-Монгольском трансграничном регионе

<<< Назад
Вперед >>>

13.3. Демографические процессы в Бурятско-Монгольском трансграничном регионе[21]

Сокращение численности населения страны, сопровождающееся его перераспределением в пользу западных регионов страны, вызывает значительный ряд проблем, связанных со снижением контроля (демографического, экономического, военного) над стратегически важными восточными приграничными регионами страны. Сокращение демографического потенциала восточных регионов РФ будет иметь долговременные как демографические, так и социально-экономические последствия. В качестве одного из главных факторов, ограничивающих экономическое развитие восточных регионов страны, в будущем рассматривается дефицит трудовых ресурсов, обусловленный негативным течением воспроизводственных и миграционных процессов.

Приграничные территории России и сопредельных азиатских государств неоднородны в демографическом отношении. При этом особенности тех или иных сторон демографического развития активно взаимодействуют, обостряя или нейтрализуя друг друга. Так, высокий уровень рождаемости омолаживает возрастную структуру населения. Интенсивный миграционный отток, «вымывая» наиболее активные возрастные группы, влияет на снижение доли молодого населения. В силу этих взаимосвязей демографические характеристики регионов объединяются не произвольно, а строго закономерно, формируя сравнительно небольшое число типичных социально-демографических ситуаций [Социально-демографическое развитие…, 1980].

Изучение особенностей развития населения приграничных и трансграничных территорий позволит осуществить типизацию и дать прогноз демографического развития той или иной территории и, кроме того, разработать на этой основе подходы к формированию территориальной социально-демографической и миграционной политики в интересах государства.

Демографические процессы в приграничных регионах рассматриваются, как правило, в контексте общей ситуации в сопредельных странах. Важным элементом анализа стало изучение положения приграничных районов в национальных социально-демографических системах на основе отклонения соответствующих показателей от среднего уровня по стране или ее крупным частям.

Анализ дифференциации демографической ситуации на Российско-Монгольской трансграничной территории (в пределах Республики Бурятии) проведен с точки зрения симметрии-асимметрии однородных показателей по обе стороны границы, отсутствия или наличия трансграничных градиентов. Бурятско-Монгольский трансграничный регион (ТГР) дальневосточного типа выделен в числе 17 трансграничных регионов Российского порубежья [Герасименко, 2005]. Автор отмечает, что части этого ТГР, объединенные ранее единой этнокультурной основой, развиваясь долгое время изолированно, подверглись значительной этнокультурной дивергенции.

Термин «асимметрия» традиционно используется для обозначения формирующихся пространственных неоднородностей, различий между территориями. Асимметрия – объективно существующая составляющая фактически всех общественных, в том числе демографических процессов; чем значительнее их масштабность и интенсивность, тем выше при прочих равных условиях асимметричность развития. Проявлениями асимметрии применительно к пространственному (территориальному) развитию выступают отклонения социально-экономических показателей конкретных территорий от некоторых средних величин, соответствующие отличия периферийных ареалов от центральных, неравномерное распределение экономических и социальных потенциалов [Климов, 2006].

Разнообразие демографических процессов, наличие разнонаправленных тенденций требуют анализа динамики с точки зрения синхронности-асинхронности изменений. Трансформация социально-экономического положения может иметь одинаковую направленность (тенденции) и скорость однородных социально-экономических процессов. Такая динамика понимается как синхронная, она способствует сглаживанию трансграничных контрастов. Напротив, неодинаковую направленность и скорость однородных социально-экономических процессов на сопредельных приграничных территориях рассматривают как асинхронную. Такая динамика способствует росту диспропорций и формированию трансграничной асимметрии. Со временем различия, контрасты отдельных однородных свойств и характеристик приграничных территорий могут либо усилиться, достигая больших величин, либо сгладиться.

Большинство исследователей рассматривают резкие диспропорции, поляризацию развития регионов применительно к конкретному государству как причину серьезных региональных кризисов, формирование зон социально-экономической отсталости, проблемных, отсталых, депрессивных регионов [Гранберг, 2000].

Однако специфические трансграничные градиенты наряду с нежелательными последствиями могут вызывать и последствия желательные для стран. Наличие трансграничных градиентов может стать предпосылкой для приграничного сотрудничества. Неравномерность в обеспеченности ресурсами (сырьевыми, топливными, трудовыми, финансовыми, инфраструктурными и др.) создает основу для обмена – через использование конкурентных преимуществ территорий по обе стороны границы. Задача государств заключается в том, чтобы своевременно обнаружить такие градиенты и направить в желаемое русло формирующийся градиентный эффект (развить или затушить) через создание соответствующих институциональных условий.

В России и большинстве ее регионов нисходящая демографическая динамика рассматривается как проявление демографического кризиса, поскольку сопровождается ухудшением качественных характеристик населения, т. е. снижением продолжительности жизни, ростом смертности и ухудшением здоровья населения, старением возрастной структуры, сокращением трудового потенциала. Системный социально-экономический кризис периода реформ 1990-х гг. стал катализатором негативных тенденций развития населения.

Приграничные с Монголией субъекты Федерации – Республика Алтай, Бурятия, Тыва, Читинская область – в демографической структуре страны занимают положение регионов, в которых относительно благополучные показатели естественного движения населения вследствие незавершенного демографического перехода сочетаются со значительным миграционным оттоком и опережающими темпами сокращения численности населения. Для процессов воспроизводства населения приграничных регионов во многом характерны те же черты, которые в целом присущи населению страны. Вместе с тем особенностью этих регионов является сочетание высокой рождаемости и низкой смертности относительно как российского уровня, так и сибирских регионов (рис. 13.13).


Рис. 13.13. Отклонение демографических показателей приграничных с Монголией регионов Российской Федерации.

Приграничные регионы представляют собой зону оттока населения, это отсталые в социально-экономическом отношении аграрные и аграрно-индустриальные регионы страны с относительно низким уровнем урбанизации.

В отличие от России демографическими особенностями Монголии, несмотря на существенное снижение рождаемости и естественного прироста, являются восходящая демографическая динамика и омоложение возрастной структуры населения. За 1992–2004 гг. численность населения в трудоспособном возрасте возросла на 34,9 % [Сактоев, Банзарагчийн, 2007]. При этом уровень неполной занятости и скрытой безработицы остается высоким. При нынешнем экономическом росте страны работой обеспечена всего лишь треть роста населения трудоспособного возраста. С началом демократических процессов и экономических реформ в Монголии, как и во многих странах бывшего социалистической системы, связано снижение рождаемости, естественного прироста и темпов роста населения.

Региональные особенности воспроизводства населения в республике заключаются в большей инерционности демографических процессов в первой половине 1990-х гг. с последующим ускорением негативных тенденций во второй половине десятилетия. С начала 1990-х гг. до 2005 г. численность населения республики сокращалась ускоренными темпами под совокупным воздействием естественной и механической убыли (табл. 13.7).

Таблица 13.7 Динамика численности населения Бурятии за 1980–2005 гг.


На протяжении 1993–2005 гг. (за исключением 1998 г.) в республике происходила депопуляция за счет превышения числа умерших над числом родившихся. В настоящее время отрицательная динамика численности и территориальные сдвиги в размещении населения Бурятии определяются, главным образом, миграционным оттоком за пределы республики и центростремительным характером внутрирегиональной миграции. Численность населения Монголии за аналогичный период, напротив, возросла на 441,4 тыс. чел., или более чем на 20 %. В последнее десятилетие прошлого столетия население Монголии возрастало в среднем на 1,3 % ежегодно, в то время как население Бурятии сокращалось на 0,1 %. С начала нового столетия средние ежегодные темпы сокращения численности Бурятии возросли до 1,1 %, а в Монголии рост населения продолжается.

Исторически демографические параметры единой этнокультурной общности трансграничной территории характеризовались относительно высокими показателями воспроизводства населения, формирующимися при определяющем влиянии традиций многодетности. Вместе с тем тенденция демографического перехода проявляется на всех иерархических уровнях и в этнокультурных сообществах. Не являются исключением в этом смысле Бурятия и Монголия. Различия касаются только периодов трансформации демографического поведения.

Общей тенденцией с 1990 по 2007 г. и в Монголии, и в Бурятии стал спад рождаемости (рис. 13.14).


Рис. 13.14. Динамика рождаемости и смертности в Монголии и Бурятии (Россия),%

Причем в Монголии он был выражен в 2 раза интенсивнее. Наиболее резкое и синхронное снижение общего коэффициента рождаемости происходило и в Монголии, и в Бурятии до 1993 г., после чего последовал кратковременный рост до 1995 г. В последующее десятилетие динамика рождаемости становится разнонаправленной: последовательное снижение в Монголии (с 21,6 до 17,8 %с) сопровождалось ростом в Бурятии с 11 до 14 %с. В последние годы рождаемость растет и в Бурятии, и в Монголии. В результате отмеченной динамики трансграничные различия в уровне рождаемости с 1990 по 2007 г. уменьшились в 3 раза. Если в 1990 г. уровень рождаемости в Монголии был выше на 16,1 %, то в 2007 г. разница составила только 5,6 %.

В отличие от динамики рождаемости динамика смертности была асинхронной. В целом за рассматриваемый период ее уровень в Бурятии возрос на 59 % (с 9,1 до 13,3 %), а в Монголии снизился на четверть (с 8,3 до 6,2 %). Результатом такой динамики стал почти девятикратный рост трансграничных различий. Рост общего коэффициента смертности в Бурятии в 1990–1994 гг. и в 1998–2005 гг. сопровождался спадом этого показателя в Монголии. В последние годы уровень смертности в Бурятии несколько снизился, но все еще остается высоким и превышает аналогичный показатель в Монголии в 2 раза.

Снижение рождаемости обусловило более чем двукратное снижение естественного прироста в Монголии (с 26,1 до 11,3 чел. на 1000 родившихся). В Бурятии превышение уровня смертности над уровнем рождаемости, начавшееся в 1993 г., определило естественную убыль населения, которая продолжалась на протяжении 13 лет. Уменьшение трансграничных различий в естественном приросте с 16,9 до 13 чел. на 1000 чел. населения свидетельствует о наметившейся тенденции сближения моделей воспроизводства населения в Монголии и Бурятии.

Приграничные территории, являясь частью страны (региона), вбирают в себя общие тенденции ее экономического и социального развития, но вместе с тем обладают особенностями в силу своеобразием своего нового положения. Численность населения приграничной территории в пределах Бурятии сократилась с 1990 по 2007 г., т. е. на 43,8 тыс. – чел. (почти на 10 %), в монгольских аймаках, напротив, за этот же период она возросла на 100,2 тыс. чел. (22 %). Приграничные с Монголией районы Бурятии представляют собой периферийную зону в региональной системе, в которой отток населения сопровождается опережающими темпами сокращения численности населения, и уменьшение его доли в населении республики. Однако в характере динамики населения приграничных районов имеются существенные территориальные различия. Так, в трех районах (Джидинском, Закаменском, Кяхтинском) сокращение населения обусловлено миграционным оттоком при сохраняющемся естественном приросте, в Тункинском районе – совокупным влиянием естественной и механической убыли, и лишь Окинский район выделяется приростом населения вследствие как естественного, так и миграционного прироста.

Приграничные аймаки Монголии занимают 194,6 тыс. км2, или 12,4 % национальной территории и концентрируют 379,1 тыс. чел. (14,4 % населения страны). В них производится более четверти ВРП страны, в том числе почти половина валового промышленного и четверть сельскохозяйственного продукта. Относительно благоприятные природные условия, наличие ряда ресурсов (земельных, угольных, полиметаллических руд), развитая транспортная инфраструктура обусловили сравнительно высокую заселенность и хозяйственную освоенность приграничной территории Монголии. Исторически это район наиболее раннего полномасштабного хозяйственного освоения по сравнению с остальной территорией страны.

Приграничные территории с обеих сторон дифференцированы по уровню освоенности территории и характеризуются разной направленностью изменений в системе расселения. В современной Монголии весьма велика и продолжает нарастать степень неоднородности внутреннего социально-экономического пространства (табл. 13.8). Расселение моноцентрично в силу резкого доминирования столицы, в которой концентрируется более половины жителей страны и производится около половины совокупного ВРП.

Таблица 13.8 Центропериферийная модель в Монголии: концентрация экономики (ВРП, %)


Удельный вес г. Улан-Батор и четырех аймаков-лидеров в ВРП страны возрос с 62,8 % в 1999 г. до 75,9 % в 2007 г. В настоящее время все аймаки-лидеры являются приграничными: Орхон, Сэлэнгэ, Хувсгел граничат с Бурятией в составе РФ и Сухэ-Батор – с КНР. Основной вектор внутренних миграций имеет центростремительный характер и направлен из западных в центральные, прежде всего в столицу и относительно экономически развитые, аймаки.

Неравномерность заселения и хозяйственной освоенности трансграничного региона территории проявляется как в резких различиях плотности населения приграничья с обеих сторон границы, так и в еще более резких различиях по этому показателю между районами и аймаками. Почти 8-кратное превышение плотности населения в монгольском приграничье объясняется концентрацией населения в городах Дархан и Эрдэнэт в результате сочетания миграционного и естественного прироста.

По плотности населения приграничные районы и аймаки существенно различаются между собой. Так, между наиболее и наименее населенными районами на российской стороне наблюдаются различия в 43 раза, на монгольской – в 82. Наиболее плотно заселенным среди приграничных аймаков является Дархан-Уул (один из самых малых по площади территории), занимающий 1,7 % приграничной территории и концентрирующий 23,6 % ее населения. На сопредельной бурятской стороне происходит уменьшение числа и людности как сел, так и городских поселений, а также средней плотности населения. В наиболее густозаселенном Кяхтинском районе на 7 % территории концентрируется почти треть населения приграничной территории Бурятии.

Воспроизводство населения в приграничных районах Бурятии сохраняет сравнительно благополучные характеристики рождаемости и естественного прироста, чем в среднем по республике. Рождаемость и естественный прирост в приграничных районах превышают средние показатели по районам республики, а смертность ниже среднего уровня (табл. 13.9). Из данных таблицы следует, что процессы спада рождаемости и естественного прироста, а также роста смертности в среднем по приграничным районам были менее интенсивными, нежели в среднем по районам республики. Если в 1990 г. уровень рождаемости по приграничным районам составлял 111 % по отношению к среднереспубликанскому уровню, то в 2005 г. соотношение составило 118 %.

Таблица 13.9 Естественное движение в приграничных районах Бурятии, на 1000 чел. населения


Иная ситуация складывается в приграничных аймаках, где рождаемость и естественный прирост ниже, а уровень смертности выше средних по стране показателей. Ухудшение параметров рождаемости естественного прироста было более интенсивным на приграничной территории, нежели в стране в целом.

Сравнительный анализ демографического и трудового потенциала приграничных районов Республики Бурятия и аймаков Монголии показал наличие существенных трансграничных градиентов в показателях воспроизводства населения. Несмотря на то, что демографический потенциал приграничных районов Бурятии характеризуется более высокими показателями по сравнению со среднереспубликанским уровнем, он значительно ниже, чем на сопредельной монгольской территории. Уровень рождаемости, смертности и естественного прироста на бурятской части трансграничного региона составляют 74 %, 215 и 18 % от соответствующих показателей на монгольской территории. Наиболее резко выражены трансграничные градиенты в уровне смертности и естественном приросте.

Асимметрия демографической динамики на приграничных территориях по обе стороны границы сопровождается сходной тенденцией и синхронностью изменений в воспроизводстве населения, которая приводит к сглаживанию трансграничных диспропорций (рис. 13.15). Вместе с тем необходимо отметить значительно более интенсивную негативную динамику рождаемости на монгольской территории, которая определяет, несмотря на спад смертности, трехкратное понижение естественного прироста.


Рис. 13.15. Естественный прирост населения на 1000 чел.

Наряду с трансграничной асимметрией демографической ситуации можно говорить о существенной неоднородности развития населения приграничных территорий по обе стороны границы. Различия в естественном приросте среди приграничных районов Бурятии колеблются от 10,7 % в Окинском (максимальный среди районов республики показатель) до 1,2 % в Кяхтинском районе). В Тункинском районе результатом естественного движения стала убыль населения. Возросшие с 1990 г. в 2 раза межрайонные различия в уровне естественного прироста, обусловленные ростом различий в уровне смертности, свидетельствуют о нарастании неоднородности демографических процессов на территории.

Для монгольской приграничной территории, в отличие от бурятской, характерно сглаживание различий в демографических показателях, т. е. усиление однородности демографических процессов.

Изменение численности населения, как правило, приводит к трансформации половозрастной структуры населения. Половая структура населения в целом по приграничной территории сбалансирована. Несмотря на происходящие изменения в возрастном составе населения в результате суженного воспроизводства населения, в приграничных районах пока сохраняется более «молодая» структура населения по сравнению с республикой в целом. В составе населения районов Бурятии в среднем 26 % составляют дети и подростки, 62 – лица трудоспособного возраста и 12 % – лица пенсионного возраста (табл. 13.10).

Таблица 13.10 Возрастной состав населения приграничных районов Республики Бурятия в 1991–2005 гг.


При этом наиболее «молодыми» являются Окинский и Джидинский районы, а наиболее высокий удельный вес лиц трудоспособного возраста и, соответственно, наименьший по рассматриваемым районам коэффициент демографической нагрузки отмечается в «старом» Кяхтинском районе. Удельный вес лиц младше трудоспособного возраста снижается при одновременном росте доли престарелых. Изменения в возрастной структуре населения районов выражаются в уменьшении числа детей и подростков, росте числа лиц трудоспособного возраста и относительной стабилизации числа пенсионеров. Снижение или стабилизация рождаемости приведут к тому, что в перспективе появится тенденция сокращения численности лиц трудоспособного возраста и старения населения.

В приграничных аймаках Монголии возрастная структура несколько моложе, чем по стране в целом. Максимальная демографическая нагрузка в аймаке Хувсгел – 65,3 иждивенца, минимальная в аймаке Дархан-Уул – 54,8 иждивенца на 100 чел. трудоспособного возраста.

Выявленная асимметрия демографических процессов в трансграничном Бурятско-Монгольском регионе связана с разновременным течением процессов демографической и социально-экономической модернизации, влиянием переходных процессов в сопредельных странах, исторически сложившейся структурой производства и расселения на приграничных территориях. В Бурятии негативные тенденции сокращения численности населения и людности сельских поселений приводят к сокращению демографического потенциала приграничных районов республики. В Монголии особенности территориальной структуры и динамики производства, заключающиеся в высокой степени концентрации населения, промышленного и сельскохозяйственного производства, определяют рост значения приграничных аймаков. Вместе с тем, основными проблемами регионального планирования являются проблемы недостаточно эффективной структуры хозяйства с преобладанием отраслей первичного сектора, продолжающаяся концентрация населения, отставание социально-экономического развития отдельных аймаков, усиление таких негативных явлений, как бедность, безработица, осложнение межрегионального обмена.

<<< Назад
Вперед >>>

Генерация: 1.392. Запросов К БД/Cache: 3 / 1
Вверх Вниз